У самого Белого моря

Соловки, Июль 2016
Соловецкие сказки про бабу Галю и к ней причастных


Продолжение


- А не так давно совсем старенький турист у меня жил. Ишшо и горбатый, как я, - рассказывает баба Галя в который-то из дней.  - А уж интеллигентный!
- Понравился?
- Да я больно смотрела.
- Может, стоило присмотреться, - подтруниваю.
- Вобше-то он сказал поначалу, когда понял, что комнаты смежные: "Вы меня будете смушшать".
- Значит, видел в вас женщину.
- Не знаю, чего он там видел.
- Остался же.
- Дак деться-то некуда.
- Ну и?
- Куда нам, двум горбатым, - улыбается баба Галя игриво. Улыбка у неё замечательная: немолодое лицо сразу преображается до неузнаваемости, и уже не видишь ни грустных щёк, ни морщинок, ни усталого взгляда. Видишь пусть недолгое, но безграничное счастье человека, сохранившего тёплое сердце.
- Как раз друг другу подошли бы, - говорю безо всякой иронии. И без опаски, что обижу мученицу, спина которой согнута почти пополам, - баба Галя сама постоянно говорит о своём тяжком недуге, обрушившемся на неё два года назад. Миловидная, несмотря на возраст и хворь, женщина смахивает на черепаху. При разговоре на своём тихом ходу бедолага вынуждена каждый раз вскидывать голову. Раньше я остерегалась общаться с такими людьми, предполагая в них жестокую обиду на жизнь и, как следствие, злость, а вот, поди ж ты, свела судьба накоротке, и вижу: человек как человек, не хуже других, а многих и лучше.




- Когда в больнице последний раз лежала, - как-то поделилась баба Галя сокровенным, - батюшка приходил всю палату причашшать и соборовать. Спрашивал меня, грешна ли: к примеру, сужу ли людей. А как не судить? Сужу. Сойдёмся, и говорим про всех. Не велел судить. Обешшала. Не получается вот... - вздыхает, - грешна. Ишшо спрашивал, завидую ли кому. А как не завидовать, отвечаю, если все прямо ходят, а я согнутая... Завидую.
- Вы же не желаете, чтобы и других согнуло? - уточняю с опаской.
- Нет, конечно. Наоборот, думаю, хорошо, хоть другие не горбатые, дай им Бог и дальше здоровья. Вот бы ишшо и меня Господь выправил.
- Это тогда и не зависть вовсе. К врачам-то обращались? Мануальщика бы вам хорошего.
- Обрашшалась. Наш хирург велел приходить, обешшал помочь.
- И что?
- Испугалась я. Вдруг чего-нибудь нарушит, вобше слягу.
- Не знаю тогда, что и советовать...
- А всё из-за работы, - сетует баба Галя. - Я завхозом в школе была много лет, столько яшшиков на себе перетаскала, спину-то и надорвала! Никакой работы не боялась. Втерана труда, правда, дали. На пенсию отпускать не хотели, так я старшего кочегара за себя уговорила...
- Справился кочегар-то?
- Поначалу справлялся. А потом всё равно плохо кончил.
- ?!
- Повесился.
- Ужас!
- Проверка была. Недостачу ему нашшитали... На  следушший день комиссия собралась, а его нет. Думали, может, запил... Ждали-ждали, послали за ним... А он висит!
- Господи, на таком острове так закончить жизнь! Расстроили вы меня... - я и вправду расстроилась: сколько подвижников здесь укрепляло себя, чтобы дать пример высоты духа; сколько отважных защитников крепости принимало лишения во славу родины; сколько мучеников от власти мечтало хоть о денёчке вольной жизни! Люди претерпевали и претерпевали во имя...

- Дак и ишшо были случаи, - прервала баба Галя мои раздумья, - другой наш мушшина повесился из-за того, что...
- Хватит, миленькая, умоляю. Лучше рассказывайте о себе или о постояльцах. Всё веселее.
- В моей жизни тоже чего только не было! Один раз вобше чуть не умерла... - переключается баба Галя на своё житьё-бытьё, - в школе засорилась канализация, а сантехника не нашли. Технички отказались от лишней грязной работы, а детям-то в туалет надо. Взялась сама прочишшать, мне в нос заразой-то и брызнуло. Вечером температура поднялась... Еле спасли, в обшем. Директор школы уж деньги на похороны собирала, ей из больницы позвонили, что не жилец я. А я вдруг объявилась потом из Архангельска-то. К кочегарам пришла, те чуть не попадали, мы, мол, тебя уж хоронить собирались. Директор извинялась потом.
- Да... Слава Богу, обошлось, - радуюсь за бабу Галю. Всё весёлое в жизни этой доброй женщины, кажется, сводилось к тому, что удавалось выкарабкаться из немыслимых передряг.
- Обошлось, - вторит со вздохом.
- Детки-то ваши большие уже были?
- Да где там!





- Ишшо как-то у меня одна богомольная жила. С сыном, - вспоминает баба Галя очередных постояльцев, - сама уйдёт на целый день, а мальчишку  мне оставит.
- Сколько лет было сыну-то?
- Лет девять.
- Придёт, главное, вечером и спрашивает: "Вы моего сына кормили?" "Кормила, - говорю, - и не раз. Как не кормить, когда вы на целый день ушли".
- Странные люди, - удивляюсь.
- Ишшо и богомольная. А мне парнишку-то жалко.
- Воздастся вам.
- Вёл только он себя плохо.
- Например? - когда речь заходит о детях, мне надо знать всё в деталях.
- Упадёт в подъезде и валяется. Вёдра-то приломаешь, - ругаюсь. А что, ручки пластмассовые, того гляди отвалятся.
-  Что-то не вяжется это с вашей  добротой: мальчик упал, а вам не его, а вёдер жалко... - настораживаюсь.
- Дак он ведь нарочно падал. Баловался.
- Ааа...
- Да-да, сам завалится и стучит вёдрами-то.
- Зачем тогда давали ему вёдра?
- Дак я его за водой посылала. Не было ишшо водопровода-то.
- Ааа. Ну, хоть помогал. Не зря, значит, кормили.




Надо сказать, в разговоре с людьми обычно я не слишком деликатна. Не буду поддакивать, если не согласна; не пропущу мимо ушей то, о чём человек сказал по оплошности. Несмотря на это, очень многие набиваются в собеседники - знай слушай. Почему? Может, устали от равнодушия или фальши тех, с кем обычно приходится общаться?

Кажется, начинаю хвалиться... К чему бы это? Уж не пытаюсь ли соперничать с бабой Галей за главное место в сей немудрёной повести? Напрасно. Героиня тут одна - соловецкая баба Галя. Прекрасная, невзирая на согбенность, словоохотливая и простодушная. Самая настоящая русская женщина! Впрочем, и на солнце есть пятна. Баба Галя в разговорах со мной поначалу баловалась матерком. Или вставляла выражения, состоящие вроде бы из обычных слов, но несущие такую пошлость, что хоть святых выноси. Ясно, подобное не пристало любой женщине, но бабе Гале это не шло настолько, как если бы мороженое, прежде чем есть, она подержала в пакете с протухшей селёдкой. Очень взрослого человека приходилось одёргивать. Давалось мне это нелегко, но старушка, слава Богу,  не обижалась, а сокрушалась: "Ну, не знаю, как теперь вам и рассказывать..." В конце концов, приноровилась, тем более что я дала ей почитать брошюрку, купленную по дороге на Соловки - в православном киоске на Ладожском вокзале Санкт- Петербурга.

Пожалуй, о книжечке епископа Митрофана (Баданина) "Правда о русском мате" стоит сказать отдельно. Лично у меня, выросшей в посёлке лесорубов, она перевернула нутро. Не то чтобы я сама заядлая матерщинница, но память хранила неприличные словесные извержения вроде бы хороших людей, порой близких, и не было полного и абсолютного отторжения, как я теперь понимаю, самой настоящей нечисти. Особенно надо беречь от неё детей. Позволю себе лишь одну цитату из книги епископа Митрофана: "Не так давно было установлено, что пребывание в атмосфере мата помимо возникающего гормонального дисбаланса в оранизме вызывает ещё и мутацию молекул ДНК". Добавлю ещё своими словами: самые распространённые матерные слова - вовсе не тюркского происхождения, как нам когда-то внушали, а вышли они из чёрных магических обрядов дохристианской культуры. И тогда употреблять грязные выражения можно было только мужчинам и лишь несколько раз в году. А как боролся с матом академик Лихачёв! Он же вспоминал, что нематерящимся в лагерях  приходилось наиболее тяжко. Их не считали за своих и особенно гнобили...




- Как-то ишшо одна богомольная жила, дак та командовать больно любила, - слушаю вечером очередной рассказ бабы Гали про людей, приезжающих на Соловки именно ради монастыря и скитов, - её двое хозяев выгнали, дак она меня нашла.
- А вы, как всегда, пустили...
- А как не пустишь? - твердит своё баба Галя.
- ЧуднЫе какие-то богомолки к вам прибиваются.
- Ладно, она хоть в церкви целые дни проводила, а то бы мне совсем тяжко пришлось. Как-то вобше закрыла меня в моей комнате, мешала ей, видите ли.
- Как закрыла? - не верю своим ушам.
- А так и закрыла. Чтобы мимо не ходила, наверное, - стоит пояснить, баба Галя пускает жильцов в проходную комнату, но это очевидно любому сразу при заселении. Не хочешь - не соглашайся.
- Надолго закрыла?
- А кто её знает. Ладно, теплоход из Архангельска в тот день пришёл, на нём моя подруга работала и всегда ко мне забегала хоть ненадолго. Зашла она в квартиру-то, видит, меня нет. "Где хозяйка?" - спрашивает квартирантку. А та и отвечает: "Я её в комнате закрыла". "Как закрыла?!" Ну, подруга дала той жару. А мне велела гнать её в шею.
- Прогнали?
- Нет. Взмолилась она, меня, дескать, никто другой не пустит. Прошшения сильно просила. Сказала, такого не повторится.
- Не запирала больше?
- Нет.




Следующий постоялец, о котором рассказывала баба Галя, был "молодой, но нездоровый мушшина".
- Приехало их на экскурсию много, но, как всегда, в основном женшины, а мушшина один, - начала моя собеседница.
- Я тоже заметила такую особенность, - подтверждаю, - группами по Соловкам ходят в основном женщины.
- Вот главная-то у них ко мне и пришла. Я, дескать, женшин вместе устроила, а мушшину они рядом не хотят, мешать им будет. Возьмите, пожалуйста, его к себе.
- И как только они про вас узнают?
- Сама удивляюсь, ходят, видно, людей выспрашивают. Я ей говорю, не возьму, тем более мушшину, комнаты же смежные. А она за своё: деть его некуда. Ну, как не пустишь! Уговорила, в обшем.
- И чем он оказался болен?
- Инфаркт, видно, перенёс. Сначала показался здоровым - кровь с молоком. Покушал хорошо вечером, спать лёг нормально. А на другой день с экскурсии  пришёл никакой, по стенке передвигался и есть не стал. На вопросы не отвечал, лёг, и всё. А тут главная их опять прибежала и спрашивает: "Как квартирант?" "Лёг, говорю, ослабший какой-то. А что такое?" Она и рассказала, что на лодочной прогулке в лодку к этому мушшине село много женшин, пришлось ему одному грести, вот и стало плохо. Оказывается, недавно инфаркт перенёс.
- Да... - сочувствую "молодому мушшине".
- А как помрёт он у меня, ипугалась, помню. " Да не должен", - заявила старшая-то, - продолжает рассказ баба Галя.
- Да... - снова не нахожу слов.
- Слава Богу, только на выходные они приезжали, не ночевал больше.
- Женщины, однако, наглые, - возмущаюсь, - обрадовались! Можно было ведь и самим по очереди грести, - (ох, тоже грешна, сужу и сужу ближних...).
- Да там, на лодочной станции, можно и гребца нанять, дак не хотят, дураков ишшут, - поддерживает меня баба Галя.
- Думают, мужчина, так как на нём не поездить. А здоровье-то у всех разное... - жалею сердешного.





На этих словах к нам забежала та самая Катя, что привела меня к бабе Гале. Она подключилась к разговору, потому как только что пришли её постояльцы и  рассказали о своей лодочной прогулке.
- Ой, и вы про это, а мы сейчас угорали. Мои пришли с лодочной, рассказывают. Группа у них человек пятнадцать, мужчина всего один. Распределили их на три лодки, и к  мужику, который, как выразилась одна моя квартирантка, "метр с кепкой на коньках, ещё и тощенький", подсело пять здоровенных бабищ.
- Метр с кепкой на коньках! - захохотала я, - просто "метр с кепкой" много раз слышала, а чтобы ещё и на коньках...
- Ой, на коньках, придумают же!.. - зашлась в смехе и баба Галя.
Еле успокоились, и Катя рассказала, что изначально между лодками планировалось соревнование, но та лодка, где рулил худенький "метр с кепкой на коньках", отстала так безнадёжно, что соревнование пришлось отменить. Мало того, саму прогулку по каналам сократили, и вместо десятка озёр прошли всего три - так бедный ухайдакался.
- А что, нельзя было заменить? Немудра наука, могли бы женщины по очереди помогать, - снова возмущаюсь я.
- Да одна, видно, поначалу согласилась, но сказала, что грести не умеет, так он её на колени посадил и стал учить. А баба огромная, всего заслонила, массой давит... Мужик пытается тоже взяться за вёсла, чтобы первое время вместе грести, да не достаёт из-за неё до вёсел-то, и получается совсем  ерунда. На других лодках, пока видят, ухохатываются. Наконец, экскурсовод сообразила, что неправильно распределила людей по лодкам, и предложила съехаться всем вместе и провести пересадку прямо на воде. Пассажирки завизжали - боимся, мол, утонуть, вдруг лодки перевернутся. Так и сократили программу.





Кстати, Катя бывала у нас нередко, с бабой Галей они приятельствовали. Я тут же простила былое несостоявшейся квартироой хозяйке и радовалась общению с ней тоже. И Катя,  устроив меня, сразу успокоилась и даже начала баловать местными деликатесами. Она несколько лет как вдова, так что сама рыбачит и ходит в лес. Отплывёт на своей лодке подальше и ловит селёдочку или таскает из воды ламинарию. Устанет, подойдёт к ближайшему острову и загорает. Или собирает грибы-ягоды. Хотя проблем тоже хватает - недавно вон вёсла украли. Новые приходилось таскать домой, пока добрые люди, имеющие  гараж на самом берегу, не разрешили оставлять у себя.

На рыбалку Катя берёт с собой своего старого-престарого Дружка. Пёс сидит в лодке и следит за клёвом. Если хозяйка зазевается или даже задремлет, внимательный помощник, заметив клёв, подаёт тоненький голосок - скулит вроде. "А тут меня что-то совсем сморило, - рассказала в который-то день Катя, - уснула и не слышу тихих собачьих сигналов. Тогда Дружок так гавкнул, что я с испугу вскочила, чуть лодку не перевернула..."
- Без рыбы не останетесь с таким добытчиком, - умиляюсь рассказу.
- Он вообще заботливый, - говорит Катя, - как-то в больнице лежала, так и там меня отыскал. Слышу, кто-то по полу цокает, - пол-то в коридоре гладкий, вот когтями и цеплялся. Потом в палату зашёл, под кровать спрятался - понимает, что ему тут не место.

Когда клёв бывал удачный, Катя уже в одиннадцать часов приносила нам с бабой Галей пареной, тушёной или как там её ещё назвать селёдочки. Знаю, что готовилась она в духовке, а потому приобретала приятный золотистый оттенок. А уж вкус! И пахло от селёдочки не рыбой, а разве что островами с растущим на них густым  мхом всех оттенков, а также вереском, иван-чаем, морошкой... И ещё счастьем бытия! Никогда бы не подумала, что селёдка горячего приготовления может быть такой вкусной. Катя приносила её с пылу, с жару, приносила щедро, мы с бабой Галей за раз не справлялись и потом доедали блюдо холодным, вкусным уже по-другому, но тоже несравненным. Спасибо, Катя!




Известно, главная рыба на Соловках как раз селёдка. И ещё треска. И та и другая, к сожалению, измельчали и ловятся меньше, но пока ещё ловятся. Солёную соловецкую сельдь знают во всём мире... вернее, знали. Треска, помню, в пору моего детства продавалсь всюду и стоила копейки. Сейчас, со слов  бабы Гали, ловят "вот такие трешшинки". "Вот такие" - это чуть длиннее ладони. Эх, нашёлся бы кто деловой и честный, как великий деятель 16-го века святитель Филипп, игумен Соловецкий - митрополит Московский и всея России! И отладил бы островное и прибрежное хозяйство... Ладно ещё, в наше время монастырь поднимается из руин!




Следующий раз Катя пришла к нам с новой историей. Она только что проводила очередных постояльцев, а те при сборах в спешке перепутали пакеты. "Оба чёрные, рядом стояли. В одном были мои моющие средства, в другом - ламинария, которую я квартирантам подарила.  Они только на теплоходе обнаружили, что не то прихватили. Давай мне звонить, чтобы принесла ламинарию. Я побежала, а теплоход уже отходит... Бежать быстро не могу... Вся запыхалась..." "Так успели?" - спрашиваю в нетерпении. "Нет". "Какая жалость!"
Катя и мне накануне отъезда принесла ламинарию двух видов. Денег не взяла, сделала я ей маленький подарок, но это ничто по сравнению с моей радостью от приобретения. На Соловках непереработанную ламинарию в продаже лично я не видела, наверное, она и есть только у рыбаков. Кстати, таскать водоросли из моря - тяжкий труд, правда, собирают их и по берегам после шторма. Вычитала у профессора Павла Флоренского, как известно, бывшего соловецкого узника, что само произрастание ламинарии - уже чудо. Держится водоросль за гранитный камень не пойми как, а не оторвёшь, только специальным ножом отрежешь.
Раньше на Соловках работал целый завод по переработке ламинарии, на нём, например из красной, называемой "багрянка", делали так чтимый во всём мире агар. Завод закрыли как нерентабельный, хотя конечная продукция не была дешёвой. Сейчас только на одном из Соловецких островов - Большой Муксалме - остались сезонники, заготавливающие водоросли. А что у нас вообще рентабельно? Может, пересматривать договоры, по которым львиная часть прибыли уходит владельцам? Или, наоборот, снижать налоги? Но это не моя тема... Хотя в родной стране всё касается всех: на Соловках в специализированном магазине сейчас покупают архангельский мармелад на агаре по цене чуть ли не тысяча рублей за килограмм. А в Центральной России его и вовсе днём с огнём.




Судя по разговорам, туристов на Соловках не очень любят. Хоть здешний народ и дерёт с них небывалые деньги за частное жильё и за многое другое, благодарностью не переполняется. На то есть причины. "Где поближе, сейчас и в черничник не зайдёшь - всё загажено. Как там ягоды собирать?" - сетуют местные. Я сама была свидетельницей, как по дороге в ботанический сад две обогнавшие меня велосипедистки интеллигентного вида остановились, чернички недалеко у обочины поели, а потом над теми же кустами сели по малой нужде. Чего стесняться посторонней женщины? И то, что после них придут-приедут другие... добирать ягодки, тоже, видно, не важно. Хотела поругаться со спортивными дамочками, да побоялась.
Та же Катя рассказывала одну презабавную байку. "Жила тут у нас рядом старушка, умерла недавно. Всё время на лавочке возле дома сидела, на дорогу глядела. Ещё голос у неё такой звонкий и в то же время дребезжащий...  Туристы утром как-то идут мимо, самый бойкий спрашивает:

- Бабка, грибы в лесу есть?
- Есть, милок, как не быть? Лес ведь...
Парни идут назад ни с чем сердитые, бабка на своём месте. Тот бойкий, конечно, упрекает:
- Бабка, ты зачем наврала?! Нет грибов-то!!!
- Конечно нет, милок. Откуда им быть-то? Вы же, туристы, такие-сякие, давно всё вытаскали!"
Катя так забавно изобразила голос вредной бабушки, что я невольно подумала - утрирует. И что же? На обратном пути в поезде напротив меня сидели пожилая мать и сын лет тридцати. У них были такие звонкие, дребезжащие голоса, что я смеялась про себя всю дорогу.





Сама я за черникой ходила далеко и в ягоднике встречала только местных женщин. Грибов в мою пору на Соловках не было, стояла сушь, но мне везло: в первый же выход наткнулась на малентький подберёзовик, который отдала Кате, потому что та тоже в тот день (на маленьком острове!) нашла такой же грибок и не знала, что с ним одним делать. В другой раз мне попались молоденькие лисички, которых нам с бабой Галей  хватило на душистый супчик. А незадолго до отъезда при возвращении из ягодника опять подумалось про грибы: хорошо бы, мол... Свернула метров на десять, будто кто приказал, и на тебе: посреди чистой полянки стоял большой и крепкий подосиновик, ещё и нечервивый. Как он уцелел в жару, как его, красноватого, не заметили другие грибники - большой вопрос. На видном месте! Не под деревом! Для меня, получается, вырос.
Подосиновиком мы с бабой Галей наелись досыта. Гриб, известно, душистый, наваристый. Приготовила я из него то, что в нашей деревне называется почему-то "селянка", наверное, от слова "село". У нас, правда, селянку летом готовят на тагане, под которым разжигают небольшой костерок из лучины-щепочек. А на Соловках я готовила на бабы Галиной электрической плитке, той самой, напротив двери. Блюдо нехитрое: тушатся на масле хорошие грибы, чуть позднее добавляется сырая картошечка с луком, а в конце всё заливается молоком с яйцом. Получается не первое, не второе: вроде густо, а внизу полно "жижечки". Хорошо!


Продолжение следует



Готов к критике!
Тэги: Россия ,
2 голоса | Комментарии Оставить комментарий
B.O. аватар
B.O. (Пнд, 15.08.2016 - 14:27)
Конечно, не только на Соловках в группах туристов большинство женщин - это везде так. И большинство зачастую агрессивно. И то, что "воздастся", - точно, поскольку ни одно доброе дело никогда не останется безнаказанным.
Светлая лошадка аватар
Светлая лошадка (Пнд, 15.08.2016 - 14:45)

B.O. написал(а):

Конечно, не только на Соловках в группах туристов большинство женщин - это везде так. И большинство зачастую агрессивно. И то, что "воздастся", - точно, поскольку ни одно доброе дело никогда не останется безнаказанным.

B.O. написал(а):

Конечно, не только на Соловках в группах туристов большинство женщин - это везде так. И большинство зачастую агрессивно. И то, что "воздастся", - точно, поскольку ни одно доброе дело никогда не останется безнаказанным.



Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте! Очень рада Вашему комментарию. Спасибо.

Насчёт женщин... На Соловках, пожалуй, как нигде, в группах было мало мужчин. А кого видела, брели за своей половиной не очень окрылённые. Женщины, правда, тоже ехали с разными целями. Помню, стоят три, спорят, куда пойти. Уже вечер,  две настаивают, можно уже и на ночлег, а третья прям в крик: "Я что, зря сюда ехала?" Тогда которая-то из смирившихся спрашивает ненагулявшуюся: "Какой тогда сегодня кабак".
Особенно меня удивило слово "кабак", на Соловках и кафе-то мало...

Не сужу, констатирую. Внутри монастырского кремля видела одухотворённых мужчин. Поодиночке. Вообще, в толпе там и делать нечего, по-моему. Там одной так хорошо... Одному, наверное, тоже.

АнарИна аватар
АнарИна (Пнд, 15.08.2016 - 17:23)
Книга жизни)  Далекая от фейсбуков, вконтактах, селфи, пармезана))) С запахом хвои, водорослей, копченой селедки... 
Ой, как селедочки горячего копчения захотелось...Прямо запах и вкус почувствовала))
Ну очень увлекательно...У самого Белого моря
Светлая лошадка аватар
Светлая лошадка (Пнд, 15.08.2016 - 17:31)

АнарИна написал(а):

Книга жизни)  Далекая от фейсбуков, вконтактах, селфи, пармезана))) С запахом хвои, водорослей, копченой селедки... 
Ой, как селедочки горячего копчения захотелось...Прямо запах и вкус почувствовала))
Ну очень увлекательно...У самого Белого моря


Спасибо большое, Рената. Запахи на Соловках изумительные! Селёдочка у Кати не копчёная, а духовая, что ли...  И морошкой она меня угощала, правда, не совсем зрелой... Если вы пробовали, напомню: спелая морошка жёлтая и мягче малины, а недозрелая красная и приятно хрустит от упругости. У самого Белого моря

B.O. аватар
B.O. (Пнд, 15.08.2016 - 19:58)

Светлая лошадка написал(а):


Насчёт женщин... На Соловках, пожалуй, как нигде, в группах было мало мужчин. А кого видела, брели за своей половиной не очень окрылённые. Женщины, правда, тоже ехали с разными целями. Помню, стоят три, спорят, куда пойти. Уже вечер,  две настаивают, можно уже и на ночлег, а третья прям в крик: "Я что, зря сюда ехала?" Тогда которая-то из смирившихся спрашивает ненагулявшуюся: "Какой тогда сегодня кабак".
Особенно меня удивило слово "кабак", на Соловках и кафе-то мало...

Не сужу, констатирую. Внутри монастырского кремля видела одухотворённых мужчин. Поодиночке. Вообще, в толпе там и делать нечего, по-моему. Там одной так хорошо... Одному, наверное, тоже.


Ну кто же за своей окрыленным побежит и хвост распустит? А кабак наверняка был с собой, "... но у меня с собой было!" А потом ягодки удобрить!

Светлая лошадка аватар
Светлая лошадка (Пнд, 15.08.2016 - 21:19)

B.O. написал(а):

 

Светлая лошадка написал(а):

 


Насчёт женщин... На Соловках, пожалуй, как нигде, в группах было мало мужчин. А кого видела, брели за своей половиной не очень окрылённые. Женщины, правда, тоже ехали с разными целями. Помню, стоят три, спорят, куда пойти. Уже вечер,  две настаивают, можно уже и на ночлег, а третья прям в крик: "Я что, зря сюда ехала?" Тогда которая-то из смирившихся спрашивает ненагулявшуюся: "Какой тогда сегодня кабак".
Особенно меня удивило слово "кабак", на Соловках и кафе-то мало...

Не сужу, констатирую. Внутри монастырского кремля видела одухотворённых мужчин. Поодиночке. Вообще, в толпе там и делать нечего, по-моему. Там одной так хорошо... Одному, наверное, тоже.

 


Ну кто же за своей окрыленным побежит и хвост распустит? А кабак наверняка был с собой, "... но у меня с собой было!" А потом ягодки удобрить!



Да я в общем-то не "о роспуске хвоста". Не та "атмосфэра". Думается, основное число женщин едет на Соловки всё же за просветлением, а мужчин берут с собой за компанию, если те податливы.
И ягодки "удобряют" не все, но, конечно, подобное более чем неприятно.

АнарИна аватар
АнарИна (Втр, 16.08.2016 - 09:10)
Я морошку раз в жизни пробовала. Она мне безумно понравилась! А "духовочную" селедочку ...даже не представляю, какая она на вкус...Но хочу!
У самого Белого моряДа  и вообще  в те края хотелось бы съездить)
Светлая лошадка аватар
Светлая лошадка (Втр, 16.08.2016 - 09:18)

АнарИна написал(а):

Я морошку раз в жизни пробовала. Она мне безумно понравилась! 



Ещё непременно попробуете! У самого Белого моря
Возле нашей деревни было одно морошковое болотце, так что в моём детстве даже варенье варили. После детства пробовала морошковое варенье в Финляндии полтора года назад, а в Ижевске ни в одном крутом супермаркете его нет. На обратном пути с Соловков на вокзале в Кеми продавали переспелую слипшуюся морошку - 500 руб. за литр.

АнарИна аватар
АнарИна (Ср, 17.08.2016 - 11:08)
Ой,вареньем меня тоже в Питере угощали. Вкуснючее)
Светлая лошадка аватар
Светлая лошадка (Ср, 17.08.2016 - 11:26)

АнарИна написал(а):

Ой,вареньем меня тоже в Питере угощали. Вкуснючее)



Ягодка хороша, "как ни крути". У самого Белого моря

WiseSpaniel аватар
WiseSpaniel (Ср, 17.08.2016 - 16:25)
Какой вкусный рассказ. )
Нам коллега привозила пару раз лещей от бабушки, в русской печке приготовленных, было очень вкусно. Никакая магазинная рыба не сравнится.
Светлая лошадка аватар
Светлая лошадка (Ср, 17.08.2016 - 17:08)

WiseSpaniel написал(а):

Какой вкусный рассказ. )
Нам коллега привозила пару раз лещей от бабушки, в русской печке приготовленных, было очень вкусно. Никакая магазинная рыба не сравнится.



Спасибо, Лена, за комментарий.
А в русской печке всё вкусно!.. Да и рыба не из морозилки.

Anzer аватар
Anzer (Пт, 16.09.2016 - 23:27)


Интересная история. И передана с чувством.
"Всё загажено..."
Когда я там жил загажено не было. Не было упаковки вообще. Грустно до злости.

Светлая лошадка аватар
Светлая лошадка (Пнд, 19.09.2016 - 09:50)

Anzer написал(а):


Интересная история. И передана с чувством.
"Всё загажено..."
Когда я там жил загажено не было. Не было упаковки вообще. Грустно до злости.



Ну уж не всё... На Соловках и сейчас есть то, что описывали Вы - особый дух, рождающий особое восприятие.


Спасибо за комментарий.


Ездить на Соловки нужно, меня вот опять тянет. Там всяко чистого больше.


Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...