Александр ДЮМА. «Из Парижа в Астрахань. Свежие впечатления от путешествия в Россию».

Париж-Кёльн-Берлин-Санкт-Петербург-Москва-Нижний Новгород-Казань-Астрахань., 1858-1859гг

 

    Книга складывалась во время путешествия Александра Дюма по России в 1858 – 1859 годах. Основные замечания и выводы писателя не утратили своего значения. Россия еще долго будет узнавать себя в зеркале этих очерков. (Владимир Ишечкин, перевёвший сей исторический роман).

 

  У меня в руках удивительно интересная и редчайшая книга Александра Дюма-отца, автора Монте-Кристо, Мушкетеров и еще сотен исторических романов. В ней без малого 800 страниц с чудесными новеллами, историческими анекдотами, тонко подмеченных мастером мелочей русского быта.

  В последнее время с трудом нахожу интересные книги. А чтоб ещё и зачитываться ими ночи напролет, хорошо если одна на сотню. Так вот книга, что у  меня в руках – та самая – одна на миллион.

  Почему книга оказалась такой редкой? Во-первых, в царской России она бы не прошла цензуру. Следовательно, вовремя ее не перевели на русский. В социалистической России старались выпустить побольше собраний сочинений вождей мирового пролетариата и т.п. чепуху.

  Но вот нашелся переводчик-энтузиаст. Он перевел ее, и даже смог  опубликовать эту книгу частями в ряде российских журналов. Но, шел 1991 год. Вся страна читает Арбатова, Шаламова, Платонова. То бишь утоляет 70-ти летний книжный голод. А так как Дюма есть у каждого на книжной полке, и вообще, это пройденный в школе этап, никто новой книгой не заинтересовался. А зря!! Потому что в России как было 1000 лет назад, так еще тысячу будет. Нравы не меняются. Все так же извращают историю, так же утаивают от народа правду, та же коррупция и воровство. «О Александр Сергеич, где ж Вы? У нас дороги еще те».

 

  Владимир Александрович Ишечкин учился с моими родителями в МИИТе. Выпускники 1963 года. В.Ишечкин – больше 30 лет проработал в Гудке, член союза журналистов. Чтобы его труд не пропал в суматохе лет, Владимир Александрович за свой счет издал 50 экземпляров книги «Из Парижа в Астрахань…..». Одна из них с дарственной надписью моим родителям сейчас у меня.

 

  Чтобы дать более полное представление об этом историческом романе, я процитирую несколько отрывков. Целиком же Вы можете прочесть его на прозе.ру :  http://www.proza.ru/2010/01/29/899

  Дай Бог, чтобы книга пережила не одно переиздание. Если кто заинтересовался «твердым носителем» - самой книгой, обращайтесь. Готов бескорыстно поучаствовать в выпуске дополнительного тиража. Я бы с удовольствием преподнес эту книгу нескольким читающим  друзьям. 

 

«De PARIS ; ASTRAKAN. Nouvelles impressions de voyage».par Alexandre Dumas

Bruxelles, 1858 – 1862.  Paris, 1859, 1862, 1865.

 

«Берлин

Отель  Р и м с к и й

18 июня, пятница

Месье Александру Дюма-сыну

 

        Одиннадцать с половиной вечера, и я беседую с тобой, находясь в ванной. Ты думаешь, что я в воде: нет, на матрасе; ты думаешь, что я принимаю ванну: нет, просто лежу и неплохо отдыхаю, ей-богу! Лучше, чем заведено в Германии.

        Ты видишь, что почти в 250 лье от Парижа привычки уже иные; что же будет со мной в 1000 лье от него? Но, спросишь даже ты, такой невеликий охотник до расспросов, каким являешься, почему это я, отец, в столице Пруссии улегся в ванной, а не лег в кровать. И не проси рассказать про исход дела, пока не узнаешь его сути. Дочитай это письмо до конца и увидишь, что самые простые и естественные причины могут быть чреваты весьма сложными последствиями.

 

Часом позже мы снова были в вагоне и покатили к станции Экс-ла-Шапелль. Все шло хорошо до станции Вервье, то есть до прусской границы.

Там начались наши мытарства или, скорее, мытарства Дандре. Там в дверях возникло явление, чтобы спросить наши билеты. Дандре предъявил четыре наших билета.

- С вами собаки? - спросил прусский служащий.

- Вот билеты на них, - сказал Дандре.

Служащий окинул взглядом вагон: обе собачки ничем не выдавали себя. Он посчитал, что они в боксе, и удалился.

Раздался гудок. Поехали. На станции Экс-ла-Шапелль появился другой служащий.

- Ваши билеты, - попросил он.

Билеты были предъявлены.

- Очень хорошо; с вами собаки?

- Вот билеты на них, - сказал Дандре.

Ознакомившись с ними, служащий, вне сомнений, хотел уже уйти, как его предыдущий коллега, когда Душка, понимающая, конечно, что вопрос касался ее, высунулась из шалей и кружев, где она была погребена, и зевнула перед пруссаком  нос к носу.

- С вами собаки! - повторил он почти в угрожающем тоне.

- Вы это прекрасно знаете, поскольку вот они, билеты на них.

- Да, но собаки не могут находиться в вагонах вместе с пассажирами.

- Почему?

Несомненно, что мы тотчас услыхали бы объяснение слов достойного  служащего, но раздался гудок, и поезд тронулся. Еще немного пруссак оставался висеть на подножке, остервенело повторяя предписание: «Собаки не могут ехать в тех же вагонах, что и пассажиры».

Но, наконец, наступил момент, когда, рискуя прибыть в Кельн, как ты - в Понтуаз, он вынужден был спрыгнуть.

На протяжении всего перегона наш разговор вращался вокруг одного и того же: «Почему в Пруссии собаки не могут ехать в тех же вагонах, что и пассажиры, а во Франции могут?» Никто из нас не был достаточно силен, чтобы решить этот вопрос. На первой же станции, едва мы остановились, на подножку вскочил железнодорожный служащий. У него был вид бешеного.

- Собаки! - заорал он.

Тратить время на наши персоны перестали совершенно.

- В каком смысле, собаки?

- Да, с вами собаки.

- Вот билеты на них.

- Собаки не могут ехать в тех же вагонах, что и пассажиры.

Сейчас мы все же услышим разгадку.

- А почему? - спросил Дандре.

- Потому что они могут стеснить пассажиров.

- Это не тот случай, - на великолепном немецком сказал граф, который впервые взял слово, - потому что собаки наши.

- Это ничего не значит, они могут мешать пассажирам.

- Но, - настаивал граф, - если нет других пассажиров, кроме нас?

- Они могут стеснять вас.

- Они нам не мешают.

- Такова инструкция.

- Пусть так, если есть другие пассажиры; но она ни при чем, когда вагон целиком оплачен собственниками собак.

- Такова инструкция.

- Это невозможно, чтобы инструкцию доводили до такого абсурда. Идите за начальником вокзала.

Служащий побежал за начальником вокзала. Тот появился. Усатый, с крестом и тремя медалями.

- С вами две собаки? - спросил он.

- Да.

- Нужно отдать собак, их поместят в специальный бокс.

- Но мы вас пригласили как раз потому, что хотим оставить собак при себе.

- Невозможно.

- Почему?

- Потому что собаки не должны ехать в тех же вагонах, что и пассажиры.

- Поясните.

- Они могут стеснить пассажиров.

- Но если пассажиры - мы, если собаки - наши, если вагоны нами оплачены?

- Такова инструкция. Давайте сюда собак.

Собрались уже отдать собак, как раздался гудок.

- Ладно, ладно, - раздраженно произнес начальник вокзала. - На следующей станции!

 

Но самое достойное внимания в ревальской (Таллиннской) церкви св. Николая - картина, изображающая  Бегство в Египет. Вместо традиционного осла, принятого средством передвижения, несущего на себе богородицу с Иисусом-ребенком на руках и следующего за святым Иосифом, опирающимся на посох, художник усадил все святое семейство в великолепный экипаж, запряженный четверкой коней, коими правит при помощи длинных вожжей святой Иосиф в напудренном парике, тогда как там, где дверцы, порхают ангелы, обмахивая и затеняя святых путешественников от солнца своими крыльями. Надеемся, что художник будет вознагражден не за произведение, но за свой замысел, что был, бесспорно, хорош.

 

В настоящее время американцы предлагают императору России проложить железную дорогу, которая протянулась бы от Москвы до реки Амур, и поставить пароходы, которые двинулись бы по реке Амур с выходом в Охотское море, то есть в великий Северный океан. Они не просят других концессий кроме земельной полосы на версту вправо и влево от железной дороги на всем ее протяжении, которую готовы построить. Император отклоняет предложение; неугомонные янки по-соседски продолжают беспокоить.

 

В тройку сажают трех-четырех охотников с двустволками. Тройка - любой экипаж (дрожки, кибитка, коляска или тарантас), запряженный тремя лошадьми; название идет от упряжки, а не от его формы. Из этих трех лошадей коренная всегда должна идти рысью, те же, что справа и слева от нее, - галопом; коренная идет рысью, нагнув голову, и зовется снегоедом. Боковые, на каждую из которых приходится по одной вожже, привязаны к оглобле в месте, что приходится на середину корпуса, идут галопом, отвернув головы, одна - направо, другая - налево; и называют их бешеными. Таким образом, тройка несется, закусив удила, и смотрится раскрытым веером. Правит ею кучер, в котором уверены, хотя вряд ли в мире сыщется такой кучер, на которого можно положиться. Позади веревкой или цепью, чтобы было прочнее, привязывают подсвинка. Веревка или цепь должны быть в длину не менее десятка метров. Поросенок нежится в экипаже до леса, при въезде в который решено начать охоту. Там его ссаживают, и кучер пускает коней вскачь, и они несутся, коренная - рысью, боковые [пристяжные] - галопом. Подсвинок, мало приспособленный к подобному аллюру, испускает жалобные вопли, переходящие скоро в непрерывные стенания. На эти стенания навостряет свой нос первый волк и бросается в погоню за свиньей, за ним - два, затем три волка, десять и 50 волков. Они грызутся из-за поросенка, бьются за право приблизиться к нему, стараясь достать его, один - когтями, другой - зубами. Стенания бедного животного переходят в отчаянный крик. Он будоражит волков в отдаленных лесных глубинах. Сбегаются волки с округи радиусом в три лье, и тройка оказывается преследуемой волчьим полчищем. Вот тогда-то и важно иметь хорошего кучера.

Лошади, которым волки внушают инстинктивный ужас, становятся безумными. Та, что идет рысью, рвется в галоп, а те, что идут галопом, стремятся ее искусать. В это время охотники палят без разбора: нет нужды целиться.

Свинья верещит, кони ржут, волки воюют, ружья грохочут. Этот концерт - на зависть Мефистофелю на шабаше. Тройка, охотники, свинья, волчья погоня становятся единым вихрем, уносимым ветром и вздымающим снег вокруг, и в то же время все подобно грозовой туче, мечущей в небе гром и молнии.

Пока кучер справляется с конями, мчащими напропалую, все хорошо. Но если он им больше не хозяин, если упряжка за что-нибудь цепляется, если тройка опрокидывается, то тогда все пропало. На следующий день, на послезавтра, восемь дней спустя, находят обломки экипажа, стволы ружей, обглоданные скелеты лошадей и не все, а только крупные кости кучера и охотников.

 

С деревянного моста Нева смотрится великолепной, именно отсюда она развертывается во всем своем величии. Немногие столицы сравнятся с Санкт-Петербургом, который своим видом обязан этой прекрасной реке. Усвоим хорошенько: грандиозный вид; но я не сказал, что грандиозная действительность. Мы дадим вам возможность пощупать разницу между видимостью и реальностью. Другую сторону медали являет собой, например, мостовая Санкт-Петербурга. В сравнении с ним, улицы Лиона покрыты паркетом. Представьте себе уложенный сплошь овальный булыжник - камни размером с череп патагонца, одни, и не больше головенки крохотного ребенка, другие - а поскольку он весь безнадежно расшатан, то и приплясывающие экипажи и танцующих в них пассажиров; кроме того, глубокие колейные рытвины посередине улицы, как на проселочной дороге, груды камней, которым, припасенным заранее, придет черед служить полотном мостовых; брошенные местами вдоль движения шаткие доски, что поднимаются то одним концом, как рычаг, когда наезжает колесо, то другим, когда оно съезжает; после досок - щебень с пылью на четверть версты; потом снова булыги, проселочные рытвины; еще доски и еще пыль. Такова мостовая Санкт-Петербурга.

 

Суворова, уже взвинченного своими невзгодами, еще больше ожесточил такой прием. Но, прежде всего, будучи человеком умным, он придал своему лицу ласковое выражение и прикинулся, что никак не может узнать посланца императора. А пока Кутайсов, казалось, дивился этой потере памяти:

- Простите, месье, - говорил несчастный старик, способности которого убывают. - Граф Кутайсов, граф Кутайсов... - повторял он самому себе. - Как ни стараюсь, не могу вспомнить начала вашей знаменитой фамилии. Вы, конечно, получили графский титул в результате какой-то великой военной победы?

- Я никогда не был военным, князь, - ответил экс-парикмахер.

- Да, понимаю, ваш путь лежал через дипломатию; вы были послом?

- Никогда, князь.

- Тогда - министром?

- Никогда.

- Какой же важный пост вы занимали?

- Я имел честь быть камердинером его величества.

- А! Это очень почетно, месье граф.

И он позвал звонком своего камердинера, который вошел к ним.

- Это ты, Трошка? - спросил он.

- Да, ваша светлость, - ответил тот.

- Трошка, дружок, ты подтвердишь то, что я повторяю тебе изо дня в день: ты не прав, потому что пьешь и обкрадываешь меня.

- Это правда, ваша светлость.

- Ты не желаешь меня слышать; ну хорошо, взгляни на месье…

И он пальцем показал на Кутайсова своему камердинеру.

- Месье, как и ты, был камердинером; но он никогда не пьянствовал и не воровал. Поэтому все в порядке, сегодня он – обер-шталмейстер его величества, кавалер всех орденов России и граф империи. Постарайся, дружок, последовать его примеру.

 

Здесь все не так, как у других; этим утром, около семи часов, я услышал поступь подразделения, марширующего как патруль. Вот оно вступило в спальню Муане, что расположена перед моей, и раздался шум, напоминающий грохот франко-русской войны. Муане, который, думается, проснулся, защищал, похоже, подступ к моей спальне. Но вот наступил момент, когда мне показалось, что Муане побежден и отброшен от обороняемой территории. Действительно, тот же печатный шаг приблизился к двери, моя дверь распахнулась, и я увидел группу войск из дюжины человек в красных и розовых рубахах: вооружение каждого состояло из щетки и машины для натирания воском паркета. Это были полотеры графа. Они овладели моей спальней и, все 12 разом, принялись за дело. Я сбежал на стул, подобно тому, как, спасаясь от яростных волн, забираются на скалу. Волны разыгрались так сильно, что меня бросало вместе со стулом с места на место, когда одни стоя, а другие на четвереньках натирали пол, и через пять минут паркет сверкал как зеркало. Во Франции я не выбрался бы из подобной ситуации и через час.

В многочисленности полотеров есть и преимущества, и недостатки. От мужика исходит специфический запах, известный во Франции под названием русской кожи. Мужиком ли пахнет кожа, кожа ли мужиком? Это большая и загадочная проблема, которая до сих пор не решена. Но, когда пол был натерт, в моей спальне установился в такой степени густой запах русской кожи или мужика, что я вынужден был открыть окна и жечь бюллийский уксус.

 

В Александре вмещалось столько же простоты, сколько в его отце Павле – гордыни; часто он прогуливался пешком и вместо того, чтобы требовать от женщин высаживаться из экипажа и делать реверанс на улице, позволял лишь оказывать себе знаки уважения едва ли не как простому генералу. Однажды, когда он совершал одну из своих пеших прогулок, увидев, что собирается дождь, он берет дрожки на площади и велит отвезти его к императорскому дворцу. Подъехав к дворцовым воротам, роется в кармане и обнаруживает, что без денег.

- Подожди, - говорит он извозчику, соскакивая с дрожек, - сейчас пришлю тебе плату за проезд.

- Ах, хорош! - откликается извозчик. - Еще один!

- Вот как! Еще один?

- Да, мне остается считать только так.

- Как это?

- Ох, я отлично знаю, что говорю.

- А что ты говоришь? Давай разберемся!

- Я говорю, что сколько человек я ни подвезу к богатому дому, которые сходят, мне не заплатив, столько раз я прощаюсь с заработанными 20-ю копейками.

- Вот как! Даже подвозя к дворцу императора?

- Главным образом, здесь это и повторяется; у больших господ очень слабая память.

- Тебе надлежало жаловаться, - говорит император, которого позабавил разговор, - и настаивать на аресте жуликов.

- Арестовать воров?.. Ах! Это просто, когда жулик - один из нac; как нас хватать, известно (и он показал на свою бороду). Но вы, большие господа, - другие; у вас бритые подбородки, и схватить вас невозможно! И поэтому пусть ваше превосходительство получше поищет в своих карманах или сразу мне скажет, что дожидаться вас бесполезно.

- Слушай, - говорит император, - вот моя шинель; она стоит твоих двaдцaти копеек, хотя не новая и не хороша; вернешь ее тому, кто вынесет тебе деньги.

- Хорошо, в добрый час, - соглашается извозчик, - вы поступаете благоразумно.

Через 10 минут выездной лакей вынес кучеру 100 рублей ассигнациями от императора и потребовал шинель. Император заплатил за себя и за тех, кто прибывал к нему. Бедный кучер чуть не помер со страху, вспоминая слова, что вырвались у него. Но тем сильнее была его признательность.

Сто рублей в золоченой рамке были помещены в красный угол вместе с иконами и, когда пришла пора обмена ассигнаций на серебряные рубли, кучер решил лучше лишиться этих денег, чем нести их на Монетный двор. Сегодня внук  уже видит в доме те 100 рублей, что послал его деду император Александр. Может быть, это единственные 100 рублей ассигнациями, которые остались во всей империи.


Готов к критике!
Тэги: Россия ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Vnika аватар
Vnika (Сб, 04.12.2010 - 23:35)

Честно говоря, не помяла смысла выкладывания истории в таком формате на данном сайте   Александр ДЮМА.  «Из Парижа в Астрахань. Свежие впечатления от путешествия в Россию».

Пьянова Евгения - Поппинс аватар

Спасибо за такую полезную информацию! Обязательно распечатаю и почитаю. Интересно!  Александр ДЮМА.  «Из Парижа в Астрахань. Свежие впечатления от путешествия в Россию».

borisovich аватар
borisovich (Вс, 05.12.2010 - 16:10)

Увы, увы, дорогая Vnika, видимо почти никто не понял. Заглянуло пятьдесят человек, пожало плечами и вышло ворча:

- Хм, да тут один текст.

- А я вообще если между фотками больше трех строк, просто фотки смотрю. А тут :(

- Он тут про какую-то книжку пишет. А книги - это ж каменный век.

- Тем более Дюма!!

- А ты видела какой год путешествия?

- Да он тут издевается над честными блогерами! 

- Хам. 

- У нас тут принято про свои приключения рассказывать. А не про чужие. 

- А я не поняла. Какие-то разрозненные отрывки. Это о чем?

- А при чем здесь наш сайт? Мы ж тут для общения с такими же? А не для копания в истории России.

- А при чем здесь история? Суворов? А что за Александр? Какой по счету? 

 

А теперь коротко отвечу. Извините, сами мы не местные. . .  Думали как лучше. . . Никого обидеть не хотели. . 

Просто хотелось читающей публике предложить познакомиться с великолепным путеводителем по России написанном настоящим писателем. Это такая РЕДКОСТЬ!!!! Удивительно то, что взгляд писателя на нашу Родину до сих пор свеж. Он не устарел, он актуален. Если бы нас в школе учили бы по такому учебнику истории, вряд ли бы я не вылезал из троек. 

780 страниц я проглотил за четыре дня. Мысленно с 55-летним Александром Дюма прошел, проехал, проскакал, проплыл 14000 км от Парижа до Дербента. Особенно приятно было посетить давно знакомые места: Питер, Ладогу, Вуоксу, Калязин, Углич, Петровский парк в Москве, Новодевичий, Бородино, Переславль-Залесский, Нижний Новгород. Путешествие было неторопливым, с остановками, чаепитием, разговорами об истории. Вспоминали старые анекдоты, листали архивы современников. Я простился с А.Дюма, покидающем калмыцкие степи и направляющимся в Дербент. Я с удовольствием бы продолжил наш совместный путь, но увы, следующей книги у меня нет. Она так же является библиографической редкостью. Русский перевод книги Дюма "Кавказ" издавался два раза. Один в 1861г. в Тифлисе. Второй там же в 1988г.

 

Сообщение отредактировано 05.12.2010 - 17:12
Пьянова Евгения - Поппинс аватар

Андрей,  Вас же так зовут?  По крайней мере до одного человека, т.е. до меня...нет, до двух: ещё до моей мамы Вы это донесли.  Значит, не зря делились.  СПАСИБО! Когда прочту - напишу о впечатлениях. 

finikova аватар
finikova (Вс, 05.12.2010 - 23:20)

Борисыч, всего 50 просмотров, а вы уже встали в позу и сочиняете какие-то вымученные диалоги в коментах.  Это надо сказать спасибо, что хоть два человека отозвалось. Обычно на копирование никто не отзывается.

 

Скажите лучше, где найти Марка Твена  Кругосветное путешествие. Не могу найти в электронных библиотеках и в магазинах книжных тоже. Читала в далеком детстве, но помню, что именно это и есть чудесная история о путешествии

borisovich аватар
borisovich (Пнд, 06.12.2010 - 13:57)

- Кого бы зацепить, - подумала она.

 

- Где найти Марка Твена не знаю, но есть славянский шкаф. :)

 

Улыбайтесь почаще, и люди к Вам потянутся.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...