Лувенги – племя снежных «человеков».

Кандалакша, Лувеньга, Колвицы, Белое море, Январь 2009

Лувенги – маленькое племя. Их зимняя
стоянка находится в поселке Лувеньга,
что на берегу Белого моря. Рядом городок
Кандалакша и тундры, тундры, тундры . . .

 Лувенги – племя снежных «человеков».

КАНДАЛАКША.
Сколько людей – столько и «мечт». Один мечтает о новой машине, другому снится, что он выигрывает миллион у «однорукого бандита», а третий вообще разучился мечтать. Я же уже шесть лет мечтаю приехать в Кандалакшу. Но без компании там делать нечего. Это суровый край – Заполярье. Один, без теплой компании пропадёшь.
Кандалакша. Вы только послушайте, какое красивое слово. Что-то ласковое и загадочное в нём. Находится сей городок за полярным кругом на берегу Белого моря в Мурманской области. С трёх сторон его обступили тундры.
Раньше я думал, что тундра это равнина, заросшая ягелем и карликовыми берёзками по которой бродят стада северных оленей. Но тут тундрами называют горки 400-800 метров высотой. Внизу юбка смешенного леса: сосны, ели, карельские розовые березки, ольха и т.п. А макушки у тундр голые. Лишь ягель на камнях, да скрюченные елочки цепляются за жизнь. И вода повсюду, в каждом углублении. Снег местами лежит круглый год. Он и подпитывает ручьи, болота и реки.
Мне очень хотелось приехать сюда зимой. Пройти круговой маршрут на лыжах по берегу Белого моря, по Домашним горам, через замерзшие озёра Нижняя Лувеньга и Белое. Вскарабкаться на горы Ёлки-Палки, пересечь Лувеньгские тундры и с горы Железная скатиться обратно в Кандалакшу.
Вот вроде бы и набран коллектив, продуман маршрут, сделана раскладка, но из-за каких-то обстоятельств всё срывается. У одного трудности с отпуском, другой приболел, кого муж или жена не пускают или ещё что случилось. А втроем и тем более вдвоём маршрут не пройдёшь. День зимой короткий. Маршрут длинный. Его тропить нужно. А сколько там снега? Неизвестно. Один раз отложили, другой. А затем я горными лыжами увлекся. Чегет, Домбай, Альпы. Почти перестал вспоминать о своей мечте.
Но вот приближается Новый 2009 год. Куда же рвануть? Гляжу на загранпаспорт и понимаю, что ни в какие Альпы на каникулы мне не поехать. И тут (в октябре) мы с Серегой на великах в Оптину пустынь отправились. Я ему возьми и предложи:
- Сереж, может в Кандалакшу в январе махнём?
Сергей Сергеич – человек серьезный. Он руководитель Ховринского детского турклуба «Гармония». Но цели у него другие, нежели у меня. Ему лагерь зимний нужно с детьми провести. И вот через неделю он мне звонит и сообщает, что Кандалакша нас ждёт с распростертыми объятиями. Будет у нас теплая база неподалеку от города в поселке Лувеньга. Будем в радиалки ходить. А кто покруче, те могут и двух, и трехдневный выход сделать. А ещё неподалеку от поселка горнолыжный склон с подъемником имеется.
Я, конечно, сразу согласился ехать. Может быть это даже лучше? Всё-таки полярная ночь. Наверняка долгая и холодная. А вдруг морозы вдарят под сорок или метели задуют? А тут все-таки теплое жилье, магазин. Легко неделю перезимуем.

 Лувенги – племя снежных «человеков».

ОТЕЛЬ «БЕЛОМОРСКАЯ ЖЕМЧУЖИНА».
Вот уж действительно врагу не пожелаешь жить в таких условиях. Но кто же знал, что гостиница, выглядевшая на фотографиях так заманчиво, окажется не протопленным полузаброшенным зданием. Отопление здесь отключили три года назад!!!! А обогреватели принесли, только когда мы приехали. Конечно, постепенно комнаты прогрелись, но в коридорах снег не таял никогда. Электричество постоянно отключалось. Ведь автоматы не рассчитаны и на обогреватели, и на электрический чайник с плиткой.
Вы спросите, а зачем же вы туда заселились? Резонный вопрос. Но, нас приехало 25 человек. Темное-претёмное раннее утро. Пустынные улицы поселка Лувеньга. Мороз около -200С. А до города 15 километров. И что нам оставалось делать? Зарылись под одеяла и спальники и стали своим дыханием нагревать «Беломорскую жемчужину».

ГОРА КРЕСТОВАЯ.
На одной её вершине стоит поморский крест. Это и ориентир для моряков и поморская часовня. Глянул на неё, перекрестился, помянул друзей, не вернувшихся с моря.
Крестовая - горнолыжный склон в трех километрах от Кандалакши и в 12 от Лувеньги. Несложный, освещаемый по вечерам склон с перепадом 200 м. Подъемник швабра. Дневной скипас - 350 рублей. Потрясающие виды на Белое море: ярко желтое зарево над замерзающим морем. Дальше цвет неба меняется. Сначала оно розовое, дальше сиреневое, а затем бледно-голубое. С одной стороны огромное оранжевое солнце, а с другой на голубом небе полупрозрачная белая луна, а между ними сверкает одинокая звездочка. По ледяному белому полю пробивает себе серебряную тропинку кажущийся сверху игрушечным ледокол. Вот так здесь выглядит полярный полдень.
Поднимаясь на швабре, легко заводятся знакомства. Вот разговорился с румяной бесстрашной девчушкой из Вологды. Она сегодня первый раз встала на горные лыжи. То поболтал с местным сноубордистом. Их любимое развлечение – ночное катание по лесу среди елей. И таких знакомств десятки. Ведь спуск занимает чуть больше минуты. А дальше небольшая очередь и снова вверх.
Если надоело гонять по отратраченому склону, езжайте в лес. Снега там хватит на всех.
Лувенги – племя снежных «человеков».
ЛУВЕНГИ.
Темным утром четверо лувенгов покинули стойбище, и на лыжах отправились поклониться Колвицким водопадам. Впереди два самца – один с посеребренной щетиной на лице по прозвищу Бешеная Белка, другой молодой и рыжебородый – Рыжий Дым. С ними две молодые особи женского рода – одна черноглазая с темными, отливающими в медь волосами. Её лувенги зовут Виноградная Дария. А ещё совсем молоденькая, но бесстрашная голубоглазая светловолосая красавица - Светлая Уля.
Ещё не все молодые лувенги твердо держатся на плоских пластиковых палках именуемых лыжами. Поэтому большая часть племени лувенгов под предводительством верховного вождя Усатого будет сегодня бродить вокруг стойбища, осваивать «лыжехождение» и любоваться зимними пейзажами. Именно вид белого снега, сосулек, льдин, запорошенных деревьев заряжает энергией лувенга. Еда и питьё второстепенны для этих снежных человеков.
Но вернемся к отважной четверке. В полной темноте они покидают чуть теплое жилище. Лувенги не любят жару. На голове Светлой Ули горит малюсенький огонёк в хитроумном фонарике. Он слабо освещает широкую полосатую тропу, оставленную невиданным зверем Снегоползом. Остальные члены группы жмутся ближе, боясь потерять след. В темноте лувенги видят не очень хорошо. Широкая тропа извивается через темную тундру, постепенно приближаясь к морю.
А вот и любимое лувенгами море. Закоченевшие в белых саванах деревья стоят на его берегу. Нагромождение льдин окружает камни, торчащие из белого прибрежного льда. В полыньях как в гигантских кастрюлях булькает ледяная каша. За неширокой замерзшей белой полосой темно-свинцовая масса беспокойной шумной воды. Тревожно озираясь, лувенги бегут по следу полосатого зверя вдоль береговой линии. Проходят один залив, другой, третий. С широко выпученными от испуга глазами пересекают прозрачное поле льда, под которым бьется могучее северное море.
Рассвело. Оранжевая полоска стала видна над морем. Но солнце сегодня отдыхает. Из серого неба как из мешка сыпет и сыпет снег. Сегодня – день «Снежной Бури». Новое, белоснежное покрывало ещё одним слоем укутает землю лувенгов.
След снегополза сворачивает от моря. Зачем!!? Ведь до водопадов еще 10-12 лувенгокилометров. Вдоль моря бежать спокойней, снега меньше, враг заметней. Но если зверь не пополз дальше, значит там впереди опасность. Лувенги решают идти и дальше по звериным следам. Сначала они вышли на изрезанное ручьями заболоченное поле. След зверя сделал замысловатую петлю и замкнулся. Змея съела свой хвост.
- Что делать, лувенги?!
- Пойдём вот туда! Предки рассказывали, что вдоль моря люди протоптали дорогу. Нужно её отыскать, - сказал «опытный» лувенг Бешеная Белка. После этого он сошел с полосатого следа и . . . провалился по пояс в снег. Кряхтя, тяжело опираясь на палки, он начал удаляться от моря. За ним засопел Рыжий Дым. Дария и Уля чуть отстали. Лыжи ещё не приросли к их ногам. Им трудно угнаться за взрослым лувенгом, у которого лыжи давно стали продолжением ног.
- Бешеная Белка, а если мы не найдем дорогу даже через час, мы вернёмся к морю? – волнуется Рыжий Дым.
- Конечно, нет. Если мы будем идти от моря целый час, значит, нам совсем чуть-чуть останется чтобы доползти до дороги. Мы просто ещё напряжемся и дойдем. Понятно тебе?
- Ооох. Понятно.
Может час, а может и больше продирались лувенги сквозь тайгу, чапыжник (мелкий и густой кустарник) и заболоченную тундру. Но вот впереди какая-то просека. И пускай снега на ней по колено, идти стало гораздо веселее. Пройдя по просеке чуть меньше лувенгокилометра, они увидали мелькнувшую за деревьями тень. Что-то с шумом пронеслось мимо них. Лувенги остановились и принюхались. Запахло бензином.
- Людская дорога, - сказал Бешеная Белка, - пошли на неё. Не бойтесь, люди не трогают лувенгов, если те не лезут на середину их дороги.

Лувенги – племя снежных «человеков».
Выбравшись на шоссе, Бешеная Белка по каким-то только ему понятным признакам определил, что до водопадов осталось идти «до хрена и больше».
- Мужайтесь, лувенги! Надо напрячь ноги, и прийти к водопадам до темноты. Только при свете дня боги услышат наши молитвы, - изрек Бешеная Белка и поскакал на лыжах вдоль края людской дороги.
Молодёжь бросилась следом, но не так шустро. Разрыв между лувенгами стал увеличиваться.
«Что же делать?» – судорожно стал размышлять Бешеная Белка – «Ага, придумал!» Он дождался отставшую молодёжь и предложил им снять лыжи и закопать их в сугроб.
- На обратном пути откопаем. А теперь бегом к Колвицким водопадам.
Бегут, бегут лувенги по людской дороге, крепко сцепившись за руки, потому как руки у них замерзли.
Есть у лувенгов такой способ: когда руки у них замерзают, они хватают товарища за руку и отогреваются. Затем меняют руки и греют другую лапу.
Завидя приближающуюся машину, они прижимаются к самому краешку дороги. И человек в машине проносится, даже не заметив их.
Вы знаете, что лувенги на морозе полупрозрачны? Они как снежное облачко почти незаметны на фоне снега. В городе им не выжить. Там грязный желтый и коричневый снег. Лувенгу негде спрятаться. Там он может стать легкой добычей какого-нибудь придурка. Не увидит лувенг в городе и ледяной красоты, чистых сугробов, деревьев укрытых белой шубой и умрет от истощения его нежное сердце.
Ну ладно, не будем о грустном. Вот впереди показалась деревня Колвицы. Настоящая поморская деревня. Вся укрытая белым снегом, тихая и уютная. Река Колвица – главная улица поморской деревни. Не замерзли ее буйные воды, шумно отдает их река Белому морю.
- Где же пороги? – волнуется молодежь.
- Погодите, всё будет – успокаивает их Белка.

В двух лувенгокилометрах выше по течению грохочет порог «Черный падун». Настолько мощная в этом месте река, что ей пришлось разделить свои воды на два рукава. А не то снесла бы она и лес и камни, всё скинула бы в солёное море.

Лувенги – племя снежных «человеков».
Наши знакомые лувенги молятся, молча, открыв рты и улыбаясь перед «Черным падуном». Такая уж у них манера молиться. Сердце их трепещет в унисон с бурлящей стихией, а над головой кружит «Снежная Буря». Восторг от понимания и единения с могучей природой наполняет их.
- О, мать Природа, укрой нашу родную землю толстым претолстым снежным одеялом, чтобы долго-долго могли лувенги кататься на лыжах. Аж до мая. (Это примерный смысл молитвы).
К порогу «Большой черный падун» (он на другом рукаве р. Коловицы) лувенги сегодня не пошли. Световой день скоро закончится и молитвы все равно не дойдут до богов. Значит нужно бежать к родному стойбищу. Лучше всего добраться туда до ночной черноты. На фонарик надежды мало. Вдруг задует волшебный огонек, и пропадут наши герои в тёмных Кондалакшских тундрах.
Инстинкт не подвел нашу дружную четверку. Прямо к роскошному ужину поспели они в стойбище. Борщ и макароны по-флотски. И, конечно же, любимое лувенгами мороженное – перемешенная со снегом сгущенка!!!!!

 Лувенги – племя снежных «человеков».

 

ЧЕРЕЗ ДОМАШНИЕ ГОРЫ К ОЗЕРУ НИЖНЕЕ ЛУВЕНЬГСКОЕ.
В холодный предрассветный час десять отважных лувенгов покинули стойбище. Их цель дикие безлюдные озера, спрятавшиеся между Домашними горами и горами Елки-Палки. Эти озера считаются прародиной лувенгов – маленького народа снежных человеков. С незапамятных времен одно из озер носит гордое имя Нижнее Лувеньгское (есть ещё Среднее и Верхнее Лувеньгские озера). Из этого озера в солёное Белое море бегут, торопятся воды реки Нижняя Лувеньга. Каждый лувенг считает своим священным долгом хоть раз в жизни побывать на земле предков и поклониться ОЗЕРУ.
Ещё не отошли и ста шагов от стойбища смелые лувенги, как встретилась им черноносая охотничья собака. Хвост бубликом, лапки толстые, глаза умные, темно коричневый с черными пятнышками густой мех. Молча бежит пёс рядом с вытянувшимися в цепочку лувенгами.
- Хорошая примета, однако, - молвил старый вождь Усатый, - пускай бежит. Он и зверя отгонит, и о враге предупредит. А звать его будем Бобка. Хорошее имя, доброе.

Лувенги – племя снежных «человеков».
Путь к Озеру далекий и трудный. В группе дети малые, женщины. Медленно идёт отряд. Останавливается часто, отставших ждет. Сначала шли они по лесной людской дороге. Но вот закончилась дорога. Куда дальше? Даже старик Усатый и тот не бывал на озере. А про других-то и говорить нечего. Ладно, остановился отряд у оградки дачного поселка. А два старых лувенга: Усатый и Бешеная Белка на разведку отправились. Лазили они, лазили по сугробам, да по оврагам – отыскали таки речку. Речка Нижняя Лувеньга – родимая. Вот только жаль, не замерзла ещё вода в ней. Лишь местами лед речку покрыл. Ещё бурлят её воды, не даются старику Морозу.
- Что, Усатый, делать будем?
- Плохо дело, Белка. По реке не пройти. Придется по берегу тропить. Ты впереди пойдешь, а я сзади группу замкну.
- Ладненько.
Вернулись к оставшимся лувенгам. Объяснили им ситуацию. И пошли. Впереди Бешеная Белка лыжню тропит. За ним неугомонный Бобка. Дальше идут самые выносливые бойцы, за теми женщины и дети, а последним Усатый бредет, тяжелый претяжелый рюкзак с общим чумом волочит. Чум – это походный дом лувенгов. Они его ещё ласково так «ЗИМУШКА-ЗИМА» называют. До пятнадцати небольших лувенгов в такой чум помещается.
Долго ли коротко ли, вывел группу Бешеная Белка на странное место. Вроде как река разветвляется. А может приток впадает?
- Ждите здесь. Пойду, погляжу.
Спрыгнул Белка на лед реки. Пробежался в одну сторону по заснеженному льду, затем в другую. В третью сходил. Понял, откуда река течет.
- Спрыгивайте, лувенги. По льду пойдем. Только дистанцию держите. Близко друг к другу не приближайтесь. И другим, кто сзади накажите.
И пошел Бешеная Белка по льду. Сначала осторожненько палкой впереди себя щупал, затем осмелел, так пошел. Группа растянулась. Речка петляет, те кто спереди задних не видят. А тут ещё и Белка чуть не провалился. Одна нога лёд у берега проломила, лыжа в воде оказалась. Взволновался Белка, на берег группу загоняет. А на берегу снега куча, и берег крутой. Ну, никаких тебе условий! Прошли несколько сот метров по сморщенной прибрежной полосе. Измучились. Снова Бешеная Белка на лед группу вывел. Ста метров не прошел, снова лыжа под лед ушла.
- Всё! Хорош! Все на берег. Древнюю дорогу лувенгов будем искать. Называется она «Тракторная». Где-то неподалеку должна быть. Мне Усатый вчера старинную бересту с картинками показывал, так там весь наш путь начертан был. Только дорога мало того, что под снегом, она ещё и зарасти деревьями могла. Вот. . . . Так что в оба глядите.
- Понятно – хором ответили молодые лувенги.
- А где Усатый, лувенги?
- Я видела, как у Желтой Алё дужка на лыжах сломалась. Так Усатый с ней остался – внесла ясность Розовая Тата.
- Понятно. Догонят. Мы пока им лыжню тропить будем. Время светлого не много у нас осталось. Уже половина лувенгийского. Темнеть скоро будет. Спички есть у кого?
- У меня зажигалка – подала голос Светлая Уля.
- Уля, ты умничка! Без чума выжить можно, а без костра ночью – хана!
И стали они карабкаться на склон Домашних гор. Где елочкой, где лесенкой, где траверсой, все выше и выше. Но нету дороги, хоть тресни. А может действительно, заросла она?
Вдруг слышат издалека дикий, протяжный крик Усатого. Громко ругается вождь, страшно.
- Лувенги, ждите здесь. Пойду, погляжу, что случилось, - сказал Бешеная Белка и бросив свой рюкзак, побежал на крик.
Через один лувенгокилометр увидал он Желтую Алё на лыжах Усатого. А за ней измученный вождь ползет, в сугробах утопает. Увидел Усатый Белку и давай его ругать:
- Ты чего ж, гад, группу разрываешь! Трам-тарарам-там-там!!!!
Понял Белка, что Усатый не в адеквате от усталости, взял его рюкзак и побежал к группе, чтоб вести их снова к реке на ночевку. Белка уже сориентировался. Сквозь белую пелену вершина Домашних мелькнула, он и смекнул куда к озерам двигаться нужно.
- Догоняй, Усатый. Мы к реке сейчас спустимся. Лагерем там встанем.
- Да ты хоть знаешь где мы?!
- Знаю. Вот там вершина Домашних, а вон там мы должны увидеть толстые провода через реку перекинутые.
- Ладно, группу веди.

Со множеством падений, с потерями двух лыжных палок и ещё одной дужки спустились лувенги к реке. (палки сломались, а дужка в сугробах пропала навсегда).

Лувенги – племя снежных «человеков».
А место хорошее нашли, красивое. Рядом река шумит, деревья по берегам в морозном инее, сушин для костра достаточно. Время три пятнадцать по лувенгийски. Через полчаса стемнеет. Стали лувенги скорее лагерь готовить. Виноградная Дария и Розовая Тата место под чум лыжами вытаптывают. Светлая Уля, Смешливый Жека и Фэнтези Глоб, под руководством Усатого деревянной дощечкой снег расчищают для костра и вечернего лежбища лувенгов. Большое нужно пространство расчистить, чтобы всем удобно было. Желтая Алё ветки сухие в кучу сносит. Рыжий Дым и Бешеная Белка дрова пилят и бревна таскают. А Большой Дым с продуктами возится, ужин готовит. Глядь, а через час у лувенгов уже и каша готова. Вкусная, гречневая, с огромным количеством тушенки, с чесноком и лучком обжареным. А ещё чай крепкий заваривается. Лувенги на пенках вокруг костра разлеглись, ложками по мискам скребут, Большого Дыма нахваливают. Среди них Бобка конечно. Как без хвостатого? И ему порцию каши выдали, как равному члену лувенгийского братства. Бобка наелся и разомлел в объятиях Светлой Ули и Виноградной Дарии. Глазки жмурит, лапками обниматься лезет.
После ужина пели лувенгийские песни, протяжные и лихие, грустные и нежные. Например, «Про снежинку» :)
Спать легли рано. Чуть позже девяти. Забрались в лувенгийские спальники. Они не такие как у людей, а гораздо больше. Это как будто два спальника сшили, а затем еще два сшитых между собой спальника внутрь запихнули. В таком мешке три больших лувенга помещается или четыре маленьких. Так, что всем места достались. Только лохматый Бобка в чум не пожелал лезть. Не приучили его люди в закрытых помещениях спать.

Ночь выдалась беспокойная. Ветер страшный разыгрался. Того и гляди, чум в клочья порвет. Сосны над головой стонут, завывают. Стены чума хлопают. Жмутся друг к другу лувенги. Головы накрыли, чтоб не слышать этой какофонии. Сны в такие ночи страшные снятся. Как будто звери хищные вокруг палатки бродят, разбойники ножи точат, а чум вдруг оторвался от земли и полетел, полетел куда-то. Ох, и жутко ночью в лесу!

Бешеная Белка первым глаз открыл. Хм. Светло. Второй открыл.
- Вы чего ж, блин-коляска?! Больше двенадцати часов проспали! Где дежурные лувенги? Подать их сюда!
- Белка, мы привыкли, что ты нам утреннюю кашу готовишь, вот и не встаем.
- Эх вы, человеки! Рыжий Дым, ты хоть вставай. Кашу готовить будем.

Вылезли они из чума, а там Бобка их встречает. Он на месте вчерашнего костра калачиком свернулся, последнее тепло его улавливал. А как увидал поднявшихся лувенгов, к ним бросился, лижет, лапами обнимает, хвостом как пропеллером крутит.
- Да, да, Бобка, сейчас кашу сварим овсяную, с сайрой. Накормим, тебя брат, от пуза.

Пока кашу варили, пока рюкзаки да чум собирали, много времени прошло. Не успеют сегодня лувенги до ОЗЕРА дойти, а затем к стойбищу вернуться. Что же делать? Неужели вся экспедиция зазря?
И тогда решил Бешеная Белка один к ОЗЕРУ бежать.
- Вы к стойбищу возвращайтесь, а я побегу. Успею, обязательно успею!
- Ты смотри, вовремя назад поверни, чтобы дотемна успеть к дороге людской вернуться, - поучает его Усатый.
- Да понял я, понял.

Бросил в сугроб Бешеная Белка рюкзак свой собранный и поскакал вдоль речки к ОЗЕРУ. Минут через пятнадцать к высоковольтке вышел, а там и дорогу «Тракторную» нашёл. Правда, по той дороге с лета никто не ходил. Снега очень много. Но разве может настоящего лувенга снег испугать. Бежит Белка, пыхтит, старается. Скинул с себя кофту, на елочку её повесил и дальше бежит.
Бежит, оглядывается. Не идут ли по его следу волки, не притаилась ли где росомаха? А это что за снежный холм с дырой? Уж не берлога ли косолапого? Плохо без собаки в тундре. А Бобка предатель, за остальной группой увязался.
И вот показалось оно – ОЗЕРО. Религиозный восторг обуял Белку. Стоять спокойно не может. Скачет на месте, того гляди, из штанов выпрыгнет. Ах, ах!!! Что за красотища??!!!! Огромное белое пребелое поле. Вокруг маленькая темная полоска леса. А над лесом белые пологие вершины на фоне голубого, фиолетового и розового неба. Над одной вершиной висит бледная дырявая как сыр луна. И это час дня по-лувенгийски!

Лувенги – племя снежных «человеков».
Но тени подсказывают Белке: «торопись, сынок, скоро стемнеет».
Не больше четверти часа провел он на ОЗЕРЕ, но картина эта навсегда врезалась в память. Детям, внукам расскажет Бешеная Белка о красоте ОЗЕРА, о палитре волшебных, пастельных красок над ним. Свершилось великое паломничество лувенга, одно из главнейших в его жизни. Но нужно спешить.
- Я вернусь к тебе ОЗЕРО! Обязательно вернусь!!!
И откуда взялось столько силы? Полетел лувенг быстрее оленя. Шлеп, шлеп лыжи по лыжне. Вверх, вниз, вверх, вниз. До места вчерашней стоянки меньше чем за час домчался. Рюкзак на месте, костровище дымится. Отдохнул немного Белка и дальше поскакал. А дальше-то лыжня плотная – 19 лувенгов по ней прошли. 10 туда, и 9 обратно. Тропу мороз прихватил, хоть без лыж беги. Кстати, кое-где следы глубокие виднеются. Видимо это Усатый без лыж прёт.
Все ближе полярная ночь, все холоднее, все темнее становится. Деревья почернели, снег посерел, небо стало более синим, а полоска его над деревьями покраснела. Но уже близко, близко людская дорога. Нужно только два оврага преодолеть: маленький и огромный. И вот вскарабкался Бешеная Белка на верхушку последнего оврага. Глянул на дорогу людскую снегоходную, а там!!! Там впереди Усатый с Желтой Алё ковыляют. У Усатого к рюкзаку три лыжи примотано. А он на одной ехать умудряется. Алё пешком топает.
- Привет, лувенги!!! Как здоровичко? Помочь чем?
- Беги, Белка! Все в порядке. Побывал на ОЗЕРЕ?
- А как же!!!??

В стойбище все вернулись в темноте. Но не поздно, ужин ещё не подавали. А ещё вечером лувенги в баню ходили. Их знакомый человек пригласил. Как же хорошо после мытарств пути отогреться на полоке, на камушки плеснуть что-нибудь ароматное, веником похлестаться, а потом и по рюмочке крепкого чая выпить.
Лувенги – племя снежных «человеков».
ТРИДЦАТЬ ГРАДУСОВ НИЖЕ НУЛЯ.
Сегодня особенно холодно. Плюнешь, и слюна стукнет о лед. В такие дни в средних широтах дети не ходят в школу. Дети лувенгов сегодня тоже не пойдут в школу, они отправятся на «робинзонаду». Вы знаете, что это такое? Сейчас объясню.
Летом молодого, неопытного лувенга забрасывают на лодочке на маленький необитаемый остров. Там он должен прожить один- одинёшенек 12 или даже 24 часа. В зависимости от его настроя. Зимой «робинзонада» не такая жестокая. Просто детей отводят в лес, и бросают их там с утренних сумерек до вечерней темноты. Дети сами разводят костер и пробуют выжить.
Итак, сегодня вождь Усатый и еще несколько опытных лувенгов проводят с детьми «робинзонаду». Но Бешеной Белке скучно. Он это все много раз видел. Да и неуёмный темперамент не дает ему спокойно дожидаться окончания игр. Поэтому Белка засобирался. Лыжи мажет, баранками и конфетами карманы набивает.
- Белка, ты куда собрался? - Интересуются его друзья.
- Да вчера на ОЗЕРО бегал. Так мне там понравилось, еще схожу. Может по ОЗЕРУ удастся пробежать. Может я ещё другое, Белое озеро увижу. Хотите со мной?
- А мы дойдём?
- Сегодня же без рюкзаков. Лыжня уже готова, да и протропил я вторую половину. Обещаю, к пяти дома будем.
И вот собралась в поход небольшая группа лувенгов: Рыжий Дым, Большой Дым, Виноградная Дария, Серебряные Реснички и Бешеная Белка. Да! Как же я забыл! Бобка, товарищ их лохматый. Ждет не дождется. Его с утра пораньше борщом вчерашним накормили, и теперь он просто рвется в дорогу.
Стараясь не торопиться, идет впереди Белка, оглядывается. Все ли успевают? А Мороз-то гонит, не дает стоять на месте. Чуть остановился полюбоваться веткой в белом инее и тут же руки в варежках застывают. А про пальцы ног и говорить нечего. Все время шевелить ими приходится. Быстро движется группа. То расстояние, что ребята вчера с рюкзаками за пять часов преодолели, сегодня за два пробежали. Лувенги – племя снежных «человеков».

 

На месте ночевки перекус устроили, чай, баранки, инжир, курага – всё годится голодному лувенгу. Но долго прохлаждаться нельзя, дальше бежать нужно. И вот чешут лувенги по древней Тракторной дороге, впереди Белка, Рыжий Дым и Бобка. Большой Дым, Серебряные Реснички и Виноградная Дария далеко отстали. Рыжий тоже сдавать начинает.
- Дым, ты чего? Сдох, что ль?
- Дыхания не хватает. Уже какой километр вверх лыжня карабкается!
И стал тогда Белка лыжной палкой на снегу всякие подбадривающие заклинания рисовать. «1,5 км осталось»
- Что действительно полтора? – радуется Дым.
- А кто его знает. Это чтобы дух ваш бойцовский поднять.
Еще немного прошли. Снова Белка пишет «Ещё немного вверх, а затем вниз!!». . . . . . . . «1 км» . . . . . . «А хочешь большой и чистой любви?». . . . . «Дария, жми!!» . . . . . . . «Совсем близко».
Вот так и пришли они на ОЗЕРО Нижнее Лувеньгское. А озеро-то сегодня совсем не то, что вчера. Молочное одеяло тумана низко нависло над ровным белым полем. Чудно это. А где же горы, где макушка Елок-Палок? Загадочное сегодня ОЗЕРО, суровое.
Белка по ОЗЕРУ коньком на лыжах несется. А другие лувенги на краю ОЗЕРА перекусывают.
- Как тты мможжешь ккружжку голыми ррукками ддержжать? – удивляется окончательно заледеневший Рыжий Дым, глядя на Дыма Большого.
- А че тут такого? – в свою очередь не понимает Большой Дым, - на, хлебни горячего чайку.
Хлебнул Рыжий, бутерброд в рот запихал, откланялся и почесал, поскакал в поселок. Только лыжи засверкали. Совсем замерз бедолага.

Лувенги – племя снежных «человеков».
Вскоре Белка с ОЗЕРА вернулся, делится пережитым:
- Чуть не утоп!! Смотрю полоса льда впереди пожелтевшая. Ткнул туда палкой, а она под лед и ушла!! Еле ноги унёс.
- Дааа, не спасли бы тебя! Далеко убежал – качает головой Большой Дым.
- Ну что? Пошли? – дожевывая бутерброд, изрекла Серебряные Реснички, - Спасибо Белка, что привел нас сюда.
- Хорошо так на сердце после встречи с ОЗЕРОМ – вздохнула Дария.

Как и обещал Белка товарищам, домой не поздно возвратились. Рыжий Дым на обогревателе ещё сидел, размораживал одно пикантное место.
Серебряные Реснички не смогла сразу в стойбище зайти. Крепления у лыж замерзли. Никак не расстегиваются. Пошла она тогда в местный магазин. Лесенкой по лесенке поднялась, дверку открыла и, опираясь на палочки, прошествовала к прилавку.
- Мне Фруто-Няню, пожалуйста, яблочек штук 6, капустки, капустки квашеной полкило и Ядреного корня.
Почти полчаса Серебряные Реснички стояла в магазине. Фруто-Няню свою скушала, капусткой закусила. Наконец-то отстегнулись лыжи!
- Уууф. Хорошо.
(Откуда я знаю? Сам ей дверь держал).

Лувенги – племя снежных «человеков».
ПО БЕЛОМУ МОРЮ НА ЛЫЖАХ.
Много лувенгов вечером возжелало погулять по замерзшей прибрежной полосе Белого моря, дойти до горы Крестовая и вскарабкаться на неё. Но крепкий чай так действует на лувенгов, что проснуться после него чрезвычайно трудно. Лишь Розовая Тата, Серебряные Реснички да Бешеная Белка сумели встать затемно. Пробуют разбудить остальных. Не получается.
- Ну, что по бутерброду и в путь?
- Конечно, пошли.
У подъезда их встречает хвостатый Бобка.
- Что, всю ночь ждал!? Сейчас кашу тебе вынесу, - хлопочет Серебряные Реснички.
Накормив зверя, трое лувенгов выступают в поход. Бобка естественно с ними. Он знает, что лувенги друга не обидят. У каждого в кармане припасено для Бобки что-то вкусное.

Лувенги – племя снежных «человеков».

Чуть светает, серые сумерки, густо падающий снег, берег Белого моря. Лувенги идут гуськом. Впереди Белка, сзади то Реснички, то Тата. В стороне бежит Бобка. Справа заваленный снегом до самых макушек лес, слева ожерелье островов. А впереди белые поля, заливы, причудливое нагромождение льда и камней. Лувенги проходят рядом с берегом острова. На возвышении табличка: «Территория заповедника. Проход запрещен!»
Каменные глыбы, торчащие из снежных полей, удивляют. Такое впечатление, что камень лежит на толстом гладком леденце. Это вода, целуя камень, замерзла. Теперь его нижняя часть поблескивает пузырящимся как шампанское льдом. А сверху виден то красный, то черный, то серый монолит.
Картинка из области фантастики: на небольшом бульнике над белым и ровным льдом лежит огромная метра три длинной льдина. Это не гриб, это дольмена какая-то.
Пытаясь сократить путь, Белка чуть не провалился под лед. Одна лыжа уже ушла под воду, но он среагировал и отполз назад.
- Не подходите! Быстро назад! В обход пойдём.

Теперь команда движется гораздо осторожнее. Путь удлиняется. Путники по периметру обходят многочисленные заливы, утопая в сугробах, пересекают залесенные перешейки.
Вдруг как-то посветлело. Лувенги подняли головы к небу и обомлели. Серое, наполненное снегом небо дало трещину. Большая голубая полоса с розовыми краями распорола серый мрак. Свет, редкий северный свет пролился на Белое море, заискрился на снегу, отразился в зеленых проталинах. Животворящей энергией передался он лувенгам.
- Ради таких моментов и жить стоит.
* * * * *

Лувенги – племя снежных «человеков».
Дошли лувенги до цели. Впереди угадываются подъемные краны Кандалакшского порта. Справа гора Крестовая. Но залезать на неё сегодня не имеет смысла. Серые обложные облака прячут вершины тундр. Ничего оттуда не увидишь. Внизу-то видимость неплохая – чуть больше лувенгокилометра, а вверху мрак.
- Белка, поворачивать нужно. Нам ещё собираться, - говорят Тата и Реснички.
- Да. Я и забыл, что покидаем мы сегодня нашу стоянку «снежного человека», нашу Лувеньгу. Эх, не нагулялся я ещё!!!

Обратный путь оказался не проще, а даже сложнее, чем ожидали лувенги. Подняло Белое море свои воды и затопило местами лыжню. Вот вроде отличный короткий путь, но вдруг за торосом открывается здоровая полынья. Приходится возвращаться и искать обходной путь. Где-то карабкаются по торосам, где прыгают с камня на камень, а то тропят лыжню по берегу. Но всё же в сумерках дружная компания въехала в поселок. Бобка тут же кого-то сходу облаял. А затем понесся по своим собачьим делам. Дело молодое, да и не устал он. Подумаешь, что для лайки 30 лувенгокилометров пробежать?

 Лувенги – племя снежных «человеков».

ПРОЩАНИЕ С ЛУВЕНГАМИ.
Вот и подошли к концу новогодние каникулы. Пора лувенгам возвращаться к людям. Сейчас они сядут в теплый автобус, их тела утратят прозрачность. В тепле они ничем не отличаются от обычных людей. Разве что немного дикими нравами.
Автобус Лувеньга-Кандалакша довезет их до ж/д вокзала. А ночью Мурманский поезд заберет ребят в Москву.
Последние часы в Кандалакше. Лувенги «зажигают» вокзал. Усатый играет на гитаре, Белка с юной Полиной кружатся в вальсе. К ним присоединяются другие лувенги. Танцы, хороводы и песни привлекают родственные лувенгам племена. Уже полвокзала вовлечено в праздник. Ёйоо-хууу!!!!!
Белка подошел к окошечку «Заместитель дежурного по вокзалу»:
- Мы Вам не сильно мешаем?
- А ничего. Я привыкла.

Поезд Мурманск-Москва. Далека и тяжела дорога. От Кандалакши до Москвы ехать 31 час. Это две ночи и один день. В вагонах нестерпимо топят. Лувенги, привыкшие к холоду, страдают. Только песни помогают выжить им в пути. Песни, и ещё рассол. 
Петрозаводск. На ж/д платформе вокруг бутылки минералки скачет в ритуальном хороводе группа полуодетых лувенгов. При этом они громко «поют»: «Я не люблю ни молоко, ни мёд! Я не люблю, когда приёмник так орёт! . . . . Хо!» Это у них такой способ избавиться от дорожного стресса.
А дальше снова в жаркий вагон, и снова песни.
На платформу Ленинградского вокзала выходит 25 измученных людей. Это уже не лувенги, это такие же люди, как и мы с Вами. Одним сегодня на работу, другим завтра в школу. И понесутся серые будни чередой, день за днем.
* * * * *
Не вешайте нос, лувенги!!! В субботу мы схватим лыжи, сядем в электричку, и только нас и видели!! Ёйоо-хууу!!!!!

 Лувенги – племя снежных «человеков».


Тэги: Россия ,
1 голос | Комментарии Оставить комментарий
Iden аватар
Iden (Пт, 08.10.2010 - 12:54)

Как вспомню Заполярье, так вздрогну.

BUCH аватар
BUCH (Пт, 08.10.2010 - 19:46)

Здорово!  :-)

Пьянова Евгения - Поппинс аватар

Какие вы отважные,  Лувенги!  Особенно женщины! 

О  Кандалакше только в песне Ю Визбора слышала. 

Очень импонирует такое отношение к жизни.  Уехать в Кандалакшу на Новый год и там жить как снежный человек.   Это мужественно и, конечно, не для всех. Это здорово!  Это...ужасно нетривиально! Только, пожалуйста, осторожнее.  ( пугаете хрупким льдом).

Мне очень нравится,  как Вы пишете.  :-)

borisovich аватар
borisovich (Пнд, 11.10.2010 - 11:51)

В хорошей компании и в Заполярье жарко :)

 

Жень, и мне Ваши рассказы близки.  

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...