Секретный визит в «Обитель зла» - 2010. Часть 15.

 


День восемнадцатый. 9.08.2010. Понедельник.

Как и планировали, встали мы очень рано – в 6 часов. Но покинуть гостиницу удалось только спустя два часа. Крохотный внутренний дворик был под завязку забит машинами. Дежуривший на ресепшене управляющий отелем посчитал, что будить постояльцев, машины которых перегородили выезд – не соответствует его статусу. Он лишь разбудил своего подчинённого. После того, как один из заспанных иранцев выгнал со двора свой Саманд, мне было предложено начать манёвры. Совершенно очевидно, что минус одна машина – это мало, но спорить бесполезно. По прошествии 15 минут моих безуспешных попыток вписаться в поворот, аборигены, наконец-то, сообразили разбудить ещё одного постояльца. После этого осталось только сложить зеркала и медленно выкатиться задним ходом на волю.

Сегодня нам предстоял переезд из самой южной точки маршрута в самую восточную – город Йезд. Но по пути мы должны были посетить самую главную, по крайней мере в мировой иерархии, достопримечательность Ирана.

На востоке люди любят поспать, поэтому выбраться из города не составило никаких проблем. Буквально через час мы уже припарковались около древней столицы Персидской империи – Персеполя (Persepolis).

Я очень сдержанно отношусь к античным развалинам. В своё время, к примеру, даже римский Форум оставил меня достаточно равнодушным. Пожалуй, это связано с тем, что очень трудно рисовать в своём воображении безликие образы людей той далёкой эпохи, которые наполняли эмоциями кажущиеся сейчас абсолютно безжизненными улицы и здания древних городов. Персеполь же мне представлялся исключением из правил. И прежде всего потому, что с ним связаны имена легендарных персидских царей. Кир, Дарий, Ксеркс – мало найдётся людей, которые не слышали хотя бы одно из этих имён. Ну, а об Александре Великом, которого у нас называют Македонским, уничтожившем эту жемчужину древнего востока – знают абсолютно все. Пройти по улицам и ступеням Персеполя - для меня значило буквально прикоснуться к вечности.

Уже издалека видно, что город возведён на огромной высокой платформе. Для этого был срезан один из уступов горы - получилась искусственная терраса, на которой и построили комплекс.

Стоимость билетов адекватная и для всех одинакова. Сумки и рюкзаки нужно сдать в камеру хранения, дабы не было соблазна тайно унести с собой «кусочек» истории.

Для того, чтобы попасть в город, нужно подняться по монументальной лестнице Всех Народов, пройдя тот же путь, который совершали и персидские цари, и воины Александра Великого.

Поднявшись наверх, мы оказались перед парадным входом в Персеполь – Воротами Ксеркса или Воротами Всех Народов.

По сути, от ворот сохранились только две стены с остатками фигур гигантских быков.

Далее находится «небольшая» прихожая с четырьмя колоннами – пропилеи Ксеркса.

А за ней - ещё две стены с фигурами крылатых ассирийских царей-быков, которых в Иране трактуют как хранителей домашнего скота.

Эти скульптуры являются одними из главных символов всей Персии, поэтому каждый иранец считает своим долгом запечатлеть себя на их фоне.

Вообще-то, Персеполь – это не «Город Персов», как назвали его греки, поскольку считали, что он является столицей империи. Персеполь – это гигантский дворцовый комплекс, построенный с единственной целью – в нем цари в дни весеннего равноденствия праздновали Новый Год. А сами персы тогда называли его просто Парса – по имени окрестных земель. Для официальных приёмов была выстроена Ападана. Для того, чтобы царям было где коротать дни празднеств – частные покои. Подарки, полученные от послов «всех народов» империи, складывались в сокровищницу. Её и разорил Александр Македонский. Чтобы вывезти все награбленные сокровища, грекам понадобилось 3000 верблюдов.

Ападана – это самый большой и главный дворец Персеполя, приподнятый над остальным комплексом на четыре метра. Примечательно, что именно здесь археологами был обнаружен самый большой клад – четыре ящика с золотыми и серебряными дощечками, монетами и «посланием потомкам» на трех языках:
«Дарий, Великий Царь, царь царей, царь обширных земель, сын Виштаспа Ахеменида. Когда Ахура-Мазда увидел, что его земля в хаосе, он подарил мне эту землю. Он сделал меня царем, и я царь по воле Ахура-Мазды. Я покорил эту землю. Если хотите знать, сколько земли мне принадлежало, посмотрите на фигуры, несущие мой трон. Так вы узнаете, что персидское копье летело далеко, и что персы сражались на чужой земле». Скромностью и тогдашние цари не страдали. Впрочем, покорителю половины мира это можно простить. Радует и то, что не всё досталось Александру. А может просто верблюдов не хватило?
Символ Ападаны – это устремленные в небо колонны, которые, единственные во всем Персеполе, пережили два с половиной тысячелетия.

Когда-то они поддерживали свод 20-метровой высоты. Всего в зале было 72 колонны, а сохранилось около 20-ти. Венчали колонны гигантские капители в виде добродушных «драконов».

Те из них, которые хорошо сохранились, сейчас тщательно оберегаются.

Но главное сокровище Персеполя – это тщательно оберегаемая как от людей, так и от природных стихий – лестница, ведущая в Ападану. Точнее – барельефы, украшающие лестницу. Именно они больше, чем любые другие артефакты, найденные на территории Ирана, смогли рассказать ученым о жизни Персидской империи. По ним можно изучать не только историю, но и географию, этнографию, зоологию практически половины обитаемого древнего мира: от Европы до Индии. На барельефах изображена церемония подношения новогодних подарков царю представителями всех 23 входящих в Персидскую империю народов. Ежегодно в Навруз они преподносили царю царей всё самое лучшее, чем были богаты их территории.





Надпись на другой лестнице сообщает о том, что дворец был начат Дарием, а завершён Ксерксом и молит Бога, чтобы он защитил его от «голода, лжи и землетрясений».

Позади Ападаны за полтора века строительства Персеполя было возведено несколько частных царских покоев, которые по именам их владельцев названы Дворцом Дария, Дворцом Ксеркса, Дворцом Артаксеркса и т. д. Самый хорошо сохранившийся среди них – это Дворец Дария. Он возвышается даже над Ападаной и к нему ведут три лестницы, которые украшены барельефами с изображением царской знати, священников, слуг, гвардии «Бессмертных» и религиозных символов.

Сам же Дворец на сегодняшний день представляет собой целый лабиринт из фрагментов стен и дверных проемов, каждый из них украшен барельефами, в том числе, с изображениями Дария и Ксеркса.

Побродив по развалинам других дворцов, от которых сохранились лестницы с фрагментами барельефов,

мы направились в сторону горы Милости, у подножия которой и был возведён Персеполь. Сначала по тропинке дошли до места, где в толще горы высечена гробница Артаксеркса III.

Она представляет собой портал, в центре которого находится проход, ведущий внутрь скалы –дверь в мир иной.

Пройдя по тропинке, через которую постоянно «сигают» гигантские ящерицы,

вдоль основания горы можно попасть к гробнице Артаксеркса II, расположившейся непосредственно над Персеполем. Она мало отличима от гробницы сына.

Похожий портал, традиционные барельефы.

Вход в гробницы перекрыт металлическими решетками, сквозь которые, легко разглядеть грубый каменный саркофаг – это и делает скальные гробницы над Персеполем особенно интересными, так как в других местах заглянуть внутрь не удастся.

Сверху открывается панорама на весь Персеполь, точнее, на то, что от него осталось.


Снова спустившись в город, мы побродили среди фрагментов Дворца 100 колонн – второго по величине сооружения Персеполя. От колонн, к сожалению, сохранились лишь «пеньки», но есть версия, что эти «пеньки» служили основаниями для деревянных колонн, которые были уничтожены пожаром. Главный вход во дворец был организован через огромные ворота, украшенные гигантскими скульптурами лошадей.

Далее, пройдя через, так называемые, Незавершённые ворота,

мы по Армейской дороге, обрамлённой колоннами с капителями в виде грифонов(?), добрались до выхода. Круг замкнулся.

Посещение Персеполя оставило неизгладимые впечатления. Конечно, сложно заставить собственное воображение, основываясь на лицезрении отдельных фрагментов, нарисовать целостную картину существования древнего города. Для этого существуют созданные специалистами макеты и 3-D модели.

Но тот факт, что ты ходил по тем же дорожкам и залам, что и легендарные исторические персонажи, рождает непередаваемое чувство сопричастности.

Прогулка по Персеполю заняла у нас без малого 2 часа. Подойдя к автостоянке, мы обратили внимание на то, что народ активно прибывает, используя все возможные виды транспорта.

Минут через 50 мы прибыли ещё в одну промежуточную точку – первую столицу империи Ахеменидов - город Пасаргады (Pasargadae, ﺩﺎﮔﺭﺎﺳﺎﭘ).

В отличие от Персеполя, Пасаргады занимал огромную территорию, которая на сегодняшний день представляет собой практически голую степь. Немногочисленные фрагменты городских сооружений находятся друг от друга на значительном расстоянии, поэтому посещение Пасаргад – это своеобразное авто-сафари. В связи с этим на территорию города разрешён въезд на автомобиле.

Первый и самый главный объект на нашем пути – это величественный мавзолей Кира Великого. Именно он основал этот город, сюда же и перенес столицу зарождающейся Персидской империи. Мавзолей выглядит вполне типично для своего времени. На ступенчатом постаменте из известняковых блоков стоит прямоугольное сооружение с конической крышей (общая высота над уровнем земли – 11 метров) и с единственным отверстием-дверью, ведущим во внутреннее помещение размерами 3 на 2 метра.



По правде говоря, мавзолеем Кира этот объект называют условно, поскольку 70-летний Кир погиб в бою далеко от этих мест. И где он был похоронен доподлинно не известно. Тем не менее, существует несколько легенд, подтверждающих факт погребения царя именно в Пасаргадах. Одна из наиболее красивых – о посещении мавзолея Александром Великим в 330 году до н.э., через 200 лет после смерти Кира. Согласно греческим хроникам, Александр приказал своему воину Аристобулусу войти внутрь. Тот обнаружил в мавзолее золотое ложе, золотой столик с золотыми же чашами и золотой гроб, инкрустированный драгоценными камнями. Надпись на гробе гласила: «Незнакомец, я Кир Великий, я дал персам великую империю, и я правил Азией, так что не завидуй роскоши моей гробницы». Александр приказал не трогать гробницу, однако во время его отсутствия, когда он пытался покорить Индию, греки этот приказ нарушили и разорили мавзолей. Узнав об этом, Александр Македонский приказал казнить грабителей. Этот его приказ был выполнен, но сокровища усыпальницы уже затерялись среди прочих военных трофеев, хотя сам мавзолей по приказу Македонского восстановили в 324 году до н.э.

Ну, и ещё один интересный исторический факт. Арабы, завоевавшие эту местность, почему-то решили, что гробница принадлежит матери пророка Сулеймана (легендарный царь Соломон). Возможно, что, по аналогии с Троном Соломона, им это внушили местные хранители. Как бы то ни было, именно это и уберегло Пасаргады от полного уничтожения.

А мы едем осматривать Пасаргады дальше. Недалеко от мавзолея находится сооружение, которое не имеет никакого отношения к античности. Это караван-сарай XVIII века Мозаффариан.

Следующий объект – это бывшая резиденция богатого горожанина, который многие, по-прежнему, ошибочно называют «Дворцом Кира Великого». Дворец этот представляет собой покрытое каменными плитами пространство, на котором возвышаются фрагменты нескольких десятков колонн примерно одинаковой высоты.

Неподалеку находится каменный блок с клинописным текстом на трех древних языках, начинающийся со слов: «Я, Кир, царь Ахаменид».

Дальше – гробница Камбиза II – сына Кира Великого. Ныне это сооружение выглядит как груда обломков разной величины и степени сохранности, над которыми возвышается единственная оставшаяся 14-метровая стена. Сзади стену от обрушения удерживают современные подпорки.

Ну и последний объект в Пасаргадах – это остатки крепости, возведённой на 50-метровом холме Трона.

Мощные оборонительные стены выложены из больших известняковых блоков, самая старая часть построена еще при Кире Великом. На стенах есть регулярные пазы, которые, из-за ассоциаций с бойницами, придают крепости очень грозный вид.

Во время подъёма на вершину крепости случилось небольшое происшествие, которое могло вылиться в огромную проблему. Я элементарно поскользнулся, руки спасали фотоаппарат, поэтому пришлось жёстко приземляться на колено. Удар о камни был настолько серьёзным, что нога отказывалась двигаться. До машины, пожалуй, меня бы дотащили. Но вот как потом нажимать на педали? К счастью, через некоторое время чуть-чуть полегчало. Я по жизни человек достаточно осторожный, но это событие заставило в корне переосмыслить многие вещи. Бдительность в любом шаге и поступке – это последнее, что можно терять в подобном путешествии. К слову, колено перестало болеть только спустя пару месяцев.
Сверху открывались почти библейские панорамы на руины Пасаргад

и окрестные холмы.

Нужно заметить, что о назначении Холма Трона высказываются разные мнения. То ли это действительно была глинобитная крепость, задуманная Киром для обороны Пасаргад. То ли тут был его дворец или сокровищница, то ли храм, то ли холм срезали и расчистили для возведения громадного комплекса, но Дарий предпочел его построить в Персеполе.

С трудом доковыляв до машины, мы отправились в дальнейший путь.

Между Персеполем и Пасаградами расположены ещё два интересных места - Накше-Рустам и Накше-Раджаб. Там находятся гробницы царей и интересные барельефы. Но решив, что мы уже достаточно насмотрелись на подобные достопримечательности, я их проигнорировал. Зря. Позднее, более подробно почитав о них, я понял, что оно того стоило, тем более, что время позволяло.

Между тем, мы мчимся в сторону Йезда. Сначала дорога стелилась по вполне себе равнинной местности. Периодически на глаза попадались полуразрушенные глинобитные крепости.



Трафик хилый, в основном - грузовой.



Дорога привела нас в пустыню Абаркух.

Самое удивительное заключалось в том, что пустынные пейзажи менялись буквально через каждый километр. На смену скудной растительности приходили сплошные «заросли».



Цвет песка менялся с пепельного на светло-коричневый и белый.





Несмотря на то, что температура не поднималась выше 36 градусов, временами было немножко жутковато. А вдруг что-нибудь случится и придётся здесь «куковать». Смешно, конечно, поскольку, находясь и в любой другой точке Ирана, вероятность получить какую-либо адекватную помощь можно оценивать как весьма низкую. Впрочем, страхи отступили быстро. Пустыня оказалась не очень большой, и ей на смену пришли горы. Величественные и безжизненные.





Трафик оживился – это верный признак близкой цивилизации.





Около пяти часов вечера мы достигли Йезда (Yazd, ﺩﺰﻳ). В городе было на удивление тихо и спокойно - то ли «сиеста», то ли провинциальный статус сказывался. Как обычно, сориентировавшись на местности, я отправляюсь на поиски дешёвого жилья. Но, увы, дешёвое всё занято. Проехав в центр, мы припарковались на теневой стороне улицы Ленина Имама Хомейни. Я собирался отправиться прочёсывать окрестности. Но тут возник добровольный помощник – хозяин небольшой часовой лавки. На деле он оказался «гадливым». Я его попросил обзвонить несколько гостиниц, но после второй безуспешной попытки он резко сник. Я так и не понял - почему.

Немного расстроившись неудачей, я решил попытать счастья в самом популярном отеле города – «Шёлковый путь». Оставив Машу охранять машину, мы с Таней пешком отправились по указанному в LP адресу. Нужные вывески на глаза не попадались, и мы решили зайти в помещение, над которым красовалась вывеска «Марко Поло». Оказалось, что это элитный ресторан. За стойкой стояли, одетые во всё чёрное, две строгие барышни. Я спросил про искомую гостиницу. Одна из девушек молча подошла к задней двери и распахнула её. Оказалось, что это вход в гарем выход на маленькую улицу, которая шла параллельно той, по которой мы пришли. За углом на совершенно неприметной глинобитной стене мы заметили искомую вывеску.

Зайдя в дверь и спустившись вниз по лестнице, мы оказались в изумительно гостеприимном внутреннем дворике традиционного йездского дома. В этот двор выходили окна или двери многочисленных гостиничных номеров.

Под навесом расположились места для отдыха и приёма пищи, которые были оккупированы сплошь европейской публикой – бэкпэкерами, жадно поглощавшими мегабайты халявного Вай-Фая.

Персонал отеля – приятный и учтивый, отлично говорящий на английском языке. Трёхместный номер с санузлом европейского типа(!) я, не без усилий, но и без обид, сторговал до уровня, указанного в LP – 40$.



Когда в день отъезда я расплачивался в местной валюте, это вызвало лёгкую досаду у менеджера, но, тем не менее, обиды я снова не заметил. Всё-таки чувствуется, что люди привыкли иметь дело с западной публикой, и им это определённо нравится.

В стоимость проживания, помимо завтрака, входил и закрытый паркинг. Увы, но едва протиснувшись по узким городским улочкам соседнего квартала, я так и не смог вписаться во внутренний дворик одного из домов – именно там и находился «паркинг». Пришлось оставлять машину в узком тёмном переулке рядом с гостиницей.

Разместившись в отеле, мы решили здесь же поужинать. Цены оказались «европейскими», поэтому ограничились только супчиком. Далее отправились просто бесцельно побродить по улицам, попутно заглядывая в сувенирные лавки. Удалившись от гостиницы по центральным улицам, возвращались уже в темноте по лабиринтам глинобитного города, положившись на интуицию. Было совсем не страшно и очень романтично. Пожалуй, впервые за всю поездку мы ощущали, что находимся на востоке в его классическом понимании. Заблудиться, к сожалению, не получилось:) После прекрасной прогулки нам предстояло провести ночь в самых комфортных условиях за весь период пребывания в Иране.
Итог дня: 450 км, время в пути 6 часов.

 

 

День девятнадцатый.10.08.2010. Вторник.

Сны были очень сладкими. Немного расслабившись, мы позволили себе поваляться до 9 часов. На завтрак Маша, имея положительный исфаханский опыт, отправилась без ненавистного платка. Но не тут-то было. Ей очень вежливо порекомендовали исправить недоразумение, сославшись на возможность внезапной проверки со стороны полиции. Удивили западные бэкпэкеры. Точнее, их мужская составляющая. Если девчонки, быстренько позавтракав, похватали фотоаппараты и отправились в город, то парни, как сидели, уткнувшись носом в свои ноутбуки, так и остались в этих позах до вечера.

Йезд сразу по нескольким причинам можно назвать уникальным городом в масштабах Ирана. Во-первых – это центр зороастризма. Не зря само имя его происходит от слова "йездан" - Бог, божество. И в самом городе, и в его окрестностях расположено много объектов, связанных с этой древней религией. Но, поскольку бытует мнение, что зороастрийцы ещё более ревностно, чем мусульмане, ограничивают доступ к своим святыням для «неверных», мы решили непосредственно в Йезде не рисковать тратой своего драгоценного времени впустую.

Во-вторых, климат Йезда один из самых сухих в стране. Именно поэтому здесь была когда-то доведена до совершенства древняя система доставки, хранения и распределения прохладной питьевой воды.

В-третьих, здесь существуют обширные разветвлённые кварталы с древними глинобитными сооружениями. Причём, историческая ценность этого глиняного города выросла вдвойне после катастрофического землетрясения 2003 года, уничтожившего большую часть аналогичных глинобитных строений исторического центра города Бам.

Ну, и в-четвёртых, Йезд знаменит особым архитектурным стилем мечетей с непропорционально узкими и высокими фасадами, которые, вкупе с высоченными минаретами, дают неожиданный и сильный эффект вознесения. Именно такого типа мечеть, мечеть Хазире, нам первым делом и попалась на глаза.

Во дворе мечети царят покой и безмятежность.

На противоположной стороне улицы высится купол мавзолея Шейха Ахмада.

Но наша первая цель не он. Мы направляемся к комплексу Амир Чакмак, расположенному на одноимённой площади.

Это одно из самых нетривиальных городских сооружений. Комплекс был построен в XV веке тогдашним правителем Йезда Амиром Чакмаком. Его отличительной особенностью является необычное сочетание множества арок в одной плоскости.

В чреве комплекса расположился невыразительный базар. А в качестве объекта религиозных церемоний он используется только один раз в год – во время ритуалов в день смерти имама Хуссейна. LP предупреждал, что подняться наверх с целью полюбоваться замечательными панорамами можно только в дни празднования Навруза. Нам повезло: заплатив символическую плату, мы смогли прогуляться по всем этажам комплекса. Сначала погуляли по крыше базара.

Через вентиляционные шахты можно было послушать, что происходит внизу.

Ну, а когда, буквально продравшись через узкие проходы,

мы оказались под арками верхнего уровня, нашим глазам открылись незабываемые виды на древний глинобитный город.





Удивительно, но взгляд притягивали не стройные минареты мечетей, а визитная карточка города – многочисленные «трубы» специальных ветроулавливателей – бадгиров.



Спускаекмся вниз и выходим на площадь. Здесь же находится и одноимённая ничем не примечательная мечеть.

Вокруг расположились многочисленные лавки, в которых можно встретить весьма необычные хозяйственные товары.

Покинув Амир Чакмак, мы направились в находящийся по соседству музей воды. В силу климатических особенностей региона, проблема доставки и хранения воды в Йезде стояла очень остро. Поэтому ещё в древности была сконструирована целая хитроумная инженерная система, позволявшая решить эту проблему. Со стороны горного массива Шир-Кух по направлению к Йезду были проложены ганаты – подземные каналы для воды. Воду, достигшую пределов города, с помощью специальных устройств поднимали в резервуары, в которых она поддерживалась в охлаждённом состоянии с помощью уже упомянутых бадгиров. Они призваны были захватывать потоки дующего с любой стороны ветра и направлять их на глубину до 10 метров. Впоследствии бадгиры стали использовать и для «кондиционирования» жилых помещений.

Музей воды находится в традиционном городском особняке со внутренним двором

и симпатичной крытой верандой.

Спустившись в подземелье,

можно воочию ознакомиться с макетами и подлинными элементами систем городского водоснабжения.





Больше всего нас впечатлила демонстрация того, в каких нечеловеческих условиях приходилось трудиться рабочим при прокладке каналов на глубинах, достигавших 100 метров.

Выйдя из музея, мы углубились в лабиринт улиц древнего города.



Ширина многих из них такова, что там с трудом могут разъехаться два мотоциклиста.

Некоторые из них полностью перекрыты глиняными сводами.

В одном из помещений мы обнаружили пекарню.

Увидев наш интерес, один из пекарей пригласил меня внутрь, чтобы я во всех деталях смог запечатлеть процесс изготовления лепёшек.







А напоследок Таню ещё и угостили.

Следующими объектами нашего интереса вновь были культовые сооружения. Главная городская Пятничная мечеть XV века с самыми высокими минаретами в Иране. К сожалению, главный портал и 48-метровые красавцы-минареты были частично скрыты строительными лесами.

Наиболее красивым в этой мечети считается западный эйван.

Михраб и купол молельнго зала отделаны изысканными мозаиками.



Неподалёку от Пятничной мечети находится, построенный около 700 лет тому назад, мавзолей местного святого Сейеда Рокнаддина.

Зайдя внутрь, мы без лишней суеты смогли рассмотреть, как выглядит саркофаг мусульманского святого.

А также заглянуть через ажурную решётку внутрь.

После посещения мавзолея, вновь отправились в городские лабиринты.





Здесь мы смогли в полной мере оценить то, насколько грандиозными и, вместе с тем, разнообразными по архитектуре, могут быть бадгиры.







Следующим объектом нашего интереса стало медресе, которое сейчас называют Тюрьмой Александра.

Бытует легенда, что глубокий колодец во внутреннем дворе этой школы был вырыт по приказу Александра Македонского и использовался в качестве тюрьмы. Сейчас здесь находится кондиционированная чайхана. Так что даже современные заключённые могут только мечтать о пребывании в таких условиях:)

Посетили мы и очень хорошо сохранившийся купеческий особняк каджарского периода – Хан-е Лари. Прилагаемая схема помещений позволяет оценить сложность и масштабность этого сооружения.

Во внутреннем дворе находится бассейн и разбит небольшой сад.

Помещения украшают традиционные для той эпохи двери, витражи, изящные арки и ниши.

Закончив основную часть культурно-исторической программы, мы отправились на поиски ресторана. Это оказалось непростым делом. Местные, в ответ на мой вопрос, уверенно показывали одно и то же направление движения. Но, только пройдя пару километров, мы наконец-то нашли искомое заведение. Ресторан оказался очень большим и даже пафосным. Традиционные рис, салат и огромные порции куриного шашлыка обошлись нам в 12$.

Насытившись, мы отправились на поиски так называемой «зеркальной мечети». Информации о ней нет в путеводителях. Но некоторые блоггеры рассказывали о её посещении. Я знал лишь приблизительный район местонахождения этой мечети и видел её фотографию. Двигаясь по улице Имама Хомейни, мы внимательно вглядывались вдаль в надежде увидеть соответствующий силуэт.

Но, добравшись до городских окраин, так ничего и не обнаружили. Остановились в парке, чтобы передохнуть, Таня побежала кататься на качелях. И тут от небольшой кучки местных пацанов отделился один из них и нетвёрдой походкой направился к нам. Заметно было, что он находится то ли под «кайфом», то ли в состоянии алкогольного опьянения. Ситуация стала напряжённой. Захотелось поскорее уйти. Но молодой человек имел на нас свои планы. Судя по всему, он хотел нам помочь, но его знаний английского было явно недостаточно, поэтому парень стал куда-то звонить по телефону. Дозвонившись, он передал трубку мне. Ответила девушка, которая на прекрасном английском поинтересовалась, чем она может нам помочь. Теперь уже моих знаний оказалось недостаточно для того, чтобы сформулировать наш запрос:) Пришлось вежливо отказаться от помощи и побыстрее избавиться от нашего незваного помощника.

Обратно мы пошли по городским лабиринтам, но высота заборов и узость улиц не позволяли смотреть вдаль. И тут я решил обратиться к мальчишкам, которые периодически появлялись на улицах. Моего воображения хватило на то, чтобы, произнося слово «мечеть», с помощью рук изображать минареты. Как ни странно, но это возымело эффект: уже через несколько минут толпа местных пацанов вывела нас к искомому объекту.

Утолив вместе с нашими «гидами» жажду у автомата с ледяной водой, установленном во внутреннем дворике,

мы через изящно отделанный портал беспрепятственно зашли внутрь.

Посреди зала установлен саркофаг с останками очередного святого.



Ну, а стены, ниши, арки и своды мечети облицованы тысячами миниатюрных зеркал.





Освещение внутри было естественным, уличный свет проникал сквозь немногочисленные подкупольные окна.



Я подозреваю, что в «арсенале» мечети имеются и люстры с зелёной подсветкой. В этом случае, наверняка, интерьеры смотрятся совсем по-другому.

Нужно заметить, что мальчишки вели себя на территории мечети весьма вольготно: бегали, баловались, кричали. Я с трудом представляю себе нечто подобное на территории христианского храма. Немного утихомирились они лишь тогда, когда на мотоцикле прибыла более старшая «бригада смотрящих».

Вдоволь насмотревшись на очередную порцию фантастических красот, мы с чувством выполненного долга отправились коротать вечер в тени и прохладе внутреннего двора нашей гостиницы. По пути обнаружили, что в Йезде хорошо сохранились и обширные фрагменты мощных крепостных стен, опоясывавших город.

На ужин снова поели «европейского» супчика в гостиничном ресторане. Посёрфив в интернете, решили окунуться в прохладу вечерних улиц. Приценивались к тканям, натуральному мылу, оригинальным сувенирам зороастрийской тематики, но из-за перерасхода средств так и не отважились на какие-то покупки, кроме продуктов питания. Город очень понравился, прежде всего, своей самобытностью, провинциальной неторопливостью, покоем и отсутствием излишнего пафоса. В Йезде наше путешествие достигло своего апогея, и завтра мы начинаем своё медленное, но поступательное движение к дому.

 


Готов к критике!
Тэги: Иран ,
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...