Назад в Европу! Из французской Юры на Женевскую ривьеру.

Шато-Шалон - Вуффлен-ле-Шато - Лозанна - Монтрё, август, 2011

 

Ровно в девять часов утра мы уже были на ногах. И не просто на ногах, а в начале почти четырёхкилометрового пути с перепадом высот в 250 метров по долине реки Эриссон. В этой долине находится самая главная природная достопримечательность региона Франш-Конте водопады Эриссон (Les Cascades du Hérisson). Выходя на пустынную лесную тропинку, я никак не ожидал, что мы будем шагать в гордом одиночестве. Видимо, французы, в отличие от немцев, любят поспать. Поэтому пик посетителей можно было прогнозировать ближе к концу дистанции, что не могло не радовать.

К первому из семи водопадов - L'Éventail - мы подобрались уже минут через пять.

Этот водопад является самым высоким, самым мощным и, пожалуй, самым красивым. Вода здесь падает с высоты 65 метров зигзагообразно по уступам.

Солнце вставало непосредственно над водопадом, поэтому мне пришлось изрядно покрутиться в поисках ракурса, позволяющего сделать более-менее чёткий и контрастный снимок.

Прогулочная дорожка везде заботливо обустроена, созданы смотровые площадки, на подъёмах оборудованы лестницы. По одной из них мы стали подниматься к верхней точке водопада.

Здесь со смотровой площадки можно детально рассмотреть уступ, с которого вода срывается вниз.

А также окинуть взглядом всю долину реки Эриссон.

Строго говоря, водопадов здесь насчитывается около трёх с половиной десятков. Но, видимо, в их число включены и все маломальские пороги и уступы. Поэтому, при перемещении между основными сайтами, эмоциональное выгорание вам не грозит.

Тем более, что многие из миниводопадов очень живописны.

Тропинка позволяет немного отдышаться.

После чего начинается новый подъём – к истоку 60-метрового водопада Le Grand Saut.

Это второй по высоте водопад. К сожалению, смотровая площадка не позволяет в должной мере оценить его красоту.

Приходится, буквально рискуя жизнью, цепляясь за стволы и корни деревьев, карабкаться по краю обрыва с целью найти более выгодный ракурс. Но всё тщетно и бессмысленно.

Исходя из того, что внизу можно рассмотреть тропинку и мостик, дорога к подножию этого водопада существует, но на нашей карте она никак не была обозначена.

Впрочем, в интернете можно найти фото водопада Le Grand Saut, которые подтверждают моё предположение.

Но, судя по тому, что в низине самозабвенно щиплют травку представители парнокопытных, люди заглядывают туда нечасто.

Неподалёку находится третий водопад - Le Gour Bleu. После шумных гигантов кажется, что этот водопад лишь мягко шелестит.

На этом участке маршрута уже нет изнуряющих подъёмов. Тропинка резво бежит вдоль реки, позволяя любоваться мельчайшими деталями этих дивных мест.

Следует заметить, что долина реки Эриссон стала привлекать внимание поэтов, живописцев и туристов сравнительно недавно. В средние же века целых три монашеских ордена вели между собой отчаянную борьбу за право контролировать реку и строить на ней различного рода мельницы и цеха. Первая мельница возникла здесь в 1329 году, а спустя полтора столетия вокруг неё уже вырос небольшой городок. Все мельницы были разрушены в ходе завоевания здешних мест французами в 1637 году. Но местные жители многие из них восстановили. Лишь в начале 20-го века жизнь на реке стала затухать. А о былой индустриализации в этих краях свидетельствуют лишь остатки каменной кладки, которые хорошо заметны над следующим водопадом - Le Château Garnier.

Три оставшихся водопада – это тоже бывшие «труженики». Le Saut de la Forge – поработал на благо местной металлургии.

А водопад Le Saut du Moulin Jeunet назван именем последнего владельца здешней мельницы Серафена-Франсуа Жене, который поддерживал её в рабочем состоянии до начала 20-го века.

Кстати, рядом с водопадами-работягами установлены информационные таблички, рассказывающие об их истории. К сожалению, они только на французском языке.

Последний водопад – это 35-ти метровый Le Saut Girard. Из-за сухой погоды смотрелся он довольно тощим.

Но в этом была какая-то своя прелесть, поскольку, зайдя вдоль отвесной скалы за водопад, складывалось ощущение, словно ты находишься за прозрачным водяным занавесом.

Чуть в стороне у этого водопада есть и второй каскад. Высотой метра три-четыре.

Здесь когда-то выплавляли железо. В 1811 году его было произведено целых 65 тонн. Но спустя полстолетия Le Saut Girard превратился в центр добычи мрамора. Именно второй каскад Le Saut Girard и обеспечивал энергией эти предприятия.

Обратную дорогу пришлось преодолевать по тому же маршруту, поскольку это самый короткий путь. Всё бы ничего, если бы нам навстречу не валили толпы народа. Впрочем, в попутном направлении людей было ненамного меньше. Французы оказались очень доброжелательными и приветливыми людьми. (Возможно, что таковыми являются только туристы.) Каждый встречный-поперечный одаривал нас широкой улыбкой и говорил: «Бонжур»! Немцы, к примеру, в этом плане гораздо более сдержанны. Поначалу нас это забавляло, и мы им отвечали тем же. Но, чем больше мы уставали, тем больше этот факт злил и даже раздражал. Но на обратном пути картина была противоположной. Приветливость французов стала проявляться только к концу нашего спуска, то есть здоровались лишь те, кто имел большой запас физических сил. Значит у нас с Машей ещё не всё потеряно… На обратном пути, продираясь сквозь толпы туристов, мы перевели дух лишь однажды, у первого водопада.

После чего домчались до кемпинга, быстро сложили просохнувшую на солнце палатку и, с небольшой задержкой относительно «сheck оut time» - 12.00, покинули кемпинг. Бросив прощальный взгляд на «сказочную» долину реки Эриссон,

в соответствии с планом мы ненадолго расстаёмся с «озёрным регионом Юра».

Держим курс на восток и через час, уже в который раз за поездку, оказываемся в Швейцарии.

 Пейзаж до боли знаком и «традиционен»: лесистые холмы, сочная трава, неспешный обязательно красный поезд и коровки, как их называет Маша.

 

Что касается меня, то я ,пожалуй, воздержусь от таких уменьшительно-ласкательных эпитетов в адрес этих мясных «монстров».

На спуске с перевала Col de la Givrine (1228) глазеть по сторонам было некогда. Лишь завидев скопление туристов на одной из смотровых площадок, решили притормозить. Остановились и ахнули. Перед нашими глазами развернулась фантастическая 3-D панорама: на переднем плане Женевское озеро, а за ним, до самого горизонта, - сплошной частокол из снежных шапок. Казалось, что альпийские вершины выстроились по ранжиру, давая нам возможность увидеть их все одновременно.

В Швейцарию мы попали вовремя – пришла пора снова заправляться, а цены на бензин, как известно, в этой стране пониже, чем у соседей. Спустились с гор в районе города Ньон, и сразу же создалось впечатление, что очутились в тропиках.

Но с французским колоритом – это нам, как обычно, круговые развязки подсказали.

Проехав пару десятков километров вдоль Женевского озера, свернули в деревеньку Вуффлен-ле-Шато (Vufflens-le-Château), в которой, между прочим, сам Михаэль Шумахер прописан. Предельно узкая дорога петляет меж плодовых садов и виноградников.

Но инициатор этого пути «Гармин», а не я, поэтому есть уверенность в том, что возвращаться не придётся. Так и вышло. Выскакиваем из-за очередного поворота, и перед нами, как будто из-под земли, возникает он – «замок Кота в сапогах» Шато-де-Вуффлен (Château de Vufflens).

Вообще-то "владениями Кота в сапогах" официально считается французский замок Бретей (Chateau de Breteuil).

Но «наш», на мой взгляд, гораздо больше подходит на эту «роль».

Издалека кажется, что Шато-де-Вуффлен – это типичный новодел.

Но, обойдя замок со всех сторон, можно убедиться, что это не так.

Свой нынешний облик Шато-де-Вуффлен обрёл где-то на рубеже 14-го и 15-го столетий. В 1530 году был разграблен и сожжён. После чего был восстановлен и неоднократно переходил из рук в руки.

В 17-м веке был выкуплен семьёй Senarclens, которая владеет им до сих пор. Для того, чтобы содержать такую громадину, нужно вести довольно успешный бизнес. И, видимо, представителям рода Senarclens это удаётся. Во-первых, они разводят скаковых лошадей. В подтверждение этого, из сарая, расположенного напротив въезда в замок, периодически доносилось ржание, да и воздух был наполнен просто убийственными «ароматами». Во-вторых, хозяева замка владеют восемью гектарами виноградников, которые производят несколько видов высококачественных вин. Эти вина выдерживаются в шести дубовых бочках по 8700 литров каждая. Короче, типичная швейцарская деревенская семья, живущая в деревенском колхозном замке. У них даже садик-огородик типично деревенский – цветы растут прямо на грядках. Может они их тоже продают?

Побывать в таком немузейном замке было бы очень заманчиво. Но, увы, нельзя - частная собственность. Едем дальше. На очереди Лозанна (Lausanne). В 1998 году мы заезжали в этот город, но ограничились лишь прогулкой по территории Олимпийского музея. На большее не хватило времени. С тех пор посещение Лозанны было сродни мечте. Тем более, что город носит такое красивое и поэтичное название. Пейзаж на подъезде к Лозанне примитивно-урбанистический – мы от такого уже успели отвыкнуть. Впрочем, окраины и не являются целью посещения.

Безоглядно добравшись до центра, припарковались у железнодорожного вокзала. Там взяли информационные материалы, оттуда же и начали пробежку вприпрыжку – нужно было уложиться в час. Поскольку город крупный, искать «антиквариат» нелегко. На глаза поначалу попадаются только современные инсталляции и рекламный «продукт».

На улицах шумно, суетно и «пейзаж» вокруг эклектичный – то ли Вена, то ли Париж.

В промежутках между домами мелькнули шпили собора – значит нам туда.

Руководствуясь этим ориентиром, выходим к промежуточной точке. Это площадь Палю. На ней господствует городская ратуша.

Нет, всё-таки это Лозанна – ратуша-то у каждого города своя, неповторимая. Пусть часы на башне и драконов на крыше и не всегда можно воспринимать в качестве визитной карточки того или иного здания мэрии.

Но вот городской герб на фасаде – он точно индивидуален.

Да и вся площадь уже какая-то более швейцарская что ли. Здесь можно заметить и дома, увенчанные характерными расписными козырьками.

И «классические» швейцарские фонтаны. В данном случае фонтан «Правосудие». Характерно, что именно в Лозанне размещается Верховный суд Швейцарии.

А за фонтаном расположилось здание, на фасаде которого установлены анимационные часы. Здесь днём ежечасно разыгрывается историческое представление.

Крытая деревянная «Рыночная лестница», берущая начало на пл. Палю, приводит нас к входу в готическое чудо – собор Богоматери.

Стоя у портала Монфалькона, можно долго изучать фигуры, украшающие своды. Но для этого нужно хотя бы чуточку разбираться в религии и местной истории.

Мы, к сожалению, не разбираемся, поэтому просто заходим внутрь.

Убранство собора значительно обеднело во времена Реформации. Тем не менее, посмотреть есть на что. В соборе много красивых витражей.

По всей видимости, относятся они к разным эпохам. На некоторых из них изображены гербы.

На других – шествие на Голгофу.

Но шедевром считается окно-роза 13-го века.

Ещё один шедевр собора – это деревянные скамьи 16-го века, украшенные готической резьбой.

Орган собора с семью тысячами труб является самым большим в Швейцарии. Интересно, что он имеет американское происхождение.

Огибая собор, высматриваем ещё что-нибудь любопытное.

В здании, напоминающем ратушу, находится Исторический музей. Это замок Ансьен Эвеше, который ранее был резиденцией епископа.

Вокруг собора разбросано несколько фонтанов. Выполнены они в разных стилях, но все красивы необыкновенно.

Продолжаем карабкаться вверх по улицам. Но и по сторонам не забываем оглядываться в поисках чего-нибудь необычного. Вот, к примеру, особнячок, фасад которого украшают балконы с филигранно исполненной металлической решёткой – будто искусный ювелир поработал.

Затрудняюсь сказать, является ли Замковая площадь высшей точкой Лозанны, но, достигнув её, мы пошли на спуск. Правда, в ином направлении. Доминантой же этой площади, а, возможно, и всего города, является замок Сент-Мари. Возведённый в начале 15-го века, большим разнообразием функций он не обладал – здесь успели позаседать масоны да местные начальники. Последние оккупируют его и по сей день.

Замок чертовски красив и посажен хорошо, поэтому, спускаясь, я постоянно на него оглядываюсь.

Можно сказать, пятясь задом, мы выходим на огромную и неуютную пл. Риппон. Здесь, с истинно русским размахом, раздвинул свои широченные «плечи» до неприличия роскошный дворец Бестужевых-Рюминых.

Судя по тому, что перед фасадом дворца высятся колонны, увенчанные венецианскими львами, можно говорить о его явно итальянской «родословной».

Дворянский род Бестужевых-Рюминых поселился в Лозанне в 1840 году. Последний из представителей этого знатного рода Гавриил, будучи почётным гражданином города, не оставил наследников. После его смерти дворец стал собственностью местного университета.

Далее, чуть ли не бегом, спешим к заключительной точке нашего маршрута, успевая лишь изредка фиксировать в памяти и фотографировать случайные объекты и сценки из городской жизни. Церковь св. Лорана.

Вездесущие выходцы из Азии, затеявшие торговлю своим незатейливым товаром прямо на мостовой.

Пешеходная зона с магазинами, предлагающими своим клиентам несколько иные товары.

Последний обязательный для осмотра объект в Лозанне – это башня Бель-Эр. Здание воплощает в себе лучшие традиции советского модернизма. (Прошу не пугаться - это всего лишь аналогия). Что не удивительно, поскольку построена эта башня в 1931 году и стала первым швейцарским «небоскрёбом», а заодно и символом современной Лозанны. Сейчас здесь размещается настоящий «компот» - жилые апартаменты и офисы с театром заодно.

Всё, всё, всё. Нужно бежать к машине. Маша не понимает, к чему такая спешка, а я не могу одновременно ориентироваться и рассказывать. Назревает конфликт, но рано или поздно всё успокоится. Остаётся лишь разобраться с тем, как с минимальными физическими затратами добраться до вокзала. Видимо, нужно подняться на Большой мост, соединяющий Бель-Эр с площадью св. Франциска, а там уже и рукой подать.

Так и есть. Ни разу не заблудившись, мы чётко и точно вышли к припаркованной машине. А ведь бывало и по-другому. В 1998 году в Женеве пришлось рыскать по городу в поисках своей же машины более часа. Вот такая вот получилась у нас прогулка «Лозанна за один час». По-моему, такой сценарий имеет полное право на существование.

А дальше был пятидесятиминутный "сверхзвуковой полёт". Ну, по крайней мере, мне так показалось. Ведь проехали мы-то всего 30 километров. Обгоняя там, где это минимально возможно, при этом распугивая и возмущая вечно полусонных аборигенов, мы неслись к нашей следующей цели. Единственным фактором, способным сдержать мой порыв, оказались только пробки на улицах Монтрё. Может быть стоило попробовать по «встречке»?

Выбравшись на относительную «свободу», мы вскоре увидели то, куда я так безудержно стремился - Замок Шийон (Château de Chillon).

Кто-то скажет: «Подумаешь, очередной замок». Да, очередной. Но в отличие от остальных, в этот я мечтал попасть целых тринадцать лет. В 1998 году мы оказались здесь очень поздно. Но Шийонский замок стал первым в моей жизни, к которому можно было подойти так близко, и на который я смог взглянуть вживую. С тех пор он и не давал мне покоя. Как попало припарковав машину на обочине, мы побежали к кассам и успели купить билеты за десять минут до закрытия. Зашли во внутренний двор, теперь можно отдышаться.

Замок Шийон был заложен на скале, несколько возвышающейся над поверхностью озера, в 9-м веке. Став в 12-м веке резиденцией герцогов Савойских, замок постепенно расширялся и перестраивался, обретя свой нынешний облик в 15-м веке. Как ни удивительно, но самыми значительными с архитектурной точки зрения являются подземелья, куда мы сразу и направились. Впрочем, понятие «подземелья» здесь несколько условно, поскольку эти помещения находятся выше уровня воды.

Если бы не скала, которая послужила фундаментом для замка, то можно было бы подумать, что ты находишься под сводами готического собора. То есть склад получился действительно шикарный.

Но всемирную известность Шийонский замок получил не благодаря тому, что в его подземельях находился просторный склад с живописным видом на Альпы и Женевское озеро.

А благодаря тому, что в его подвалах находилась тюрьма (со столь же великолепным видом), в которой, в том числе, содержался некий малоизвестный в широких кругах пламенный «революционер», настоятель одного из монастырей Франсуа Бонивар.

Эта история, пожалуй, не вышла бы за границы современной Швейцарии, если бы не великий лорд Байрон. Видимо, поймать музу за хвост в вечно туманной Англии не так легко. Поэтому, продав своё имение, Джордж, в поисках вдохновения, поселился на женевской Ривьере. С такой логикой трудно не согласиться. Я, например, не сомневаюсь, что, живя в этих райских местах, смог бы писать свои заметки раза в два быстрее. Вот и Байрон, «разнюхав» эту историю, впечатлился, проникся состраданием и моментально выдал на-гора свой нетленный шедевр – поэму «Шильонский узник». Чем и прославил патриота Бонивара, а, заодно, и замок. Поскольку в Советском Союзе любые литературные произведения, герои которых жестоко страдают за дело любой революционной борьбы, издавались в первую очередь, с «Шильонским узником» мы, советские люди, были знакомы с детства. О том, что Байрон был пансексуалом, социалистическая пропаганда скромно умалчивала. В идеологии это не главное. Тем более, что и секса в СССР, как известно, не было. Видимо, такая информация передаётся из поколения в поколение и усваивается на генетическом уровне. Иначе чем объяснить тот факт, что в любом туре по Швейцарии посещение Шийонского замка с неизменным осмотром «автографа» Байрона на одной из колонн темницы входит в обязательную программу. На парковке рядом с замком мы насчитали три туристических автобуса, и все они были с русскоязычными туристами. Поскольку мы с Машей тоже выходцы из «совка», автограф поэта без внимания не оставили.

В отличие от Бонивара, мы на волю выбрались через пару минут, после чего попали во второй внутренний двор, где доминирует Главная башня замка. Она же является и самым старым его сооружением.

Далее идём в шикарную столовую с кессонным потолком, гигантским закопченным камином и подлинными дубовыми колоннами 13-го века. Жаль, что столы не были накрыты.

На очереди новый зал. Здесь взгляд приковывает великолепный сводчатый потолок – можно дышать широкой грудью.

В зале размещена экспозиция сундуков. Глядя на них, понимаешь, насколько современные люди обмельчали – нажитое мною барахлишко едва ли заняло бы одну треть стандартного средневекового сундука.

Далее попадаем в одну из спален. Односпальная кроватка кажется маловатой. А расположение замка на воде, видимо, диктовало дизайнеру сделать её таковой, чтобы, в случае качки во время шторма, «клиент» не смог вывалиться на пол.

Гостевая комната похожа на кухню. Может быть, непрошенных гостей ночью лишали жизни, а затем, "не отходя от кассы", готовили из них жаркое? Жуткие мысли лезут в голову.

Следующее помещение - Гербовый зал. Он же зал приёмов с шикарным кессонным потолком. Сейчас вполне подошёл бы для катания на роликах или велосипеде.

Да, а почему, собственно, гербовый? Да потому, что фриз украшен гербами различных административных работников т.н. бернского периода в истории замка, проживавших здесь в 16-18-м веках. Думаю, что и наши современные чиновники, дай им ещё немножко воли, уже готовы в качестве своих резиденций использовать отреставрированные замки. Слава богу, что у них гербов нет. Пока нет.

Одно из близлежащих помещений по популярности у посетителей занимает самые верхние строчки «хит-парада» - это латрина. Или, говоря общедоступным языком, отхожее место. Сразу же вспоминается «нетленка» из детства: «Лучше нет красоты, чем по***** с высоты»! Особенно это актуально, когда внизу плещутся озёрные воды. Интересно весьма близкое соседство двух «выходных отверстий». Получается, что представители знати, невзирая на титулы, запросто могли одновременно справлять свои естественные нужды? А для того, чтобы представить в таких «ролях» двух дам, я даже боюсь подключать собственное воображение.

А дамы ведь размещались по соседству – в так называемом зале с деревянной отделкой. Только у меня эта комната ассоциируется с финской баней.

Зато какие восхитительные виды открываются отсюда на окрестности.

Прогулку по второму уровню заканчиваем в бывшей часовне. Во времена Реформации она не использовалась по назначению, будучи то амбаром, то пороховым складом. Прямо как многострадальная полоцкая София. Фрагментарные бледные фрески – это всё, что здесь осталось от лучших времён.

На третьем уровне находится, пожалуй, самое красивое помещение – Большой зал. Шикарный потолок удерживают колонны из чёрного мрамора, чёрно-белый декор стен. Наверное, в таком фривольном антураже, в те времена, когда в этом помещении вершилось правосудие, большинство приговоров носило оправдательный характер.

В Новом зале обращают на себя внимание недвусмысленно смотрящий на часы сотрудник музея, предстающий в образе деревенского гопника, и огромная печь, похожая на базу для колонны. Собственно, полное название этого помещения звучит очень поэтично: новый зал рядом с большой печью. Будем считать, что в средние века люди обладали небогатым словарным запасом. Но печка хороша.

После канцелярии, подстёгиваемые дышащим в спину «гопником», мы завершали осмотр в стремительном темпе. Не знаю, насколько закономерно размещение больших или малых обеденных столов в бывших административных помещениях замка, но складывается впечатление, что все дела в средние века решались без отрыва от употребления пищи.

Осмотр замка мы заканчивали, перемещаясь по крытым галереям.

Они соединяют все башни друг с другом. Внутри донжонов нет ничего необычного – парочка артиллерийских орудий, да обязательный часовой механизм.

Отличная обзорная площадка находится на Главной башне. Оттуда все хитросплетения крытых переходов замка как на ладони.

И панорамы замечательные.

А ещё хорошо видно, насколько бестолково какой-то «чудик» припарковал свою машину, чуть ли не перегородив проезжую часть. Тьфу ты! Так это же я. Надо бы поторопиться, пока кто-нибудь бампер не оторвал.

Спустившись вниз, мы уже не торопимся. Программа дня выполнена. Светит и греет ласковое солнце. Виды вокруг фантастические.

Детвора осваивает старинное развлечение - канатоходство над озером.

В такой обстановке и мысли в голову хорошие приходят. Вместо планировавшегося ночлега где-то в горах, решаем остановиться в каком-нибудь кемпинге на озере, чтобы с утра прогулять Машу по Монтрё, в котором я уже бывал. Подходящий кемпинг нашли быстро. Им оказался тихий и беспечный Camping des Grangettes. Администрации уже не было. Заняв одно из свободных мест, мы быстро интегрировались в ландшафт, после чего уже никто на нас не обращал внимания. Поужинать решили в местном ресторане, заказав скромный салат и ростбиф. Всё оказалось красиво, вкусно, но безумно дорого. Уже в темноте понаблюдали за лагерной жизнью и насладились ночной панорамой побережья, после чего отправились в наши уютные спальные мешки.


Тэги: Швейцария ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
WiseSpaniel аватар
WiseSpaniel (Пт, 12.04.2013 - 12:55)

Надо же, сколько там всего интересного исторического сохранилось. Молодцы швейцарцы, берегут.

уникальноеявление аватар
уникальноеявление (Пнд, 15.04.2013 - 15:32)

Чёрта с два они бы это всё сберегли, если бы страна не являлась хранилищем средств всяческих одиозных и прочих режимов. В противном случае остаться нейтральными у них бы не получилось и бомбили бы их не менее интенсивно, нежели соседей.

victorio аватар
victorio (Сб, 20.04.2013 - 01:18)

спасибо за рассказ.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...