Гуляйполе: литературное (Хождение по мукам) и настоящее

Гуляйполе, 1918 - 2018
Гуляйполе! Друзья, вслушайтесь в это слово. Оно раскладывается на две составляющие, которые образуют смысловое значение поля, которое гуляет, или в котором кто-то гуляет. Невольно представляется некая вольница, не признающая ограничений.

Этот маленький, затерявшийся в бескрайних степях городок, краеугольным камнем вписал своё имя в историю Гражданской войны. Мы говорим: "Гуляйполе" - слышится: "Махно". Произносим: "Махно" - слышится: "Гуляйполе". Город гордиевым узлом связан с Нестором Махно и его Революционной повстанческой армией.

У каждого в этой жизни есть мечта, в том числе и туристическая. Кто-то грезит о Канарах, кто-то о Мальдивах. Я же, пусть это не покажется странным, мечтал попасть в Гуляйполе. Идея вызревала давно. Но из-за политических разногласий между Украиной и Россией она отодвигалась всё дальше и дальше.

Спасибо моему другу Павлу, он организовал наше путешествие по юго-востоку Украины - и я наконец попал-таки в Гуляйполе!

Что я знал про Гуляйполе до поездки? Отвечу честно - мои познания были весьма скромны. Если биографию Нестора Махно и историю его Повстанческой армии я более-менее изучил, то само Гуляйполе оставалось белым пятном. По художественным произведениям познавать историю неправильно, и тем не менее, вот что пишет об этих местах А.Н.Толстой в своём романе "Хождение по мукам".


"Екатеринославские степи стали заселяться хлеборобами – украинцами, русскими, казачьими выходцами с Дона и Кубани, немецкими колонистами. Новыми были в ней огромные села и бесчисленные хутора, без дедовских обычаев, без стародавних песен, без пышных садов и водных угодий. Здесь был край пшеницы и серых помещиков, хорошо осведомленных о заграничных ценах на хлеб. Новым был и Гуляй-Поле – скучный городишко, растянувшийся вдоль заболоченной и пересыхающей речонки Гайчур."


Здесь Толстой, насколько я знаю, не посещавший Гуляйполе, в описании точен. Река Гайчур левый приток Волчей (бассейн Днепра) действительно протекает рядом.  Гуляйполе основано в 1770-х годах как форпост для защиты от Крымского ханства. Первоначально это было село. Статус города присвоен в 1938 году. Впрочем, не будем забегать вперёд.

Итак, подавляющему большинству людей Гуляйполе знакомо по отрывкам из "Хождение по мукам". Алексей Николаевич великолепный литератор. Роман читается легко, с интересом, и тем не менее в описании махновской столицы есть ляпы.

Катя едет с немцем в поезде. Они разговаривают о жизни и об истории, и далее мы читаем следующее:


"Протяжно свистя, поезд шел мимо большого села: мелькали крепкие избы, крытые железом, длинные ометы соломы, сады за палисадами, вывески лавок. Рядом с поездом, по пыльной дороге, ехал мужик в военной рубашке без пояса и в бараньей шапке. Раздвинув ноги, он стоял в небольшой телеге на железном ходу и крутил концами вожжей. Сытая, рослая лошадь заскакивала, силясь перегнать поезд. Мужик обернулся к вагонным окнам и что-то крикнул, широко показывая белые зубы.

- Это Гуляй-Поле, - сказал немец, - это очень богатое село."


Проще говоря, поезд проехал мимо села, и герои смотрели на него из окна. А вот что пишет Толстой дальше, отправив Рощина в Гуляйполе на поиски Кати:


"От станции до Гуляй-Поля было семь верст степью. Рощин подрядил «фаэтон», который довез его до большого базара, раскинувшегося на выгоне."


Красный граф чаще всего работал сразу с несколькими произведениями, соответственно, в неточностях нет ничего удивительного. У любого автора, что называется, "замыливается глаз", и ошибок своих он не видит. А вот что корректура Толстого не поправила - подобное удивительно. В "Хождении по мукам" это не единственный ляп.

Алексей Николаевич рисует яркую картину Гуляйпольского базара:


"Вадим Петрович стал торговать жареную курицу у нахальной бабы, сидевшей растопыркой на возу среди деревенского добра, привезенного для продажи. Неумелая баба горячилась, то совала под самый нос покупателю свой товар, то хватала у него из рук, и бранила его визгливо, и вертелась, озираясь, чтобы с воза не стащили что-нибудь. За жареную курицу она заломила пять карбованцев и сейчас же не захотела отдавать за деньги, а только за шпульку ниток.

– Да ты возьми у меня деньги, дура, – сказал ей Рощин, – нитки купишь, вон ходят – продают нитки…

– Некогда мне с воза отлучаться, спрячьте деньги, отойдите от товара…

Тогда он протолкался к чубастому военному человеку, увешанному оружием, который, шатаясь по базару, потряхивал на ладони двумя шпульками ниток. Мутно поглядев на Рощина, он прошевелил опухшими губами:

– Не. Меняю на спирт.

Так Рощину и не удалось купить курицу. На базаре шла преимущественно меновая торговля, чистейшее варварство, где стоимость определялась одной потребностью; за две иголки давали поросенка и еще чего-нибудь в придачу, а уж за суконные штаны без заплат продавец пил кровь у покупателя. Сотни людей торговались, кричали, бранились, крутясь среди множества телег; здесь же – на табуретке или просто на колесе – пристраивались парикмахеры с передвижным инвентарем; моментальные фотографы, с ящиком-лабораторией на треноге, через пять минут подавали клиенту сырую фотографию; слепые скрипачи собирали в кружок слушателей, не брезгуя залезть в карман к зазевавшемуся дурню… Все эти люди в самое короткое время готовы были сняться с места, разбежаться и попрятаться, если начиналась серьезная стрельба, без которой в Гуляй-Поле не проходило ни одного базара."


Здесь всё ясно и понятно и комментировать особо нечего. Про стрельбу на базаре - Толстой погорячился, ибо, как инженер человеческих душ, выполнял заказ советской власти. В Гуляйполе порядок поддерживался. Односельчане друг друга знали и потому стрелять им было незачем.

С деньгами и с меновой торговлей ситуация подана правдиво, но тут всё очень и очень запутано.

В конце 1918 года, когда с Украины только-только начали уходить немцы, в ходу были: керенки, гривна Скоропадского, немецкие марки, карбованцы УНР, Донская валюта, а также советские рубли. Курс менялся в зависимости от того, кто наступал.
Но это потом. Рощин, приехав в Гуляйполе, попал в период неопределённости и потому денег никто брать не хотел.

Интересен ещё один момент. В гостинице Екатеринославля мальчишка предлагает Рощину купить газету за три карбованца, тогда как "нахальная баба" заломила за курицу пять.

Перелистывая роман, из ноябрьского Гуляйполя 18-ого перенесёмся в начало февраля того же года в Петербург:


"Пять месяцев Даша Телегина прожила одна в опустевших комнатах. Иван Ильич, уезжая на фронт, оставил ей тысячу рублей, но этих денег хватило ненадолго. По счастью, в квартиру ниже этажом, откуда еще в январе бежал с семьей важный петербургский сановник, вселился бойкий иностранец Матте, скупавший картины, мебель и всякую всячину."


Отмечу, командир Красной Армии действительно получал зарплату примерно 1000 рублей. И тем не менее, нам, живущим через 100 лет после Революции и Гражданской, крайне сложно понять, где кто сколько получал, что, где и сколько стоило.

Пардон, мы слегка отошли от событий романа. Проследуем за Рощиным:


"Вадим Петрович отошел, не видя здесь разумного человека, с кем бы можно было заговорить. У лоточника купил кусок пирога с творогом и, жуя, зашагал по широкой булыжной улице. Надо было обеспечить себе ночлег. Денег у него осталось немного, и, если считать, сколько он заплатил за пирог, – денег не хватит и на неделю. Он рассеянно поглядывал на двухэтажные кирпичные дома купеческой стройки, на лабазы, лавки, размалеванные вывески, жевал и думал тоже рассеянно: после скачка в дикую свободу жизненные мелочи не слишком тревожили его."


Напомню, "фаэтон" привёз Рощина на базар, располагавшийся на выгоне. Выгон — земельный участок, покрытый кормовыми травами, используемый как пастбище для скота. То есть, базар располагался на самом краю села, и тем не менее Рощин, купив кусок пирога, "зашагал по широкой булыжной улице"?

Далее происходит его встреча с Махно. Пьяный батька, в сопровождении двух конников, катается на велосипеде. Заметив офицера, он предлагает тому проследовать в штаб.


"Всадники заржали и с обеих сторон конями придавили Рощина. Велосипедист проехал вперед, со всей силой пьяного человека вертя педалями. «Шагай, шагай», – повторяли всадники, заставляя Рощина почти бежать между лошадьми. Вырываться, протестовать было бессмысленно. Остановились на этой же улице у кирпичного дома с вытоптанным палисадником. Окна были замазаны мелом, над дверью висел черный флаг, и под ним надпись на фанере: «Культпросвет народно-революционной армии батьки Махно»."


Рощина начинает допрашивать Лёвка Задов, которого в итоге меняет сам Нестор Иванович.

Военспец Рощин, после целой череды обстоятельств, соглашается составить план восстания в Екатеринославе. Впрочем, нас это уже не касается, так как Гуляйполе в романе более не упоминается.

Подводя итог, можно сказать, Гуляйполе являлся на ту пору вполне обычным городком, и именно такую картинку нарисовал Толстой. Махно он конечно размазал, но Гуляйполе в историческом плане прорисовано правдиво, хотя Толстой там и не был.


* * *


Постараемся разобраться, что же представляло собой Гуляйполе в начале прошлого века.

Дерево не может жить без корней. Города неотделимы от своих жителей. Гуляйполе самым тесным образом связано с Нестором Ивановичем Махно. Его история переплетена с биографией батьки.

Нестор Махно был пятым (последним) ребёнком в семье бывшего крепостного крестьянина Ивана Родионовича Михненко, который после реформы служил в деревне Шагаровой у помещика Шабельского конюхом и скотником. Ко времени рождения Нестора семья перебралась в богатое Гуляйполе, которое славилось своими ярмарками.

Вскоре после этого отец умер, оставив мать с пятью детьми мал мала меньше. Единственное, что он успел сделать для Нестора, это записать дату рождения годом позже. В последующем паспортное малолетство спасло Нестора от казни, которая была заменена каторгой.

В начале прошлого века Гуляйполе насчитывало две тысячи дворов. Нестор окончил двухклассное начальное училище. С малых лет работал на сезонных сельскохозяйственных работах у помещиков и зажиточных крестьян. С 1903 года работал подсобным рабочим в малярной мастерской, в купеческой лавке, на чугунолитейном заводе М. Кернера в Гуляйполе.

В селе функционировала театральная студия, где будущий батька пробовал себя лицедеем. В августе 1906 г. Нестор стал членом «Крестьянской группы анархо-коммунистов» (другое название — «Союз вольных хлеборобов»), действовавшей в Гуляйполе.

В последующем Махно и его товарищи были осуждён за грабежи и разбои. Финалом их деятельности стало убийство Гуляйпотльского пристава. Новый пристав внедрил в среду юных анархистов своего агента и повязал банду.

После февральской революции 1917 г. Махно, как политический заключённый, возвращается на родину. Гуляйполе на тот момент тихая провинциальная глубинка, и тем не менее здесь также завариваются революционные процессы.

Махно, как идейный революционер, набирает популярность среди односельчан. Его избирают председателем сразу пяти комитетов. Нестор Иванович агитирует крестьян, дабы забрать у помещиков землю. Летом 1917 г. положение дел было неопределённым. Решить вопрос с землёй в свою пользу крестьянам не удавалось.

В сентябре 1917 г. в Гуляйполе приезжает бывшая посудомойка водочного завода, приговорённая к смертной казни, но помилованная, убеждённая анархистка Маруся Никифорова. Она предлагает действовать более решительно.

Махно и его хлопцы нападают на одну из частей Преображенского полка. Солдаты сдаются без боя. Маруся собственноручно расстреливает офицеров и уезжает в Александровск. Махно и его ударная группа получают оружие. Почувствовав силу, они возвращаются в Гуляйполе, после чего крестьянский съезд села принимает решение о переделе земли.

Когда в ноябре 1917 г. в Гуляйполе пришла весть об установлении в Москве и в Питере советской власти, в селе особых изменений не произошло. Здесь власть за два месяца до этого уже и так стала советской - Гуляйполе управлялось советом, а земля, без каких-либо Ленинских деклараций, досталась крестьянам.

Наталья Сухогорская, оказавшись в самый расцвет махновщины в Гуляйпое, пишет следующее:


"При мне там было 3 гимназии, высшее начальное училище, с десяток приходских школ, 2 церкви, синагога, бани, почтовое отделение, много мельниц и маслобоен, кинематограф. Население - в подавляющем большинстве украинцы. Великороссов в Гуляйполе мало - больше учителя и служащие. Наоборот, очень много евреев-купцов и ремесленников, очень дружно живущих с украинским крестьянством..."


Как развивались исторические события, предлагаю посмотреть мою статью - "Украина 1917 - 1921". Повторяться не хочу. Здесь же постараюсь составить хронологию, кто и когда в Гражданскую брал Гуляйполе.

1 марта 1918 г. в Киев вместе с немецкими войсками возвращается Центральная рада. 16 апреля в Гуляйполе появляется отряд Центральной рады. "Вольный батальон" сопротивления не оказывает и расходится по домам. Более того, входившая в его состав еврейская рота помогает в аресте членов ревкома и совета, разоружает анархистов и громит их помещение.

К концу апреля немцы и австро-венгры полностью оккупируют Украину. В Гуляйполе расквартировывается австро-венгенская часть. На одном из старинных зданий в настоящем можно видеть табличку, где рассказывается об их злодеяниях.

Махно, осознавая, что немцы его убьют, бежит в Царицын. В июле 1918 г. возвращается на родину. Вокруг него вновь образуется боевой отряд. В конце сентября хлопцам на короткое время удаётся захватить Гуляйполе. Австрийцы уходят ловить партизан. В селе остаётся одна рота, плюс человек восемь-десять варты. Хлопцы, под покровом ночи, свой шанс используют.

В их руки попадает телеграф. Махно, понимая, что Гуляйполе он не удержит, отбивает в Александровск телеграмму с призывом ко всеобщему восстанию. Когда в село намереваются прийти каратели, махновцы встречают их возле станции, режут на марше из тачанок и исчезают.

После революции в Германии австро-венгры с Украины начинают уходить. К концу ноября Гуляйполе от оккупантов полностью очищено. Под контролем батьки Махно оказывается территория радиусом 40 - 45 км.
Н.Сухогорская вспоминает, как ночью и оттуда и отсюда можно было видеть огни пожарищ: "Это горели хутора немцев и личных врагов Махно."

В третьей декаде января 1919 года Гуляйполе занимают белые. Махновцы отступают, подобно бильярдному шару выбивая петлюровцев из Александровска.

В через несколько дней они возвращаются в Гуляйполе. Соратник Махно Белаш об этом событии пишет: "Сколько радости было у женщин при встрече со своими, сколько слёз и объятий в Гуляйполе при нашем появлении!"

В конце весны Деникин переходит в наступление. Махно просит большевиков помочь с оружием, однако те, после мятежа атамана Григорьева, ему не доверяют. Деникин интуитивно понимает ситуацию и потому бьёт по корпусу Махно.

6 июня белоказаки занимают Гуляйполе. На следующий день отчаянной атакой махновцы родное село отбивают, но через три дня, осознав масштаб наступления белых, Гуляйполе оставляют.

В село входят казаки атамана Шкуро, учиняя жуткий погром: дома активных повстанцев сжигают (в том числе и хату самого батьки), женщин-евреек насилуют. Федору, жену батькиного брата Саввы, прежде чем расстрелять, господа офицеры долго пытают: бьют, колят штыками, отрезают грудь.
В самый разгар полевого сезона сельхозкоммуны оказываются разгромлены. Землю и инвентарь белые передают прежним владельцам.

После известного боя под Перегоновкой повстанцы возвращаются на Левобережную Украину. 11 октября они занимают Гуляйполе. К этому моменту махновцы контролировали в тылу белых огромные территории.

Деникин вынужден снять части с фронта и бросить их на Махно. В третьей декаде октября над Гуляйполем вновь поднимается трёхцветный флаг.

В конце января в начале февраля 1920 г. Гуляйполе занимают большевики. Основной враг красных - белые, и потому гарнизона в батькином селе они не оставляют

По мнению многих историков, если бы не красный террор учинённый в деревнях, махновщина не смогла бы возродиться. В марте-апреле в Гуляйполе вновь махновское. Впрочем, тут всё условно. Во время одного из ночных налётов красноармейцы схватывают и убивают Савелия - родного брата Нестора Махно.

В конце марта в руки ЧК попадает дневник матушки Галины, второй жены Махно. Запись от 7 марта сообщает следующее:


"Приехали в Гуляйполе. Тут под пьяную команду батьки начали вытворять нечто невозможное: кавалеристы начали бить нагайками и прикладами всех бывших партизан, каких только встречали на улице... Все вышли, смотрят на приехавших, а приехавшие, как дикая орда, несутся на конях, ни с того ни с сего начинают бить, приговаривая: "Это тебе за то, что не берёшь винтовку". Двум хлопцам разбили головы, загнали по плечи одного в речку, в которой ещё плавал лёд..."


Н.Сухогорская вспоминает, как в самом начале весны 1920 г. Махно играючи разделался с отрядом красных курсантов, пришедших ловить его в Гуляйполе. Батька отступил, выманил курсантов в поле, где наголову разбил.

28 апреля кавдивизия Пархоменко батьку из его родного села выбивает. Гуляйполе для Пархоменко стратегического значения не имеет. Через несколько дней красные конники идут дальше. В Гуляйполе возвращаются махновцы.

Летом 1920 г. Махно колесил по юго-востоку Украины. Красные и белые готовились к решительной дуэли и потому Махно особо не трогали. Гуляйполе в тылу у большевиков. Если их отряды подходили, махновцы сдавали село, не принимая боя. Чёткой картинки этого периода нет (или мне её не удалось восстановить).

В середине лета красные перебрасывают силы на борьбу с Польшей. Врангель, уловив момент, вырывается из Крыма и переходит в наступление. В августе чёрный барон занимает Гуляйполе. Черногвардейцы-анархисты его почти сразу оттуда выбивают. В сентябре белые возвращаются.

Большевики в третий раз заключают с батькой союз, 30 сентября оформляя его документально. Семьи махновцев в льготах приравниваются к семьям красноармейцев.

25 октября красно и чёрногвардейцы совместно входят в Гуляйполе. Хлопцы, дабы побыть со своими семьями, просят предоставить им 3-4 дня выходных. Линия фронта в этот момент южнее села в нескольких километрах. Фрунзе гуляйпольцам отказывает, причём категорично и в грубой форме.

Основные силы Махно движутся на юг, дабы громить Врангеля. Батька из Старобельска, где он лечился после ранения, вместе со штабом переезжает в Гуляйполе.

Белые заперты в Крыму. Лучшие силы махновце в первых рядах идут на штурм гнилого моря. После взятия Крыма большевикам они оказываются не нужны. Махновцев заманивают в ловушку и 1 декабря расстреливают. От пятитысячного корпуса батькиной армии в живых остаётся 250 человек.

В тылу тоже происходят интересные события. ЧК везде и всюду внедряет агентов. Командир третьего повстанческого полка Клерфман сообщает в Гуляйполе, что в окрестных сёлах красноармейцы и милиция совершают грабежи и разбои под видом махновцев. Большевики всеми возможными силами начинают создавать бандитский образ Махно и внедрять его в массы.

Ночью 26 ноября артиллерия большевиков обстреливает Гуляйполе. Возникает жуткая неразбериха, однако батьке со своим штабом и охраной в 300 сабель удаётся уйти.

Вечером в село врывается интернациональная бригада под командованием Мате Залки. Не обнаружив противника, кавалеристы располагаются на ночлег. Утром части 42-ой дивизии, ничего не зная о манёвре венгра, продолжают обстрел и планомерное наступление. Весь день идёт бой и только к вечеру красные понимают, что целый день воевали между собой.

4 декабря Махно в Гуляйполе возвращается. Тут выясняется, чекисты казнили большое количество селян, симпатизировавших Махно. Однако, увы, надолго остаться в родном селе махновцы не могут. Гуляйполе вновь красное.

18 декабря 1920 г. Махно со своим отрядом последний раз посещает родное село. Правильнее сказать, хлопцы через Гуляйполе под покровом ночи всего лишь проскакивают.

Далее их отряд в пять тысяч сабель колесит по Украине. Гуляйполе под контроль берут большевики - теперь уже окончательно. На борьбу с Махно они выделяют две трети своих сил (60 тыс.), участвовавших в разгроме Врангеля.

Конец декабря и весь январь 1920 г. красные гоняются за Махно, отрезая его от родного села. И тем не менее над Гуляйполем висит тень батьки. Комиссары днём полноправные хозяева. В Гуляйполе и в окрестных селениях начинаются чистки. В светлое время суток чекисты пытаются собрать оружие, выявляя махновских агентов. С наступлением темноты комиссары уезжают ночевать на станцию, где стоит бронепоезд.

В апреле Махно залегает на дно на одном из хуторов. В мае батька вновь собирается с силами и начинает петлять в родных степях, но в Гуляйполе пробиться уже не может. Он надеется поднять новое восстание на Украине, однако ничего не получается.

Ленин провозглашает НЭП, после чего крестьяне воевать уже не хотят. Дабы поймать Махно, Москва бросает в бой лучшие истреботряды. За ним гоняются, и конники, и броневики, и аэропланы, и бронепоезда, но поймать не могут. В сентябре 1921 г. Махно с остатками отряда уходит в Румынию, где сдаётся властям.

В Гуляйполе устанавливается советская власть, теперь уже не анархическая, а коммунистическая.

В 1936 году уроженец Гуляйполя Леонид Аронович Юхвид, на основе увиденного и пережитого, создаёт забавную оперетту под названием "Свадьба в Малиновке". Первоначальная её постановка была на музыку А. П. Рябова, на украинском языке.

В 1967 году на киностудии «Ленфильм» по мотивам оперетты был создан широкоформатный цветной фильм «Свадьба в Малиновке» с плеядой прекрасных актёров, ставший шедевром советского кинематографа.
Автором сценария фильма выступил Л. А. Юхвид. «Свадьба» стала хитом проката: в год выпуска она поднялась на второе место по количеству просмотров в кинотеатрах, уступив только «Кавказской пленнице».

Фильм действительно весёлый и забавный, но это фильм. Увы, в Гражданскую было не до смеха.


* * *

Моё первое впечатление от Гуляйполя, более похоже на вопрос: как это так, ты едешь-едешь по бескрайним полям и степям, где на много километров не видно человеческого жилья и вдруг попадаешь в обустроенный городок, аккуратный, чистый, с еловой аллейкой на центральной улице и с вековыми тополями, устремлёнными в голубое небо. Мне чаще всего приходилось видеть тополя, похожие на свечки.

Гуляйпольские не такие, они, словно подбоченившиеся бабы, объёмные и раскидистые. Кто их сажал, когда? В каком году на стволах вырезаны имена?... А может это, словно раны, проступают следы от пуль?...

  Впрочем, думать обо всём об этом было некогда, нам нужно было заселиться в гостиницу. Таковая в Гуляйполе всего одна. Мой друг очень долго туда звонил, но номера таки заказал. Женщина на ресепшене, как и положено в провинции, неспешно записывает наши данные в журнал, после чего выдаёт желанные ключи. Душ на этаже один, зато в номере есть кровать, телевизор и санузел.

Павел целый день рулил и потому сильно устал. Я тоже падаю полежать, но уже через 10 минут отправляю изучать город. Гуляйполе городок маленький, в котором потеряться попросту невозможно. Улицы оказались пусты. Старых дореволюционных зданий в Гуляйполе не много.

Одно из таковых привлекало внимание небесно-голубой раскраской.В настоящее время в нём заседает городская рада. С другой стороны отделение полиции. Сто лет назад здесь был батькин ревком.

На следующий день мне довелось слышать, что со второго этажа здания с балкона перед земляками неоднократно выступал Махно, и именно на этом балконе он приказал повесить белого генерала.
Прошлое обрастает мифами и легендами, которые становятся правдой - общество в это верит и с этим живёт.

Вернувшись домой, я нашёл в инете старую чёрно-белую фотографию здания. Никакого балкона на углу второго этажа не было. Ещё, добавлю, никаких белых генералов батька в плен не захватывал. Капитан Русской армии, прорвавшийся через фронт к Махно специально для переговоров, батькой действительно был повешен. Это произошло это 9 июля 1920 г. в селе Времьёвка, но никак не в Гуляйполе.


Особнячок напротив тоже помнит батьку и не только его, но и австро-венгров. Именно здесь висит табличка об их злодеяниях.

Рядом сквер, где сиротливо грустит монумент со сбитыми буквами, непонятно кому принадлежавший. Хотя?... Всё и так ясно... По новому закону Украины, памятники, посвящённые Революции и Гражданской, должны быть убраны. Чудно, честное слово, удивительно всё это - в моё детство возле подобных памятников принимали в пионеры.

У Махно в Гуляйполе был довольно сильный конкурент, сын кучера, заразившийся идеями коммунистов - Полонский. Во время летнего отступления 1919 г. его полк не выполнил приказ Москвы, остался на Украине и соединился с повстанцами. Оно вместе пробивались через белых под Перегоновкой. Однако осенью, когда махновцы взяли Екатеринослав, Полонский был ими расстрелян. По мнению историков, Махно узнал, что Полонский готовит против него заговор и своего земляка опередил.

Так это или нет, теперь точно не скажешь. Самое интересное, и первый и второй были почти ровесники, и потому в детстве могли играть вместе.

Гуляю по городку и далее выхожу к бюсту Аллы Оношко. Алла родилась в Гуляйполе в семье военного. В последующем семья жила в Севастополе. Когда началась война, добровольцем отправилась на фронт. Её взяли в разведку. В 1944 г. Оношко погибла в Крыму. Её забросили немцам в тыл. Парашют не раскрылся и Алла разбилась о скалу, пару дней не дожив до своего двадцатилетия.
19 мая 1944 года Алла Оношко посмертно была награждена орденом Отечественной войны 2-ой степени.

Далее я нашёл обелиск, посвящённый взорванному храму. Именно здесь крестили грудничка Нестора Махно. В настоящем на этом месте часовня, но в будущем планируется воссоздать храм.

Вижу мелких пацанов, подхожу, спрашиваю, про учёбу? Отвечают, что с оценками нормально. Я допытываюсь дальше: "Батьку Махно знаете?" В ответ получаю дружное: "Знаем! Знаем!..."

Автомобилей на дорогах по-прежнему не видно. Народ всё больше на велосипедах ездит. Заброшенных хат я тоже не видел. На центральной площади благоухают кусты роз. Здесь же но чуть в стороне державно возвышается на постаменте Тарас Шевченко.
А вот чтобы что-то продать или купить, гуляйпольцы по прежнему наклеивают на специальный столб объявления.

Вот таким было моё первое знакомство со столь желанным городом. В тот вечер мы всей компанией зарулили в уличное кафе, где под раскидистыми кронами хорошо посидели, выпив за батьку, за его армию и за Гуляйполе.

Утром я проснулся с первыми лучами солнца. Сновавшие туда-сюда ласточки призывали не лежать на кровати, а отправиться изучать город, что я и сделал. Гуляйполе уже проснулось.  Кто-то спешил на работу, кого-то на велосипеде отвозили в садик.

На одной из центральных улиц в военной гимнастёрке, с папахой на голове, держа левой рукой шашку, а правой кобуру маузера, сидел командир Революционной повстанческой армии - Нестор Иванович Махно. Чья-то заботливая рука, дабы батьке было помягче, положила ему на скамейку баранью шкуру. Позолоченная скульптура купалась в утренних лучах солнца.

Позже экскурсовод в музее рассказала, первый памятник Махно в Гуляйполе появился аж в 1989 г. На ту пору Махно для некоторых своих земляков был как бельмо в глазу. Его и с постамента сбрасывали и краской обливали.

Не нужно думать, что все Гуляйпольцы изначально с симпатией относились к Махно. Как это обычно бывает в гражданскую, здешний люд воевал по разную сторону баррикад. У кого-то родственники за одну идею погибли, у кого-то за другую... Коней и скотину у крестьян забирали и те, и другие, и третьи. Власть в Гуляйполе менялась бессчётное количество, и каждый раз либо кого-то грабили, либо, ещё хуже, - убивали.

Сидящий на скамейке Махно появился в Гуляйполе 24 августа 2009 года. Лицо Нестора Ивановича серьёзно. В застывшей фигуре чувствуется внутреннее напряжение. А мог бы и расслабиться. Нестора Ивановича история реабилитировала. Махно один из символов Гуляйполя. Никто его более ни краской не обливает, ни с постамента не сбрасывает.

Я бесцельно шёл, сам не зная куда. Лёгкий утренний ветерок шебуршал листву тополей, пытаясь донести до меня какую-то тайну. Задумавшись, я не заметил, как оказался на базаре. И в зале и на улице, торговцы, в ожидании покупателей, начинали раскладывать товар. Звенели связки ключей, открывались двери контейнеров, слышались бойкая речь, перемешанная с утренними приветствиями.

Мне вспомнилось, как Рощин пытался у неумелой, нахальной бабы купить курицу. Жизнь местных женщин многому научила. Нахальные, как и везде, есть, но неумелых баб теперь нЭма.

Цены на фрукты и овощи почти в три раза ниже московских, а вот мясо идёт примерно также. Ради интереса я стал узнавать, возьмут ли здесь рубли? Серьёзного вида мясник заверил, что если я буду покупать большой кусок, он мне в рублях пересчитает, но с мелочью заморачиваться не будет. Получается, на Гуляйпольском базаре, как и сто лет назад, опять ходят разные деньги.

Смотрю на часы и понимаю, что моя прогулка забрала совсем мало времени. Общая встреча назначена на 9 утра. Отправляюсь на другой конец городка. Проходя мимо батькиного ревкома, ко мне в голову влетает шальная мысль - вот бы попасть в полицию, и пусть меня, как когда-то Рощина, допрашивают, зачем я приехал на Украину. Российские СМИ поднимут шум - прославлюсь!!!... Однако, увы, полицейские мимо проходили, но о моих тайных садо-мазохистских желаниях не догадались.

Старых домов вековой давности в Гуляйполе немного. До наших дней дошло здание мельницы, где когда-то, будучи подростком, гнул спину, таская мешки, Нестор Махно.

И всё же, в архитектурном плане Гуляйполе выдающимся городом назвать нельзя. Чтобы понять Гуляйполе, необходимо знать его историю. Ещё лучше, сесть за стол и под горилку поговорить о прошлом с местными жителями. К моему большому сожалению, временем мы не располагали, и потому подобный разговор не состоялся.

Польский анархист Казимир Теслар во время Гражданской войны, под самый конец махновщины, сумел побывать в Гуляйполе. Он оставил интересные воспоминания (скорее всего речь идёт о начале декабря - конце ноября 1920 года):


"Я был в Гуляйполе зимой. Окрестности и городок были густо засыпаны снегом. В каждом дворе стояла знаменитая тачанка - знак того, что в каждом доме нашли приют повстанцы...
Ещё при въезде в городок я заметил окружавшие его заброшенные окопы. Когда же мы въехали в центр, я был поражён жестокостью войны, которая, прокатившись по этим местам, оставила глубокие следы повсюду.  Лучшие дома были разрушены. Другие - и таких было много, - сильно повреждены... Повсюду видны воронки и следы огня..."


Читая подобное, кажется, что речь идёт о каком-то другом месте. В настоящем, одна единственная большая железная тачанка установлена возле музея. Ну а коней, которыми так славилось Гуляйполе, я не увидел вовсе.

Наша экскурсия в музей была назначена на самое раннее время, как раз к открытию музея. Музейщики объяснили нам, летом в Гуляйполе часто приезжают школьники, для которых они проводят экскурсии.

В музей мы попали. После, решили ещё раз прогуляться по городу, теперь уже вместе с экскурсоводом. Женщина показала нам дом, где вместе с женой жил Махно. В настоящем внутри военкомат. По её версии, именно здесь весной 1919 г. Ворошилов вручил Махно Орден Боевого Красного Знамени.

История с орденом поистине детективна. Орденом Махно, за взятие Мариуполя, был награждён. Галина Нестеренко, уже в Париже, вспоминала, что орден у Махно был, но он его никогда не носил. В некоторых случаях приходится читать, что батьке большевики вручили орден за номером четыре. Но далее запись о награждении была преднамеренно удалена.

Мне думается, орден действительно был. Но кто его мог вручить? Из большевитских лидеров в Гуляйполе приезжали Антонов-Осеенко и Каменев. На близлежащей станции Пологи Махно общался с Дыбенко и с Ворошиловым. Чаще всего пишут, что орден вручил Ворошилов. Начинаешь изучать более основательно, натыкаешься, что Ворошилов приезжал на бронепоезде, чтобы по приказу Троцкого Махно, за развал фронта, наоборот, арестовать. Увы, Ворошилов в Гуляйполе не был.

Казалось бы, прошло всего сто лет, но истину, которую каждая новая власть правит и переписывает, установить очень и очень сложно.

Сопровождаемые гидом, мы посмотрели монумент пограничникам, чернобыльцам, доску почёта.

Позже зашли в сувенирный магазин. Выбор был не то чтобы разнообразен, но он скорее просто был. Я взял тарелку с Гуляйполем.

Вот такой оказалась моя мечта под названием - Гуляйполе!

Р.S. При составлении статьи автор использовал:
Василий Голованов "Нестор Махно"
Виктор Савченко "Проект "Украина". Махновская Трудовая федерация (1917 - 1921 гг.)"
Готов к критике!
Тэги: Украина ,
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...