По Западной Африке. Части 21 -22

Гвинея. г. Кисидугу, январь 2012 г.
 В данном случае хочу предложить для прочтения две части своего рассказа о поездке в Африканскую Гвинею. Я не считаю нужным выставлять сюда весь рассказ. Путешествие было сложным и трудным, и рассказ получился затянутым. Возможно, кто-то уже читал данное чтиво, ибо написал я его 4 года назад. В любом случае, эти две части мне кажутся наиболее интересными. 


   Ч - 21. Люди-птицы народности Тома


 Вилла Кинаду построена на горе высотою 1700 метров. В одном месте, сквозь редкие просветы между листьями и ветками, вдруг вижу раскинувшийся по холмам и долинам зелёный лиственный ковёр, по которому хочется идти, наступая на эти сплочённые развесистые шатры, бесконечной пеленой уходящие в неведомые пределы.

Обратный путь до машины занял меньше времени. Как оказалось, я не взял соответствующую одежду, и пожертвовал своими белыми брюками. Одну нашу девушку укусил муравей. Девушка остановилась что-то посмотреть, и поплатилась за любопытство. Когда на крики прибежал гид и поймал обидчика, мы все обрадовались, что это не змея или что-то подобное. Муравей сидел на ладони, смотрел на нас, и предупреждающе грозно шевелил усиками.

Парень рассказал, что муравьи часто объединяются в орду и шествуют мощным строем в поисках лучшего места. Горе всему живому, попадающемуся на пути.

Спускаемся на площадку, где нас ждут водители и джипы. Отряхиваемся от всяких лесных семян и колючек, прилипших к одежде, и рассаживаемся по машинам. Заезжаем на базу и отправляемся далее по маршруту. Выйдя на асфальтовую дорогу, вновь любуемся тропическим лесом. Благодаря волнистым холмам окружающая картина предстаёт в другом виде. Гуляя по полусумрачному лесу кажется, что ты где-то на дне, в другом измерении, а дорога представляется, как след от корабля в зелёном океане, который ещё не успел сомкнуться.

Через некоторое время мы в одной из деревень народа тома. Ислам и христианство сюда не проникли. Люди придерживаются своих древних верований. Деревня довольно большая. Сегодня в деревне праздник и произойдёт танец священных масок. 

Въезжаем на площадь, где группа празднично одетых музыкантов играет на национальных инструментах. Где-то вдали видим, как два мохнатых существа гоняются с палками за детьми. Дети с ужасом разбегаются, стараясь спрятаться, а чудище если догоняет, то бьёт их палкой. Мохнатые существа это люди-птицы. Не прошедшие обряд инициации дети не должны их видеть, а если вдруг непосвящённый увидел человека-птицу, он должен трепетать от страха.

По гвинейской традиции идём представляться старейшине. Дети, увидев, что чудища ушли, облепляют нас, и мы всей толпой движемся в гору, к дому старейшины.  Вдруг вновь появляются люди-птицы, стервятниками налетая на детей, ударяя их палкой без разбора.

Главе деревни далеко за 80. Он радостно жмёт нам руки, словно с самого рождения только и ждал русских туристов. Возле его дома музыканты выстраиваются полукругом, давая возможность людям-птицам изобразить танец, показав себя.

Удивительно, но в прежние времена люди-птицы во время танца передавали нужную информацию во все селения народа тома.Танцоров может быть не только двое, но и больше. Иногда танцуют и посвящённые женщины. Смысл танца - отогнать от деревни злых духов и привлечь добрых.

К ногам людей-птиц привязаны металлические браслеты, которыми они гремят под ритмичный бой тамтамов. Лица и руки артистов обмазаны белой пудрой или краской. Костюм состоит из перьев какой-то птицы. Головной убор тоже из перьев собранных в пучок.

Пританцовывая в такт тамтамов, фотографируемся рядом с мохнатыми чудищами по очереди. Далее костюмированные артисты идут вниз на площадь, утягивая за собой людской хвост. Присмотревшись, вижу, что за каждой птичкой следует по пятам парень с сумкой. Перья в костюме имеют магическую силу, они не должны потеряться.

Позже, когда мы садились в машину, один из этих ребят решительно подбежал ко мне. Ему показалось, что я, приблизившись к актёру, вытащил из его костюма перо.

На центральной площади деревни зрители и музыканты вновь образуют полукруг, давая чудищам станцевать танец, который отсутствует в классическом понимании. Люди-птицы просто бегают туда-сюда, ритмично перебирая ногами.

Только тут я замечаю, что изо рта у актёров торчат какие-то зелёные кусочки. Оказывается, без них люди-птицы потеряют магическую силу. Если кусочек выпадет и потеряется, то державший её во рту человек станет невидимым. Проще говоря, люди-птицы с рыбьими глазами находятся под хорошей балдой. Движения нечётки, координация потеряна, ноги разодраны в кровь. Хотя, как ещё можно заставить своё тело безостановочно скакать целый день по деревне. Поэтому, специальные ребята и присматривают за каждым из актёров, дабы в случае наркотического улёта как-то помочь.

Аркадий Фидлер в своей книге «Новое приключение: Гвинея» описывает, как в Гвинее в 60х годах прошлого века партийное руководство пыталось бороться с подобными пережитками. В каждой деревни набирались активисты, отговаривавшие людей проводить подобные церемонии. Но это оказалось бесполезно, лесные пережитки победили.

Путешествуя по Гвинее, даже в самых отдалённых местах, можно видеть телефонные вышки. Однако, шум и грохот современного мира доходят в тропический лес весьма приглушённо. Под сводом гигантских деревьев время словно остановилось, минута здесь равна целому веку. Люди живут в первобытном состоянии, пользуясь при этом мобильными телефонами. Великий дух леса упорнее и эффективнее, чем пустыня и океан, защищает сформировавшийся в древности образ жизни.



  Ч - 22. Музей в Кисидугу


  Уезжаем из деревни народа тома и движемся на север. Лес постепенно исчезает. Появляются совсем лысые холмы. Женщины в придорожных селениях раскладывают для просушки для просушки зёрна кофе прямо на асфальте, и машины проносятся в сантиметрах от их кучек. Дорога очень утомительна, не помогает и туарегская музыка.

«Не пылит дорога, не дрожат кусты. Подожди немного, отдохнёшь и ты» - это явно не про Гвинею. Отмахав 300 км, усталые и измождённые в полной темноте заселяемся в отель в городке Кисидугу. Отель жутко вонючий. По программе был забронирован другой отель, но в Гвинее это правило не действует. Прошу водителей поставить мне на улице палатку. Предпочитаю спать в своём спальнике, нежели в непонятном отеле.

Городок Кисидугу находится на юго-востоке Гвинеи, рядом со Сьерра-Лионе. Он как поселение ведёт свою историю с 17 века, а при французах в 19 веке Кисидугу стал городом. Слово Кисидугу – убежище на языке киси. Известный музыкант Мори Канте родом из Кисидугу. Сегодня в городе проживает 120 тыс. человек, которые работают на плантациях кофе и ореха колу. Это народности тома, малинке, но основная часть киси.

Внешне люди киси не отличаются от своих гвинейских собратьев. Они не приняли ислам и христианство. Племя киси известно культом каменных идолов. Когда умирает авторитетный соотечественник, киси высекают идола в его честь, стараясь общаться с душой умершего через каменное изваяние. Такие каменные истуканы ставятся возле деревни. Много каменных человечков и в окрестных лесах. Но времени посетить такую деревню у нас к сожалению нет. Зато в Кисидугу есть интересный музей народа киси.  Не смотря на воскресенье, гид Дауда находит директора, больше похожего на сторожа, и мы заходим в музей.

Самое ценное здесь – маска богини плодородия. Она присутствует на гвинейской банкноте в 5тыс франков. Сисястая и носатая женщина-маска, с затычкой во рту и в ушах, выполнена в виде коня, и надевается на голову. По бокам юбка из кусочков лиан, прячущая шею и затылок одевающего маску танцора.  Есть в музее всякие кремневые ружья, хозяйственные приспособления и музыкальные инструменты. Специальный уголок отведён для детских рисунков, один из которых сильно запомнился. Мужчина ударил палкой чёрную женщину, у которой льётся кровь, но врач в белом халате уже схватил хулигана за другую руку.

Если просто зайти и посмотреть на безделушки, это займёт не более 5 минут.  Нам повезло, что мы застали директора. Он замечательно рассказал об экспонатах связанных с ритуальной жизнью народа киси.

Итак, когда у киси умирает человек, он, по их представлениям, освобождает свою жизненную энергию, передавая её своей семье, или своему роду. Предком его начинают считать только после тщательно проведённой серии всех обрядов отделения от мира живых. Даже после всех церемоний такой предок новичок среди своих старших пращуров. Если он соглашается помогать своей семье или своему роду, тогда его высекают из камня. Величина истукана бывает разной, она зависит от заслуг человека. Каменные предки малых размеров стоят и внимательно смотрят с полок на посетителей музея. И директор музея, человек с высшим образованием, говорит, что это не просто фигурки.

Киси считают, что при последнем вздохе от телесной оболочки отделяется бессмертная частица. После того как тело закапывают в землю, она продолжает жить в покойницкой хижине до полного окончания всех похоронных церемоний. Именно в этот момент такая «душа» может докучать всем живущим на белом свете, и появляться перед ними в страшном виде. Деятельность таких призраков строго ограничена во времени, а именно, сроком, прошедшим со дня смерти до последнего тура похорон.
Но мёртвые души киси не причисляют к зловредным силам, имеющим отношение к чёрной магии.

Бывает, что в этот период, перед тем как покинуть свою деревню и уйти в подземное царство, умерший требует от своих сородичей выявить виновного в его смерти. Тогда киси проводят «допрос трупа». Директор музея показывает старинные носилки, посреди которых ложе для небольшого предмета.

На носилки клали частичку (волосы, ноготь или кусочек кожи) покойного. Жители деревни выстраивались на площади, и двое мужчин обходили с этими носилками всех по очереди. Носилки, учуяв злодея, наклонялись в его сторону. После такого «юридического расследования» виновнику давали пить яд из красного дерева, или вводили в глаз сок молочая. Однако, когда злыдень прилюдно каялся и обещал выплатить семье умершего штраф, то его прощали. 

Услышав это, я очень даже обрадовался, что мы не поехали в деревню киси. Там, как в анекдоте, к нам наверняка докопались бы - один с топором, и двое с носилками.
Интересных экспонатов в музее много. В музее висит и некий прибор с кисточкой на конце. С этим инструментом шаман ходил по деревне и искал вора, которого сразу поражала молния.  Идущие за зверем охотники надевали кожаную шапку и становились невидимыми. А в домах киси обычно хранят специальные фетиши – маски (аналог икон).

Директор не разрешил фотографировать. Но сам вдруг исчез, чем я и воспользовался. Мои спутники зашли в его кабинет, соединённый с залом и увидели на столе аккуратно вырезанную из красного дерева женщину – коняшку - маленькую копию музейной маски. Сувениров на всём пути мы не встречали, отчего душа компании Виктор первым вцепился в коняшку, вынашивая планы покупки. Виктор определил для себя, что если музейная фигурка потянет выше 200 зелёных, то он брать не будет, на что другой наш товарищ поднял планку в 250 грин. Тут в их разговор вклинился хозяин коняшки, и словно обиженный ребёнок выхватил игрушку, заявив, что это ценный фетиш и продать его он не может.

Одним словом, мечты Виктора, взять бутылочку вина, вспоминать Гвинею и фетишить с женщиной – коняшкой в своём шикарном директорском кабинете в Нижнем Новгороде, директор музея обломал. Однако, он сразу исправился, подсказав нам торговую лавку, где продавались самые настоящие сувениры, торговец которой наверно уже и забыл, когда он что-то продавал. Ребята отоварились здесь по полной программе, скидывая гвинейские франки. Некоторые выносили целые мешки масок и статуэток. Правда, нужно отметить, что здесь были старинные вещи музейного уровня.

Позже появился директор музея на мотоцикле, где вместо цифр и букв на номере красовалось по-английски - «Музей».  Глядя на наш шопинг, хранитель культурных ценностей имел удручающий вид. Всего год назад в этих местах начали появляться диковинные иностранцы, и местные ещё не знают, как заработать на белых людях. Торговец сделал за полчаса годовой оборот. Наверно теперь и директор музея откроет свой маленький магазин.
Готов к критике!
Тэги: Гвинея ,
1 голос | Комментарии Оставить комментарий
Ершов Максим аватар
Ершов Максим (Ср, 10.02.2016 - 01:40)
Тот, кто захочет найти в сети весь рассказик, тот сумеет это сделать, но никаких ссылок на другие ресурсы я давать не буду.
Светлая лошадка аватар
Светлая лошадка (Ср, 10.02.2016 - 09:15)
Рассказ в сети
Хочу найти.

Интересно! Спасибо. Все эти тома-киси жуть со своими допросами трупов и пр.
Какаго размера там муравьи, раз вы обменивались взглядами?
То, что дети рисуют, страшно.
Есть у этих народов письменность?
Ершов Максим аватар
Ершов Максим (Ср, 10.02.2016 - 12:12)
Лена, спасибо! Вы моя Муза, а Музу, как известно, нужно ограждать от политики....
 Нет, в наше время трупы уже не допрашивают. Там и телефоны есть и все прочие блага цивилизации. Но лет 50-70 назад, всё это было вполне обычным явлением. Письмености своей у них нет. В школах обучение на французском + англ.
 А муравьи обычные, размером почти как наши, но с необыкновенно проникновенными взглядом....  ему стало стыдно за укус и мы его отпустили....
Светлая лошадка аватар
Светлая лошадка (Ср, 10.02.2016 - 16:29)
А я ведь про Музу могу и поверить, в конце концов. По Западной Африке. Части 21 -22
По телефону ещё удобнее допрашивать... ну, поняли кого.
Муравей вытаращился на белого, наверное, тем более что сам темнокожий.
Спасибо за ответы!
Ершов Максим аватар
Ершов Максим (Ср, 10.02.2016 - 17:32)

Светлая лошадка написал(а):

А я ведь про Музу могу и поверить, в конце концов. По Западной Африке. Части 21 -22
По телефону ещё удобнее допрашивать... ну, поняли кого.
Муравей вытаращился на белого, наверное, тем более что сам темнокожий.
Спасибо за ответы!


...)))По Западной Африке. Части 21 -22

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...