Снова про Германию. Когда птицы ведут себя, как люди…

Дюссельдорф, Март 2015
Гуляя по знаменитому Променаду, на самом деле прекрасной набережной Рейна в Дюссельдорфе, надумала свернуть в один двор - навстречу памятнику, издали показавшемуся весёлым. Наконец-то порадуюсь, глядючи на монумент! Подошла ближе и… вздрогнула от омерзения: в шутовском колпаке высился не иначе как царь тьмы, сооружённый тоже из какой-то беспорядочно наваленной черноты. «Фу, какой противный!», - проговорила вслух, отпрянула и тут же была наказана: впервые в жизни вляпалась в огромную вязкую кучу свежего человеческого дерьма. Поскользнулась, ладно не упала, и чуть не заплакала… Ой, зачем уж врать - завсхлипывала, как ребёнок: стоило добираться сутки на поезде, потом ещё на двух самолётах и снова на поезде, чтобы… Да делать нечего, давай, наверное, часы кружить по городским едва пробившимся лужайкам с единственной целью - оттереть, оттереть, оттереть пакость, хотя бы и с подошвой. Отель далеко, заходить в автобус с таким неблагородным нашлёпком не эстетично и даже не этично, что ещё оставалось? В какой-то момент на стыке дорожки с бордюром - Германия по ухоженности улиц всё же не Финляндия - увидела небольшую, но глубокую лужицу и, счастливая, отмокала там, как говорится, до посинения. Потом снова тёрла, тёрла, тёрла…
О чём она пишет! - ужаснётся читатель, если таковой найдётся. В кои веки попала в прекрасный город с самой фешенебельной в Европе улицей Королей, непревзойдённым Кунстпаласт и тому подобным, а рассказывает о ничтожном. Не скажите! - возражаю в уме предполагаемому читателю. Много важного в мире происходит как раз оттого, что какая-то женщина «пролила масло» или вот кто-то вляпался в дерьмо. Ладно я, маленький добрый человек, я просто расстроилась и приступила к ликвидации последствий, а представьте, подобное случилось бы со злым главой семейства… Придёт домой разъярённый, сорвётся на жене, распугает детей…  А если, страшно подумать, в непотребство вступит человек, облечённый властью (они ведь тоже снисходят до достопримечательностей)? Этот, негодуя, может организовать какой-нибудь человеконенавистнический документ… Чего, мол, щадить бескультурных, способных гадить под памятниками в лучших районах славного города?



…Наконец, поверила, что сапог очистился, и позволила себе дальше гулять среди людей. Налюбовавшись Рейном, брожу вокруг знаменитой базилики святого Ламберта, тщетно пытаясь найти вход. Потеряв надежду, обратилась к асоциальному на вид юноше - других  прохожих там не встретилось, - чтобы помог. Думала, маргинал махнёт, в какую сторону, и всё, а косматый растрёпанный парень сделал резкий разворот, показал знаком, чтобы шла за ним, и повёл узкими лабиринтами промеж высоких каменных стен неизвестно куда. Что-то гуляю, как ветер в поле, совсем расслабилась, так и до беды недалеко, думаю про себя, крепко прижимая сумочку с деньгами к самому сердцу. И всё равно иду за «разбойником»! А тот вдруг широко улыбается и показывает на вход - как раз привёл куда надо. «Спасибо, голубь», - говорю с радостью, и оба довольны. Мысленно прошу прощения за необоснованные обвинения.
Базилика как базилика, ожидала большего. После виденных уже Собора Парижской Богоматери, Собора Святого Петра в Ватикане, Саграда Фамилии в Барселоне, Миланского собора, Берлинского Дома… удивляюсь всё реже. Конечно, восхищаюсь архитектурой и убранством любого католического храма, - они того стоят - но невольно в первую очередь сравниваю: там краше роспись потолков; там полы, над какими бы лишь летать - так хороши; там мрамор в колоннах и стенах удивительного цвета, какого просто не может быть в природе… А есть и творения, - как раз  перечисленные в начале абзаца - где просто захватывает дух, и кажется, всё там сделано не людьми, а разве что ангелами. Это добрые жители неба втискивали фрагменты ярчайшей мозаики, принося их на крыльях; это они обмахивали пёрышками линии скульптур, пока те не становились идеальными; они же водили кистью художника, чтобы заключить в полотнах главные тайны бытия.



В базилике святого Ламберта, самом старом сооружении Дюссельдорфа, потолки без росписи, стены и колонны на вид простоваты, хотя последние и отличаются изяществом. Может, всё оттого, что достраивалась церковь в четырнадцатом веке, во времена, когда деревенька только обрела статус города, и пока не предполагалось, что здесь, на стыке Рейна и Дюсселя, вырастет один из самых прекрасных немецких «штадтов». 
Святого Ламберта нет в списках православных святых, это тоже ослабляло мой интерес. К тому же до поездки, к сожалению, не знала, что базилика славится двумя чудотворными изображениями Богоматери: Мария Скорая Помощница и Мария Победительница. Конечно, я  рассматривала всё, но без подготовки какие-то изображения и фрески особо не выделяла, значит, должного почтения чудотворным ликам не оказывала. Век живи, век учись - не вчера сказано.
…По выходе из базилики снова кружу по лужайкам, чтобы увидеть ещё знаменитую кривую башню Ламберта. Кружу осторожно: теперь под ноги смотрю очень внимательно: только ступив на твердь, позволяю себе глянуть ввысь. Слышала легенду, искривлению башни как раз поспособствовала нечистая сила, её в окрестностях, видно, немало. Конечно, все знают про пожар и про последствия его для шпиля, но продолжают спихивать (или не спихивать?) на того, кого упоминать лишний раз не след. Тут как по заказу выныривает из-за угла маленькая группа наших с русским экскурсоводом.  Слышу, объявляют: сейчас идём смотреть на знаменитую башню Ламберта… Пристроилась, знамо дело, тем более что башня оказалась совсем близко. Не впечатлила тоже. Так, серая, обыкновенная, ещё и кривая…



Снова беспорядочно брожу по центральным улицам Дюссельдорфа, то в который раз выныривая у домика Гейне, то отмечая для себя наиболее оригинальные на вид пивнушки, благо, число их не поддаётся счёту. В целом город по-прежнему кажется серым, вокруг полно дворцов и современных архитектурных интересностей, но мерзкая смесь сильного дождя и такого же ветра нивелирует красоту. Не знаю, в конце марта здесь всегда так, или мне «повезло» с Северной Вестфалией? И в отеле некогда отсиживаться - завтра уже уезжать из Дюссельдорфа.
Конечно, решаю погулять и по знаменитой Кёнигсаллее, той самой улице Королей, тем более что приближался вечер. Знаменитая улица тоже особо не впечатлила: красиво, фешенебельно, но сверкающие вывески арманей с ролексами для меня пустой звук, вернее, буква, так что спешу  в торец престижной зоны: вижу вдали голубоватую гладь, перехваченную ажурными мостиками; нежно любимые мной повислые деревья и крылатую живность, прямо-таки кишащую при заводи. Кстати, кроме всего прочего, Кёнигсаллею немцы называют ещё улицей Кё - это, на мой взгляд, звучит по-птичьи.
Погода очень кстати притихла. Впереди вижу пару лебедей… Ура, жизнь налаживается! Только настраиваюсь на романтический лад, предвкушая радость от наблюдения за синхронными танцами-ухаживаниями прекрасных птиц, как присматриваюсь и вижу: лебеди стоят на берегу у кромки воды возле огромного тёмно-серого ведра, окуная в него бесконечные шеи. Тут же гуси ждут своей очереди, пониже утки и другая мелочь грудятся толпой, зная, при фыркании крупных птиц  им достанутся разлетающиеся объедки. В какой-то момент один гусь не выдерживает и пытается добавить свою шею к лебединым, благо, в ведре есть немало места. Тогда лебедь самец встряхивается и подпрыгивает с противным угрожающим гиканьем, теряя при этом свои красивые линии. Принц от водоплавающих вмиг превращается то ли в бесформенного огромного растопыренного телёнка, то ли вообще в рыхлую кучу. Гусь отскакивает в ужасе, лебеди успокаиваются и продолжают кормиться в собственное удовольствие. Меня посещает грустная мысль: видимо, хозяйничая у кормушки, даже лебедь теряет своё благородство - всё, как у людей.



Тут замечаю ещё, уток совсем мало, в основном селезни. Соотношение примерно такое: одна к трём. Наверное, потому, что селезни красивее, думаю, и на них приятнее смотреть. Ан-нет! Начинаю понимать, странная пропорция организована, возможно, ради пикантной, но жестокой зрелищности: за одной уткой бегают сразу по три селезня, несчастные самочки убегают не игриво, а как от смерти!
Что-то не нравятся мне здешние порядки, думаю про себя, какой уж тут отдых для глаз… В довершение ко всему от самой воды, - а это в десятках метров - вроде как ко мне направляются две утки, одна нормальная, только очень крупная, другая - явно хромая. Огромная утка видится охранницей, она так и идёт, как бы прикрывая тылы, а калека жалобно припадает на лапку, да так интересно… будто это не птица, а маленький человечек. Становится не по себе. Не хватает только костылика! Чем ближе подходят, тем картиннее хромая приставляет лапку, в конце концов, она уже просто подтаскивает её, бороздя берег. Вот они приближаются к ограждению, которое всего лишь труба на уровне моей поясницы, и поворачивают ко мне. Делаю шаг назад, хромая - за мной, уже на тротуар. Встала как вкопанная максимально близко, резко выкинула покалеченную лапку без одного пальца в мою сторону, наклонила головку назад и вперила в меня глаз: видишь, мол, какая я  несчастная, корми! Ну ты артистка! - мелькнула мысль, - вы что ли такие умные?
«Миленькая, - говорю утке на полном серьёзе, - у меня нет ни крошки. Магазинов рядом нет, кругом одни дворцы-офисы-музеи. Уже темнеет, съездить за едой не успею. Прости меня, я не могу тебя накормить». Разворачиваюсь и ухожу не оглядываясь. С тяжёлым сердцем.



История с хромой уткой ещё не была бы чудом, если бы на этом закончилась, но она… имела продолжение.
С утра мне уезжать из отеля. Следующий город - Трир, буду там три дня, можно не спешить, приехать к вечеру. А не съездить ли накормить хромую утку? Останавливает то, что при мне багаж килограммов на семь, тащиться с ним неудобно, тем более что автобус близко к той воде не подходит… Останавливает, конечно, и здравая вроде бы мысль: ты что, совсем идиотка? Та утка про тебя и думать забыла.
И вот уже сижу на вокзале в Дюссельдорфе в ожидании поезда. Надо сказать, вокзал большой и шумный. Люди снуют - яблоку негде упасть. Когда только приехала в первый день, меня едва не сбил с ног двухметровый темнокожий детина. Ещё и замок от молнии его куртки протаранил мой нос. Охнула, схватилась за лицо от дикой боли, мужчина, взяв за плечи, исступлённо просит прощения… Не выдерживаю, возмущаюсь на родном языке: «По деревне что ли идёшь, не смотришь?!» Он хлопает глазами, не понимает… В общем, с самого начала не было везения в Дюссель(дорфе!), где от деревни осталось лишь имя. Ладно, при мне был йодный карандаш,  отошла потом в сторонку, обработала вздувшуюся царапину, и вскоре осталась только краснота.
…Сижу в том самом мобильном офисе, где накануне утром общалась с литовцем «из тюрмы». Снова на ум пришла хромая утка с улицы Кё. Зря всё-таки не съездила к ней. Сейчас вон и хлеб в кармане пропадает… Всё равно время прошло бездарно, два часа на холодном ветру искала русскую церковь и не нашла, хотя знала, что она на дальних задворках вокзала. Прохожие посылали то в одну сторону, то в другую, притом что показывала им адрес на листочке. Каждый раз выходила к очередному католическому храму, каких за вокзалом немало… Нет-нет, никто не хотел меня запутать, просто адрес оказался очень мудрёным, наверное, переулком между переулками, и все указывали "куда-то туда".  А может, всё шло как надо? В притворе одной церкви увидела потрясающую икону Божьей Матери, может, должна была поклониться именно ей? Сам храм был закрыт, а икона, по всей видимости, древняя, написанная ещё до разделения на католичество и православие, стояла в окружении зажжённых свечей. Тут же были и свечи, которые можно возжечь, пихнув монеты в щелочку предназначенного для этого ящика.



Время до поезда есть, может, выйти на улицу хоть голубей покормить? Вроде крутятся у киоска с выпечкой, в самом-то вокзале и даже у входа их не видно, растоптали бы. Сиденье кто-нибудь займёт… В Трире ведь тоже голуби есть, им скормлю хлеб… Как раз среди этих раздумий вдруг вижу, в узкую дверь мобильного офиса заходит… хромой голубь. Как его не сбили в толчее, от входа в вокзал метров пятнадцать-двадцать, лететь он явно не может. Дойти до меня и в офисе непросто - сижу не напротив двери, не по диагонали,  голубю приходится огибать ножки стульев, протискиваться между чьих-то ботинок… Но главное, как он идёт! Так картинно приставляет больную лапку, прямо-таки подтаскивает. Те, кто видит это шествие, смеются, толкают соседей в бок - поглядите, мол, на цирковой номер. Чего бы смеяться над калекой, если бы не было ничего необычного? Значит, мне не казалось, что коричнево-пёстрый голубь шёл не по-птичьи, а как маленький человечек… Не хватало только костылика!
Явно видно, птица идёт не абы куда, а имеет цель, я-то давно понимаю, какую. Чем ближе ко мне, тем картиннее голубь через каждый шажок подтаскивает больную лапку, бороздя пол. Наконец, несчастный встаёт предо мной как вкопанный, резко выкидывает в мою сторону больную лапку с недостающим пальцем  и смотрит как бы искоса: видишь, мол, калека пришёл, корми. Волосы на моей голове зашевелились… Конечно, я накормила голубя. Подсыпала крошек раза три, пока не наклевался, потом, поняв, что птица сыта, надела на руку пакет, чтобы замести оставшиеся мелкие крошки. Пока возилась, голубь испарился… Назад к двери он точно не шёл, я бы видела, потом смотрела, за стульями между полом и стеклянной стенкой есть небольшое пространство. Может, протиснулся там?
Что это было? Давно догадываюсь, у птиц, мышей и даже тараканов есть общий разум, но чтобы разные виды птиц передавали информацию друг другу… Фантастика.
До вчерашнего дня у меня не было другого объяснения: это хромая утка послала ко мне такого же голубя: ты, мол, обитаешь поближе, подойди к этой женщине, пусть она тебя накормит и успокоится. А вчера вдруг пришло на ум, что утка ОБЕРНУЛАСЬ голубем. Вот вам и небылицы. Сказала о предположении мужу, он возразил: «Ну, это уж слишком!». Но у виска не покрутил.



Продолжение следует
Готов к критике!
Тэги: Германия ,
3 голоса | Комментарии Оставить комментарий
Galina Pogodina аватар
Galina Pogodina (Ср, 15.04.2015 - 10:04)
Искренне и трогательно :)
Светлая лошадка аватар
Светлая лошадка (Ср, 15.04.2015 - 10:24)
Спасибо большое, Галиночка, за комментарий.
WiseSpaniel аватар
WiseSpaniel (Чт, 16.04.2015 - 11:30)
Да уж, птицы, которые в городах живут, привыкли уже, что их люди подкармливают,ждут угощения. 
А Дюссельдорф, должно быть, интересный город. Я, к сожалению, его толком не видела, была всего один раз в девяностых годах, и то нас завезли туда на пару часов, по магазинам пробежаться.
Светлая лошадка аватар
Светлая лошадка (Чт, 16.04.2015 - 14:37)

WiseSpaniel написал(а):

Да уж, птицы, которые в городах живут, привыкли уже, что их люди подкармливают,ждут угощения. 
А Дюссельдорф, должно быть, интересный город. Я, к сожалению, его толком не видела, была всего один раз в девяностых годах, и то нас завезли туда на пару часов, по магазинам пробежаться.



Лена, спасибо большое за комментарий.
Вы, как я поняла, завсегдатай в Германии, так что ещё съездите.

B.O. аватар
B.O. (Пт, 24.04.2015 - 20:55)
Конечно, утка в голубя не превратится, но в аналогичных ситуациях живым существам свойственно поступать похожим образом. У них тоже есть понимание обстановки и отношения к себе людей.
А Европа постепенно становится грязнее и злее. Доигрались с толерантностью, приходит время расхлёбывать.
А за рассказ спасибо!
Светлая лошадка аватар
Светлая лошадка (Пт, 24.04.2015 - 22:27)

B.O. написал(а):

Конечно, утка в голубя не превратится, но в аналогичных ситуациях живым существам свойственно поступать похожим образом. У них тоже есть понимание обстановки и отношения к себе людей.
А Европа постепенно становится грязнее и злее. Доигрались с толерантностью, приходит время расхлёбывать.
А за рассказ спасибо!



Вам спасибо за отзыв, очень рада-с, тем более что сейчас это роскошь.
Про птиц даже не знаю, как понимать, ещё и цвета одного... Мне кажется, сейчас всё больше будет появляться удивляющих моментов в общении с животными и т.п., чтобы люди призадумались.

B.O. аватар
B.O. (Сб, 25.04.2015 - 11:22)
Сдается мне, что призадумываться люди стали все реже! Увы! Думать - это же тяжкий труд!
Светлая лошадка аватар
Светлая лошадка (Сб, 25.04.2015 - 13:04)

B.O. написал(а):

Сдается мне, что призадумываться люди стали все реже! Увы! Думать - это же тяжкий труд!


Согласна.Снова про Германию. Когда птицы ведут себя, как люди…Как, впрочем, и в том, что в Европе всё больше мусорят. В Германии, например, вдоль ж.-д. полотна у вокзалов не лучше нашего.
Спасибо, что уделяете время. Жаль, что сами не пишете...

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...