Крыница на границе. Граница без замка (часть2)

Польша, Словакия, Август-2011

Никифор

 

Большинство старых лемковских мастеров остались безымянными, но для современного искусства  имена, по крайней мере, двух лемков остаютсязнаковыми. Первый – Энди Уорхол (он же Андрей Варгола), второй – Епифаний Дровняк или просто Никифор. Первый родился в Словакии, в Медзылаборце. Второй – здесь, в Крынице. Никифора долгое время считали городским сумасшедшим. Тем более что отца он не знал, мать его была глухонемой, и сам он говорил косноязычно. Но после того как после трех попыток выселения в ходе упомянутой акции «Висла» Никифор сбегал и возвращался в родную Крыницу, даже коммунистические власти оставили его в покое. А с конца 40-х его картины в духе примитивизма стали выставляться сначала в Варшаве, а потом и в Париже. К Никифору пришла запоздалая слава. Не принесшая, впрочем, ни богатства, ни здоровья. 

 

В крыницкой вилле «Романувка» сейчас работает скромный музей художника.

 

Самых работ в нем немного. Они разбрелись по собраниям более крупных польских городов и по частным коллекциям. Но даже из того, что представлено в «Романувке», можно судить, что Никифору очень нравилось рисовать железнодорожные станции (как существующие в природе, так и выдуманные).  Примерно такие.

 

А эта картина называется: «Фабрика по производству долларов». 

 

 

При всей детской наивности и непосредственности своего мышления и творчества чувства юмора ему было не занимать. Некоторые из своих картин он подписывал, например, как Никифор Матейко. Прозрачный намек на Яна Матейко -  метра польской живописи, автора целой серии широкоформатных полотен мифологической и исторической тематики.

 

Рассказывают, что за Никифором почти всегда по  пятам бегали крыницкие дворняги, любившие этого божьего человека. С одной из собачонок его и увековечили в центре города.

 

На лавочку постоянно забирается детвора и заснять памятник безлюдным почти невозможно. Но с художественной точки зрения постамент на могиле Никифора намного сильнее.

 

 Его вроде бы непоказное творчество зажгло еще не одну талантливую искру. Я вот сейчас пишу и слушаю в тему, выкачанный из анналов интернета диск, посвященный Никифору, вышедший еще в 1968 г., сразу после смерти художника. Наиграл его один из первых польских ВИА «No to co», из той золотой плеяды популярной польской музыки, что и «Чарвоны гитары», «Скальды», Чеслав Немен. Очень такой ностальгийный, детсадовский рок-н-ролл в духе гремевших тогда «битлов», замешанный на местном фольке.  Но мелодика очень созвучна настроению Никифоровых красок. Без наворотов. Но с душой.

 

А еще в контексте вспоминается гениальный (хотя и очень боюсь бросаться такими определениями) фильм «Мой Никифор» польского режиссера Кшиштофа Краузе. Вот специально сфотографировал афишу. Режисер явил необыкновенную смелость, но и озарение, доверив главную роль женщине – Кристине Фельдман.

 

 

Бардейов

 

От Криницы три села на юг – и словацкая граница. Никаких таможенных и пограничных постов между странами нет с 2007 г. Благословен Шенген. Тем не менее, в последней из деревень (Лелюхове) до сих пор буйно процветает приграничная торговля. На 100 местных жителей приходится примерно 50торговых лавок. Они существуют в основном благодаря разнице цен. В Словакии после перехода на евро большинство продуктов стоит несколько дороже, чем в Польше, однако  алкоголь и сладости выгоднее покупать у словаков. Но меня больше всего потешило то, что в самой Крынице есть сеть магазинчиков, где продают словацкие товары, в частности настоящее словацкое пиво. Оно почти в 2 раза дороже польского, но и вкуснее настолько же.

 

Сразу за польской границей начинается регион под названием Шариш. Название досталось словакам в наследие от венгров, захвативших эти земли более чем 1000 лет назад. Целое тысячелетие они там и господствовали, и только после 1918-го эта область оказалась в составе новообразованного словацкого государства. Словаки организовали там выпуск одной из лучших марок своего пива. Темный Saris приводит меня в умиление. Даже бутылочный. А в Бардейове  удалось отхлебнуть и настоящего бочкового.

 

От Крыницы до Бардейова минут 35 на экскурсионном автобусе. А вот рейсового сообщения между городами-соседями  нет. Правда, в Бардейове не так уж и много того, на что стоит посмотреть. Но это «немногое» многого стоит. Открыточно опрятная рыночная площадь.

 

Эгоцентричная шкатулка ратуши.

Солнечные часы - на случай, если сломаются башенные.

Арки, арки, арки...

Остатки фресок на белесых стенах.

 

И выверенная готика собора святого Эгидия.

 

Мимо этой средневековой ракеты на взлете не могло пройти даже ЮНЕСКО, внеся ее в список мирового наследия. Но внутри собор поражает значительно больше, чем с улицы. В нем сохранилось 10 оригинальных готических алтарей (было 11, но куда пропал еще один, я, извините, прослушал), посвященных разным святым. За каждый алтарь отвечал свой цех ремесленников (кузнецы, сапожники, пивовары и т.п.).  Дабы не опростоволоситься перед соседями, цеха не жалели денег на украшение своих покровителей. Многочисленные войны обходили затерянный городишко стороной. Как следствие, храм сохранился почти в первозданной целостности. И теперь Бардейов принадлежит к числу словацких туристических топ-мест. Хотя я не сказал бы, что в городе ощущается избыток приезжих. Только цыган значительно больше, чем по ту сторону границы, в Польше.

 

А  вот чего я совсем не понимаю, зачем возводить бутафорные городские стены на том месте, где они когда-то стояли? Подобным грешат как словаки, так и поляки. Но такая стена мало чем отличается от каменного забора первой попавшейся новорусской дачи. ВХІХ веке большинство остатков средневековых крепостей в городах Австро-Венгерской империи было разобрано по приказу венских властей, чтобы не мешать развитию коммуникации и строительного бума. Остраивать их заново – абсурдно. По мне, турист вполне удовлетворится и фрагментом, выглядящим к тому же достовернее. 

 

Недзица

 

Об этом замке я узнал буквально за неделю до выезда. Друг принес почитать на дорожку книжку о Малопольском воеводстве, в состав которого входит и Крыница, и на его обложке красовался как раз Недзицкий замок с высоты птичьего полета. Я сразу понял, что хочу там быть. Замок цепляет не своими размерами или уникальным собранием картин, интерьеров, сокровищниц, а местоположением – на поросшем перелеском утесе над разлившейся водной гладью. Оч-чень такой киношный объект. Не зря же здесь снималась куча польских фильмов: и из серии «как графья жили», и о легендарном польско-словацком лесном разбойнике Яносике, и о всяческих приведениях. Привидения, правда, появляются в Недзице по расписанию. Как информирует знак на подъеме в замок, они работают после 9 вечера. И до первых петухов.

 

Днем же ворота сторожит засевший в нише местный  Цербер.

 

 

А вот и  он сам во всей красе. Так. И эдак. И я нескромно на его стенах.

 

Шарма замку придает то, что на протекающей у его подножия реке Дунаец не так давно возвели дамбу и локальную гидроэлектростанцию.

 

Образовалось натуральное озеро, по которому теперь даже ходит вот такой прогулочный пароходик.

 

Однако на дно ушло при этом несколько окрестных селений. На кораблике можно подгрести совсем близко к стоящим на противоположном берегу развалинам Чорштынского замка.  Тот не столь эффектен. Зато дик.

 

При Недзицком замке работает музей карет. Занимательно. Не более. А на лужайке стоят остатки древнего дуба, который по легенде посадил родоначальник венгро-хорватского рода Палочаи, владевшего замком. По преданию, род должен был усохнуть одновременно с дубом, что и случилось в прошлом веке. Теперь дубовый остов служит нишей для металлизированного изваяния старого Палочаи. 

Но у замка было много и других владельцев. По другой легенде, потомок одного из них (герб Бержени или Бержевичей) оказался в колонизируемой Америке постколумбовских времен, женился с дочерью вождя инков и брал участие в антииспанском восстании. После того как инки потерпели поражение, карты и записи, указывающие на места, где они припрятали свое золото, хранили будто бы в Недзице.  Фактологических подтверждений этому нет. Но набалдашники на замковой лестнице по любопытному стечению обстоятельств очень похожи на индейские божества.

 

 

Медаль
Тэги: Польша ,
2 голоса | Комментарии Оставить комментарий
Модератор аватар
Модератор (Чт, 08.09.2011 - 10:43)

Спасибо. С огромным интересом прочитала

oldo аватар
oldo (Чт, 08.09.2011 - 11:09)

И вам за зайца

Stream аватар
Stream (Пт, 09.09.2011 - 14:24)

Интересное местечко.... А что означает этот  придорожный знак ?

vibas аватар
vibas (Пт, 09.09.2011 - 14:24)

Симпатично очень!

Картины Никифора очень понравились!

Только ведь Энди Уорхал родился в Америке...

oldo аватар
oldo (Пт, 09.09.2011 - 18:23)

Знак предупреждает, что в замке водятся привидения.  Как рассказывали, два - дамских, одно - разбойничье.

oldo аватар
oldo (Пт, 09.09.2011 - 18:34)

vibas написал(а):

Симпатично очень!

Картины Никифора очень понравились!

Только ведь Энди Уорхал родился в Америке...

 

Картины необычные. Трудно передать почему, но глядя на них чувствуется, что этот человек мыслит как-то иначе.

С Уорхолом дал маху. Из Словакии его родители, а он, да, уже родился в Штатах. Сбило с толку то, что в Медзылаборце есть его музей, куда очень хотелось попасть, но увы. С транспортом со стороны Крыницы там сложно. Очень много перекладных.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...