Made in China. Часть 3

Китай, апрель-май 2012

 

В один из моментов ментального забвения мне показалось, что все идет своим чередом. А как же. Я в аэропорту Пекина. Клыки китайской пасти вцепились мне в горло, и уже никуда не убежать, нигде не укрыться. Я принимаю все так, как есть. Багаж, в конце концов, тоже при мне. Его не потеряли, как тогда, когда я прилетел на другой материк, а все мои сумки остались в Вашингтоне. Сейчас все, вроде, шло своим чередом.
 
Вокруг, кроме сотен людей, были автоматы с прохладительными напитками. Я взял себе колу с иероглифами вместо всем известного логотипа. Дрянь оказалась такой же божественной, как и ее американский аналог. Все идет своим чередом. В кабинке туалета я переоделся. Снял свитер и надел прохладную футболку. Подойдя к ряду глазастых раковин, тщательно умылся и спрятал фотоаппараты в рюкзак. Теперь я почувствовал себя чистокровным буддой.
 
Все шло своим незыблемым чередом, когда нечто необычное заставило меня повернуть голову в сторону огромной пятиметровой жидкокристаллической панели.
 
Стало ясно, что мне просто так не отделаться. И божественное самоощущение – не что иное, как сущая бренность сознания. До меня дошло, что я попал туда, где ничто не может идти своим чередом. Именно так. Где никогда ничего не бывает в порядке. Ощущение было, будто я до оцепенения нажрался псилоцибинов и теперь втыкал в ужасающие галлюцинации своего воображения. Может, в самолете распыляли экстракт пейота? Нет, это вряд ли. Ни одна нация не способна на такое великодушие.
 
Я помотал головой, но картинка не изменилась. На экране транслировалось, как в бурлящем бассейне прыгали переодетые в исполинских доисторических лягушек китайцы – с камня на камень, с кочки на кочку. Они тонули, захлебывались, клокотали и агонизировали в предсмертных прыжках. Их охристо-красные языки были вывалены наружу, как свиные кишки в мясной лавке. С потолка свисали громадные резины, на которых были подвешены розовые самолеты. В последних сидело по две китаянки, и они хохотали настолько дебильно, насколько это вообще можно себе представить. Складывалось впечатление, что перед ними где-то по ту сторону кинокамеры стоит голый Мао Цзэдун и торжественно демонстрирует им свою коммунистическую промежность. Ведущий тем временем, перебегая от одной гигантской лягушки к другой и дергая их за язык, напоминал неуёмного аутиста и захлебывался в собственной речи. Все это происходило одновременно и поэтому сливалось в дичайшую какофонию доблести и цинизма, навлекая на меня неотвратимый ужас и поселяя во мне неистребимую панику.
 
Загипнотизированный зрелищем, я еле оторвал взгляд от монитора и пошел изучать здание.
 
Еще пару часов я прослонялся по аэропорту без дела. Второй терминал практически полностью состоял из всевозможных табличек, указателей и ядовитого неона. Я не спеша прошвырнулся по магазинам, чтобы изучить ассортимент. Оказалось, что за показушной пышностью скрывался скудный выбор товаров и продавщицы, лениво взирающие по сторонам. После Шереметьево я был готов увидеть аэропорт с пассажирооборотом 55 миллионов человек в год, стены которого ломятся от дьюти фри, шоколада и изобилия. А все, что я увидел, – это несметное количество китайцев, скромненькие шопы и телевизионное шоу для душевнобольных.
 
Зайдя в первый терминал, я прошел регистрацию на рейс. Я медленно шагал по длинному коридору, впитывая густую неизвестность воздуха, когда сзади услышал подозрительное шарканье. Я обернулся. После увиденного мне пришлось сделать семь глубоких вздохов, досчитать до десяти и самому себе сказать: «Запомни, парень, ничто не идет своим чередом. Принимай все так, как есть». За мной медленно, как искусный шакал, как гиена, почуявшая падаль, кралось олицетворение всех моих ночных кошмаров. Лицо араба было скрыто под окладистой бородой, свисавшей до груди, а глаза его прятались за нелепыми черными очками. На голове у него была кепка с надписью «WHITE POWDER». Послышался невыносимый запах наркоманского неонацизма.
 
Про себя я нервно усмехнулся: «Вот будет хохма, если он сядет на мой рейс». Руки араба были широко расставлены, будто их отталкивал от тела какой-то инкорпорированный магнит. Делая ровно два шага в пять секунд, он выбрасывал ноги в стороны и очень странно поворачивал при этом туловище, как будто все тело его было обмотано динамитными шашками. Передо мной, а если быть точным – за мной, был Роберт де Ниро, родившийся в самом сердце Багдада. В правой руке он нес большую черную сумку, что само по себе уже было плохим знаком.
 
Краски начали сгущаться. Какого хрена он забыл в Китае? Что он вообще делает в первом терминале? Неужели в пекинском аэропорту так мало рейсов, что теперь мне придется наслаждаться соседством этого бородача? Он крался за мной, как посыльный интерпола. Даже в звуке его шагов было что-то подозрительное. 
 
В принципе я далек от расовых предрассудков, и даже частичное превосходство славян над самоанцами не дает мне права причислять себя к расистам. Так я думал ровно до тех пор, пока в аэропорту не увидел араба с запутанной бородой, черной сумкой в руке и билетом на самолет, который – учитывая, что гейтов в нашем зале ожидания было четыре, – с двадцатипятипроцентной вероятностью был билетом на мой рейс. Двадцать пять гребаных процентов! Цифры казались сокрушающими. У меня практически не было шансов.
 
***
 
Объявили посадку. Скрестив пальцы, я стал в очередь к гейту. Через пару часов меня ждал Гуанчжоу, и я был готов покорять кулуары еще одной страны. Но в одно мгновение мой мир пал, как Римская империя. Он был разрушен подобно Берлинской стене. Араб стоял первым в очереди и уже протягивал билет бортпроводнице. Она искренне улыбнулась и учтиво попросила его пройти на борт. Какого хрена? Она что, не видит, кто перед ней?! Одна только борода говорит о том, что он готов отправить всех к Аллаху. Неужели это замечаю только я?
 
Волны паранойи прокатились по всему телу. Я покрылся испариной. Что делать? Неужели садиться на этот рейс? Для меня рановато так рисковать, я еще не составил завещание. 
 
Я всегда считал себя паранойиком. Но лучше быть паранойиком, чем фаршем в воздухе над каким-нибудь провинциальным китайским городком. Однако лень взяла верх. «Если я пропущу рейс, - подумал я, - мне придется двадцать часов трястись в вагоне какого-нибудь неполноценного поезда». Это было выше моих сил. Я отдал посадочный талон стюардессе и понуро прошествовал внутрь.
 
P.S. В режиме прямой трансляции за всеми событиями вы можете следить тут или в Инстаграме (ник tereshkovets)

Готов к критике!
Тэги: Китай ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
WiseSpaniel аватар
WiseSpaniel (Чт, 26.04.2012 - 20:45)

Интересно. Я думала, в Китае уже поцивильнее стало. )

VyazNickOff аватар
VyazNickOff (Чт, 03.05.2012 - 22:11)

Аэропорт немного разочаровал.  После последних терактом в Мос. метро, я видел как люди выходили из вагонов видя женщин в мусульманской одежде. Однако ж основная масса, возможно переживая в душе, ехала с ними. Я тоже Made in China. Часть 3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...