Путешествие в Судан. Глава 1.

Судан, Африка, март 2010
Судан не относится к числу стран, в которые тянет вернуться, если уж когда-то там побывал. Но побывать в нём всё же стоит уважающему себя путешественнику, если он при этом уважает не только себя, но и всевозможные древности, которых в Судане предостаточно. Судан - мостик, вернее - громадный мост, между Древним Египтом и «примитивными» народами Черной Африки. Само его существование как государства в современных границах было обусловлено необходимостью строительства такого моста. Британия лелеяла мечту связать Каир и Кейптаун железной дорогой. Поддержав Египет в его стремлении отвоевать Нубию и экваториальные области после восстания Махди, Британия вместе с Египтом создали Англо-Египетский Судан. С 1899 по 1956 гг. на карте Африки красовалось полосатое государство, которое было, конечно, больше английским, нежели египетским.

Путь вверх по Нилу был единственно надежным в центр Африки. По нему шли «легионеры-экспедиционеры» императора Нерона, по нему возвращался Брюс после открытия истоков Нила. Первая русская экспедиция в Африку 1847-48 гг. Егора Ковалевского поднималась вверх в ходе по Нилу в Судане, а продвинувшийся еще дальше по Белому Нилу в ходе своей великой африканской авантюры Василий Васильевич Юнкер в 1879-1887 годах передал Кунсткамере множество уникальных экспонатов (при этом еще большая часть была утеряна в ходе его африканских злоключений). Когда в следующий раз будете смотреть знаменитый фильм «Четыре пера», помните, что в ту же эпоху где-то там на юге мучался и страдал по родине русский немец Василий Васильевич, который из-за восстания Махди застрял на юге Судана больше срока.

Вспомните, наконец, великую старушенцию Лени Рифеншталь, которая создала свою знаменитую серию африканских фотопортретов именно на юге Судана… И вам обязательно захочется в Судан, хотя то, что видела и снимала Лени вы уже сами никогда не увидите и не снимете. Натура уходит? Нет, натура уже ушла и больше не вернется.

Судан в современных границах существует де-юре, но его уже не существует де-факто. Страна разделена надвое. Север презирает Юг, Юг ненавидит север. Живущие на севере мусульмане-арабы и нубийцы испокон веков обращали южные негритянские народы в рабов. Торговля «белой и черной слоновьей костью» было основой экономики Нубии, которая исторически и этнически была ближе Египту. Нилотские народы верховьев Белого Нила оказались в составе одного государства с арабами и нубийцами не по своей воле. К исламу «южане» равнодушны. В представлении «северян» все они пьяницы, развратники, бездельники и бандиты. В расовом отношении нубийцы имеют мало общего со своими южными соотечественниками: они больше напоминают чертами лица арабов, хотя среди них преобладают люди с очень темной кожей.

Попасть на территорию Южного Судана официально через Хартум представляется проблематичным. Однако при наличии суданской визы можно воспользоваться регулярным рейсом Найроби - Джуба - Хартум, вылетев из Найроби и сойдя в Джубе в Южном Судане. А дальше уже действовать на свой страх и риск. В любом случае, ни одна хартумская турфирма, чьё поголовье и так смехотворно мало, не возьмется вас доставить на Юг.

До недавнего времени получение визы Судана являлось нелегким делом. Мы, однако, получили её быстро и без проблем, предоставив приглашение и заполнив нехитрую анкету. Виза стоит около 50 долларов и готовится несколько дней. Бумажная наклейка дополняется симпатичной голограммой.

Моя заброска в Судан осуществлялась по очень замысловатой схеме. Поздно вечером 9 марта я вылетел из Ахваза (Иран) в Тегеран, переехал из аэропорта Мерхабад в международный аэропорт имени Имама Хомейни, затем сел на утренний аэрофлотовский рейс, прилетел в семь утра в Шереметьево, приехал домой, два часа поспал, переложил вещи, поехал в Домодедово и в 17:20 вылетел в Каир, оттуда - в Хартум. Таким образом, за сутки переместился из долины Тигра и Евфрата в долину Нила, от зиккуратов к пирамидам.

Дезинфекция в Африке - наипервейшая вещь, а посему купил в Домодедово перцовку с мёдом как лучшее средство для этого дела. Памятуя, что даже в Иран удалось провезти алкоголь, решил рискнуть и на этот раз с Суданом. В Каире запасся еще ямайским ромом, чтобы микробы убивать на подлете и наверняка. При посадке в самолет до Хартума заметил соотечественника в сильно нетрезвом состоянии. Точнее, бывшего соотечественника, так как мужик был с суданским паспортом. Как же была зла судьба к этому человеку, если он, возвращаясь на новую африканскую родину, старается заглушить свою любовь к ней с такою силою? И что же ждёт нас?

А ничего хорошего! После прохождения паспортного контроля в Хартуме вся ручная кладь проходит через сканер. Мой кожаный рюкзачок сразу попал в руки неулыбчивой суданской таможеннице в голубом платке. Она молча развязала тесемки на рюкзаке, молча достала мой фотоаппарат и из под него - пакет с заветными бутылями. Также молча, даже не посмотрев в мою сторону, она отдала пакет какому-то парню, и тот пригласил следовать за ним, сказав при этом, что никаких проблем нет. Он отвел меня к стойке, за которым сидел дяденька юморист (почему юморист, поймете дальше). За дяденькой юмористом в просторной зале таможенники дербанили багаж прибывших. Целлофановые упаковки багажа летали по воздуху, как бельё при махновском налете. Дяденька взял пакет, осмотрел бутылки и спросил:
- Что это, виски?
- Ну что Вы, это водка! - ответил я, старясь придать лицу как можно более добродушное выражение. Они ведь не любят американцев. Зачем сразу оскорблять подозрениями традиционный русский напиток.

Он попросил меня мой паспорт. Начал заполнять бумагу. Я попытался узнать, что будет дальше. Юморист сослался на то, что он сам плохо говорит по-английски и отослал к какому-то мужику в погонах, сочень пропитым лицом. Я спросил у того, что дальше будет со мною и с моими бутылками. Гражданин начальник сказал, что Судан - исламская страна, и мои бутылки будут «разрушены» (will be destroyed). С болью в сердце я представил себе, как он будет «дистроить» горилку и ром в совсем желудке, но ничего поделать было нельзя… Меня послали за моим чемоданом. Когда вернулся обратно к стойке, юморист дал мне на подпись акт о конфискации на арабском. Я подписал. Попросил обратно паспорт. Он стал искать его у себя в бумагах, на полу, в столе, в карманах. Нет паспорта!

Признаюсь честно, чертёнок тщеславия, сидящий во мне, не дал мне особо расстроиться. В самом деле, ситуация неприятная, критическая, но однако она такова, что определенную выгоду извлечь всё же можно. В самом деле, можно обыграть всё в очень благоприятном для себя свете. Посольство вмешается, в новостях скажут: «В Судане задержан российский гражданин Николай Баландинский» и т.д. Начнут копать по поисковикам, а «кто такой этот потерпевший»? На сайт неизбежно выйдут, рейтинг сразу вырастет. Цинично? Да, зато практично! Извлекайте выгоду из любой ситуации.

… Тем временем юморист улыбнулся и протянул мне паспорт. Юмор я оценил. Сам люблю такие шутки, чего уж на других пенять? А водку в Судане гонят свою, финиковую. Называется «аракия». На первый вкус гадкая, но для дезинфекции может и сойти.  
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

======================================


ПРИЛОЖЕНИЕ № 1 - фотографии:
http://www.tbg-brand.ru/node/17369#
http://www.tbg-brand.ru/node/17334#  

ПРИЛОЖЕНИЕ № 2:
ПЕРВАЯ РУССКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ в АФРИКУ: ЕГОР КОВАЛЕВСКИЙ и ЛЕВ ЦЕНКОВСКИЙ, 1847-1848 гг.

Русские африканские дороги были удивительно похожи. Первым нам открылся Египет. Сначала для паломников, потом для любителей древностей. Спустя сто лет после первого «открытия», в середине XIX века настала эпоха больших экспедиций – романтики-одиночки уступали место тщательно экипированным отрядам, имеющим чёткую цель, твёрдый маршрут и средства, выданные из государственной казны. В самой Российской Империи, ещё не закончившей своё расширение, были громадные неисследованные пространства, но для престижа российской науки требовались и заграничные походы. Русские моряки завоевали уже всемирную славу своими выдающимися открытиями, но были целые континенты, в глубине которых нога русского учёного не ступала.



В 1847 году представился удобный случай восполнить пробел: египетский правитель Мухаммед Али пригласил русских геологов разведать новые золотые месторождения в верховьях Нила (по сию пору египтяне считают весь бассейн Нила, как Белого, так и Голубого, своей вотчиной, вплоть до самых истоков, а современные государтсвенные границы – вопиющей исторической несправедливостью). При Мухаммеде Али Египет достиг вершины своего могущества в новейшей истории, распространив свой суверенитет также и на Судан. Но каковы его природные богатства? Это и предстояло разведать геологу Егору Петровичу Ковалевскому, откомандированному в Египет в 1847. Естестсвенно, экспедиция должна была носить комплексный характер – нужно было не только найти золотые жилы, но по возможности изучить флору и фауну, познакомиться с населением новооткрытых мест. В состав участников экспедиции вошёл ботаник (в прямом смысле слова) Лев Семёнович Ценковский.



Собственно, именно его можно считать «первым в Африке евреем» из числа её исследователей. Родился в Варшаве в 1822 году, преподавал во многих российских университетах, стал впоследствии «отцом-основателем» отечественной микробиологии. Африканская экспедиция была ярчайшей страницей его биографии, сильнейшим катализатором его научной карьеры. Предприятия такого рода всегда способны «добавить очков» в послужной список любого учёного. Даже если весь собранный материал гибнет...



20 января 1848 года экспедиция вышла из Каира. Сначала поднимались вверх по Нилу на парусных лодках-дахабие, а затем в Асуане погрузили вещи на верблюдов и двинулись караваном по Нубийской пустыне. Нужно было обойти Нильские пороги. И в дальнейшем тем же путём пойдут караваны других русских экспедиций к сердцу Африки. Нубия со времен Авраамия Норова, побывавшего здесь в 1830-х годах, неизменно привлекала внимание русских путешественников, будучи исторически неразрывно связанной с Египтом. Однако, «от древней ея известности остались только нагота и чёрный цвет кожи народа. Нубийцы слабы, немощны и довольно тихи...Нубийцы, впрочем, добрые, лучше арабов». Караван шёл по 12-13 часов в день, и главным испытанием для русских экспедционеров была непривычная им жара. Утешало только то, что «летом ещё жарче». 10 февраля вышли к Нилу, а 14 февраля пришли в Бербер, где обычно «огибание порогов» считалось оконченным. «У арабов ещё остался обычай, которого они держатся крепко, потому что он доставлял им несколько пиастров. По выходе из гор в пустыню у так называемой Безводной реки, они складывают могилы для каждого путника, с воем и припевом оплакивая их гибель. Как бы прося их защиты и покровительства, путник кидает несколько денег, и они размётывают могилу; потом, с весёлыми песнями и плясками, отправляются вперёд». По поводу сухопутного перехода у Егора Ковалевского возникают соображения: вот если бы прорыть канал длиною 300 км от Короско до Абугаметты, то можно было бы его избежать.



Любопытны его суждения о взаимоотношениях «двух миров», не потерявших своей актуальности по сию пору. «В Египте кто не бьёт, тот будет битым; в обращении с туземцами, и особенно с властями, надо иметь всегда холодный, повелительный вид, не требовать от них невозможного, но всегда выдерживать свои требования; тон фамильярности погубит вас в их мнении, потому что сами они невысоко ставят себя, еще хуже будут ценить тех, кто низойдёт до них»...



15 февраля экспедиция отправляется вверх по Нилу на барках, которых тянут бурлаки. 20 февраля прибывают в Хартум, который русские путешественники признали... лучшим городом в Египте! В наши дни Хартум считается одним из худших по условиям жизни городов Африки, а на Ковалевского в 1848 году произвёл приятное впечатление...Правда, он провёл в Хартуме только пару дней. 22 февраля экспедиция движется дальше, поднимаясь по Голубому Нилу. «Попутный ветер нёс быстро нашу флотилию по волнам Голубого Нила, на котором первый раз развевался русский флаг». Недалеко от Сенаара барки сели на мель. До города пришлось идти пешком. Дальнейшее плавание проходило на лодках мимо диких берегов, с которых по ночам слышалось рычание львов и крики гиен. Однажды на бурлаков средь бела дня напал крокодил... Короче, экзотики было достаточно. На лодках поднялись до деревни Росейрос; с этого момента экспедиция окончательно вступила в «сухопутную» фазу.



Надо сказать, что области, которых достигли путешественники, входили в число абсолютно неисследованных. На картах обозначались как «Возвышенная равнина, покрытая кустарником, служащая пастбишем слонов». И всё. Поход вверх по реке Тумат принесло Егору Ковалевскому удачу: он обнаружил множество золотых россыпей, основал станцию по переработке золота. 25 марта он отправляется в поход по стране Галла, что находилась на территории современной Эфиопии. «Я взял человек 20 солдат и несколько бывалых негров и арабов, которые могли бы мне сколько-нибудь пояснить синеющую даль гор; часа за два до заката солнца мы достигли возвышения... Весело, с гордостью осматривался я вокруг. Никто не проникал так далеко внутрь Африки с этой стороны, самой неприступной для путешественника».



В этом походе Ковалевский достиг пустынной страны, на которой паслись стада слонов. «Я назвал эту страну Николаевской; её перерезывает речка, в это время года, конечно, высохшая, уже потерявшая своё имя, а потому я назвал её на своей карте Невкой. Это название может служить указанием, до каких мест доходил европейский путешественник и какой нации он принадлежал». Помимо наречения африканских рек русскими именами, Ковалевский внёс свою лепту в спор об истоках Белого Нила, место которым определяли в Лунных Горах. Он подверг эту гипотезу сомнениям, и будущее показало, что совершенно обоснованно.



Совершив ещё несколько походов, Ковалевский тем же путём вернулся в Каир. Лев Семёнович Ценковский остался в Росейросе на некоторое время, где проводил как собственно биологические, так и этнографические исследования. Собранные им коллекции, увы, погибли, но он оставил отчёт о своём путешествии, опубликованный в «Географических известиях» Русского Императорского Географического Общества за 1850 год. Егор Петрович Ковалевский опубликовал в 1849 году двухтомный труд «Путешествие во Внутреннюю Африку», который с тех пор никогда не переиздавался...



НИКОЛАЙ БАЛАНДИНСКИЙ, 2003 г.



Медаль
Тэги: Судан ,
4 голоса | Комментарии Оставить комментарий
Ranton аватар
Ranton (Чт, 01.04.2010 - 17:25)
О! Приветливый Судан! :D
Мародеры эти таможенники.)))
Фотографии - словно фотик на штативе заклинило на одной точке :D
В принципе - колоритно, но достатошно одной таблетки)))
Зато рассказ сподвигнул на просмотр африканских фоток бабушки Рифеншталь. Эх мне бы ее энергию. А фильм "Олимпия", помню, когда-то, просто поразил.
Спасибо. :D
Ranton аватар
Ranton (Чт, 01.04.2010 - 20:04)
Николай, тока плс, без обидок про фотки :gimmefive: :D
Пейзажи сказошные, но декораций маловато :D
Balandinski аватар
Balandinski (Чт, 01.04.2010 - 20:26)

В камин за пеплом я лезть и не собирался.

Я делал именно такие фотографии и и именно так сознательно: многие люди, интересующиеся Египтом, Кушем, Нубией, даже специалисты, эти памятники в глаза не видели. У Судана долгое время была слишком плохая репутация, да и особым гостеприимством он никогда не отличался. Это политика такая; к простым суданцам это не имеет отношения.
А доступные книги на русском либо устарели, либо не могут похвастать качеством фотографий, в основном черно-белых.

Поэтому многие будут рассматривать эти фото в деталях с профессиональным интересом, читая тексты на стенах гробниц и храмов...

Ranton аватар
Ranton (Чт, 01.04.2010 - 21:40)
Николай!
Сбрось, плс, на почту фотку рассыпанных черепков.. Я тихими вечерами из них в 3-D выложу удивительный нумибийский кувшин... Работу свою презентую профессионалам))) :D
Natashik аватар
Natashik (Чт, 01.04.2010 - 21:38)
Поздно вечером 9 марта я вылетел из Ахваза (Иран) в Тегеран, переехал из аэропорта Мерхабад в международный аэропорт имени Имама Хомейни, затем сел на утренний аэрофлотовский рейс, прилетел в семь утра в Шереметьево, приехал домой, два часа поспал, переложил вещи, поехал в Домодедово и в 17:20 вылетел в Каир, оттуда - в Хартум. Таким образом, за сутки переместился из долины Тигра и Евфрата в долину Нила, от зиккуратов к пирамидам.

Вот это ЖЕСТЬ, как она есть!!! Безумству храбрых поём мы песню :m1419: :arrow:

Пейзажи недружелюбные, но завораживающие. Хотя, лично мне Судан иначе рисовался...по-гумилёвски :m1009:

Жду продолжения! :?:
Balandinski аватар
Balandinski (Пт, 02.04.2010 - 09:12)

Судан очень разный. Даже северный Судан, который извивается аки аспид вдоль Нила.
А Рантону нет особого смысла собирать из черепков вазу. Если нужно, "прфсналы" сами соберут: там это добро можно собирать тачками.
P.S. Сегодня приснился страшный сон.
Будто я вынес из маленького суданского музея артефакты... очень крупные.
Раскаялся, но обратно вернуть не успел - проснулся...

BUCH аватар
BUCH (Пт, 02.04.2010 - 19:25)
Информативно. Интересно. Фотографии завораживают тёмно жёлтым цветом.
Ершов Максим аватар
Ершов Максим (Ср, 07.04.2010 - 15:48)
 Командор как всегда молодец! Мне лично интересно читать только о не заезженных странах, о чём Николай и пишет.
 

    Николай, наверно ты забыл поставить галочку "хочу на слёт". :gimmefive: :m0410:
Ершов Максим аватар
Ершов Максим (Вс, 09.05.2010 - 21:30)

Интересное название: ХартумА знаете ли
вы, что название столицы Судана –
Хартума – означает «хобот слона».
Название происходит от арабского
выражения ra’s al-hurtum, что означает
«кончик хобота» слона и представляет
собой несколько искаженную версию этого
выражения. Город был основан в 1821 году
как военный аванпост Египта и
развивался очень быстро из-за своего
прекрасного географического положения
– у слияния Белого Нила и Голубого Нила.
Если вы посмотрите на карту Хартума, то
может быть сможете согласиться, что
место слияния рек отдаленно напоминает
хобот слона, но лишь отдаленно (больше
похоже, что слон либо очень широко
раскрыл рот, либо обзавелся аж двумя
хоботами). Чем руководствовался Ибрагим
Паша – правитель Египта, основывая
город, видимо так и останется загадкой.
 

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...