Каракольские озёра. Поход на 75 км

Республика Алтай, июль 2018


КАРАКОЛЬСКИЕ ОЗЁРА. ПЕШИЙ ПОХОД НА 75 КМ.

Маршрут: оз. Каракольские - пер. Багаташ - пер. Аккаинский - пер. Айрыкский - пещ. Каракокшинская - пер. Айрыкский - г. Аккая (2385 м) - пер. Аккаинский - вод. Муехтинский - пер. Багаташ - оз. Каракольские.

Участники: Синицины О&В (Россия, Барнаул), Ревеню Б. (Франция, Нант).

Дата: 10-17.07.2018 г.


День 1. Прибытие в Элекмонар.


      Проведя встречу с мировыми лидерами науки в области астрофизики высоких энергий в Алтайском государственном университете, француз уходил к границе Алтайского края. Джеймсу Бонду и его Девушке понадобилось три дня, чтобы выследить и догнать его в Белокурихе, где завершал свою работу XXVI Европейский симпозиум по космическим лучам (ECRS). Встреча с французом произошла в обстановке полной сумбурности уезжающих в свои страны астрофизиков. Уезжали все, кроме Бенуа. Гражданин Франции, на вид сорок-сорок пять лет, высокий, худощавого телосложения, прибыл на симпозиум в качестве докладчика по теме "Current status of the CODALEMA/EXTASIS experiments". К этому времени, он уже давно вынашивал план пройти пешком по горам Алтая: "Each time I went to Asia (China, Vietnam, South Korea…), I fly over Siberia and I was thinking “one day, I will go there”" - сообщалось ранее в секретном донесении. В задачу Бонда и его Девушки входило сделать это путешествие максимально безопасным и столь же интересным. Стараясь не привлекать к себе внимание научной общественности, они погрузили вещи в синий автомобиль и направились на юго-восток, где конечной точкой цивилизованного мира должно было стать село Элекмонар, Республики Алтай. Теперь, по старой русской традиции, их было трое.




      Из разведданных стало известно, что дорога из Белокурихи до Горного Алтая через село Верх-Ая должна быть неплохой. Главным для Бонда оставалось не проскочить нужный поворот после села Алтайское и уйти влево на Аю, а не ехать прямо - в Чергу, где, по слухам, вся дорога разбита лесовозами. Разведданные оказались не ложными - действительно автомобильная дорога из Белокурихи в Республику Алтай через село Верх-Ая протяжённостью всего сто километров хорошая и очень живописная. Венцом этого пути является мост через реку Катунь, являющейся в этом месте естественной границей двух регионов России. Несмотря на "срезанный" таким образом маршрут, в Элекмонаре наши туристы появились только во второй половине дня, и сколько бы не обращались они к многочисленным владельцам спецтехники с просьбой забросить их на Каракольские озёра сегодня, в ответ получали только отказы. Аргумента было два: "Сегодня уже неохота!" - и, - "Скоро сверху пойдут машины, дорога очень узкая и разъезжаться на ней будет неудобно". Второй ответ казался довольно аргументированным, поэтому наши герои записались на транспорт к Каракольским озёрам, который уходил утренним рейсом от кафе Манас. Таким образом, сегодня ещё оставалось время, чтобы посетить некоторые известные места в Чемале, тем более, что вопрос с ночлегом был решён очень быстро. До полной автономки оставались считанные часы.


День 2. Одни под звёздным небом.

Видео: бобслей с выходом на воду - https://youtu.be/TQjeVQEkmLQ


      Оставив синий автомобиль на спец стоянке, наши герои отправились встречать рассвет в условленном накануне месте возле кафе Манас. Рюкзаки, заполненные самыми необходимыми для жизни в горах вещами привычно впились в плечи. В них уместилось следующее: еда, рассчитанная на трёхразовое питание в течении семи дней и состоящая в основном из разнообразных круп компании Образ жизни Алтая, а также овощи (картофель, морковь, лук) и вермишель на семь котелков супа, три булки хлеба (две бородинского и одна белого), высушенные в сухари, пакет сгущёнки, пакет кетчупа, четыреста граммов топлёного масла, соль, сто граммовая пачка чёрного чая и печенье к нему, мёд, лимон, шоколад SweetSeed - по плитке на день, плюс батончики и леденцы на ходьбу. Естественно, лапша быстрого приготовления на случай непредвиденных обстоятельств - по две штуки каждому. Газовая горелка, шесть баллонов газа по 220 граммов (было потрачено два баллона, в основном еда готовилась на костре. Одного баллона газа хватает на два с половиной приготовления пищи), посуда - два котелка, чашки, ложки, нож, небольшая разделочная доска. Две палатки - двух- и одноместная. Одежда - в чём идти (футболка, лёгкие штаны, кепка, ботинки), в чём спать (термобельё, тёплые носки и шапка), кофта, дождевик, сланцы для жизни в лагере. Тёплые спальники и коврики под них. Фонарь на голову. Пожалуй, это стандартный набор туриста западно-сибирского региона России.




      Так уж повелось на Руси, что русскому человеку оказалось проще придумать и собрать ГАЗ-66, чем построить дороги - этот факт в данном случае заслуживает особого уважения, так как то немногое, что в границах Элекмонара ещё как-то напоминает автодорогу, быстро заканчивается, как только спец транспорт покидает пределы земли, вверенной под управление местного сельсовета. И чем дальше дорога уходит в лес, тем страшнее она становится. Но, как говорится: "За что заплачено, то и получено" - в полной мере и без остатка. Полно-приводная, четырёхколёсная ласточка в комплектации very light с лёгкостью преодолевает броды и косогоры. Для семнадцати пассажиров (один в кабине, остальные в кузове) мир уже никогда не будет прежним, особенно для Бенуа: "it's impossible!" - повторяет он каждый раз, когда машина медленно, но верно переваливает очередной валун или продвигается по невероятно глубокой колее с различными углами наклона. Этот аттракцион длится четыре часа с перерывом на полдник, за которые машина проходит около тридцати пяти километров, сначала вдоль реки Элекмонар, затем вдоль реки Каракол, захватывает берег реки Огой и через перевал ныряет к пятому Каракольскому озеру. С этого момента три туриста остаются свободны и независимы на целую неделю - только они и природа.




- Сегодня лёгкий день, - говорит Бонд, - до первого Каракольского озера всего три с половиной километра по треку и набор высоты на это расстояние - двести десять метров, с 1630 метров над уровнем моря на пятом озере до 1840 метров на первом.

      Вместе с нашими героями от озера к озеру перебегают организованные группки людей, приехавшие утром, чтобы вечером уехать обратно в цивилизацию. Около одной, стоящей на пятом озере палатки между Бондом и незнакомым мужчиной завязывается разговор:
- Здравствуйте! Сегодня мы обнаружили, что в мою ногу впился клещ, - сказал мужчина. - Поэтому мы вынуждены сворачивать лагерь и спускаться вниз. Я вижу вы идёте с рюкзаками. Если хотите, можете встать на наше место.
- Очень жаль, что у вас так случилось, - отвечает Бонд. - Спасибо за предложение, но мы планируем на ночь остаться на первом озере. Удачи вам!




      Переходы между озёрами составляют от тысячи до ста метров, самое большое расстояние между пятым и четвёртым озером, самое маленькое между третьим и вторым.
- Как насчёт воды? - интересуется Бенуа. - Я взял с собой специальные таблетки для её обеззараживания.
- Здесь эти таблетки не пригодятся, - отвечает Бонд, наклоняясь над ручьём и зачерпывая ладонью воду, пьёт её. - Везде, где мы будем воды очень много и вся она кристально чистая. Мы находимся в местах, где реки берут своё начало, вытекая буквально из земли. Здесь нет производства или какой-либо другой жизнедеятельности человека - всего того, что может загрязнить воду. Можно сказать, что от сюда, из этих капель, сочащихся из-под ног начинается великая сибирская река Обь. Ведь река Аккая, вытекая из земли впадает в реку Кубу, та в свою очередь впадает в реку Чемал, устье Чемала находится в Катуни, а уж Катунь в Алтайском крае сливается с Бией - так рождается Обь.

      Пожалуй, история с водой производит на француза не меньшее впечатление, чем возможности ГАЗ-66. Так - не спеша, за разговорами друзья подходят к Каракольскому озеру №2 - месту, где все люди испытывают первые непривычные для этого времени года ощущения. Под лучами палящего солнца снежник спускается по отвесному склону с высоты двести шестьдесят метров и подходит прямо к воде. Любой взрослый здесь сразу же становится ребёнком - люди играют в снежки, катаются по снегу с горки, лепят снеговиков и конечно же купаются - но это делают только самые смелые, так как вода в озере ледяная. В первом озере вода тоже ледяная, в ней купаются те, кто не сделал это во втором озере, но пройдя пятьсот метров почему-то передумал.




      Начиная с обеда верхние озёра становятся безлюдными, экскурсоводы торопят своих подопечных к машинам, которые с четырёх часов дня разворачиваются в обратный путь. Оставшись в одиночестве, друзья разбивают лагерь и готовят обед, после чего остаётся ещё много свободного времени до того, как солнце спрячется за горой. Бенуа с изумлением смотрит на Девушку Бонда, которая как ни в чём не бывало ныряет в ледяную воду. А после того, как то же самое проделывает Бонд, француз сдаётся и окунается в озере следом за ними.
- Чтобы загар ложился ровно со всех сторон, - шутит Девушка Бонда, - обсыхать после ванн лучше на белом снежнике.
- Жара, вода, снег - настоящее сибирское лето! - подхватывает шутку Бонд. - А если серьёзно, я иду на разведку вопроса - можно ли подняться наверх со второго озера, чтобы завтра не обходить этот путь через перевал Багаташ?

      После продолжительного отсутствия, Бонд возвращается в лагерь, где уже всё готово к ужину и вечернему костру.
- Я был наверху, - сообщает Бонд о результатах своей разведки, - видел наш лагерь вон с того козырька. Подъём очень интересный и столь же опасный, занял у меня сорок минут. Ноги скользят и на снегу и вне его, так как склон усыпан мелкими, ни чем не удерживаемыми камнями. Думаю с рюкзаками это будет очень тяжело и очень рискованно, поэтому завтра пойдём, как настоящие герои - в обход через Багаташ.
- Прошу всех к столу, - позвала Девушка Бонда. - Ужин готов.



      Ущелье озёр погружается в сумерки, и на небе загораются первые звёзды. Костёр, освобождённый от обязанности варить еду, легким звучанием похрустывает дровишками, отдавая своё тепло и свет людям. Ночь обещает быть безоблачной и прохладной. Вот уже видны созвездия: Большая Медведица, Кассиопея, Лебедь, Малая Медведица определяется исключительно по Полярной звезде. Чёрный экран над головами заполняется бесчисленным количеством звёзд.
- Смотрите, спутник летит, - замечает Бенуа.
- Вон ещё один, - подтверждает Девушка Бонда.
- На Козырёк звезда упала. Ого какой трек! - восклицает Бонд. - Жаль сейчас не август, устали бы желания загадывать.
- Время уже час ночи, - сообщает Бенуа. - Я хочу попробовать сделать фото Млечного Пути и пойду спать. Good night!
- И нам пора. Good night!


День 3. Долина реки Аккаи.



      Лучи солнца, выглянувшего из-за горы Белок Озёрный (2146 м) быстро прогревают остывшую за ночь палатку. Поначалу это кажется приятным - вдыхаешь тёплый воздух вместо холодного ночного, и сон накатывает второй волной. Но пространство внутри палатки нагревается слишком стремительно. Вытаскиваешь из спальника сначала руки, а затем и всего себя, но через миг и этого становится мало, открываешь дверь палатки, ожидая прохладный ветерок, но его нет. На теле выступает влага, духота прогоняет последние остатки сна в голове. В утренней тишине раздаётся пронзительный звук молнии тента - единственной преграды, оставшейся между удушьем и глотком свежего воздуха, полы тента разлетаются в стороны, и вслед за сознанием тело входит в новый божий день.



      Лагерь оживает: "Good morning, Benoit!" - "Oh, good morning!" - приветствуют друг друга герои данной истории.
- How did you sleep tonight? - интересуется Бонд у француза.
- Not bad. At first it was a bit cold, but then I got warm and fell asleep.
- We too.
      Костёр уже вскипятил воду в котелке. Сворачивание лагеря прерывается на завтрак.
- Сегодня, как и все последующие дни, на завтрак овсянка быстрого приготовления и чай с печеньем и оставшимся с вечера шоколадом. - объявляет меню Девушка Бонда.
- Отлично, я рад! - отвечает француз. - Вижу, что ваши вещи уже собраны, а моя палатка не сдвинулась с места, завтра я постараюсь это исправить и соберу свой рюкзак как можно быстрее.
- Ничего страшного, - успокаивает его Бонд, - сейчас мы свободные люди и никуда не торопимся. Сегодня нам предстоит вернуться к пятому озеру, откуда тропа идёт в затяжной подъём, порядка двух с половиной километров и перепадом высоты четыреста двадцать метров - это перевал Багаташ. Это будет самый трудный подъём из всех на нашем маршруте, так как рюкзаки ещё полные и мы будем выбираться с самых низов. Остальные два перевала Аккаинский и Айрыкский примерно такой же высоты, только выход на них находится на средине высоты Багаташа.
- I'm ready! - сообщает Бенуа. - Спасибо, breakfast was very nice.



      Язык общения внутри компании складывается интернациональный, как и сам коллектив. Бенуа совсем не знает русского, кроме таких слов, как "да", "нет", "спасибо", но хорошо владеет английским, поэтому общение строится на английском с вкраплением русских и французских словечек. Например: "Benoit, last time we drove half way to the lakes on trois chevaux", или "Benoit, you can take your cup of soup" - "Да, спасибо!". Вечерами у костра обсуждается всё - от планов на завтрашний день, до тем, касающихся быта людей в России и Франции, автомобилей, искусства, науки и конечно мировой политики. В ходе бесед выясняется, что бензин во Франции стоит в три раза дороже, чем в России, и что большинство французов не знают, кто такой Мартен Фуркад, так как во Франции биатлон не очень популярен. Французское телевидение так же, как и российское наполнено американскими фильмами. Французы рады, что их президентом стал Макрон, а не Мари ле Пен. А такая заброска туристов, как на Каракольские озёра, во Франции вообще не возможна, так как для её осуществления нужно получить большое количество разрешений и сертификатов - на что был дан резонный ответ: "Россия - свободная и демократическая страна, поэтому здесь возможно всё!"

      Лицо Бонда за часы обгорает под палящим солнцем: "Француз хорошо подготовился - солнцезащитные очки и кепка, закрывающая всю голову и шею", - думает Бонд. - "вот, что означает привычка делать походы в августе, когда приходится больше спасаться от холода, чем от солнца". Воды на перевале нет, доступна только та, которую туристы несут с собой в пластиковых бутылках. Граница леса давно позади, а расстояние до ближайшей тени порядка восьми километров. Жизнь немного облегчает снег, ещё не до конца растаявший в каменистой ложбине под Долиной Пирамид. Бонд кладёт снег на голову, от чего, если прислушаться, можно услышать шипение вскипающей воды, ручейки прохлады стекают под рубашку, позволяя телу немного остыть - можно жить, можно идти дальше. Долина Пирамид представляет собой огромную каменистую площадку над ущельем Каракольских озёр, всю заставленную рукотворными башнями из камней. Все пирамиды разных размеров - от совсем маленьких до высоты выше человеческого роста, и неповторимых форм - от классических - камень на камне, до арочных конструкций, либо имеющих полость внутри. Пирамид столько, что рассматривать каждую нет никакой возможности, для этого нужна отдельная специальная многодневная экспедиция. В общем, нашим потомкам будет над чем поразмыслить, и историки будущего не останутся без тем для кандидатских диссертаций.




- Время уже два часа дня. Нужно искать ручей и делать обед. Дров здесь нет, варить будем на газе. - сообщает Бонд.
- Я помню, здесь было несколько ручьёв, - говорит Девушка Бонда, - дойдём до первого и устроим привал.
      С места привала хорошо видны скалы посреди долины реки Муирты, туристы называют их Замками горных духов.
- Бенуа, видишь те скалы? - спрашивает Бонд. - Они носят название... Как же по-английски замок? Вылетело слово из головы. Эм-м, как называется дом, где жил ваш король Луи, большой дом?
- Château!? - удивлённо отвечает француз.
- Точно, шато. Эти скалы называются Сhâteau of ghosts of mountains, - объясняет Бонд.
- Ok! I understand. - улыбаясь кивает головой Бенуа.
- Смотрите, по моей руке ползёт клещ, - объявляет Бонд. Это был второй и последний клещ, о котором слышали его напарники.




      Тропа на Аккаинский перевал проходит по траверзу Замков и урочища Муехты, где в укромном месте меж скал скрывается Муехтинский водопад, на котором ещё предстоит побывать нашим героям. Отдохнувшие и насытившиеся обедом они легко выходят на вершину перевала, с которого открывается прекрасный вид на долину реки Аккаи. Справа от перевала располагается озеро Аккаинское в каменной ванне под снежными шапками на серых скалах, слева, меж двух вершин можно увидеть вершину горы Аккаи (2385 м) - самую высокую точку этого района Хребта Иолго. Реку здесь питают сразу несколько истоков - основное русло, берущее своё начало из-под горы Аккаи, ручьи в долине - два справа, один слева, и Аккаинское озеро щедро снабжает реку талой водой. Также, с перевала хорошо просматривается место сегодняшней ночёвки.
- Нам осталось пройти два километра, - обращается Бонд к Бенуа. - Видишь тот лесок, там есть место которое спасло нас от грозы в прошлый раз. Ливень был тогда страшный, молнии били в землю со всех сторон, дорога превратилась в грязевое месиво, которое можно было только ощущать, так как из-за налетевших туч и спустившихся сумерек ничего не было видно, успели рассмотреть только этот лесок и держали курс в его направлении, отсчитывая в уме метры, оставшиеся до укрытия.
- Что-то ветерок подул в спину, - заволновалась Девушка Бонда. - Муехту всю затянуло тучами, как бы не повторился прошлый раз.
- Поторопимся, - коротко произнёс Бонд, и группа зашагала вниз, теряя из вида атмосферные процессы, происходящие в Муехте.



      Прошлый раз не повторяется. Здесь в Аккае вечером идёт небольшой дождь, способный только на то, чтобы прибить пыль к дороге. Кусок полиэтилена, растянутый над костром, легко защищает и костёр и людей, возле него.
- Я как будто домой вернулся, настолько родным для меня стало это место после того происшествия с грозой, - накатывает на Бонда ностальгия. - Удивительно, но за три года тут ничего не изменилось - вот сухие дрова под камнем, оставленные нами тогда, костровище, которое я сделал на пустом месте и место под палатку с заметным уклоном и корнем, торчащим из земли - его хорошо помнит моя спина. Как приятно возвращаться домой.
- How many mosquitoes here! - прерывает ностальгию Бонда француз.
- И действительно, так много комаров, - подтверждает слова француза Девушка Бонда. - в Горном Алтае отродясь комаров не было, это что-то аномальное. Теперь мне стыдно, что я сказала тебе оставить средство от комаров в синем автомобиле, - извиняется она перед Бенуа.
- O, cul! - восклицает Бенуа по-французски. - Je n'aime pas les moustiques.
      Тем временем облака над перевалом вспыхивают красным заревом от лучей заходящего солнца. И всю ночь из-за стены гор, разделяющих две долины доносятся гулкие раскаты грома. Наверное Муехту заливает дождь.


День 4. Пещера Каракокшинская.



     
Ночь. За бортом палатки бушует гроза - порывы ветра гнут её дуги, тент просвечивают вспышки молний, сопровождаемые оглушительными и долгими раскатами грома. Но дождя нет, только ветер, молнии и гром.
- Ты спишь? - спрашивает Бонд у своей Девушки.
- Ещё нет, - отвечает она из темноты. - Не успела заснуть.
- Я тоже не могу уснуть, трясёт всего. Понятно, что температура, не понятно из-за чего - клещ или вчерашний перегрев на солнце? Надеюсь из-за перегрева. Поэтому сейчас нужно меня осмотреть и не найти клеща. Никогда такого не было.
- Свет, камера... Раздевайся!
      Удача - клеща на теле нет. А вот прикосновения к обгоревшему от вчерашнего солнца лбу приносят неприятные болевые ощущения.
- Ладно, спим. Если до утра не помру, значит буду жить, - обнадёживает Бонд, поворачиваясь на бок, чтобы тело обогнуло торчащий из земли корень. - Спокойной ночи.



      Утром француз собирает вещи быстрее всех, сдерживая своё обещание, данное накануне, и так будет происходить все последующие дни похода. Через километр от места ночёвки тропа приводит отряд к основному руслу Аккаи, его ширина здесь около четырёх метров, а глубина чуть выше щиколотки, дно каменистое, но совсем нет тех камней, которые обычно выступают из воды рядком поперёк течения и позволяют перейти водный поток не замочив ноги.
- Товарищ Бонд, а расстегай - это рыба или мясо?
- Расстегай - это не рыба и не мясо. Расстегай - это команда! Расстегай ботинки, засучивай штаны, будем штурмовать реку в брод.
      Босые ноги скрываются в ледяной воде. Каждый ждёт своей очереди и не заходит в реку пока впереди идущий не окажется на противоположном берегу, чтобы не находится в речном потоке лишние минуты из-за какой-нибудь задержки. Так поочерёдно, один за другим, отряд проходит водную преграду.
- Купаться в озере два дня назад было не так холодно, а тут мышцы ног ломит, - удивляется Бонд. - Непонятный эффект.
- Завтра нам придётся опять здесь проходить, - предупреждает Бенуа Девушка Бонда, - когда из пещеры будем возвращаться.
- Я готов! - улыбаясь отвечает француз, и они идут дальше.




      Перевал Айрыкский - крайняя точка этих мест, где ступали ноги Бонда и его Девушки. Впереди внизу простираются невиданные ими места урочища Сарысаз. Хотя, какие они невиданные - вот тропа бежит по лугу, обрамлённому лесом, справа от тропы лежат каскадом озёра под шапками снега на скалах - этот пейзаж так похож на предыдущий, что нет сомнений - там им тоже будет хорошо. GPS сообщает, что до пещеры восемь километров по прямой. На спуске с перевала Девушка Бонда озвучивает свои мысли, которые приходятся по вкусу абсолютно всем:
- Нам можно не идти все восемь километров с рюкзаками, всё равно будем возвращаться по этому же пути. Встанем лагерем где-нибудь в удобном месте возле ручья, а в пещеру сбегаем налегке.
- Мы - за! - хором поддерживают эту идею мужчины. - Это ты хорошо придумала.
      Удобное место находится через пять километров двести метров от вершины перевала - это примерно медиана пути в пещеру, до которой остаётся ровно четыре километра. Предложение обустроить лагерь здесь становится правильным во всех смыслах: во-первых, действительно не придётся тащить рюкзаки лишние восемь километров. Во-вторых, погода меняется на глазах - только что светило солнце, и вот уже небо затягивают чёрные тучи, и на урочище Сарысаз обрушивается хороший проливной дождь, такой, что вода в речушке рядом с лагерем становится мутной.
- Если бы мы пошли дальше, мы не успели бы поставить лагерь до дождя, мокли бы сейчас, - размышляет вслух Бонд, сидя под тентом у костра и уплетая приготовленный обед. - Жаль только, что из-за него можем не попасть в пещеру сегодня. Хотя, ещё не вечер, посмотрим надолго ли он зарядил.
- Кажется, это уже не дождь, а град! - восклицает Девушка Бонда. - Смотрите, какой большой.
- И красивый! - замечает Бонд. - Бенуа, смотри - град. Видимо в этом путешествии горы Алтая желают показать тебе всё, на что они способны. В демонстрационной версии конечно.
- Для меня это очень удивительно! - произносит француз, отставляя в сторону кружку с горячим чаем.
      И действительно, град выглядит очень эффектно - градины прозрачные, все одинакового размера примерно с десяти копеечную монету и имеют форму двояковыпуклой линзы. Говорят... Говорят, что в этот день внизу в Чемальском и Майминском районах Республики Алтай прошёл сильный ураган с шквалистым ветром, дождём и градом. Ветер вырывал с корнем деревья, которые падали на дома, автомобили и обрывали линии электропередач, в результате чего без света остались более семисот жителей. Возможно, наши герои смотрели сейчас на далёкие отголоски этого страшного урагана.



      На часах половина пятого. Дождь закончился и можно поразмыслить о досуге на вечер:
- До дождя был всего один вариант - идти в пещеру, - начинает разговор Бонд, - во время дождя был тоже один вариант - сидеть в лагере. Сейчас же приходится выбирать между тем и тем. Что делать будем?
- Я приму любое ваше решение, - говорит Бенуа. - Я не устал и могу продолжить путь.
- Если мы успеем вернуться до темна, я тоже готова к пещере, - поддерживает француза Девушка Бонда. - Если не сегодня, то завтрашний день будет либо очень тяжёлый - спуск в пещеру и восхождение на Аккаю, либо мы теряем один день и уходим от сюда послезавтра.
- Расчёты показывают, что вернуться до темна мы успеваем, но это теория. Давайте рискнём и подтвердим теорию практикой, - предлагает Бонд.



      По дороге к пещере Девушка Бонда находит подкову: "это к удаче!" - говорит она. И удача не заставляет себя долго ждать. GPS приводит путников к точке (координаты были взяты по данным интернета), где пещерой и не пахнет, только поляна, лес, сухое русло реки и вода этой реки, вытекающая из-под скалы чуть ниже тропинки, но где искать вход? "Дин-дон", - слышится звон колокольчика, доносящийся из леса. "Лошади? - удивляется Бонд. - Пойду посмотрю". "Кажется, я видела всадника", - говорит Девушка Бонда, указывая на лес дальше по тропе. "Дин-дон", - снова раздаётся из ближайшего ельника. "Мистика какая-то", - думает про себя Бонд и направляется в сторону, откуда доносится звон. В ельнике стоят лошадь с жеребёнком. "Есть здесь кто?" - спрашивает Бонд в полумрак ельника. "Здесь никого нет", - отвечает тишина. "А чьи тогда лошади?" - интересуется про себя Бонд, возвращаясь на тропу. И вдруг, навстречу ему из леса выезжает на коне всадник-алтаец.
- Здравствуйте! - приветствует его Бонд. - Как хорошо, что я вас встретил. Подскажите, где здесь пещера?
- Добрый вечер! - отвечает всадник. - Возвращайтесь к сухому руслу и идите вдоль него вверх метров триста, там стоянка, увидите. Вы откуда?
- С Каракольских озёр.
- За день что ли дошли? - удивляется алтаец.
- Нет конечно. Два дня идём, в Аккае вчера ночевали.
- Понятно. Ладно удачи вам!

 - Спасибо! Она улыбается нам прямо сейчас - вы и есть наша удача. До свидания!
      Всадник скрывается за изгибом тропы, а друзья направляются ко входу в Каракокшинскую пещеру.




Вход в пещеру находится под скалой за сухим руслом. Это огромная прореха, разделённая стеной, уходящей вглубь - слева узкий коридор с крутым длинным спуском, справа широкий вход, ведущий в огромный зал.
- Давайте начнём с большой части, - предлагает Девушка Бонда.
- Хорошо. С большой, так с большой, - поддерживают её остальные, - она не кажется такой устрашающей, как левый спуск.
      Спуск в большой зал устелен крупными камнями, по которым относительно удобно спускаться вниз. За входом висит пелена водяного пара, которая растворяется по мере погружения.
- Здесь следует быть осторожным! - предупреждает Бонд, идущий впереди. - Камни уходят под лёд - очень скользко!
      С середины левой стены и до самого пола спускается лёд, а не далеко от него на полу растёт ледяной сталагмит. Пещерный ледничок, по которому приходится спускаться новоиспечённым спелеологам заворачивает влево, где заканчивается небольшим подземным озером, за которым виднеется узкий лаз дальше в недра пещеры.
- Туда не пройдём, - предполагает Бенуа, - глубина озера не известна. Да и по тому, что и так видно не замочив ног не перейти.
- Согласен с тобой, - говорит Бонд. - А что там справа?
- Здесь есть ещё коридор в обратном направлении, - доносится до мужчин женский голос, сопровождаемый небольшим эхом.
      Свет фонаря выхватывает совершенно фантастический рельеф стен узкого коридора, покрытых сверкающим инеем. Так может придумать и воплотить в жизнь только один дизайнер - сама Природа. Орнамент и формы не поддаются человеческому описанию, это нужно видеть своими глазами и ощущать через личное присутствие. Окончив осмотр большого зала со всеми его кулуарами, юные диггеры отправляются к выходу, чтобы попробовать осуществить попытку прохождения пещеры по левому ходу. Пещера сквозная и имеет выход выше по течению воды, которая когда-то давно изменила своему поднебесному руслу и течёт в этом месте под скалой. В пещере везде слышен её шум, а в левом коридоре под завалами камней можно увидеть и саму реку, её течение. Спуск в левый коридор очень крутой и скользкий, но не из-за льда - его здесь нет, а потому, что пол представляет из себя смесь мелкого камня и мокрой глины.
- Держитесь за что-нибудь руками, иначе можно улететь, - предупреждает Девушка Бонда, идущая впереди.
      Пятидесяти метровый выкат заканчивается грудой камней - этот завал отмечен на карте-схеме, сделанной экспедицией Алтай-спелео в 1976 году. По этой схеме и ориентируются герои нашей истории. С этого места путь ведёт только вверх и упирается в ещё один завал.
- Дальше не пройдём, - делает своё заключение Бонд, глядя вниз по другую сторону завала. - Тут обрыв метра три, ступенек нет и зацепиться не за что, без верёвок не спустимся. Go back.

Видео: пещера Каракокшинская - https://youtu.be/4b1Lo7u5R8E

      Наверное всегда приятно видеть свет в конце тоннеля. Этот раз не стал исключением.
- Oh, it is crazy! - восклицает француз, оказавшись снаружи. - My heart is beating very much now.
- Ранее ты бывал в пещерах? - интересуется Бонд.
- Да, бывал, - отвечает Бенуа, - та пещера была очень древняя, но сейчас она уже не такая естественная, как Каракокшинская. Люди провели в неё свет и сделали мостки со ступенями для проведения экскурсий. Поэтому сейчас я полон впечатлений от нашего подземного приключения.
- Идёмте в лагерь, - позвала за собой Девушка Бонда. - Мы ещё успеем поужинать при дневном свете.



День 5. Восхождение на гору Аккаю.



     
Вчерашний день даёт явственное представление о том, что любителю пещер и пешего активного отдыха требуется всего четыре дня на то, чтобы, выехав утром спецрейсом откуда-нибудь с Чемальского тракта, посетить Каракокшинскую пещеру и вернуться обратно в цивилизацию. Конечно этот расчёт исходит из того, что все дни будет стоять благоприятная погода, а посещение пещеры будет скоротечным, как у героев данного рассказа. Расстояние от пятого Каракольского озера до Каракокшинской пещеры по треку составляет тридцать километров в одну сторону, то есть каждый день нужно проходить примерно по пятнадцать километров - вперёд, друзья! По пути в пещеру можно не теряя времени почтить своим присутствием Аккаинское озеро - очень живописный уголок долины реки Аккаи, находящийся всего в шестистах метрах от тропы. И вместе с тем, можно совершить восхождение на самую высшую точку северо-западной части хребта Иолго - ей является гора Аккая, высота которой составляет две тысячи триста восемьдесят пять метров над уровнем моря. Хребет Иолго начинается чуть севернее Каракольских озёр и простирается на девяносто километров на юго-восток. Ближайшая точка этого хребта выше Аккаи находится от неё в двадцати двух километрах по прямой, а самую высшую точку хребта Иолго - гору Альбаган (2618 м) можно найти в двадцати семи километрах от Аккаи, также, если двигаться по прямой.



- Думаю, тащить рюкзаки на вершину нет необходимости, - произнёс Бонд, когда все трое оказались на перевале Айрыкском. - Оставим их во-он под теми камнями, - указал он вдаль по направлению движения, - возьмём с собой только воду, кофты и дождевики, а то вон какие тучи ходят.
- Сколько километров от нас до горы? - интересуется Бенуа.
- Отсюда есть два пути - расстояние по короткому от нас до подножия Аккаи составляет один километр семьсот метров. Чтобы его пройти, для начала нужно взять в лоб зелёнку, которая спускается сверху прямо перед нами. Второй путь - в обход этой горы слева, по курумам - каменным россыпям. Этот путь на пятьсот метров длиннее, но по нему высота набирается плавно, - отвечает Бонд.
- Мы можем опробовать оба пути, - предлагает Девушка Бонда, - плавно вверх и круто вниз! Так или иначе - курумов не избежать. По ним ещё придётся прыгать после зелёнки прежде, чем подойти к подножию Аккаи. Идёмте же.




      Друзья оставляют рюкзаки под огромными валунами посреди плато, предварительно упаковав их в водозащитные накидки на случай внезапного дождя, и взяв с собой необходимые для небольшой радиальной прогулки вещи, отправляются покорять вершину. Выбрав более длинный путь, который преодолевается за один час, наши герои оказываются у подножия Аккаи.
- Бенуа, - обращается Бонд к французу, - разрешите вам представить - гора Аккая. Аккая, это Бенуа. Он специально прибыл к вам с визитом из Франции.
- Très plasir! Какая огромная. Теперь она закрывает почти всё небо. Не будем же терять время, мне не терпится оказаться на вершине. Allez!
- Подъём не такой сложный, как кажется. Эти сто сорок метров по вертикале мы преодолеем за двадцать минут, поэтому не стоит торопиться - главное, не забывать про безопасность.



      Восхождение осуществляется по относительно пологой юго-западной стороне, с которой чуть выше середины уже можно видеть голубые воды озера Вероники, из которого берёт своё начало река Угул. Воды Угула текут на северо-восток, смешиваются с водами реки Каракокши - правого притока Саракокши, которая впадает в Бию в пятнадцати километрах от Телецкого озера. По другую, обрывистую сторону Аккаи располагается урочище Байоюк со своими бесчисленными озерами и рекой Байоюк, воды которой в точности повторяют путь реки Угул. Помимо озёр и лесов урочища Байоюк, с вершины Аккаи взору наших путешественников открывается сцена полная драматизма, разыгрывающаяся в небе - на чёрный от туч горизонт со всех сторон наплывают всё новые и новые серые облака, в глубинах этого облачного месива сверкают молнии, изнутри подсвечивая чернь проблесками света. Облака сталкиваются, поглощая друга, превращаются в тучи, которые смыкаются с другими тучами. В считанные минуты урочище Байоюк накрывает мрак, засасывающий в себя всё новые и новые кубометры влажного воздуха, что в дополнение к оптическим образам привносит вполне осязаемые ощущения - ветер, дующий в направлении небесного спектакля заметно усиливается. И вот, настаёт момент, когда новым серым облакам уже не достаточно места в кипящем воздушном котле - чаша переполнена, и на урочище Байоюк в миг обрушивается водный поток, собранный природой по крупицам с горных холмов.
- Как хорошо наблюдать за этим представлением, сидя в первом ряду на сухом месте под тёплыми лучами солнца, - философским тоном произносит Девушка Бонда.
- Наш первый ряд находится довольно близко к сцене, как бы не стать участниками этого спектакля, - говорит Бонд. - Вымокнем почём зря, а нас даже в титрах не укажут. Придётся довольствоваться строкой - при постановке сцен ни одно животное не пострадало.
- С противоположной стороны небо голубое, - говорит француз. - Всё будет зависеть от того, на какой мы стороне - на тёмной или на светлой. Идёмте вниз, я начинаю чувствовать, что проголодался.

Видео: восхождение на Аккаю - https://youtu.be/dx9ywxRbnDs

      Спуск проходит на контрасте голубого неба и чёрных туч, которые выплеснули все свои силы дождём, и утратив таким образом способность перевалить через горный отрог остаются в Байоюке.
- Кажется, мы миновали угрозу в виде грозы и можем спокойно пообедать на плато возле камней, где спрятаны наши рюкзаки, - предлагает Девушка Бонда. - Там есть ручей неподалёку, и газ нужно использовать, а то носим его просто так.
- Действительно, поход стремится к завершению, а мы ещё и один баллон полностью не использовали, - соглашается Бонд. - Есть шанс проверить - на сколько приготовлений пищи хватает одного баллона газа.
- А мне хочется сказать не про еду и не про газ, - произносит Бенуа. - Сегодня я так напрыгался по камням, что чувствую каждую мышцу в ногах. Поэтому мне вдвойне приятно спускаться сейчас по траве и этой карликовой берёзе и слышать их шелест под усталыми ногами.
- Теперь только отдых, - подбадривает француза Бонд. - Твои ноги тебе очень понадобятся, когда завтра мы пойдём на водопад. Вот там тропа, так тропа - как из сказки - чем дальше, тем страшнее.


День 6. Муехтинский водопад.



     
Чем ближе наши герои приближаются к вершине Аккаинского перевала, тем меньше чистого голубого неба остаётся у них над головой, потому что навстречу им из урочища Муехта на перевал поднимаются серые облака, которые на самой вершине перевала, повинуясь течению воздуха расползаются в стороны по горным отрогам, а непокорные растворяются в турбулентности, закручиваясь причудливыми спиральками. Вершины гор, обрамляющие перевал то исчезают, то вновь появляются в просветах нескончаемого облачного тумана. Вместе с горами этот туман скрывает и натоптанную тропу, уходящую с перевала вниз в направлении урочища Муехта. Справа, где-то в районе Каракольских озёр слышны раскаты грома.
- Думаю, не стоит ждать милости от погоды, - говорит Бонд после непродолжительного отдыха на перевале. - Начнём спуск по тому, что видно. GPS уверенно указывает направление на водопад, доверимся ему.



      Некоторое время друзья идут в "молоке". Но чем ниже они спускаются, тем менее плотной становится облачность, и совсем скоро она вовсе остаётся там, где людям привычно её видеть - сверху, над головой. Ещё через некоторое время начинает моросить дождь, приходится остановиться, чтобы облачить себя и рюкзаки в дождевики. В таком виде друзья подходят к одной из стоянок в кедрах урочища Муехта.
- Предлагаю ночлег устроить здесь, - говорит Бонд, укрывшись под кедром от дождя. - Сейчас развернём лагерь, пообедаем и, если распогодится, сбегаем на водопад. Отсюда до него два с половиной километра увлекательного пути.
- Да-а, дорожка на водопад та ещё, - начинает рассказывать французу Девушка Бонда. - Сначала кажется всё умиротворённым - ровная мягкая тропинка, устланная слоем кедровой хвои, слева и справа сказочный лесок с опушками, покрытыми коврами черники и бадана. Но стоит зайти за поворот... Тропинка начинает петлять, срываясь вниз головокружительными спусками по корням, торчащим из земли и огромным каменным валунам. Пространство вокруг то расширяется, то сужается, зажимаемое скалами с одной стороны и пропастью с другой. В своей нижней точке тропа приводит путников к сымпровизированной природой переправе из двух старых деревяшек, упавших поперёк русла реки Муирты. Если удастся перебраться на противоположный берег - считай, мы у цели. После переправы остаётся пройти немного вверх по гладким, мокрым, скользким камням, которые приводят к самому подножию Муехтинского водопада.
- Даже по рассказу, для меня это не кажется простым, - волнуется Бенуа. - Но мне интересно узнать, как это будет на самом деле.
- Не стоит волноваться, - успокаивает его Девушка Бонда. - Три года назад наш семилетний сын самостоятельно справился с этой задачей, а значит и у тебя всё получится.
- Мы верим в тебя, - ободряющим голосом говорит Бонд, - потому, что на наших глазах ты купался в ледяной воде горного озера, хотя ранее всячески отвергал эту идею. Мы видели, с каким спокойствием ты спускался в пещеру, и как непоколебимо взбирался на вершину горы. С водопадом ты точно справишься, не нужно притворства.
- В любом случае, я постараюсь это сделать, - уверенным голосом произносит Бенуа и берёт в руки тарелку с горячим супчиком.



      Спустя некоторое время у переправы через реку Муирту:
- Оставьте меня здесь, сумасшедшие русские, - уверенным голосом произносит Бенуа. - Разве это переправа? Это чистое самоубийство!
- До водопада осталось совсем немного, - перекрикивая шум воды, говорит Девушка Бонда с противоположного берега. - Дай мне свою руку, я смогу тебе помочь. Коряги более чем надёжны. Будь осторожным на камнях - они скользкие.
- Хорошо, я иду, - ступая над пропастью, говорит Бенуа.
      Шаг, ещё один. Левая нога уже наступает на большой камень с противоположной стороны реки, но соскальзывает с него и... Ботинки француза становятся абсолютно различными - один, как прежде сухой и тёплый, а другой - до краёв наполненный холодной водой
- О, проклятие! - произносит Бенуа, усаживаясь на камень. - Не беспокойтесь, я в порядке.
- Бенуа, - обращается к французу Девушка Бонда, - ты теперь тоже сумасшедший русский!
- На пути к водопаду больше препятствий нет, - присоединяется к ним Бонд. - Все препятствия остались позади - на обратный путь. Поэтому, сейчас - только вперёд!



      Муехтинский водопад находится на реке Муирте. Её русло, зажатое в этом месте скалами, сбрасывает воду с ещё одной скалы, которая перегораживает реку и разделяет её на два потока, падающих вниз. Основной поток - большой и шумный, виден издалека, и маленький - скромный, но не менее красивый, прячется в скальной нише. Оба они объединяются в общей ванне, из которой, вновь разделяемые, растекаются по камням большими и маленькими живописными каскадами.
- О, да! Эта тропа и переправа стоили того, чтобы увидеть этот водопад, - делится с товарищами своими мыслями сумасшедший русский француз.

Видео: тропа к Муехтинскому водопаду - https://youtu.be/4uE_mF-Dnkg


День 7. Homecoming.

      Сегодня день МЛР (максимально лёгких рюкзаков) - легче они уже не будут. Запасы продуктов на нуле, точнее их остаётся ровно на один день, запланированный про запас на плохую погоду, который так и не пригодился - в этом походе погода только отдавала, ничего не требуя взамен. Сегодня ей уже поздно на что-либо рассчитывать, так как с этого утра время начинает ускоряться, и его размерность вновь определяется часами, а не сутками, и какой бы ни была погода - через десяток часов всё окончится сухой чистой одеждой, тёплым салоном автомобиля, горячим душем и удобной постелью.



      Прогулочным шагом наши друзья поднимаются на перевал Багаташ. Тропинка уводит их на пятьсот метров правее точки перевала, таким образом они оказываются прямо на снежнике над вторым Каракольским озером.
- Вот так сюрприз, - говорит Девушка Бонда, - это мы удачно зашли не туда. Предлагаю сделать общее фото, пока облака совсем не затянули ущелье.
- Да, погода портится, тучи сгущаются - подтверждает Бонд. - Неужели, ему всё таки удалось нас найти. Весь поход ходил за нами, наступая на пятки и вот вычислил наконец.
- О ком ты говоришь? - интересуется француз. - Кто за нами ходил?
- О дожде конечно. Вспомните: мы в долине Аккаи - гроза в Муехте, мы на горе Аккае - гроза в Байоюке, мы в Муехте - гремит на Каракольских озёрах. Дождь с градом в урочище Сарысаз не считается, это была пристрелка. Теперь уж накроет, не промахнётся.



      Действительно, на спуске с Багаташа начинается ливень. Нет просвета в серых тучах и нет надежды на то, что ливень скоро закончится. Тропа размокает и местами превращается в ручей, стекающий вниз по склону прямиком в пятое Каракольское озеро.
Переодевшись под кедром в дождевики, друзья продолжают путь, сбивая капли воды с окружающей тропу растительности. Минутами ранее, наверх навстречу им поднимались туристы-однодневки, одетые по-летнему - в шорты и футболки. Ни кофт, ни рюкзаков при них не было.
- Как они там теперь? На перевале даже укрыться не где, - озадаченно произносит Девушка Бонда. - Вот так впечатления останутся о поездке.
- Вот такие впечатления и останутся. Отношение к Каракольским озёрам очень легкомысленное. Наверное, подкупает то, что можно на машине подъехать, пускай и не на всякой. Люди едут в горы, пусть даже на один день, ни взяв с собой ничего, кроме может быть бутылки воды и простого дождевика из тонкого полиэтилена. "А здесь не равнина, здесь климат иной" - цитирует Высоцкого Бонд. - И магазинов нет, к которым все привыкли, и в которых можно укрыться и от жары и от холода, и покушать купить не получится. Хотя, люди едут сюда как раз же за впечатлениями - потом будет, что рассказать, а заодно и характер свой проверят. Заболеть ни простудой, ни горами, правда, не получиться - здесь микробов нет, и даже грязь чистая. Сколько сам ходил и рассказов слышал, не помню даже слова про то, чтобы кто-нибудь хотя бы чихнул, а ситуации бывали разные.



      Тем временем дождь немного утих, а наши друзья подошли к импровизированной автомобильной стоянке, расположенной чуть выше пятого Каракольского озера, где ожидают своих пассажиров водители of russian military cars - специально подготовленные для этих мест УАЗики и ГАЗ66, а так же проводники с лошадьми.
- Здравствуйте! У вас будет три места для нас? - спрашивает Бонд одного из водителей ГАЗ66, молодого парня лет двадцати пяти.
- Нет, - отвечает тот. - Видишь какая погода, сегодня все поедут на машинах, даже те, кто поднимались сюда пешком по Туре.
- Понятно. Будем искать. - озадачивается Бонд и направляется к другой машине.
      С третьей попытки задача уехать сегодня решается положительно.
- Я довезу вас до устья Туры, если согласны ехать на рюкзаках, - говорит водитель ГАЗа. Там пересядете в другую машину и доедете до Элекмонара.
- До Элекмонара тоже на рюкзаках? - интересуется Бонд.
- Нет, там будут свободные места, - отвечает водитель ГАЗа.
- Нам подходит ваше предложение, - с радостью соглашаются туристы.
      Ехать в кузове ГАЗ66, сидя кто на рюкзаке, кто на корточках, по дороге, которая на картах называется тракторная - то ещё удовольствие, то есть абсолютное его отсутствие. Но через полтора часа и это заканчивается. И на перекладной туристы, ставшие пассажирами меняют кузов 66-го на комфортный, практически "мягкий" салон кунга трёхосного Урала. В салоне установлены удобные кресла, работает печка, а на стене, что за кабиной водителя висит телевизор, транслирующий изображение с камеры, установленной снаружи и следящей прямо по ходу движения Урала. Тёплая атмосфера внутри кунга располагает окунуться в собственные мысли и обдумать итоги прошедшего мероприятия.

видео: Аккаяное путешествие - https://youtu.be/PpEOLcvJsTA

      И так, в пешем походе по северо-западной части хребта Иолго в районе Каракольских озёр, Республика Алтай, интернациональной группой туристов в составе трёх человек за 6 дней было пройдено расстояние 75 км, средняя скорость движения по маршруту составила 3.75 км/ч. Самой отдалённой от начала маршрута точкой стала пещера Каракокшинская (30 км по треку), самая высшая точка - гора Аккая (2385 м), самое живописное место - водопад Муехтинский. За время подготовки и исполнения похода ни одно животное не пострадало - в пищу употреблялись продукты только растительного происхождения - это каши, содержащие зёрна амаранта, люцерны, гречки зелёной, овса голозёрного, полбы, риса бурого, пшеницы, ржи, ячменя, произведённые компанией Образ жизни Алтая (http://lifeway.su/). Заметая следы, отряд вынес с собой все улики, не подлежащие сожжению, а именно: пластиковые бутылки для воды и жестяные газовые баллоны. Участники похода вернулись домой живыми, здоровыми и полными хороших впечатлений.


p.s.: прикреплённое видео "Аккаяное путешествие" - краткий обзор похода трёхлетней давности, о котором упоминалось в данном рассказе.

Трек всего похода: http://gpsloglabs.com/share/e34409fc7b67792ec29d71ccb6947afce1d4c091/

Фотоальбом похода: http://photoshare.ru/album463463.html


Тэги: Россия ,
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...