У самого Белого моря

Соловки, июль 2016
Соловецкие сказки про бабу Галю и к ней причастных



- А то вот один зашёл... Голова большая и лысая. Пожилой. В руках пакет, в пакете только полбуханки хлеба, огурец, луковица и пододеяльник, - продолжает рассказ о появляющихся время от времени квартирантах соловецкая баба Галя, живущая возле самого Тамариного причала и по доброте привечающая всякого встречного поперечного.
- Пододеяльник зачем? - я уже привыкла к монологам бабы Гали и обычно прерываю её рассказы лишь короткими вопросами, длинные могут отвлечь семидесяти восьмилетнюю женщину от предмета изложения и увести далеко-далеко...
- Да спал в пододеяльнике-то! Начала было постель стелить, а он и говорит: "Не надо мне стелить, у меня всё своё есть".
- Наволочки же не было, - поддерживаю занятный разговор, рассуждая про себя: пододеяльник может послужить вместо простыни, укутка летом не очень и нужна... А без наволочнки как, тем более в чужом доме?
- Вот именно. И я так думала. А он раз - и весь в пододеяльник залез. Там же с одной стороны дырка есть.
- Юркий, однако. А так-то не глупо, - смеюсь, - практически спальный мешок. Тоненький только.
- Одни глаза торчали. Соседке потом рассказываю, а она: "Как же твой квартирант в туалет-то вставал? Тоже в пододеяльнике?" "Ну, я уж не подсматривала", - говорю.
- Весело у вас, - смеюсь снова.
- С какой стороны глянуть... А мне страшновато было. Ишшо и голова-то у этого мушшины, говорю ж, большая, лысая, я про себя его так и звала: "Череп".
- Зачем пускаете всех подряд? - удивляюсь, - ладно бы, отдельный вход был. Одна ведь живёте, ещё и комнаты смежные.
- А как не пустишь? - удивляется в свою очередь баба Галя.




И то правда. Если бы не золотая бабы Галина натура, не бывать бы мне её собеседницей. Как дело было? Зная о дефиците жилья на Соловках, с зимы заказываю  на июль частный сектор. В Интернете некая... допустим Татьяна, предлагала отдельную комнату с душем в коридоре за две тысячи рублей в сутки. Недёшево, но лучшего уже не было. Татьяна просила перезвонить за два месяца до июля, не передумаю ли. Перезваниваю, но уже задаю конкретные вопросы, например, будет ли мне разрешён вход на кухню. Ответ категоричный: "Нет". "И что, даже чаю не разрешите скипятить?" - удивляюсь. "Не разрешу. Рядом есть кафе, туда будете ходить".

Отказываюсь, конечно, от предложенного "комфорта". В благословенных местах, каких не так и много на земле, мне нужно полное погружение в природу, быт, культуру... А чай с соловецкими травами? А разговоры по душам?..
Ищу дальше. Наконец, натыкаюсь на объявление: такая-то местная жительница  организует экскурсии по Соловкам. Дозваниваюсь и умоляю дать координаты  чистоплотной пожилой женщины, сдающей жильё. И чтобы на кухню пускала. Добрая душа не отшивает меня, а даёт телефон некоей тёти Кати. Дозваниваюсь уже до "тёти Кати", и... вопрос решён. " Вы только за две недели перезвоните, а то передумаете, и в разгар сезона останусь без жильцов", - просят меня на другом конце мира. Перезваниваю. Всё в силе, обе довольны. Правда, своего адреса "тётя Катя" не даёт, обещает встретить на Тамарином причале, рядом с которым живёт. "Перезванивать надо ещё?" - спрашиваю. "Не надо".

Когда в должное число июля прибываю в Кемь, а затем вовремя добираюсь до Рабочеостровска, откуда отходят теплоходы на Соловки,  на причале вместо выдачи забронированных билетов сообщают: "На Белом море шторм, теплоход в лучшем случае пойдёт в шесть часов вечера". (Вместо двенадцати дня.)

И как быть? В гостиницах возле причала мест нет. А что, если шторм продлится несколько дней? Мало того, что жаль отщипывать время от запланированного недельного пребывания на Соловках, так ещё и страшно остаться одной без крыши в чужом месте.
Как всегда, выручает ангел-хранитель. Во взбудораженной очереди за билетами ко мне вдруг обращается стоящая неподалёку молодая женщина, ещё и оказавшаяся Еленой. Предлагает пойти с ней на здешнее подворье Соловецкого Свято-Преображенского монастыря, где можно и отдохнуть, и чаю попить, а при необходимости - пожить. Соглашаюсь, конечно. И что же? Пребывание в Рабочеостровске обернулось прекрасной сказкой, которую позднее тоже расскажу непременно.




...Теплоход вышел в шесть вечера, как и обещали, но на причале в Соловках в девятом часу меня никто не встретил. Стою ошалелая: сзади море, впереди мрачный расхристанный посёлок, дома которого разбросаны не пойми как. Ко всему вечер, безлюдье и безмолвие. Все мои сопассажиры разбежались моментально, видимо, было куда. На последнем издыханье телефона набираю "тётю Катю", и та спокойно сообщает, что уже взяла других жильцов.

- Как это взяли? Вы же обещали! Как вы смели?! - кричу в трубку.
- Вы же днём не приехали!
- Так и теплоход не пришёл, здесь на причале всех встречающих оповестили!
- Меня всё время обманывают, вот и взяла других, - интересно, думаю, где вы взяли этих других. Частные катера тем более не ходили в шторм. Вероятно, "тётя Катя" поселила квартирантов раньше, и они перекрыли мой срок.
- Так не делается! Как вам не стыдно! - кажется, я уже рыдала.
- Оставайтесь у причала. Сейчас постараюсь вас к кому-нибудь пристроить.
Стою, жду. Вскоре подходит светловолосая женщина за шестьдесят и спрашивает:
- Это вы Елена?
- Я. А вы Катя? Ладно, хоть пришли, не бросили.
- Сама расстроилась из-за вас, аж сердце заболело.
- Сочувствую, да не надо было обманывать. Зачем других взяли? Не будет вам от этого проку, - слов, понятное дело, не подбираю, какие уж прут.
- Знаю. Сказала же, взяла, потому что меня тоже часто обманывают, приходится крутиться. Идёмте.
- Куда?
- К одной бабушке.
- Она чистоплотная?
- Да.
- Непьющая?
- Конечно.
- Впрочем, сейчас мне не до выбора...

Так я и попала к сердобольной бабе Гале, которая вроде как туристов не принимает, но если очень попросят, "как не пустить". Позднее старушка говорила: "Сначала я боялась - что вы за человек? А как вошли, улыбнулись, поняла: хороший человек. Лишь бы понравилось, думаю, у меня ведь удобства-то не очень, сами видите. А теперь не знаю, как и расставаться будем". Удобства у бабы Гали и вправду аховые, но она и цены не гнула. Когда зашла речь о плате за проживание, баба Галя раза три понижала предлагаемую мной сумму. Пришлось уговаривать взять выше нижнего предела.





...Возвращаюсь к квартиранту Черепу. Мы ведь и ещё говорили о нём с бабой Галей.

- И долго у вас жил товарищ в пододеяльнике? - интересуюсь искренне.
- Несколько дней.
- Заплатил?
- Заплатил.
- И то ладно.
- В конце, правда, начал права качать: "Почему, - говорит, - у вас и постельное бельё, и тарелки, и чашки в цветочек? На следушший год приеду, чтобы было всё белое!"
- А с чего вы взяли, что я вас на следушший год пушшу? - говорю. - Я вас и не пушшу вовсе.
- Пустили? - спрашиваю с улыбкой, всё больше умиляясь бабы Галиному северному говорку. В моей родной Костромской области в районах, примыкающих к Вологодчине, тоже вместо "щ" произносят "ш", иногда двойной.
- Не приезжал.

Смолкаем. Каждая думает о судьбе чудаковатого не очень красивого человека, которого, возможно, где-то уже доконала судьба...




На Соловках странная данность. О чём бы ни говорилось, всё кажется значительным; кто бы ни встретился, всяк кажется интересным. А уж сама водная гладь - главная героиня. Куда ни пойдёшь, видна отовсюду. Если углубишься, к примеру в лес, то и там скоро забелеет сквозь ели. Подойдёшь, удивившись, откуда и тут уже море, а это... всего лишь озеро, каких  на Большом Соловецком острове великое множество. Причём все виденные мной - тихие и нарядные, потому как в красивых рамах, окружены плотной стеной таинственной флоры. Жаль, имя озёр нигде не прописано - ни на пнях, ни на камушках. Постоишь на берегу возле валунов, венчающих здесь лесные тропы, полюбуешься семейкой уточек, смеющей нарушать немоту, - и дальше пойдёшь. Пойдёшь уже другая - то ли богаче, то ли умнее, то ли всё вместе.

Валуны - важная часть здешних пейзажей. Поначалу, помню, бывало и жутковато: по лесу ли идёшь, по дороге ли - стоят по бокам огромные камни, будто кладбищенские. Откуда, думаю. Уж не заключённых ли засталяли таскать-катать, чтобы ещё горше было?

Ответы на мои вопросы здесь находились мгновенно - как из-под земли вырастали. Иду в очередной раз по дороге, ёжусь от "зловещих" камней, вижу, недалеко от обочины две женщины собирают чернику. Ладно бы, я их первых видела, нет - десятых примерно. Но именно этим, едва различимым сквозь кустарник, кричу, не знают ли, откуда на Соловках столько огромных камней? И почему они не только у моря, а раскиданы повсюду? Одна молодая женщина выпрямляется, отрываясь от приятного занятия, и выходит ко мне на дорогу. "Я геолог по профессии, - говорит она, - могу объяснить. Никто эти камни не раскидывал, просто здесь тянется Балтийский щит...".  Дальше было рассказано про тектонически стабильные большие площади, про Беломорский блок, про то, что это часть континентальной коры, которая...

- Поняла, - говорю, - здесь будто панцирь.
- Примерно так.
- А камни-то всё-таки отчего? - уточняю, - панцирь лопает?
- В земной коре, - разъясняет геолог, - происходят различные процессы. Плюс климатические изменения, в результате порода изъязвляется или, наоборот, сжимается, вот на поверхность и выдавливаются камни.
- Спасибо. Я уж думала, заключённым поручали сизифов труд.
- Нет, что вы? Замечали, как корни деревьев здесь близко? Плодородный слой на Соловках не больше десяти сантиметров. А дальше всё - камень.
- Замечала. Вы из Питера, наверное? - спрашиваю, потому что, по моим наблюдениям, только в этом городе люди так подробно отвечают любому на любой вопрос.
- Нет, из Архангельска.
- Приятно. Ещё раз спасибо.





... Вот оно как, размышляю. Блуждая по здешним лесным тропам, я всегда жалела деревья, корни которых почти всюду выступали на поверхность, создавая причудливые рельефы. Чаще всего это было подобие клубящихся змей, коих, кстати, совсем нет на Соловках. А если бы были, их бы тут и не заметить. Отсутствие гадов многие объясняют благодатью, но, может, как раз из-за близкой каменной подложки не водятся тут змеи - попробуй-ка устрой себе норку!
Что уж совсем удивительно, на Соловках нет пчёл. Притом что именно святые, здесь просиявшие, считаются их покровителями. Оказывается, пчёлам не дают жить свирепые соловецкие ветры. Сколько ни пытались учёные да любители устраивать тут пасеки, никому так и не удалось.
Впрочем, я совсем забыла про свою квартирную хозяйку, немудрёные рассказы которой для меня интереснее, чем чьи бы то ни было.





- Ишшо был случай, - начала моя несравненная, лишь я переступила порог, - одна женшина простудилась в палаточном городке и ко мне пришла... У нас ведь тут палаточный городок есть, - всматривается в меня баба Галя, силясь понять, улавливаю ли ход её мыслей.
- Знаю, - отвечаю коротко, не желая надолго лишиться звучания милого сердцу говорка.
- Как было тоже не пустить! Дожди шли, холодно, вот она и заболела. Первые два дня в лёжку лежала, а потом ничего, встала. Готовила себе сама. Имелась у неё, правда, нехорошая привычка: по квартире ходила голая.
- Совсем голая?
- В трусах. Да что там за трусы? Одно название. А лифчика совсем не носила. Сама молодая, а грудь висит большушшая. Кашу варит, так титьки почти в кастрюле. Обваришь, - говорю.
- А она?
- Как не слышит. Или отвечает, что так привыкла.
- Велели бы одеться, раз вам неприятно. Ваш дом-то.
- Да я намекала. Плита-то сразу напротив двери, сами видите. Вот и говорю ей: "А ну, как мой племянник зайдёт?! Зачем его соврашшать?"
- И что она? - еле проговариваю сквозь смех.
- Всё одно голая ходила.
- Женатый племянник-то?
- Нет. Один живёт.
- Застал вашу "скромницу"?
- Нет. Да он ко мне редко ходит, только если нужно что. Всё лето ягоды собирает, дак хоть бы стаканчик когда тётке занёс. Знает ведь, самой не сходить. Раньше-то, бывало...

Я бабу Галю жалела. За черникой ходила каждый день и всякий раз со стакан отсыпала ей - пусть набирается витаминов. Если попадались хорошие веточки, - туристы ведь в основном по оборышам - срезала их и тоже несла старушке. Та радовалась, как ребёнок, а я радовалась за неё: не может уже дойти до леса, так пусть хоть вспомнит, какие на вид, на ощупь эти жёсткие упругие веточки, облепленные вкусными сочными шариками.
Баба Галя отвечала взаимностью: в жаркую июльскую погоду топила для меня печку, что уж точно не входило в перечень оплаченных услуг. И я имела возможность сушить лишнюю чернику. Хорошо!


Продолжение следует




Готов к критике!
Тэги: Россия ,
4 голоса | Комментарии Оставить комментарий
АнарИна аватар
АнарИна (Втр, 09.08.2016 - 09:34)
Лена! Чудесно! Как воды родниковой напилась! Жду продолжения. Уже люблю бабу Галю)
Светлая лошадка аватар
Светлая лошадка (Втр, 09.08.2016 - 10:09)

АнарИна написал(а):

Лена! Чудесно! Как воды родниковой напилась! Жду продолжения. Уже люблю бабу Галю)



Спасибо большое, Рената... Баба Галя чудо!

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...