Среди привычных фолиантов и незнакомых новых книг

Москва, ЦДХ, 2 декабря 2016
                                                Среди привычных фолиантов и незнакомых новых книг

             Восемнадцатый раз в Москве, в Центральном доме художника проходила выставка NonFiction. Много это ли мало? Если по числу представленных здесь за эти годы книг, то наверно очень много. Если оценивать эти события по числу идей, то наверно меньше. Но если рассматривать выставку вместе с писателями и авторами, ее наполняющими, то число встреч людей с книгами и идеями, в них представленными, дает основания думать, что наряду со многими другими событиями книжные выставки в совокупности позволяют если не отследить, то, во всяком случае, узнавать в их антураже характерные черты человечества, его ожидания и тревоги, его опыт, те или иные его ипостаси, как в калейдоскопе, проявляющиеся на выставках по отдельности и в совокупности выставочного действа. Не претендуя на хоть сколько-нибудь обобщенный анализ происходящего в восемнадцатикратном книжном и человеческом пространстве, я хотел бы рассказать о том, что меня поразило при подготовке к походу на эту выставку (всего я был больше чем на половине прошедших вернисажей) и на самой выставке. Конечно, что-то из предварительно опубликованного каталога выставки я не увидел, ибо нельзя объять необъятное.

  

            Но попробую чередовать собственные измышления с выставочными впечатлениями. Для меня каждый такой поход начинается не от дверей дома, а с дороги от метро по Крымскому мосту, с видов на реку, Стрелку, Храм Христа Спасителя, Петра   вровень с мачтой, к которому москвичи со временем привыкли, и на здание ЦДХ, которое в зависимости от поспешности наступления зимы в разные года подсвечено утренним скупым осенним солнцем и поддержано окружающим ландшафтом в скупых и одновременно щедрых осенних красках или просто дремлет под снегом, как в этом году. Рассказывая о выставке, я думаю об обещанной здесь книге Пьера Байяра «Искусство рассуждать о книгах, которых вы не читали». В ней автор, наряду с прочим  «убедительно доказывает, что, вопреки распространенному мнению, вполне можно вести увлекательную беседу о книге, которой вы не читали, в том числе с человеком, который ее тоже не читал». Поскольку по большей части речь идет именно о таких книгах, рассуждения Байяра поддерживают меня.

 

 

             В последние два года книги встречают нас сразу против раздевалки. Это кем-то знающим составленный топ, и знакомство с ним позволяет сразу отметить адреса, «по которым найду голоса», увидеть обложки ожидаемых новинок, «только детские книги читать» у визитной витрины того, что ждет нас на заветном третьем детском этаже. А затем по ступенькам или эскалатором на заветный второй, кроме может быть тех, кого цепкая ручка тянет сразу на третий: а вдруг не хватит сказок на всех, вдруг самое интересное разберут с самого начала.

 

 

 

             В обширном фойе второго этажа представлены даже не столько издательства, которые располагаются в основном зале и его закоулках, сколько книжная торговля, демонстрирующая всё или многое из этого всего, хоть и по ценам дороже издательских, как оказалось. И плотный поток алчущих хлеба книжного насущного слегка тормозится. По традиции здесь же в фойе лежат и сокровища букинистов, которых, на мой взгляд, гораздо меньше, чем в прошлом году. Посмотреть, потрогать, прицениться, взглянуть на россыпи страноведения, сочетающего серьезные описания специалистов и путешественников с шедеврами известных писателей и ими написанными биографиями городов, рек, ушедших империй. Париж, Одесса, Амстердам, сутки в Риме и в Риме же, но 1200 лет, биографии Лондона, Венеции, священная Темза и падшая Троя всезнающего Питера Акройда, магическая Прага, Вена, Неаполь, Флоренция, фотопутешествие по Москве начала ХХ века, далее – везде. На этот раз совсем не видел (хоть может просто не увидел) привычных россыпей путеводителей по городам и странам. Раньше они всегда здесь бывали. То прорва их от множества издателей, то лишь немного от немногих. А в этот раз у путешественников «разбилось сердце трепетное», ужели «дальше – тишина»? Неужто книжный рынок так быстро отреагировал на затыки туризма: по причине выросшего курса валюты, по неприятностям серьезным с Египтом и Турцией, а может по запрету некоторым служивым туристам пересекать границы? Не встретил я путеводители.

 

 

 

 

 

             А дальше – в зал, от A до F иль E, мимо издательств «Время» и «НЛО». И почти тут же большущий стенд иностранного гостя выставки этого года – Великобритании, любовно и толково собранный и укомплектованный с помощью Британского совета  www.britishcouncil.ru #ukatnonfiction  #yoll.2016. И книги, достойно представляющие английскую литературу за пять, наверное, веков, начиная с Вильяма нашего Шекспира и заканчивая несколькими славными именами пишущих современников, носители которых в эти дни встречались с читателями в Москве и Питере, проводили встречи и мастер-классы на выставке, разыгрывали книги со своими  автографами среди задавших на сайте лучшие вопросы. Я плохо совсем знаю современных британцев, кроме, пожалуй, Джулиана Барнса, с которым меня познакомил по случаю «Попугай Флобера». Но одно дело написать о собрате по перу, о Гюставе Флобере, с которым у Барнса общее пространство алфавита, совсем другое о композиторе и мире нотных знаков и звуков. Я написал ему вопрос и купил, правда, без автографа книгу о Дмитрии Шостаковиче «Шум времени». Книгу, написанную букеровским лауреатом о времени, композиторе, мальчишкой начинавшим тапером в кинотеатре, о музыке. Я не успел ее еще прочесть, но Times пишет: «Не просто роман о музыке, но музыкальный роман. История изложена в трех частях, сливающихся, как трезвучие». Почитаем и прислушаемся. И эта книга на самом верху стопки подлежащего прочтению на моем столе, да еще рядом ридер.

 

 

 

 

            Вообще на стенде Британии представлены изданные у нас на русском произведения английских авторов и книги зарубежных издательств. В том числе переведенная на русский проза, как утверждают, принадлежащая перу Шекспира, «Дневник европейского путешествия». На этом стенде представлена также книга  Ильи Гилилова «Игра об Уильяме Шекспире, ли Тайна Великого Феникса » - блестящее, на мой взгляд, исследование о тайне личности Шекспира или точнее о тайне того или тех, кто написал ему приписываемые пьесы и сонеты. И тайна сия велика есть. Присутствие этой книги на британском стенде подтверждает, похоже, сведения о том, что исследование  Гилилова произвело большое впечатление на шекспироведов во всем мире, включая родину актера и, возможно, драматурга. Я отследил ее довольно давно при первом издании и с интересом прочитал. Кроме британцев, свои национальные стенды на этой выставке были у норвежцев, Израиля, Франции, Польши, Японии, института Сервантеса из Испании, Франкфуртской книжной ярмарки, что довольно много для этой выставки. Одновременно с этим у меня сложилось впечатление, что наших издательств здесь поубыло по сравнению с предыдущими годами.

 

 

 

             Так что же, возвращаясь к началу повествования о выставке этого года, показалось мне характерным для времени, которое мир современный переживает? Обилие работ, написанных в том числе психологами и другими авторами, уделяющими внимание душевному состоянию современного человека и человечества. Полистаем страницы каталога и книги на стендах:

Брене Браун. Как полюбить себя таким, какой ты есть.
Карин Юханнисон. История меланхолии.
Петр Людвиг. Победи прокрастинацию. Как перестать откладывать дела на завтра.
Джеймс Холлис. Душевные омуты: Возвращение к жизни после тяжелых потрясений.
Майкл Мосс. Как пищевые гиганты посадили нас на иглу.
Роберт Скиннер, Джон Клииз. Семья и как в ней уцелеть.
Барбара O’Брайен. Необыкновенное путешествие в безумие и обратно.
Ася Казанцева. Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости.
Мэтью Сайед. Принцип «Черного ящика». Как превратить неудачи в успех и снизить риск непоправимых ошибок.
Марио Якоби. Стыд и истоки самоуважения.
Бор Стенвик. Все мы врём. Как ложь, жульничество и самообман делают нас людьми.

 

 

И это только небольшая часть книг о проблемах современного человека, раздираемого реалиями реального мира и виртуалиями виртуального, человека, находящегося в полушаге от имплантации гаджетов вовнутрь, перемещающегося в пространстве и времени с немыслимыми при его сотворении скоростями. Может, «чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее»? Или «все разбилось, поломалось, нам осталось только малость, только выстрелить в висок иль во врага»?

            Но продолжим наш выставочный травелог. Ханья Янагихара, живущая в Штатах японка и ее роман «Маленькая жизнь». Возможно, эта самая громкая художественная новинка года. Она только что вышла на русском, а по-английски издана в 2015. Думаю это подвиг переводчиков и издателей. Вот что пишут о нем: «Университетские хроники, древнегреческая трагедия, воспитательный роман, скроенный по образцу толстых романов XIX века, страшная сказка на ночь – к роману подойдет любое из этих определений, но это тот случай, когда для каждого читателя книга становится уникальной, потому что ее не просто читаешь, а проживаешь в режиме реального времени. Для кого-то этот роман станет историей о дружбе, которая подчас сильнее и крепче любви, для кого-то – книгой, о которой боишься вспоминать, а для кого-то «Маленькая жизнь» станет повестью о жизни, о любой жизни, которая достойна того, чтобы ее рассказали по-настоящему хотя бы одному человеку». Переводчики книги уже известны по ряду изданных в последнее время весьма популярных книг. Здесь и «Щегол», и несколько фундаментальных сборников английских детективных новелл первой половины прошлого века.

 

            На этой выставке, как мне показалось, очень много было мемуаров и биографий, которых всегда на Нонфикшн хватало. Герои этих книг – наши современники или жили, кажется, совсем недавно, и мы застали их спектакли, фильмы, романы и стихи, картины,  парк Гуэль и Собор, шутки и каламбуры, совсем немного с ними разминувшись.  Каждый раз, как охотничий пёс, делаю стойку у стенда издательства Вита Нова. Отбор книг, хоть не сказать, чтоб самых редких, но особенных, со времен античности и процветанья Рима. Особенные художники и оформители, включая переплетчиков-дизайнеров, особенные переводчики – авторы наиболее аутентичных переводов по мненью знатоков. Недаром их собрание сонетов Шекспира из тома шекспировского собранья сочинений, выпущенного издательством «Брокгауз и Эфрон»  в самом начале ХХ в. Здесь были представлены андерсеновский том, книга о тандеме Шемякин и Высоцкий и другие шедевры книжного искусства.

  

 

 

 

 

             Валерий Шубинский и издательство Corpus представляют книгу о жизни и смерти Николая Гумилева. Всего однажды я не согласился со своей любимой учительницей литературы Мариной Владимировной, которая на мои восторги по поводу впервые прочтенного на излете 50-х Гумилева, сказала мне, что он далеко не лучший из той когорты. Я тогда им был очень увлечен.

«И струится, и поет по венам
Радостно бушующая кровь.
Нет конца обетам и изменам,
Нет конца веселым переменам,
И отсталых подгоняют вновь
Плетью боли Голод и Любовь». 
   
Или:
«На полярных морях и на южных,
По изгибам зеленых зыбей,
Меж базальтовых скал и жемчужных
Шелестят паруса кораблей.

Быстрокрылых ведут капитаны,
Открыватели новых земель,
Для кого не страшны ураганы,
Кто изведал мальстремы и мель…».

 

             Александр Эткинд, кембриджский профессор, написал книгу «Внутренняя колонизация», а издало ее «НЛО». Она ошеломила меня три года тому назад, а на выставке я встретил ее переиздание. Она об имперском опыте России. Кстати, на одном из стендов выставки НЛО распродавало множество книг «по сто рублей любая» Среди них упоительно крепкий и славный, отразившийся на многих полотнах и судьбах «Абсент», описанный Филом Бейкером.

             И еще одна встреча со старыми знакомыми. Переиздание книги А.Шарого и Я.Шимова «Корни и корона». Сейчас она дополнена, проиллюстрирована и называется «Австро-Венгрия. Судьба империи». Захватывающие страноведение и история, которые читаются лучше многих книг популярной беллетристики. Думаю, что и лежащая на стенде книга А.Шарого «Дунай. Река империи» не менее интересна.

             Уже привычный по прошлому году  стенд музея Анатолия Зверева. Десяток ранее виденных мною книжек о нем и с его иллюстрациями, новая – «Красавицы столетий. 100 женских портретов Анатолия Зверева». Но здесь же фарфоровые тарелочки и даже магнитики с его рисунками. Скоро его будут петь, печатать на винных этикетках и играть на баяне. Трагическую фигуру нашего XX в., гениального рисовальщика, художника с «лица необщим выраженьем».

                                          

            

 

 

             Несколько фундаментальных исследований по градо- и метростроительству.   «Скрытый урбанизм. Архитектура и дизайн Московского метро 1935 – 2015» трех авторов, книга выпущена в этом году Dom Publishers. Изданный немцами достаточно давно и переведенный у нас труд Боденшатца и Пост «Градостроительство в тени Сталина. Мир в поисках социалистического города в СССР». Грустный ностальгический альбом Владимира Качанова «Москва уходящая. Бульвары». Я родился практически на Садово-Каретной, и близлежащие московские бульвары – часть моей молодости, жизни, судьбы. «Где твои 17 лет? На Большом Каретном…».

  

 

             Далее путь мой лежит на третий этаж, через детские развалы и далее. Уже при входе на выставку видел я целые делегации ребятни и множество мам и пап с начинающими читателями. Сейчас все они собрались здесь. Я полюбовался пестрым морем детских книг, потрогал книжки-раскладушки, выбрал стихи и раскраски для 3-летней Анечки, позавидовал маленьким еще слушателям и чуть побольшим уже читателям.

 

 

 

 

             Потом пробежался мимо семинаров кулинаров и стопок книг и рецептурных справочников, благоухающих пирогами и запеченной курицей. Дальше увидел я, что меломанов выжали из коридоров последнего этажа выставки в последний ее зал, и убедился, что Элвис жив. Как-то их мало и грустно было в этот раз. Вот, пожалуй, и сказка вся, сказка вся, сказка кончилася.

 

 

 

 

 

             Теперь целый год ждать девятнадцатого явления Нонфикшн народу, читать прикупленные книги, в числе которых «Ностальгия – это память» Аллы Демидовой, «Шум времени» Джулиана Барнса, «Один день в древнем Риме» Альберто Анджела и большущий фолиант «Маленькая жизнь» Ханьи Янагихара, о которой The Washington Post написала мне, что это «совсем, совсем не маленькая жизнь». И еще надо будет думать, куда их поставить и что выбросить взамен.

 



Готов к критике!
Тэги: Россия ,
4 голоса | Комментарии Оставить комментарий
Жажда аватар
Жажда (Вс, 11.12.2016 - 18:25)
Михаил! Не забываете Вы нас, спасибо! И я Вас не забыла! Увидела  «кто на сайте» и тут же подумала, что год прошел – пора бы анонс книжной выставки,  и рада, что  не ошиблась! Не смотря на «полушаг от имплантации гаджетов», народу на выставке не мало!?
WiseSpaniel аватар
WiseSpaniel (Вс, 11.12.2016 - 19:00)
А я который год не попадаю на эту выставку, постоянно какие-то проблемы возникают, финансы поют романсы. Хоть у вас почитаю о новинках. Правда, в последнее время чаще читаю покетбук, а не бумажные книги. Все же удобно, целая библиотека в маленьком гаджете. 
Mikha аватар
Mikha (Вс, 11.12.2016 - 20:56)
Наталья, рад, что пригодился вам. Народу много, а вот сколько из них останется читателей бумажных книг, не знаю. Хоть написал вам не анонс, а отчет скорее, спасибо на добром слове.

Елена, жаль, что вы не с нами. А кто не с нами...А что до покетбука, то это скорее книжка в клееном переплете и бумажной обложке карманного формата. Может быть вы имели в виду ридер? Я, признаться, пользуюсь и тем, и тем. А вот жена процентов на 80 перешла на ридер. Как-то пока книга гутенберговская дает больше простора моему воображению. С ридером я чувствую себя подглядывающим на текст через щелочку и не знаю точно, будет ли продолжение при следующем клике (хоть у меня хороший ридер), а книжка - вот она вся тут, осязаемая, с портретом автора и аннотацией на задней обложке, с картинкой на передней, где пистолет, иль шпага, иль красотка, а то чернильница с пером гусиным. И с примечаниями, к которым доступ прост, со вклееным экслибрисом, что книга принадлежала наследнику престола Тутти. И всё же понемногу привыкаю, хоть обилие романов в сем гаджете меня страшит. Я думаю о том, что вдруг в книги бумажные он превратится и меня под грудой этой погребет, так что ни за что не выбраться наружу. Рассказывают, что к описанью 4 коней от Иоанна Богослова прибавили в День Судный такое превращенье для гаджетов, компьютеров и флэшек.
sputnik1972 аватар
sputnik1972 (Вс, 11.12.2016 - 23:13)
Традиционно читаю Ваши обзоры по ярмарке, и как всегда, очень интересно. Я тоже люблю "бумагу" и от хорошей книги всегда получаю удовольствие, недавно открыл для себя Фоллета, очень понравился его роман "Столпы земли".
Vnika аватар
Vnika (Вс, 11.12.2016 - 23:41)
Михаил, очень рада вашему появлению. Обязательно прочту. Но сегодня уже поздно в нашем регионе)))
Светлая лошадка аватар
Светлая лошадка (Пнд, 12.12.2016 - 11:17)
Выставка всеохватна, а Вы... Вы умница-переумница! Захотелось читать, писать, издавать или хотя бы плакать от восторга по поводу ненапрасных стараний других... Ещё захотелось соскоблить с экрана и положить на собственную полку хоты бы "Гауди". Не получилось.
Mikha аватар
Mikha (Пнд, 12.12.2016 - 13:16)
Вадим, помню по прошлым обзорам, что мы с вами на одной волне. Фоллет - имя , мне незнакомое. При случае познакомлюсь. Виктория, с удовольствием представляю себе, как поутру, после колдовства у зеркала, после утреннего кофе с бутербродом и овсянкой, вы беретесь за мой отчет и опаздываете на работу. При разборке с начальником еще раз читаете вместе и вам прощают опозданье. Значит, я своего добился. А если нет, то нет. Елена, взять с экрана Гауди и многое другое вполне возможно на множестве онлайновских бесплатных библиотек,и это зло не так большой руки, лишь надо ридер завести. Я уже потихоньку его осваиваю. А библиотек - масса, например:20 электронных библиотек, легальных и бесплатных http://philologist.livejournal.com/8753023.html или 70 бесплатных он-лайн библиотек http://www.adme.ru/tvorchestvo-pisateli/70-besplatnyh-onlajn-bibliotek-872410/ . Поплачусь всем, потратил день, чтоб выставить текст и картинки, так было в прошлом году, но по-своему, так и в этом со своими брибамбасами. И каждый раз клянусь - в последний раз. Еще и экран расползается, только на этом сайте из сотен, с которыми имею дело.
Vnika аватар
Vnika (Втр, 13.12.2016 - 07:06)
Михаил, вот откуда вы все знаете? И про утренний кофе, и про овсянку, и про начальника? Среди привычных фолиантов и незнакомых новых книгСреди привычных фолиантов и незнакомых новых книгСреди привычных фолиантов и незнакомых новых книг

От души похохотали вместе с начальником.


Читаю мало. Урывками. Каюсь. Последнее время привлекают реальные жизненные истории от первого лица. До недавнего времени к прочтению тех или иных книг сподвигали поездки.

В этом году случился только майский Крым (примерила на себя роль бабушки).

За два последних произведения взялась после просмотра фильмов. 

"Батальон" и повесть Марии Бочкаревой "Яшка". Выписала на Озоне. Издается как "редкая книга".

Сериал "Щелоков".  ЖЗЛ С. Кедров "Щелоков". Посчитала уже неприличным незнание истории службы и ее ярких представителей.

У вас в обзоре, Михаил, вижу книгу Раневской. Обожаю. Но до сего времени слышала только уверждения о том, что сама Раневская никогда ничего автобиографичного не писала. На выставке действительно кнга от первого лица?

Взглянуть  сразу на 500 картин Ренуара тоже непротив Среди привычных фолиантов и незнакомых новых книг

Спасибо. 
Irma аватар
Irma (Втр, 13.12.2016 - 08:10)
Кк всегда, прекраснейший, преинтереснейший обзор выставки, на которую, увы, мы снова не вырвались, заслонились другими делами,эх.. прочла, как ..как глубоко нырнула в стародавние свои эмоции.. спасибо, Михаил, спасибо огромное за ваше всегдашнее умение разбередить дкшу))))
Mikha аватар
Mikha (Втр, 13.12.2016 - 14:02)
Виктория, тут мой помощник - старинный стеклянный кристал с изображениями разных надписей и знаков. И можно видеть многое, не пользуясь ТВ.
Ирина, как много ни было бы дел, быть в гости к книгам - ваш удел. А так - самое красивое в жизни проходит мимо вас. И надо бы  остановиться, оглянуться. Хотя история с женою Лота для нас плохой пример.
Vnika аватар
Vnika (Втр, 13.12.2016 - 20:24)

Mikha написал(а):

Виктория, тут мой помощник - старинный стеклянный кристал с изображениями разных надписей и знаков. И можно видеть многое, не пользуясь ТВ.
 

 Среди привычных фолиантов и незнакомых новых книг

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...