армения. второй заезд

Россия - Грузия - Армения, август 2012

 

В этом году поехали в Армению на машине. Муж так настоял – и дешевле, и дорога живописнее. Выехали 7 августа из Чебоксар в 12 дня. Дорога уже знакомая – так мы ездили на море, маршрут Ульяновск- Сызрань – Саратов – Волгоград. Дальше пробили по интернету и сравнили с информацией от знакомых, которые уже таким же образом ездили. После Волгограда – Элиста – Буденновск – Зеленокумск – Георгиевск – Прохладный – Майский – Владикавказ – Верхний Ларс – Тбилиси – Марнеули – Садахло – Ванадзор. Оборудование – видеорегистратор, антирадар, навигатор. Машина – Мицубиси Лансер, коробка- автомат, нас трое: я, муж – этнический армянин, ребенок. Итак, дорога знакомая до Волгограда, но в этом году более загруженная: народ едет на море, попадаются фуры в обоих направлениях.

Мой отзыв будет с уклоном в бытовую сторону, так как, собираясь в дорогу, я обязательно просматриваю отзывы тех, кто уже побывал в этих местах. Мне в них не хватает именно бытовой информации и мнения обычных людей. При этом я не представляю себе жизни без истории. Но неужели в отчете стоит упоминать, что Армения – первое в мире христианское государство, что через 30 лет после нее христианской стала Византия, а через 40 – Грузия. Неужели есть еще кто-то, кто не знает, что Арарат – неармянское название горы, что Араратов – два: Большой – Масис и Малый – Сис? Рассказывать в отчете историю возникновения храма Гарни и подробно описывать летнюю резиденцию царей Прошянов – Гегард – для этого есть прекрасные книги, специальные сайты, эта информация не несет в себе «печати субъективности», а мне интересно именно личное мнение тех, кто побывал в интересных местах. Начинаю рассматривать мое путешествие с исторической точки – и боюсь задеть чьи-либо чувства. Вот, например, Арарат – его географические координаты не меняются, но исторически эта гора находилась то в Хайастане, то (после русско-турецкой войны) на территории Российской империи, а сегодня – в Турции. Я всегда слишком хорошо думаю о людях и мне кажется, что это общеизвестный факт, что Наири, Ахтамар, Аршак Второй и Тигран Великий – это не только марки коньяков, но и  название древнеармянской страны, имя девушки из красивой легенды о любви, памятник о которой опять-таки находится в Турции, имена царей, из которых один сумел сохранить независимость Армении от Парфии, а во времена правления другого Великая Армения простиралась от моря до моря. Моя настольная книга еще со школьных времен – «Сказание о Сасунских богатырях», поэтому в своем отчете я не буду перемежать мое личное мнение с историческими фактами и параллелями. Кому-то нравится бесконечно смотреть глупые шоу Малахова – Малышевой, а я люблю просто читать книги по истории. Если есть кто-то, кто не знает общеизвестного - можно поздравить Фурсенко.

В любую страну я приезжаю по принципу «В Риме живи, как римлянин», то есть не нарушай законы и обычаи страны, в которой ты – гость, даже если народ этой страны говорит тебе, что «это твой дом» - а в Армении гостей встречают именно так. Не представляю себе, как можно не выучить хотя бы несколько простых слов и предложений на языке страны, в которой предстоит побывать. У меня было желание научиться читать по-армянски, никто меня не учил – я научилась сама с помощью обычного букваря советских времен – и армянам очень нравится, что я могу читать на их языке, понимаю их речь, могу вставить несколько наиболее употребительных слов. Однако, опыт показывает, что невозможно понравиться всем – ну, нет так нет, проживем и так.

В первый день не доехали до Саратова 6 км, остановились в мотеле «Маг», владельцами оказались армяне из Карабаха, поэтому очень черные. За комнатку с двумя кроватями, туалетом и душем, полотенцами отдали полторы тысячи плюс 100 рублей за стоянку. Никаких денег не жалко, чтобы отдохнуть с дороги в нормальных условиях. Для меня главное было, чтобы муж отдохнул, так как путь нам предстоял напряженный и горный. По дороге еще в Чувашии к нам в салон залетели две мухи, которых сын окрестил  Гена и Вован. Вован остался в мотеле, а Гена поехал с нами дальше (преодолел все таможни без документов, вернулся обратно и вылетел из окна где-то в Батырево, наверное, был этническим грузином, слетал на родину, посмотрел и вернулся в Чувашию). Встали в 6 утра, заправили термос кипятком – 10 рублей – и поехали на Волгоград.

 По трассе везде продают арбузы и дыни, в былые годы их не было, так как мы ездили в июле, следовательно, раньше августа арбузы вообще покупать не стоит. Цена – у нас на рынке дешевле. В каком-то селе остановились и купили в подарок бутыли со сгущенкой – она оказалась сделана в Марийской республике, это рядом с нами, и стоит соответственно дороже, чем у нас. Еще взяли персики – 150 рублей, ежевику – 100 рублей, безвкусная (по сравнению с нашей, а про грузинскую и говорить нечего).

Далее Волгоград. Вот который раз проезжаем его – и ни разу не заезжали на Монумент, только видели его с дороги. В этот раз заехали не по навигатору, а по указателю – и попали прямо в город. Это мы сделали зря – город очень вытянутый, одни пробки, было часов 12 дня, причем стиль вождения здесь на грани бестолкового, а про дороги неохота вспоминать – как после бомбежки, даже у нас в Чебоксарах нет таких ям. Прямо по ходу пришлось набивать маршрут на Элисту – выехали, потратили на город почти час. После Волгограда дорога для нас незнакомая. По местному радио услышали про случаи заболевания нильской лихорадкой и даже летальные исходы – очень удивились, стало жутко. Температура плюс 37, кондиционер не дал это почувствовать, но внизу ногам стало жарко от разогретого асфальта. Началась типичная степь, которая сменилась пустой калмыцкой степью глиняно-кирпичного цвета с шариками полыни и следами от пересохших озер и рек. Непривычное зрелище начинается сразу после Волгограда – мусульманские селения, где вывески на азербайджанском языке, названия кафе – «Дагестан 05», «Махачкала», «Избербаш», «Мадина», ночлег у тети с муслимскими именами, мясо халял, белиш. Здесь чисто мусульманский анклав внутри русской области, на фоне азерских букв фуры с дагестанскими номерами, женщины в национальных одеждах, зеленый цвет крыш. Ощущение себя – чужаком на собственной земле, к этому примешивается чувство тревоги и опасности.

 От Волгограда до Элисты 300 км, необходимо заправиться заранее, так как на протяжении ста километров нет ни одной заправки, ничего вообще – только голая ровная степь. Ближе к Калмыкии попались какие-то озера, около них даже люди. Встретились стада коров – и что они только здесь едят и особенно пьют, видимо, поэтому коровы были без титек.  Все-таки пришлось заехать на заправку – вышли из машины, в лицо попали клубы горячего воздуха, принесенного горячим же ветром, характерный горький полынный запах. В Элисту и из Элисты выбирались по навигатору, набили Прохладный. В городе поразил частный сектор – добротные кирпичные дома с крышами пагодного типа. Кругом одни калмыки и калмычки с характерными антропологическими признаками (это всего лишь факт, а не оценка, народ с готовностью объясняет дорогу, то есть добродушный).

До въезда в Ставропольской край не больше 100 км. Такая же пустынная дорога по степи со стадами коров. Остановил выездной рейд ГИБДД на машине – муж вышел, показал документы. Стали впаривать обгон Камаза в поле действия знака «обгон запрещен». На видеорегистраторе никакого знака не заметили, но разве вообще их волнует наш видеорегистратор. Все это копошение продолжалось полчаса под пеклом в 50 градусов, кондиционер включили больше, чем наполовину, солнце там отвесное, а я всегда переживаю – вдруг что-нибудь сломается в машине. В-общем, поехали дальше, уже в пути муж рассказал, что калмык-гаишник с ним разговаривал по-армянски: «Инчка чка пох тур» / Давай деньги. Также по-армянски спросил, где он работает. Первоначальная сумма была названа в 2000 рублей. Муж сказал, что таких денег не даст, если хочет – пусть заберет права, он и со временкой поедет. А цена тебе красная – 500 рублей, хочешь – бери, не хочешь – забирай права и пиши протокол. Кто бы сомневался, что их и не волновал никакой обгон – а 500 рублей дали, так как были только 500ные купюры. После этого я положила в его сумку стольники. Однако, калмык, говорящий по-армянски….

После степи вдруг из ниоткуда появляется что-то типа развилки с указателем на Дивное и Прохладный. И навигатор совпадает с указателем на Прохладный. Это уже Ставрополье, но никаких указателей границы нет. Сразу становится видна перемена климата – появляются деревья, следы собранного урожая с полей. И откуда в этой одинаковой по широте местности такой бесплодный кусок, как Калмыкия? Постепенно деревьев по обочинам становится больше, но появляется и беспокойство, тревога – вспоминаются события в Буденновске, через который нам так же ехать. По трассе можно ехать фурами с оружием, танками, пушками – чем угодно – полное безлюдье, нет даже постов ДПС, которые мы до этого проезжали без всякого удовольствия. Доезжаем до Буденновска – обычный мелкий городок, много частного сектора. Сразу бросается в глаза разница с соседним Краснодаром – Ставрополь по сравнению с ним гораздо беднее. Заправились, дальше держали на Зеленокумск и Георгиевск. Стало темнеть – а темнеет здесь быстро, сразу и очень. Подумали об остановке – впереди самая трудная горная часть маршрута. Точнее, об остановке думала я – это я переживаю за мужа, чтобы у него была свежая голова, а он говорит, что может еще и до Армении так доехать. Удивило отсутствие по трассе всего – мотелей, забегаловок для еды, просто заправок, впечатление такое, что все Ставрополье живет в тревожном ожидании очередного набега чеченцев и поэтому никаких услуг проезжим не оказывает. Прямо чувствуется их настрой: нам трудно, но мы живем. Сам народ очень приветливый, добродушный.

В Георгиевске порасспрашивали местных насчет гостиницы – остановились в «Юбилейной». Стоянка охраняемая запирается на ворота с охранником-дедушкой – 100 рублей, нам трехместный номер по 550 рублей с человека. В номере – старый советский холодильник, телевизор цветной, раковина с холодной водой, стаканы-полотенца-шкаф, туалет на этаже – обшарпанный и старый, как и стены всей гостиницы, ну да нам только поспать и умыться. В цену входит и завтрак, но мы утром встали в 4 утра. Дедушка на стоянке сначала спросил – кто такие, зачем, только потом открыл ворота. На этой же стоянке ночевали в двух джипах БМВ грузины из Марийской республики, они обогнали нас по дороге. Видимо, сэкономленные на ночлеге деньги они отдают гаишникам. Сказали, что дальше вместе поедем. Оказалось, на ночь они не выключили фары и у них элементарно сел аккумулятор – естественно, муж пошел им помогать (к слову, это еще только начало моих открытий относительно говорливости кавказцев – что было дома!!!!). Стоило вставать в 4 утра, чтобы в 6 выехать из города.

Как-то незаметно въехали в Кабарду – вроде были бетонные буквы на дороге и флаг – естественно, с зеленым цветом – наверху. Едем, все спокойно. По дорогам много ореховых деревьев. Воздух свежий и прохладный – сказывается близость гор, даже сыроватый. Проехали сам город Прохладный – население его в основном русское. Дорога по Кабарде – 80-100 км, я уже обрадовалась, что выехали из мусульмании. Въезжаем в Майский – пост называется Джулам или Джулаб, сам скворечник с лестницей, типа в два этажа, все обложено мешками с песком. Останавливает нас красномордый русский детина с автоматом, на котором он держит свои  руки. Просит документы, открыть багажник. И тут начало того, о чем пишет весь интернет, и о чем я тоже читала. Зря радовалась. Открываем, подходит другой представитель – по лицу кабардинец, его внимание привлекает водка – 8 бутылок в подарок в Армению: «А на водку разрешение у вас есть?» Мне сразу вспоминаются строки Пушкина из его «Путешествия в Арзрум», когда азиатского вида досмотрщик попросил у него подорожную, Пушкин протянул ему измаранный листок «Послания к калмычке», которое азиат держал с важным видом вверх ногами и сделал вид, что читает. То есть бараны считают баранами всех остальных. Муж ему прямо и нагло: «А тебе кажется, что моя машина – это фура, что ли?»  Далее: что в канистре, спирт? В канистре вода – помыть руки в дороге, но, видимо, в Кабарде моют руки только перед намазом, а так как мы намаз не совершаем – они думают, что вода нам не нужна. Пройдемте с нами. Муж идет в скворечник. Здоровый русский остается на дороге – это его бизнес. Начинает скучать. Говорит мне: «А что вы машину не заглушили?» – «Да не я ведь за рулем,» – «Так вы поверните ключик, а то мы устали уже тут целый день этими х*азами дышать», – «Х*азами?» – «Ну мы так разговариваем здесь. Кофе хотите?» – Какой? – Растворимый. – Нет, это не кофе.  – А со сливками три в одном? – Нет, спасибо. – Я бы тоже попил зерновой, но варить негде и некогда. Ах ты, бедный, заработался здесь, надышался выхлопов, даже кофе тебе негде сварить. Ну так поменяй место работы – че не идешь в поле (это я так думаю про себя, еле слышно говорю ребенку).

 Между тем муж выходит, сообщает, что сейчас составят протокол и отберут права – впаивают выезд на встречную. При этом ничего не показывают. Муж им так и сказал: давай, составляй протокол, ты мне только лучше сделаешь, я со временкой поеду, меня больше нигде останавливать не буду. Начинается игра на нервах, а попросту – задержка: как ты на родину поедешь без прав, через таможню не пропустят – это мое дело, не твое, не пропустят, я развернусь и обратно поеду. Заходит заново узнать, скоро ли составят протокол. Там оказывается, что неправильно начали его писать – один лист убирается, берется другой, начинается новой написание. В это время  - а муж наверху – из скворечника выходит один в форме, зовет другого и говорит ему, чтобы позвал двух понятых. Мои нервы сдают: сразу вспоминаю, как в Казани мужику  разнесли 7опу бутылкой до смерти, мне представляется, что сейчас мужу заломят руки, впаяют нападение на сотрудников, подкинут наркотики, а мы с ребенком останемся одни среди этих потомков пастухов и воров с крупной суммой денег и машиной. Я звоню мужу на сотовый, он спускается, говорю ему – дай им. Он уходит, возвращается с документами.

Едем дальше. Он им просто сказал: «Ну что, долго так будем мозги друг другу хребать. На тебе 500». – «Ладно-ладно, бери свои документы и уезжай». Вот цена их знанию нарушений правил ДД. Пока мы стояли и ждали – пострадалец от газов останавливал все неместные машины – в основном из Осетии 15 и Ставрополья 26. Муж сказал, что они просто заходили в скворечник, кидали на стол пятисотку и уходили. А один водитель Газели, когда его остановили, просто сказал: «Начальник, я сегодня пустой», - и поехал дальше.

 Напираемся еще на один пост в какой-то деревне: Куда едете – Гуляем по Кавказу, - А все-таки, если не секрет – Не секрет, в Армению, на родину. - Откройте багажник, что это водка? А что, там нет водки? – Такой, наверное, нет. – Счастливого пути. Надо же, не раскрутил, еще и сказал, что дальше появится место, где можно поесть (время 8 часов, есть становится охота). Видимо, честный. Кстати, тоже кабардинец. Видели какие-то кафе – но где в них те, кто работают – так и не поняли. Нам что, заходить в их духан и искать их, отрывать их от их сна? Да на фиг надо.

Из всей дороги по Кабарде километров 40 – щебенка, мел стоит в воздухе, задраили окна и включили кондей. А ведь стоят знаки – ведутся дорожный работы, бригада номер и т.д. Брехня – на бумаге, наверное, здесь и ремонт уже сделали, и дорога вся асфальтовая, а кому не нравится – не ездите. Видимо, так думают Арсен Каноков и вся его компания. Мое мнение: и  что их Сталин всех не выслал вместе с черкесами.

Дальше Эльхотово – с этим названием связано очень много историй. Никаких постов, уже обрадовались, что выехали. Как вдруг из припаркованной на обочине машины прямо к нам под колеса выбегает характерная черная морда, при этом возмущенно машет аж двумя руками, в которых – ни в одной – нет заветной палки в полоску. Предварительно этими руками он подтянул штаны, чтобы не дали запутаться ногам. Что он там делал в машине, что даже палку не успел схватить? И оранье: «Стой, Стой». Ну, встали. Муж выходит, ничего не понимая, но ко всему готовый. Это было похоже на взывание к совести нерадивого двоечника: «Это что за знак, а, уважаемый?» – Таким тоном, интонацией и на таких высотах разговаривают папы с провинившимися сыновьями. Казалось, кабардинец лопнет от возмущения – ну как это так, что водитель посмел нарушить?  Никакого знака в поле зрения, кроме предупреждения о видеофиксации, не наблюдалось. Предыдущий знак – обгон запрещен – но перед нами некого было обгонять. Короче, пошли в машину. Там дело повернулось своей главной стороной: «Ну что, Артур, давай ближе к делу. Ты нарушил – давай рубль (1000)». – «Я ничего не нарушал. Хочешь, составляй протокол, а не хочешь – вот тебе 200 рублей. И это бы не дал, да задерживаться не хочу. Хочешь – права бери, хочешь – 200 рублей». После взятки машина с места скрылась – видимо, доделывать то, из-за чего он не успел схватить палку, а именно – чесать свою лопу. Проехали и Эльхотово – это мусульманское село в Осетии. По пути попалась колонна из военных «Уралов», все из 21го региона – помахали им руками и посигналили, приятно за 2000 километров видеть своих.

Дальше путь на Владикавказ – в городе ведутся стройки, сам город довольно-таки в цветах, машин не очень много. Поражает частный сектор – двухэтажные большие дома из красного кирпича, кирпичные высокие заборы, металлические ворота с узорами, кое-где ворота открыты и видны дворы, уложенные плиткой, во дворах - иномарки. Подобные дома я видела в Краснодарском крае – в Анапе, Супсехе. И они вопят по ТВ, что им мало денег, что их школу в Беслане расстреляли, что у них безработица? Да этих чеченов пропустили свои же – отцы-братья-дяди – расстрелянных детей, которым заплати – и они на все закроют глаза. Это кощунство с моей стороны, это нельзя, это неправильно? А я не хочу в этом разбираться и мне даже не наплевать на их мнение. Да, прав был Сталин – не хочешь работать, так я тебя отправлю туда, где без работы ты сдохнешь. И ничего, сели в теплушки и поехали. На Кавказе понимают только деньги и силу, но за деньги не уважают, а за силу – да. И чем строже Россия с ними – тем они покладистей. И ничего с ними не случится. Вы слышали когда-нибудь про кавказца-хлебороба, швею, ткача, просто рабочего? А про черные дыры? Про бюджетные вливания всем этим чечням-ингушетиям-карачаям-черкесиям-кабардам-осетиям? И ни при чем здесь, что осетины – христиане. Они такие же христиане, как и мусульмане… В общем, во Владикавказе уже видны горы. Попадаются машины из Южной Осетии с буквами SOR и своим флагом.

 После Владикавказа попались названия – Мичурино, муж пошутил, что здесь рядом теща на даче работает, у нас дача в Мичуринце, какая-то станица на А… с более-менее русским названием. Там мы зашли в магазин – продавщица на удивление болтливая: откуда мы, куда, как вам у нас, не думайте плохо про наших ментов, еще бы, вы с неместными номерами, у нас не все такие. Взяли пахлаву – уверяла, что домашняя, на грецком орехе, здесь в каждом дворе растет орех (в Армении ни свекровь, ни сестра мужа ореха в ней не признали), домашний сыр, какие-то колбаски в упаковке. Цены ниже чебоксарских, но по их меркам мы взяли самое дорогое.  

Приближаемся к Верхнему Ларсу, въезжаем в Дарьяльское ущелье. В интернете все о нем прочитала и представляла страшной дорогой с нависающими сверху скалами и обрывом слева, за которым шумит Терек. В действительности все не так страшно: дорога идет вниз под уклон, разметка есть на две полосы, по краю – столбики ограды, видимо, со времен прохождения здесь Пушкина дорогу все-таки отстроили и расширили, обезопасили силами коммунистов.  Проехали место «Пронеси, господи» - действительно, дорога как бы вбита в скалу, а верхушка ее надвисает над проезжающей машиной. Пронесло, спасибо, господи. Я уже мысленно себя настроила, что не стану слишком восхищаться, чтобы не сглазить удачу на дороге. Но чувство восхищения все-таки перебарывает, смотрю, верчу головой влево – внизу обрыв, вправо – отвесные скалы с острыми или пологими вершинами, все покрыто лесом. Скалы как бы вырастают одна из другой, их видно впереди, они расступаются, чтобы нас пропустить. Но такой тесноты, как описывал Пушкин, не наблюдается. Терек течет по достаточно широкой долине между скалами.

 Въезжаем в Чми – вид у этого села неказистый, интересно, есть ли здесь газ? Здесь нас ждало заключительное действо из представления «Дай деньги». Слева вылезает белая рубашка в фуражке, машет палкой. Останавливаем, муж привычно выходит. Слышу: «Иди, дорогой, мы с тобой поговорим». Обрывочно слышу несколько слов, потом муж со смехом на лице открывает дверь, достает сумку с деньгами, садится и не может сдержаться от смеха: «Никогда еще такого не видел. Даже удивительно. Говорит, ты перед таможней на знак не смотри, посередине езжай, если направо возьмешь – оштрафуют, это для фур. Езжай посередине. – Понял. – Ну что, Артур, разве за такую информацию хоть 100 рублей не дашь?» Дал. Встаем в очередь на таможню. Сам КПП еще не виден, встали намертво. Вокруг скалы, слева Терек. Вот догадайтесь, как людям с дороги стоять в очереди часа 2 как минимум, если вокруг ни одного туалета, пусть даже скворечного типа, а в туалет надо? Конечно, спасают лежащие слева камни – за ними можно спрятаться.

Берег Терека, который здесь не очень быстрый – так, обычная речка – завален следами людей, а также всевозможными бумажками-целлофанчиками и прокладками. Справа от дороги не пройти – дорога упирается в отвесные скалы. Мы тоже прошли по направлению к реке, потрогали воду – обычная холодная вода. Удивительно свежо, ветерок туда-сюда, неужели где-то есть бесплодная Калмыкия? Часа два стояли, медленно продвигаясь к знакам. Никаких знаков не оказалось. Более того, там просто невозможно заехать не туда, сама очередь из машин направляет, а справа все занято фурами. Развеваются флаги – России, Осетии и таможни. Знаки над въездами символизируют тип транспорта – или легковая, или фура. Нас останавливают еще до въезда под навес, просят вытащить сумки и пройти с вещами под крышу, где есть даже скамейки (туалета - нет). Тащимся, садимся. Муж остается сзади в машине.

 Перед нами проезжают даже те машины, что были после нас – а его все нет. Перед нами люди вытаскивают свои вещи из машин, таможенник в черном заглядывает во все двери, они загружаются и едут дальше 3 метра на паспортный контроль. Звонит муж – ему нужен паспорт, а он у меня. Отдаю ему паспорт и жду дальше. Опять меня начинает все бесить: в который раз ругаю себя, что согласилась ехать на машине, обещаю, что больше никуда с ним вместе не поеду. Наконец, подъезжает. Это он был на рентгене машины, а там нужен был и паспорт, который он предусмотрительно по-кавказски отдал жене – это же не его головная боль. Таможенник просит открыть все двери, заглядывает в них, в очередной раз вопрос при канистру – господи, ну конечно, семье с ребенком в дороге 3 дня только и дела, что спирт глушить, да и вообще – по закону из России вывозить можно все в неограниченном объеме, а у нас наркотиков, оружия и музейных ценностей нет. Ну ладно, идем дальше в будку паспортного контроля. Вот не понять этих осетинов (на таможне в основном они): орут нам - сидите в машине, мы сидим, потом из будки высовывается  работник и: «Я вот сейчас закроюсь на пересменку и уйду, пока вы там сидите». Выпрыгиваем, даем паспорта. Шлепают печати.

Метров через 10 опять останавливает таможенник и просит паспорта, «если они у нас есть» – «А как же мы тогда сюда доехали, дорогой?»– «На честном слове, только на честном слове». Блестящий ответ, если бы вы еще знали, что это честное слово крепче ваших печатей. Все, в этой стороне потрясающий свежий ветер. Километра три до грузинского КПП. Въезжаем в тоннель – осторожно, так как я читала о ямах в нем. Эта территория ничья и кто смотрит за состоянием тоннеля после коммунистов – никто? Встаем в очередь в Грузию. Уже видны флаги – грузинский с крестами и евросоюзовский со звездами. Машин 5 до нас – проходит таможенник и просит всех выйти из машины и пройти внутрь здания, чтобы дело пошло быстрее, а то очень много машин.

Выходим. Перед нами одна женщина кавказского вида в платке и длинной одежде высказывает недовольство, что надо выходить. Таможенник взрывается, говорит, что это для нас же делается, чтобы в очереди долго не стоять. Потом говорит ей: садитесь обратно в машину. В общем, не дал ей пройти,  но она сама напоролась. Заходим в здание, встаем в одну из двух очередей. Внутри пункт обмена валют и какие-то тексты на стенах, но все написано буквами, похожими на изрыгнутые макароны. К тому же я без очков – не разбираю ничего, наверное, есть что-то по-английски. Туалета так же нет. Вот носите все свое с собой (а это 4 +2 +1 час + волнение). Все, как пишут в интернете: даешь паспорт, смотришь в камеру, шлеп в паспорт – проходи. К некоторым вопросы – где прописаны. Еще больше удивилась, когда некоторым стоящим передо мной людям после фотографирования на камеру было предложено пройти с ними – как оказалось, к выходу, там они сидели и что-то писали на длинных листах, к которым были прикреплены какие-то красные серпантинные ленты. Так же случилось и со стоящим передо мной дядькой: где прописаны – Ростовская область – таможенник куда-то ушел, оставил там дядькин паспорт, а на выходе мы его видели уже что-то пишущим.

С нами все просто: Алик, смотри сюда ,печать в паспорт, потом я, печать в паспорт. Выходим, ждем мужа на машине. Все заняло 45 минут, все спокойно, порядочно и чувствуется дыхание строгого закона: паспорт пролистали от и до, вдруг там штамп Южной Осетии. Прошли все эти страшные мысли, что мне устроят допрос, считаю ли я Абхазию частью Грузии или самостоятельным государством и вообще – я с русской фамилией в Грузии… Выехали из Кпп. Едем, начинается Степанцминда и Крестовый перевал. Жадно смотрим – там Казбек,  но небо затянуто облаками, Казбека не видно вообще. Тепло, свежо, одуряющий ветер. Кто еще может похвастаться из родственников и одноклассников, что у него туалет был на берегу Терека под его рев и вид кипящей от скорости воды (попробуй упади туда – умрешь или от скорости, или от холода). Но и здесь уже побывали армяне-грузины. Наверное, и азеры тоже, на таможне были и их машины.

Самая сложная часть - Крестовый перевал – начинается хорошим асфальтом. Муж хвалит: молодец Саакашвили, такую дорогу построил. Однако потом вдруг резкий переход на мелово-щебеночное покрытие с ямами и кучами камня. Так продолжается километров 40, ну 30 точно. Едем на скорости 20-30 км, окна задраили, включили кондишн. Уже не хвалит: вот Саакашвили баран. Подъем-поворот-подъем-поворот, спуск-поворот, и так бесчисленное количество раз. Сначала видна гора высотой два км, потом эта гора уже внизу, а слева обрыв в эти же 2 км или сколько их там. По пути нас обгоняет высокий туравтобус из Армении – господи, люди, которые умеют ездить по ТАКИМ дорогам, заслуживают, чтобы перед ними сняли шляпу. По этой же щебенке вдруг начинаются ремонтные работы – на пути тяжелая техника, рабочие, кажется, их нисколько не смущает узость маневра и обрывы с серпантином. Верхушки гор здесь – альпийские травы и цветы, деревьев нет, о воздухе судить не могу. В теснинах кое-где лежит снег. По травяным склонам рассыпаны стада коров и, наверное, баранов.

Подъем-поворот круто на 180, опять подъем, спуск, все это бесконечно. Для фур на поворотах стоят зеркала. Как ездят здесь фуры с прицепом? (Их много, в основном с армянскими номерами, есть фуры из Турции и Украины). А как вообще здесь ездят зимой? Наверное, если дома сидит голодная семья, научишься ездить по таким дорогам. Проехали желтый нарзанный водопад, выходить не стали. Далее стали попадаться селения на –ри,  или –ни. Новые альпийские домики для туристов. Но чувствуется, что пусто.  Долины и горы начинают зеленеть, появляются деревья, горы уплощаются и теряют в высоте, однако повороты и спуски-подъемы остаются.  Останавливаемся в высокогорном ресторанчике поесть. Лари у нас нет. Спрашиваем у женщины лет 45 – принимают ли рубли. Она из СССР и поэтому говорит по-русски, принимают рубли, 1 лари здесь 25 рублей. Меню на грузинском, русском и английском. Садимся, лично я хочу горячий суп. Она нам советует чашушели, берем на всех + три бутылки воды «Набегдали», мне бокал саперави граммов 200 и хлеб. Пока готовят – фоткаемся на фоне гор, грузинской церкви, горы здесь уже зеленые. Наша машина вся в белом слое мела. Ресторан по виду очень горный – стены и колонны сделаны из местных больших камней, сцементированных вместе, очень этнический вид, полки и столы из дерева, на них что-то местное – пушки, кувшинчики. Добротный евротуалет с водой и унитазом, даже мыло есть – это на высоте 2000, как сюда идет вода? За соседним столом жуют черные карабахские армяне, говорят по-русски. На стене – плазменная панель, показывают какое-то шоу, которых полно в России – грузин что-то весело говорит и впрыгивает в расписанные цветами огромные трусы под смех публики. Не думала, что такой тупизм возможен на Кавказе. Приносят в чугунных широких чашах чашушели – в подливке из овощей куски говядины, граммов 300-400 на каждого. За все заплатили 700 рублей.

Про грузинскую кухню уже много сказано, поэтому я обойдусь простым словом – это вкусно, так, что на тарелке ничего не остается. Мне большой бокал холодного саперави – неплохо, но от грузинского вина, да еще в Грузии я ожидала большего (лучшее вино моей жизни – «Киндзмараули», но когда это было…). Зашли грузинские дети и сели за стол – видимо, их родители здесь работают. При выходе сказала всем «маглобд», а они мне, видимо, пожалуйста по-грузински. Дети добавили «бай» - они уже не из Союза и о русском никакого представления. Поели-попили и едем дальше. Проезжаем водохранилище изумрудного цвета на фоне травяных гор. Останавливаемся посмотреть папахи у грузинок – они тоже берут рубли, но мужу не нравится выделка папах, шкуру просто сняли с барана и сшили шапку, даже запах остался. По дороге много коров – они с умными мордами стоят – лежат – отдыхают прямо на дороге. Умными потому, что знают, что никто их на дороге не собьет. Сигналим им, чтобы дали проехать.

 Грузинские деревни на вид бедные, но побогаче армянских – наверное, от обилия растительности. Дома неказистые, на втором этаже обязательная веранда под крышей. Видны остовы каких-то зданий – одни стены, без крыш. Интересно, здесь есть газ или как? Подъезжаем к Тбилиси – дальше нам на Марнеули, но указатели показывают только улицы и районы города. Сразу меняется воздух – здесь он горячий, удивительно мало народа на улице, машины есть – в основном иномарки, но это далеко не Москва. Пробок нет, но чувствуется особый смело- свободный стиль вождения. За время проезда по городу – а это минут 40 – увидела за рулем двух женщин, это прогресс по сравнению с Арменией.  Есть – и по дороге, и в городе – заправки Лукойл, много азерских заправок SOCAR, бензин больше 50 рублей. Проехали знаменитую стену над Курой с церковью и домами прямо в стене – кажется, Мтацминда.

По дороге останавливались, спрашивали дорогу на таможню – удивительно, но по-русски говорят все, к кому мы обращались, объясняют. Повезло – встретили армянскую машину, посигналили ей, объяснили, в чем дело, дальше ехали за ними. Потом армянам надо было останавливаться в городе, но дорогу они нам указали. Навигатор ни в Грузии, ни в Армении не действует – это объясняется военной безопасностью. Круговое движение – там указатель на Садахло, это название КПП. Едем туда через деревни Марнеули и Муганло. Разик спрашиваем – правильно ли едем – нам говорят по-русски, что правильно. Народ, вроде, неплохо к нам относится. По деревням продают на дороге инжир, помидоры, персики, даже огурцы, яблоки. Есть кафе. Ощущение защищенности и спокойствия – здесь чеченцы до нас не доберутся, полиция за нами не едет, чтобы стрясти бабла, а если вдруг даже нам придется здесь заночевать на улице – местные этого не допустят, пригласят к себе. Удивило собрание женщин у какого-то краника с водой – все с канистрами, видимо, нет водопровода. Грузинки все в черных колготках и длинных, как минимум до середины икры, юбках. 

Подъезжаем к Садахло – таможенник заглядывает в салон, просит выключить регистратор, спустить заднее стекло, видит сына, приветствует его взмахом руки и словом «привет». Подъезжаем к окошку – не выходим из машины, вещи никто не смотрит, нас называют по именам – Алик – печать, Артур - печать, Елена - печать, мы просто смотрим в сторону окошка, забираем паспорта и выезжаем. Надпись на газоне  латинскими буквами – Джорджия. Ни слова по-русски. Да, кто платит, тот и слушает свою музыку. Хотя, наверное, спасение Россией Грузинов от вырезания персами и турками тоже кое-чего стоит. Ну да ладно – пусть живут, как хотят. Мы от этого ничего не теряем. Никакой ностальгии и сожаления о былом у меня нет – каждый получил то, что получил. Сразу же очередь на армянский КПП Багра. Здесь сразу чувствуешь, что Армения рядом – отсутствие всякого порядка, все лезут стадом, и фуры, и легковые, муж встретил какого-то армянина, пока стояли – разговорились. Оказалось, есть общие знакомые по боевым местам, и на войне они были в общем рядом.  Он дал нам несколько советов – где заплатить эти самые 70 долларов за машину при въезде, даже, можно сказать, передал из рук на руки, кому – брокеру, дельцу, я не знаю, но его помощь оказалась нелишней, так как после шлепанья печати в паспорт – нам с ребенком отдельно, мы вышли из машины, а ему отдельно – началось вообще столпотворение, потом муж сказал,, что недавно сломался компьютер на таможне, поэтому такая очередь – и кто въезжает, и кто выезжает, все в одном здании со своими документами на машины, деньгами, страховками.

В общем, деньги заплатил, потом зашел в страховую контору, коих около таможни видимо-невидимо. Страховка оформляется минимум на 15 дней и стоит 70 долларов, можно платить и рублями. От страховщика вышел уже с длинным белым листом с печатями – та самая страховка. Между тем время уже 21.30 – а это уже полная темнота, а нам еще 75 км до Ванадзора, эти 75 км можно смело умножить на 2 – в условиях горной дороги и плохой видимости, в Армении и не подозревают об освещении дорог – ехали до дома еще 2 часа точно. Мне уже так все надоело – три дня нормально не спать, не есть ради мифической встречи с родственниками  - что было уже все равно – сорвемся мы с дороги в пропасть, простоим ли здесь до утра или просто будем ехать. Я села на заднее сиденье, а сын вперед. Опять спуск-подъем-поворот – как все это достало. Хорошо, в темноте не видно высоты гор и обрывов внизу. Пошел дождь, а по дороге ни огонька, только встречные машины иногда. Муж и здесь умудрился держать скорость под 80-90. Наконец, Дзорагет. Я думала, что дорога у нас будет через перевал Пушкина – оказалось, дорога через какую-то часть Тавушского марза и Дебед.

Въезжаем в Ванадзор. Есть фонари на улицах. Даже машины. Подъезжаем к дому – нас вышла встречать сестра. Время 12 ночи, но они все преданно ждут. Муж обнимает мать, сестру, ее мужа, сына, невестку. После такой долгой дороги что бы я ожидала увидеть и как бы встречала вообще? У меня был бы накрыт  стол, и я бы, не тратя время на слова, принесла с плиты и из холодильника все, что надо, а гостей отправила бы в ванную. Здесь не Россия: воду дают раз в сутки  - уже прогресс, в прошлом году воду давали раз в три дня. Вода только холодная, горячую надо еще получить – погреть на газе. Потом наполнить таз, выйти туда, где отведено место и т.д. Поэтому обошлись рукомойником во дворе. Здесь все начинается с усаживания и разговоров – господи, никогда бы не подумала, что мужики могут так долго болтать, это после трехдневной дороги, бессонных ночей и просто усталости.

 О чем говорят – как доехали, как дела, но с перетиранием всех подробностей, причем принимающая сторона отличается особой говорливостью. Дальше начинаются движения, указывающие на близкий прием пищи. Появляются тарелки и вилки на столе, приносится долма в капусте и немного в винограде. Сыр, фрукты, и конечно кофе – как же без него разговаривать, когда и без снотворного глаза еле открываются. Выпили за встречу, потом семья сестры решила, что пришло время прощаться – они отбыли, мать мужа сказала мне – иди, ложись, но разве я могу не убрать со стола. Перемыла массу посуды – уже 2 часа ночи, причем по-деревенски, то есть без проточной воды. Так же по-деревенски умывание из умывальника, а муж с матерью остались разговаривать.

На другой день продолжились встречи с соседями по улице – все это мы уже проходили в прошлом году. .. Это не про Армению? А когда вы возвращаетесь или приезжаете к родным – сколько соседей приходит поприветствовать вас: целая улица, район, город? …Все удивились, что я помню их имена – господи, ну что здесь такого, у меня профессиональная память. Походили по магазинам с племянником мужа и его женой. В этот раз я внутренне обратила внимание на многое, на что раньше не смотрела. Например, посуда протирается полотенцем – и об это же полотенце вытирают руки. Или заходят в дом со двора – я снимаю обувь, а они нет, даже если в этой обуви они только что ходили по рынку. Пришли из города – я и сын моем руки сразу, а молодые – нет, причем невестка этими руками сразу начинает накрывать на стол.  Неудивительно, что у нее цитомегаловирус и токсоплазма. На этом фоне даже не стоит упоминать, что у себя дома на кухне я не задумываюсь, как помыть руки – просто открываю кран и все. А здесь из крана вода течет только после 6 вечера и часов до 9, а сколько раз надо помыть руки во время готовки?

Специально уточнила – как здесь добывают тепло зимой, если вопрос тепла и воды – личное дело каждого. У всех в частных домах – дровяные печки-буржуйки, труба выходит в окно, золу надо постоянно убирать, а еще есть газовые печки и электрообогреватели  в комнатах, но это тоже не фонтан. Обогрев дома только газом стоит на наши деньги 12000 рублей в месяц – неподъемно при всеобщем отсутствии работы, причем осенью ждут повышения цен на газ еще на 50 %. Слава богу, сейчас лето, но вечером сырость и холод моментально ощущаются, мы спали под одеялами, набитыми домашней шерстью, и нам не было жарко. Прошлись по главной, единственно оживленной улице Тиграна Метца, там магазины и рынок. Что мы купили: магнитики с видами Арарата и церквей, школьный дневник с Маштоцем на обложке, внутри все по-армянски, ни у кого в классе такого не будет, Брелок из обсидиана для племянника в России, тетради с армянской символикой – Гарни на обложке. Футболки с армянскими надписями, форму для мужа Боско Армения – 13000 драмов, чуть больше 1000 рублей.

В этом году курс 1 рубль-12, 75-12,8 драмов, в прошлом году был 13 драмов. Посмотрела местные туфли – недорого по нашим меркам, за 1300 рублей можно купить классические замшевые лодочки, но в их 38 размере я утонула. Конечно,  фрукты: персики – думала, что будут вкуснее, зато очень вкусный инжир, все на наши деньги 15 рублей за кг. Много ежевики, есть остатки абрикосов. Что мы ели – в первый день, конечно, хоровац, причем я люблю даже не мясо, а помидоры-баклажаны-перец. Конечно, долму с домашним мацуном. Конечно, много фруктов и обязательно ореховое варенье в любое время. Абрикосовый джем – все-таки в Армении совсем другой вкус абрикоса, в Россию такие не доходят, хотя и пишут «Армения», но при наличии единственной дороги – не через перевал, а через Грузию на Поти и далее паромом до Порт-Кавказа – это нереально.  Молоко привозят молокане прямо домой – 15 рублей за литр. Сметана в магазине неотличима от российской по качеству, если не хуже. Сметана у частников почти 100 рублей за кг, но это почти масло и просто так ложкой не поешь – вкус жира я не могла превозмочь. Отличный домашний творог. Хотела бы я иметь дома такой маран с такими богатствами: банки с соком из горного шиповника – пили постоянно, банки с приготовленным дома соком персика и абрикоса, банки с вареньем из всего – ореха (попок), кизила (хон), персика (дерц),  инжира (тус), абрикоса (тиран), ежевики (мош), засоленный шушан, караус, мандак, компот из кизила  просто бесподобный, компот из персика и груши. Еще постоянно домашние яйца – в этом году мать завела 5 кур и 4 утки, без петуха, так что яйца маленькие и диетические. Гата-пахлава, все на орехе.

Вот почему так – там говорят – ешь – и ничего не могла есть, неохота, приехала сюда и думаю – ну почему не ела, где все это сейчас. В этот раз никуда не ездили – не было у меня желания, слишком много тревог по дороге, да еще обратно ехать, постоянная мысль – вдруг что случится с машиной. Муж не был на родине 14 лет (родители сами к нам приезжали)– говорит, ничего не изменилось, только то, что было, состарилось. Движения стало больше, в 90-е годы город вообще был как мертвый. Я тоже отметила, что машин на дорогах стало больше, попадаются и с российским номерами. Так же на рынке все понимают и говорят по-русски, очень ждут, чтобы у них что-нибудь купили, так же любой продавец  - от зелени до ювелирки – приветлив и любезен до безграничности, так же на улице в пыль смалывают кофе, так же разрушенный-раздолбанный асфальт на дорогах, а на бензин цены 450-470-490 драмов, мы заправляли за 490 на заправке MICA, причем муж сказал, что бензин лучше российского для машины. Огромный по площади химзавод смотрит на нас пустыми проемами окон – а в Союзе он работал круглосуточно в три смены. Все те же разговоры соседей со слезами при воспоминаниях о Союзе в сравнении с современностью. В разговорах упоминают Горбачева: это он виноват.

Что я узнала из рассказов армян (не ручаюсь, что это так, но армяне в этом уверены): правительство забирает у населения до 75 % доходов, поэтому весь бизнес переместился в Грузию, где Саакашвили дает им работать год без налогов при условии, что на работу возьмут Грузинов. Весь бизнес, что остался в Армении, идет в карман Саргсяна и Путина. Их жены поделили весь золотой рынок. Жена Путина вообще переселилась в Армению. На границе более-менее спокойно. Российскую базу никуда не отпустят – она гарантирует это самое спокойствие. Все машины завозятся из Грузии, где просто очуменно быстро и дешево все происходит в плане документов. Если оформление машины происходит более 15 минут – рядом спецтелефон, по нему можно позвонить и сообщить, что работник не справляется. Его обязательно уберут: зачем тогда он учился, зачем ему дали компьютер? Безработица в Армении стала еще больше, мужчины едут в Россию. Президента Саргсяна не уважает никто. Мы оставили матери мешок сахара и мешок муки – хлеб выгоднее печь дома. Черного хлеба нет. Молодежь по сравнению с советским поколением очень плохо говорит по-русски, все-таки система советского образования настолько результативна, что даже люди, 40 лет не бывшие в России, отлично разговаривают. По-английски не говорят вообще – говорю это, как преподаватель иняза. По-русски лучше разговаривают те, кто работает в сфере торговли. Например, невестка работала в магазине, там обязательно общаешься с русскими, она разговаривает свободно, в отличие от ее мужа – он  все понимает, но речь компонирует с трудом.

Разговор с молодыми как-то незаметно коснулся отношений между родителями и детьми. Родители не вмешиваются в выбор своих детей. Здесь думают так: мой ребенок – лучший во всем мире, если он кого-то выбрал – то этот кто-то просто не может быть плохим, он может быть только еще лучше, чем мой ребенок, поэтому родители просто соглашаются с выбором своих детей и принимают невестку или зятя, как родного. Невестка обязательно называет мать мужа «мама», в ответ свекровь называет ее «нан бала» / радость-детка, «джана» / душенька, через слово повторяя «цават танем» / боль твою возьму на себя. Однако «кармир хндзорут» в обязательном порядке соблюдается: утром свекровь зайдет в комнату и осмотрит простыню, невестка при этом стоит рядом. Еще лет 50 назад простыню смотрели все женщины-родственницы. Если все в порядке (по другому, говорят, не бывает) – это самое «кармир хндзорут» / красное яблоко  с бобоньеркой и коньяком отсылаются родителям невесты. (Моя свекровь машет рукой: это всего лишь обычай, главное, чтобы жена для мужа была хорошая, а простыня этого не гарантирует.) На свадьбе танцуют все – раньше невеста не танцевала. При этом невеста надевает на пальцы все подаренные ей кольца, ценники не отрываются: с одной стороны – камушки и перстни, с другой – ценники. Специально уточняю: много ли молодых живет вместе с родителями? Говорят, что почти все – сейчас не те времена и просто нет возможности обзавестись собственным жильем. Как при этом все женщины уживаются на кухне – для меня загадка, но я уже поняла, что здесь никто не навязывает свое мнение и не заставляет делать так, как это кажется нужным, например, свекрови – невестка может готовить и убирать так, как она это умеет и никто ее ни в чем не упрекнет. Здесь абсолютно не принято мужчинам изменять своим женам – ты выбрал ее сам и никто тебе не мешал, но попробуй только принести грязь в семью – твои же родители от тебя отвернутся. Не знаю, есть ли в этой стране те, кто живет по-другому – но в нашей семье это так (кто не верит – ну, значит, вы судите по себе).

Интересно разделение самого народа: есть ереванцы-парсеки, это снобы, есть ваноци-скряги и лореци-деревенщины, при этом жители Лори – самые светлокожие. Отдельный вопрос – ахпары, это вернувшиеся на Родину представители диаспоры, их много и в России. Мнение о них неоднозначное, поскольку это люди со средствами, мне же интересен тот факт, что ахпары способствовали распространению западных имен. Мне встречались женщины с именами Лаура, Тереза, Хильда, Грета, Мессина, а девочек на улице звали Моника, Аделина, Виталина.

Съездили в Ереван к родственникам – дорога по сравнению с Военно-Грузинской просто прогулка, никаких обрывов по бокам. В этом году на Арагаце меньше снега, в прошлом году он прямо сверкал льдом. Вообще, в горах заметно что-то вроде тумана, армяне говорят, что это они замечают уже года 2-3 и непонятно, что это, а снег зимой выпадает грязный. Значит, цивилизация вот в таком виде дошла и сюда. 

В Ереване меня поразило – в который уж раз – умение армян болтать. У сестры рот всю дорогу от Ванадзора до Еревана – почти 3 часа – не закрывался. Было пересказано все, что случилось с каждым за каждый день этих 14 лет. Вот из-за такой болтливости они и потеряли большую часть страны. В Ереване отведали форель – вот так надо готовить ее, просто отварить в небольшом количестве воды с травами и все. Мне понравилось вино – Арамэ полусухое, густое и красное, что даже не пропускает свет. Вообще, в этот раз я попробовала много вин, но не могу  сказать, что они мне все понравились: вина Прошянского завода - Черный кишмиш, например -  вообще не советую, у них интересна только бутылка. Вино «Армения» полусухое – так себе. В прошлом году я покупала иджеванские вина – сухое «Арени» и десертное «Гаяне», вот «Гаяне» я и  искала сейчас, но его нигде не было. Так вот, Арамэ делают в Армавирском марзе – там растет большинство винограда, видимо, поэтому вино хорошее. Мне подарили в Ереване Арамэ полусухое и гранатовое, а еще подарили брелоки из граната – настоящего засушенного¸ покрытого лаком и деревянного. Еще прошянский коньяк «Арменуи» (пока не попробовали).

Итак, в Ереване страшная жара. Я никогда не боялась жары, наоборот – но здесь другое, здесь безвоздушное пространство, ощущение даже не сковородки, а манглала, на который подбрасывают все новые дрова. У меня даже возник страх потери сознания – воздуха нет ни в доме, ни на улице, ни на кладбище, куда мы сходили почтить умерших родственников мужа. От такого безвоздушия неохота ни есть, ни пить, вся еда прошла мимо меня. Хотя хоровац, правду сказать, был сухим и неудачным. Из Еревана нам дали поллитра тутовой самогонки, персики-абрикосы-виноград (хахох) прямо из своего сада – просто чудо видеть тяжелые синие грозди, айву и кизил на дереве, а орех один занимает собой целый карман. Кстати, ствол лозы здесь очень толстый, примерно как у нас ствол яблони, поэтому неудивительно, что лучший уголь для хороваца – из лозы. Ехали уже по темной дороге, как ни странно, в относительной тишине – видимо, все утомились от жары.

На следующий день опять съездили в Ереван – Артуру надо было что-то по ювелирке. По дороге нас засекла полицейская машина с радаром на крыше – оштрафовали на 500 рублей на месте, штраф заплатили рублями. По дороге из Еревана нам попался ослик, который тащил на телеге целый стог сена, и как только он это мог? Хотя армяне говорят, что ишак хорошо идет, если его сильно нагрузить. Меня поразила старая «Волга», загруженная навскидку килограммами 700 фруктов – брюхом «Волга» царапала асфальт. Да-а, здесь все стараются нагрузиться так, чтобы уменьшить количество поездок – при такой дороговизне бензина это накладно, большинство машин ездит на пропане.

Сходили в поход в горы Ванадзора в то мемориальное место, которое выстроил богатый армянин из дисапоры по имени Виген (К слову, как-то в разговорах с родными о том, что Армения – бедная страна, я попробовала сказать, что, наверное, диаспора помогает. На что мне все сказали: мы этой помощи не видим.). Это каскад лестниц и резных хачкаров, среди прочего был и рельеф Нжде – этим фактом я вычеркнула данный памятник из области тех, которые достойны внимания. Хотя никто толком из армян не мог мне объяснить, кто такой Нжде и за что его почитают (это все равно, что генерал Власов для России). Опять меня поразила не то наивность, не то детскость, не то просто домашняя неосведомленность армян, точнее, армянок. Например, сестра то и дело говорит мне: «Посмотри, что там есть», – а это оказываются просто дикая яблоня или дикая слива, или вот еще – тысячелистник, который – кто бы мог подумать – можно пить, он полезный. Пофоткались на фоне гор, засняли закат солнца в горах. Быстро стало темнеть и, значит, холодать. Вернулись к машине, выпили по водке, даже я, чтобы согреться. Женщины начали танцевать – такой своеобразный отрывон в духе «вот как мы умеем». Армянские танцы я не понимаю – это танцы руками, в следующий раз покажу им бачату – заранее представляю, как они будут охать-ахать.

Кстати, я везде ходила в хлопковом платье чуть выше коленки, обычном для России, я в нем даже на работу ходила. Здесь так не ходят. Может, поэтому в городе мужики скользили глазами на мои коленки,  а они у меня замечательно-загорелые, без загара я себя не представляю. И сестра, и невестка все удивлялись, как это я умею загорать, особенно удивились, когда увидели границу между следом от плавок и животом. Специально спросила – можно в таком платье ходить, если нет – переодену джинсы. Ничего, муж разрешил. Только однажды перед нашей машиной через дорогу прошла девица в короткой юбке и на каблуках, с ногами белыми, как сметана.

Для России стали собирать подарки и вещи: купили два кг кофе, который при нас смололи – 2500 драмов за кг. Взяли в магазине октемберянский коньяк 10-летний «Джавакх», на наши деньги 364 рубля поллитра. Вообще, октемберянские коньяки мне понравились – не хуже старых советских араратовских, но существенно дешевле. Прошянским я не доверяю. Взяли красные вина – Вернашен и Назели и араратовский коньяк Отборный 0,7 – здесь он чуть меньше 700 рублей. Потом армянские сигареты Гарни – это мужу (армяне уверены, что Пугачева курит сигареты только из Армении), армянский абрикосовый сок в пакете «Киликия» («Я» – даже не жалкая копия такого сока). Норму по алкоголю мы набрали, муж сказал – бери все, что хочешь, проедем, но я, помня, как меня в прошлом году остановили в аэропорту Казани  (елки-палки, при норме 2 литра у меня получилось провезти 6, сжалились надо мной с ребенком, я-то рассчитывала на нас двоих, а ему 11 лет, то есть он вообще не имеет права провозить алкоголь), не стала рисковать.

Загрузили в машину большое количество банок - 20 - с вареньем – орех, кизил, персик, инжир, абрикос, ежевика. Сестра привезла две банки ткемали. Потом нам в шерстяное одеяло завернули еще бутылку коньяка – прошянский «Артамат», что они, косят под «Ахтамар»? – и бутылку дошаба. Самогонку перелили в пластик и просто сунули в салон – типа, вода. Подушка и одеяло, красивые тарелки с 24-каратным золотом – так на них написано, объемные расписные чаши для фруктов, варенье – машина была забита под завязку.  Еще 2 кг чищенных домашних орехов – сама сидела и чистила. Кофе. В итоге канистра с водой поехала в салоне. В дорогу сварили мясо, картошку, взяли палку ереванской колбасы (в ней сразу чувствуется, что корова паслась на альпийском лугу) и бастурму (никогда не была поклонницей бастурмы, но весь секрет в нарезке, нарезанная на прозрачные лепестки бастурма меня покорила). Две спайки «Джермука». Встали в 4 утра. Выехали в 5.30 – еще темно. Дорога та же – через Дебед и ущелье Лори.

Стало светать – господи, и как это мы все  эти спуски-подъемы-повороты проехали в темноте. Сейчас все это видно. Дебет справа течет не хуже Терека, горы отвесные, как в Дарьяли, с такими же деревьями. Остановились попить воды, вышли – вся дорога обсажена мошем-ежевикой, а ягод видимо-невидимо. Вот что значит горная ягода – вкус сладко-сумрачный, напоенный солнцем и прохладой. Появляется народ с сумками, ведрами – они собирают мош на продажу. Выше в горах растет хон-кизил и майсур-шиповник. Удивили имеющиеся некоторые трех-четырехэтажные строения – я бы не рискнула зайти в такие, одни трещины, а люди в них живут.

Подъезжаем к КПП Багра, перед нами 3-4 машины, в основном из Ростова 61. Прошло все быстрее – муж вышел, зашел в строение на таможне, отдал страховку, заплатил рублями 20 баков – налог на воздух, армяне просто мастера делать деньги из воздуха. Знают, что дорога – только эта, деваться некуда народу, все равно заплатят. Да за это время можно было дорогу из купюр построить. Из машины не вышли, просто дали паспорта. Дальше Грузия-Садахло. Так же сидим в машине, так же листают паспорта – вдруг были в Абхазии, не смотрят машину, мы смотрим в окошко, нам отдают паспорта. Держим дальше на Марнеули-Тбилиси. Удивили некоторые уцелевшие многоэтажки – стены в трещинах, у подъездов навалены горы камней и мусора. Удивили сосны по дороге – иголки у них сантиметров 20 в длину, а воздух здесь особенный – даже в Армении такого воздуха я не заметила.

 Въезжаем в Тбилиси, пока стоим на светофоре – все машины обходит мальчик лет 5 , который у всех машин просит. Ничего ему не дали. Однако, кавказский мальчик, чтобы его выставили на улицу просить милостыню – да, Европа совсем рядом. Не знаем, как ехать дальше, цепляемся за армянский фургон Фольксваген, сигналим ему, он еле-еле говорит по-русски, по-армянски не говорит вообще. Но дорогу нам как-то указывает. Да, кое-что удалось сделать в Тбилиси – но только там, вся остальная страна живет сама по себе. Хотя закон буквально ощущается кожей. Так же в Армении – есть что-то похожее на цивилизацию в Ереване, хотя бы холодная вода постоянно, в деревни и городки зайдешь и понимаешь, что Россия – высокоразвитая страна, где многих вещей просто не замечаешь, настолько они стали неотъемлемыми.  В каких условиях в каждой деревне готовят «высокосортный коньяк для гурманов» – можно только догадываться.

Есть в Тбилиси и электронный указатель скорости – лучше не нарушать, есть и прозрачно-стеклянные полицейские участки, есть и полицейские машины Ниссан, но все это есть, пока Америка дает кредит. Никакой любви у наших русских и грузинских детей уже не будет, а будет чистый бизнес – если нам удобно, мы работаем, и все. Но лучше так, чем опять сажать Грузию на русскую шею – пусть живут на шее америки. Можно спокойно ехать в КОБУЛЕТИ ИЛИ Батуми на море,  а попробуют ввести визы снова – никто к ним не поедет.

Ладно, держим дальше, никаких указателей нужных нам мест на английском, зато есть указатель на Сухуми – интересно, как туда добраться и как обратно, если они сами считают эту область зоной оккупации и за пребывание там сажают в тюрьму?

Наконец на очередной развилке показался указатель на Степанцминду и даже Владикавказ, но муж его проскочил, хорошо, недалеко проехали, остановили около полицейского, который не дал нам и слова сказать, видит наши номера, говорит – вам налево. Уточняю – направо, где Степанцминда. Он – вам налево, там нет указателя, езжайте сейчас задом до развилки. Доехали до нее, налево дороги нет вообще, направо – наш Владикавказ. Взяли туда. Наверное, этот полицейский по-русски не знает право-лево. С ним стояли две женщины, у одной удивительные глаза – длинные и узкие в черной рамке. Остановились, здесь опять ежевика, но вкус у нее напоен только солнцем. Опять горная дорога, водохранилище, горы постепенно все выше и из зеленых становятся просто травяными. В долине Арагви перекусили, попробовали воду – холодная, река быстро-спокойная, видны все камни. Постепенно начинается серпантин, проезжаем наш ресторанчик, там есть вывеска на русском с указанием блюд, проезжаем грунтовку, коров. В Степанцминде повезло – небо ясное, солнце, видно Казбек почти весь, и рядом церковь Троицы. Фоткаем прямо из машины на ходу. Незабываемая вершина, из трех великих на Кавказе мы видели две – Арарат и Казбек. Да, по всей грузинской дороге, даже высоко в горах телефон поддерживает связь. У меня МТС, в мужа Билайн, сразу после Верхнего Ларса в телефоне появляется название грузинского оператора GeoCell, а прошлогодняя армянская карта уже не действует. Мне звонит из России мама, говорим меньше минуты, со счета уходят 250 рублей – роуминг в этих местах недешев.

Потом происходит очень умилительное дело – на середине дороги стоит осел, на обочине – другой осел, они друг на друга смотрят и им все равно, что машине надо ехать. Муж сказал, что один осел был с горящими глазами, а другой ломался, а это они так влюблялись. Проехали и их. Вот и очередь на Дарьяли. Стоим минут 30. Не выходим из машины, даем паспорта. Девушка спрашивает, где мы прописаны – Чебоксары – А это где – Чувашия. Называет нас по именам – мы по очереди смотрим на нее. Выехали.

Начинается главный эпизод – мать родная. Стоим минут 40. Успеваем заснять на видео рев и буруны Терека, вокруг него все в пластике отходов. Фоткаемся на фоне гор. Въезжаем в Верхний Ларс. Просят выйти из машины, даем паспорта, таможенница, болтая по телефону, щелкает нам печати. Потом досмотр – просят выгрузить это и это, то есть рюкзак с бутылками и сумку. Начинается: что здесь – варенья, а здесь – тарелки, в канистре что – вода, можем показать. Ничего не потрошат, не просвечивают, породистый осетин просит мужа пройти в четвертый кабинет, а нам что делать – а вы ждите.  Сразу вспоминаю Пушкина: «Осетины – самое бедное племя на Кавказе. Женщины их прекрасны и, по слухам, очень благосклонны к путешественникам». Видимо, породистость этого мужика, как и вообще всех осетинов – тоже результат такой благосклонности, в отличие от кабардинцев – те ни с кем не смешиваются и мордами неотличимы от своих баранов. Муж пошел в этот кабинет. Что там было – да ничего, даю документы, посмотрел, говорит, ну что,  Артур, давай магарыч и езжай спокойно. Отдал 500 рублей. Зато никакого досмотра. Вот так за 500 рублей можно провести ящик коньяка, а можно и…Почему при выезде из России проверяют очень тщательно, а при въезде – нет? Никакой лужи с дезинфекцией. В этот кабинет прошли все российские машины перед нами – предыдущий понес коробку с коньяком. Спрашиваю у мужа– зачем им коньяк, если им деньги нужны. Получаю ответ: «А у них тут каждый день пьянка после работы, почему им не взять, если можно настоящий армянский взять, не надо даже в магазин ходить, само все приходит». Сразу понимаю, почему российская таможня ночью закрывается, а грузины и армяне работают круглосуточно. Также вспоминаю клип про таможню Владивостока, особенно крутящих волосами девок и слова о вечном празднике.

 Выезжаем из Дарьяльского ущелья, на небе появляются тучи. Прощай, Кавказ. Забили в навигатор сразу Волгоград – зря, надо было по пунктикам. Опять поразили их богатые дома – бесконечные кварталы высоких заборов, кованых ворот. Что было дальше – смутно помню, отключилась на что-то вроде сна. Остановили на посту ДПС – мешки с песком, автоматы, через этот пост мы раньше не проезжали. Куда нас завел навигатор? Муж вышел со словами – твоя любимая Россия. Минут 30 его не было. Вышел злой, по навигатору дальше не поехали, эти наши защитники – указали дорогу, направление по указателям на Ростов. По ходу узнаю, что эти стали нам впаивать появление в запретной зоне. Куда нельзя, но куда многие попадают и за это +чтобы не потрошили багажник мы должны 3000. Муж спокойно говорит, что у него денег нет – «Как это нет, ты на лансере едешь», – «И че, как будто ты не знаешь, что вся Россия в кредит живет» – «Ну давай 2000». – Я до тебя уже сколько постов проехал, из меня все выжали. Нет, лучше ты права забери. Лучше я без прав доеду, чем без бензина на дороге буду стоять». В итоге сошлись на 500.

Это он еще умеет разговаривать, не показывать боязнь и волнение, а были случаи – люди отдавали столько, сколько им скажут. Стоит им показать нервы – это крышка, начнут давить. Где-то в нете прочитала, что одному даже угрожали жену посадить в дагестанскую фуру. В Армению незадолго до нас приезжали родственники – отец, два взрослых сына, мать. Сына остановили в Майском – спросили: «Ты сколько лет на родине не был?» – «6 лет», – Вот давай 6000», – «Не могу, только 2000 могу». То-то при ставке в 500 рублей они обрадовались. Позже я узнала, что мы заехали на пост на дороге, которая на дагестанском направлении. Проезжаем Беслан без всякого желания посмотреть на школу. Был момент, из Беслана за нами ехала машина ДПС, но потом перешла на ростовский джип.

 Подъезжаем к знакомому посту на Майском. Кабардюк машет палкой – муж выглядывает с улыбкой из окна: «Начальник, уже останавливали здесь», – «Когда?» – «Да пару день назад». Отвернулся от нас. Мы едем дальше. Грунтовка эта с щебенкой так и нетронутая, но работы там типа идут полным ходом Кабарду проехали. Дальше ехали в полном спокойствии – все-таки наши родные, добрые, с совестью. Остановились в Буденновске в гостинице «Прикумск» на улице Борцов-революционеров, 168. Отличная гостиница – в двухместный номер заселились втроем за 960 рублей. Стоянка бесплатная, без охраны, но вся забита неместными машинами – то есть спокойно.  Кровати широкие, есть современный холодильник, телевизор. Утром внизу совершенно бесплатно взяли чайник, заправили термос, из холодильника вытащили замороженный Джермук, наши колбаса и бастурма, гата-пахлава отлично переночевали в холодильнике. Удивительно радушная администраторша, поблагодарили ее – столько ехали, а такая приличная и недорогая гостиница встретилась впервые. Вообще, жители Ставрополья мне очень понравились – добрые, отзывчивые, работящие, честные.

Дальше все без происшествий – единственное, в Калмыки начался дождь. Заправились на въезде в Элисту. В Волгограде теплеет и без дождя, проезжаем муслимский анклав. Да, по дороге много задавленных ежиков, лис, а один раз попалась сбитая лошадь. После Волгограда на Саратовском направлении остановились поесть – время 12 часов, забегаловка «У Амина», оставили 320 рублей за 3 бозбаша, и эти три бозбаша так же остались в тарелках – есть это невозможно. Высказали это работницам – а им пофигу, хоть в лицо плюй, только деньги давай. По трассе остановились попить кофе – 50 рублей стакан, кипяток в термос – 20, сок Я – 100.  Проехали Саратов, на подъезде к Сызрани устали – въехали за 70 рублей на стоянку немного поспать.

Я отрубилась при помощи двух глотков тутовки – а так уже невозможно заснуть, ощущение дороги в мозгу, дорога перед глазами. В 12 ночи тронулись, проехали 200 км, муж остановился – опять поспать, получилось до 6 утра. Утром вся машина запотела от холода. Доехали до дома в 11 дня.  Сейчас уже пришел за эту дорогу штраф за превышение. Попробовали прошянский коньяк Артамат – настоящий, с длинными маслянистыми ножками по стенкам бокала, но запах слишком резкий. Отличное домашнее ткемали – хочу такое научиться делать, после такого магазинные кетчупы для меня не существуют. Жалею – это- это-это можно было купить – не купила. Из- за переживаний.

Дорога от нашего дома до дома в Армении – 2300 километров, почти столько же мы ехали в Анапу, но туда въезжали в течение полутора суток. На бензин, гостиницы и поборы ушло около 20000 рублей, в Армении тратили, не особо задумываясь – конечно, получилось дешевле, чем на самолете, конечно, живописнее – вот если бы только не… Отдельно про гаи: муж говорит, что можно проехать всех, не заплатив ни копейки, проблема только во времени (добавляю от себя – и если рядом с вами не такая беспокойно-нервная жена, как я). То есть они будут тянуть типа протокол с ошибками, сейчас перепишу, сейчас свидетелей подождем, понятых позовем, начальника, но ничего впаять не смогут и под конец отпустят и отдадут права. Главное – не соглашаться сразу, не теряться, быть холодным и равнодушным. Лучше всего – перед ними открыть термос и начать трапезу. Мужчины, будьте рядом с семьей, тогда не страшно. А протокол и без вас они напишут. Высшая ставка – 500 рублей, но попробуйте и 200. Самые наглые – там, где есть мусульмане. Самые законные – в Грузии, им ничего не надо. Кстати, вы знаете еще страны, которые за въезд машины ничего не требуют, даже вашей подписи им не надо? А в Грузии – мне обидно за Россию и у меня нет никакой любви к Грузии, но за это их стоит уважать.


Готов к критике!
Тэги: Армения ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Bunansa аватар
Bunansa (Чт, 30.08.2012 - 14:07)

Новая воительница со всеми появилась:)Стерла все мнения..Тогда поставьте статус-не готова к критике, или не пишите сюда..

Любава аватар
Любава (Чт, 30.08.2012 - 17:00)

Вот интересно  ещё сколько раз эти истории будут выдаваться на первую строчку? Это уже третий...

Ирина аватар
Ирина (Чт, 30.08.2012 - 17:14)

Видимо, столько раз, сколько автор будет удалять историю (из-за комментов, думается) и постить снова:)))

BUCH аватар
BUCH (Чт, 30.08.2012 - 17:23)

Прочитала первую часть. Понравилось. Вторая часть несколько отталкивает из-за ярко выраженного национализма автора, основанного только на дорожных впечатлениях. Имеется и перегрузка в бытовых деталях.

Всем рекомендую первую часть!

Анатоль аватар
Анатоль (Чт, 30.08.2012 - 17:34)

Рассказ-предупреждение на тему: "Куда ни в коем случае не надо ездить на машине" армения. второй заезд

Иваноff аватар
Иваноff (Чт, 30.08.2012 - 21:16)

Фу... 

Пьянова Евгения - Поппинс аватар

Елена Львовна,  напрасно Вы полагаете,  что историю Армении знают все и это не интересно.  Не у всех есть армянские корни,   согласитесь.  Это то же самое,  как если бы люди должны блестяще знать историю Туркмении в России,  например.

Эта часть сугубо бытовая,  что тоже важно,  безусловно.  НО чтобы привлечь внимание к стране,  надо вкусно о ней рассказать и заразить людей позитивом.   Тогда и таможня из памяти сотрётся. А уж если выбирать между самолётом и автодорогами на просторах нашей страны и стран близлежащих - то здесь даже и думать не надо.  Эти проблемы везде,  возьмём границу с Украиной - то же самое.  Я собаку на этом съела.

За то,   что поделились таким опытом с людьми, спасибо!

 

finikova аватар
finikova (Пт, 31.08.2012 - 13:57)

Не надо "заражать позитивом"))) Главное, что характер автора видно. Сталинизм в женщине - это самое отвратительное, что может быть.

елена львовна аватар
елена львовна (Вс, 02.09.2012 - 16:12)

Bunansa написал(а):

Новая воительница со всеми появилась:)Стерла все мнения..Тогда поставьте статус-не готова к критике, или не пишите сюда..

Уважаемая Бунанса, спасибо вам за то, что нашли время прочитать мой отзыв. Я прежде всего ценю внимание, а оценка – свободный выбор каждого. Я прошу меня извинить, я не сразу реагирую на ваш коммент, это не в моем духе, поверьте, меня учили, что «…давайте скажем дружно: старость надо уважать». В действительности все гораздо проще: у меня в отчете была сакраментальная фраза: «Заправились на въезде в Элисту. Бак 40 литров, но калмычка умудрилась залить 41 – как?». В моем отчете нашли и национализм, и великодержавный шовинизм, и сталинизм, а вот то, что бак Лансера 9 – не 40, а 59 литров…как говорится, на всякого мудреца довольно простоты. Интересно, на чем народ ездит? А вы разве не это же имели в виду в своем отчете: «На землях Лузитании римляне строили свои дороги, мосты, города с термами. Христианство вялотекуще распространялось с юга на север будущей Португалии, потому как ни один из Христовых апостолов не смог добраться до этих диких земель». Бедные галисийцы, при наличии таких епископатов, как в Браге и Мериде (а это уже 4-5 века) они и не догадывались о вялотекущем распространении христианства. Да вы просто написали новую «Рухнаму»!!!  Да-да, вы правы, слишком много слов. Все уже сказано в любимой золотой латыни: Alienа  vitia in oculis habemus,  a tergo nostra sunt/ что в переводе на понятный вам язык значит: «Ваше  ufdyj для вас всегда слаще меда только потому, что оно - ваше». Здесь нечего добавить, разве что «приятного аппетита».

 

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...