В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

Санкт-Петербург, 5 июля 2012 года

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

Без приключений и стычек, как на филфаке СпГУ, наше однодневное путешествие в город на Неве былы бы чересчур карамельным. К такому выводу я пришла по позднейшем размышлении. А опусти мы руки и не попытайся "проникнуть" в таинственную Ротонду, наверное, наш тур был бы слишком "стандартным". В завершающей части рассказа о том, как мы провели послеобеденное время 5 июля - "десерт" всех эмоций и впечатлений...

 

Страничка седьмая… Исаакиевский собор. «В кассу справа никого нет!…»

 

Откровенно говоря, на подходе к Медному всаднику мы уже почувствовали, что к 16.00 организму требуется привал. Но миновать памятник архитектуры позднего классицизма, главный храм Санкт-Петербурга до октябрьского переворота… Не простили бы себе! А на лицах уже приклеено утомление… Ангелы с бронзовыми крыльями, вся надежда на вас, спустите нам немножечко энергии горних сфер, не можно не зайти в под купол, где сияет крест православия над коктейлем европейского вдохновения и русской щедрости… Шаги наверх по ступенькам ко входу делаем уже в несколько замедленном темпе. К окошку кассы (Исаакиевский собор всё-таки не действующий постоянно храм, а музей, хотя службы там уже проводится) вьётся очередь из желающих приобщиться. Чуть правее и ближе ко входу, для владельцев нужного количества мелких купюр и торопыг — пара-тройка автоматов по выдаче билетов. «Триста рублей со взрослого? — замялась я, — но тебе-то как пенсионерке скидка положена». И встала в очередь. А мама, задумчиво на меня глянув, отошла куда-то в сторону. Буквально через пару минут она вернулась, хотя я ещё плелась в очереди за какой-то украинской семьёй. Молча, говорить у нас уже сил не было, дала мне билет за 250 рублей. «Триста всего? А-а… У тебя за полтинник». Касса, где не было ни одного человека, пряталась чуть правее за заборчиком. Уставшие туристы просто не сказу её видят, оказывается. И встают послушно, как тот пингвин, сбежавший из зоопарка, в очередь за пивом на Арбате… Я вам не рассказывала эту байку? Напомните в другой раз, расскажу обязательно. Пока же у нас — сокращённая программа посещения Исакия. Знающие иностранные слова могут прислушаться к разноязыкому говору экскурсоводов. Послушав немного про алтарь вместе с французской группой, сравнив две версии «Тайной вечери», делаю то, зачем пришла — прохожу в самый центр храма… Голову откидываю назад, даже что-то в шее заскрипело, подбородок — как можно выше…

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

Почти молитву, всяк сюда входящий. Над тобою — Дух Святой…

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

Страничка восьмая. «Конца света не будет… А тут кого только не встретишь!»

 

Наконец-то… Знаете, что такое маленькое счастье? Это когда вы доползли на усталых ногах до бистро на углу Малой Морской и Гороховой, а картофельное пюре там белое и нежное, а гуляш горячий и из вырезки. И чай не из соломы, и булочка мягкая. И всё это в двух порциях всего за 384 рубля!… И туалет, что поразительно, чистый. И отперт. Не знаю, что такое большое счастье. А маленькое — именно такое. Желудок перестал орать на все лады, что сейчас прилипнет к позвоночнику, а ноги позволили пошевелить пальцами. Эти глаза напротив… Мама? Она улыбается. Как хорошо, что Питер нас обеих вымотал не до крайней степени, поэтому можно решиться «добить» программу последним обязательным пунктом — поисками самого мистического места города, о котором рассказывают «загадочные и жутковатые вещи».

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

И чего только я не начиталась об этом месте!… Один цитатник индивидуума с чуточку взбудораженным воображением может довести до стенокардии. «Ходили слухи, что там располагался храм сатанистов… В доказательство приводят особенности узора решётки балюстрады, в котором чётко просматриваются пентаграммы… в оккультизме перевёрнутый пятиугольник — знак Бафомета — представляет из себя пятиконечную звезду с тремя направленными вниз вершинами, в которую вписана голова козла…»

Замечу, несколько забегая вперёд, что ни «самого дьявола» я на верхней смотровой площадки не встретила, хотя попали мы в период едва начавшей убывать луны и к закату, ни вообще никакого с рогами и копытами… Впрочем, простите! Один козёл во время посещения Питера нам всё же попался — на филологическом факультете, ничтоже сумняшеся...

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

Что там ещё надо было в теории делать, в Ротонде, одной из шести, разбросанных, как утверждают любители эзотерики, по всему городу на Неве? «Если подниматься по винтовой лестнице с закрытыми глазами, можно застрять где-то между реальностями. С определённой точки площадки можно увидеть тень седьмой колонны, а в подвал и вовсе лучше не соваться… Один смельчак как-то проник за неприметную, хотя и открытую дверцу, вернулся через четверть часа, а приятели не узнали его — постарел на 66 лет…»

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

Страшно, аж жуть, правда? Но, уважаемые мои читатели, больше всего далёким от истинного положения вещей (мистика недоказуема — как считать и чем смотреть) оказался следующий пассаж: «Сейчас в Ротонде располагаются элитные квартиры, подъезд отремонтировали, все надписи закрасили, исписанными остались лишь колонны и часть стены на окном. Дверь закрыта на кодовый замок…»

 

После нервотрёпки штурма филфака, откровенно говоря, настроения лезть на новые баррикады у нас с мамой не было. Тем более, что время начала встречи блогеров в кафе на Пушкинской оставляло возможность только неспешной прогулки за заказанными сувенирами по Гостиному двору. Но как-то ноги сами повели нас от бистро на углу вниз к Фонтанке… «Или к Мойке?» «Нет, к Фонтанке… Раскольников жил где-то там…« — переговаривались мы, поглядывая по сторонам. Вот уж, если проголодаешься в Питере, надо идти на Гороховую — блинные, пельменные, кафе и прочие заведения русской (не итальянской и китайской) кухни были буквально через пять метров.

 

… Бытует предание, что в доме, построенном в конце XVIII века по заказу зажиточного откупщика Саввы Яковлева, впоследствии специально был оборудован секретный подвал для собраний членов масонской ложи. Хотя всякую небывальщину в наши дни тут же на вольных каменщиков списывают, судьба у них такая. Кто сказал… это рогатое существо в качестве объекта «отпущения»? Возьмите свои слова обратно. Ещё раз повторю — козёл, он на филфаке прописался. На филфаке СпГУ. Точнее, в службе безопасности деканата.

Но не будем отвлекаться. После петербургского масона Андрея Зубова прямоугольное здание с внутренним двором многократно перестраивалось под различные нужды. Да так, что круглое помещение с колоннами по окружности с куполом и балюстрадой, по идее обязанное служить парадной лестницей, оказалось закамуфлировано стенами целого трёхэтажного здания. В разные годы сюда кого только не «селили» — и дом терпимости в 1861, и Григория Распутина, и Родиона Раскольникова, и Соньку Золотую Ручку, и чёрную вдову коммивояжера, и Германа… «Если туда так непросто попасть, надо его вычислить, — предложила я маме, — ты смотри на правую сторону. Я буду глядеть на левую сторону улицы. Если окошки во всём здании одинаковые, скажи мне. Если в верхних этажах крошечные и убогие, а в нижних — побогаче, это обычный доходный дом со старыми коммуналками, нам не годится. Ротонда в особняке!»

 

Однако воспользоваться формулой мы почти не успели. Таинственная Ротонда нашла нас сама. Увидев эту вывеску, междометие «О!» мы произнесли хором. О! Да тут и витрина вполне себе тематическая. Прозвенел какой-то унылый колокольчик, когда мы переступили порог или показалось?

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

«Можно посмотреть…». Симпатичные молодые люди, что отделились от стойки бара нам навстречу, охотно согласились провести короткую экскурсию, если мы у них что-то закажем. «Так… Мне чай с бергамотом, даме — обычный чёрный. Лимончик порежьте. И Ротонду. Нет, не режьте. Покажите. Пока чай заваривается».

 

Под настенной фреской раздался шорох. «А я думал, вы старше…« — несколько уставший голос нетипичного во всех отношениях завсегдатая прозвучал с особой, знакомой по фильмам ужасов хрипотцой и гулкостью. Надо как-то отвечать. Это же тест! Сюда случайные прохожие не суются. Ну да ничего, ко мне в студию прямого эфира такие типы являются при всех регалиях, что поневоле насобачишься сбивать с толку их депутатские и чиновные апломбы. «Мы с вами это уже обсуждали в 49 году до этой, как её… новой эры. Когда вас не пустили в термы у третьего столба Аппиевой дороги, помните?». Господин несколько ошарашено кивнул и провёл ладонью по сверкающей лысине. «Не помните? — в театральном вузе меня когда-то научили ораторскому бою, так что быстро почувствовала „волну“, — вы ещё утверждали, что только что вернулись с Везувия…». «Кого только тут не встретишь… — ответил, наконец, «вахтёр». «Пойдёмте, — юноша официант по имени Антон, получив его разрешение, приглашающее повёл рукой. Зачёт сдан. Нам - можно.

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

Здесь ещё в семидесятые годы собирались «неформалы» — хиппи и зачинатели русского рока, именно они окрестили подъезд с устойчивым запахом кошачьего присутствия "Центром мироздания". Об этом же свидетельствует «оформление» ресторанного зала — с шахматными фигурами, приклеенными к потолку и меню из наклеенных на старые виниловые пластинки бумажек с блюдами. Цены, кстати, не указаны. Но за чай с лимончиком мы отдали… 100 рублей. Основная «жизнь» тут начинается, как объяснил дежурный по шайке Антон, около десяти часов вечера и продолжается до последнего посетителя. А уж мистики, странных гостей и загадочных «происшествий» хоть отбавляй!

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

Было даже, что напротив «шкафа сумасшедшего» сами собой среди глубокой ночи что-то мечтательное заиграли две электрогитары.

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

Покосившись на «зомби» музыкальные инструменты, я почувствовала, как мороз пошёл у меня по коже. Честно!… Значит, в деках сидит чья-то сущность? И не уходит в потолок, нарисованный как небо двора-колодца.

Ротонда! Оказывается, попасть в неё можно (теоретически), свернув через подворотню во двор, а там надо идти в ближайший левый угол и искать железную дверь с синей надписью «жители». Пока Антон что-то объясняет моей не склонной к доверчивости маме, я с камерой в боевой готовности взлетаю по ступенькам наверх. Надписи, надписи! Тут, оказывается, можно «начертать» фломастером граффити своего тайного желания, заплатив за его исполнение собственной душой. Ну уж, дудки! Меня сюда привела не жгучая страсть, а нормальный репортёрский инстинкт. Лукавлю, конечно… Да, я тоже ведьма. Немного. Поэтому вижу и слышу больше, чем другие.

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

Около открытого окна, выходящего во внутренний двор (правда в какой, непонятно, в том, откуда мы только что пришли, не было ни души) стоит девушка. Худенькая, в обычной футболке и джинсах. Каштановые волосы спокойно спадают на плечи. Возле неё на подоконнике строго параллельно разложены мобильный телефон, пачка сигарет, одна сигарета и зажигалка, её собственная сумочка. Из двора доносятся на высоких нотах оглушительные вопли…. Ничто не препятствовало мне подойти к девушке. «Что там, кошки?» — весело спрашиваю я…

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

Страж медленно повернула ко мне лицо. Глаза цвета молочного шоколада без зрачков, едва заметные белки. Она слегка улыбнулась. Она не хотела нас пугать. Она знала, что я здесь не надолго, а моя мама и вовсе оказалась случайно. «Может быть, и кошки…« — её голос прошелестел так же странно, словно неживой. Глянув во двор, я не увидела ничего. Только кружевная листва пряталась за прозрачной, чуть искрящейся синей завесой, что закрыла левый нижний угол обзора. Страж кивнула мне головой. Точно, не прощаемся…

 

«Адепты секретных культов проводят здесь свои церемонии, только мы их не видим», — рассказывает Антон, показывая на чугунную лестницу, вьющуюся с внешней стороны основной массы каменной ротонды. Он уверяет, что без заклада вечной души добиться исполнения желания можно, если метко попасть монеткой на квадратное основание колонны, бросив её с верхней площадки Ротонды. «А есть ещё правило Александра Македонского!, — сообщаю я, — не знали?» И бросаю монету на свой манер. Наш чичероне № 2, похоже, удивлён. «Кого только тут не встретишь…». Однако ему не привыкать. Быстро справляется с эмоциями и показывает, как на верхней площадке меняется акустика. Иду «против часовой стрелки» по площадке под самым куполом странного сооружения. «Уйди оттуда немедленно!» — тревожный мамин окрик хлестнул, словно бич. Потом она рассказала, что от окна зрелище это было жутковатое: когда я поднялась на возвышение, ограждение оказалось мне едва ли не ниже колена. Один неосторожный шаг, закружившаяся голова… Ходили слухи, что это место стало чуть ли не «трамплином для самоубийц». Лестница в иное измерение?

 

Ладно, достаточно. Поблагодарив Антона, мы возвращаемся в кафе, где нас снова ждёт увлекательная беседа с человеком без волос, справляющим, как он сам рассказал, «свой день рождения» в гордом одиночестве, и отличный вкусный свежезаваренный чай.

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

«Можно я к вам подсяду?» — просительно осведомился наш новый знакомый, чьё имя мы так и не выяснили. Кажется, барменша Татьяна и наш гид Антон тоже этого не знали. «Нет, — отказывать с такой обезоруживающей светской улыбкой умеет только моя мама, — мы ангажированы на этот вечер, а ночным поездом уезжаем в Москву». Далее безумный диалог идёт уже на троих, хотя и на приличествующем законам вечности расстоянии. «Вы, матушка, великая спорщица…« — заявляет он. Наш собеседник заметно похорошел, выйдя из маскировочного образа хмыря обыкновенного, но наши планы это не меняет. «Конечно! — фыркнула я — было бы здесь побольше народа, показала бы шрам от осинового кола. Меня три раза анафеме предавали, и хоть бы хны!…». «А потом бросили это дело, — добавляет моя мама, — поняли, что бесполезно». На сём мы, московские гости заведения, его радушные хозяева и завсегдатай, расстаёмся, весьма довольные друг другом. Что ж, Юра уже звонил!… Пора нам двигаться в сторону Московского вокзала и «журфикса» с питерскими туристическими блогерами.

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

Страничка девятая. Бурбульванна и мечта о Тенерифе.

 

«Мама, мы же на Фонтанке!…« — настроение у нас явно стало лучше. «Тут где-то должен быть Чижик, если его снова не украли…». Свешиваюсь с перил моста, осматриваю гранитный берег. По пояс в воде стоит девушка…. Страж?… Страж снова поворачивается ко мне, согревая тёплым взглядом шоколадных глаз. Качает головой, улыбается, машет рукой куда-то в сторону Невского и уходит в гранит. «Приезжай… в гости…». Это был плеск крыльев опустившейся на воду чайки или шепот её голоса?… «Чижик? — пристав на ближайшем светофоре к велосипедисту, мы спросили его, далеко ли бронзовая птица — это вам ног не сберечь. До Невского с четверть часа пешком, а от него по ту сторону Фонтанки ещё столько же». Оказывается, питерская мистика не лжёт.

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

Последние несколько метров до «большого дубового стола» в кафе «Буфет» не были подвигом, но «что-то героическое в этом, безусловно, было». Можно было не называть пароль, не справляться у официантов. Лица! Лица… Они светятся. А сколько искромётного юмора и потрясающей наблюдательности из уст Наташи и Аллы! Услышав про «бурбульванну» (джакузи), латвийском филологическом изобретении в рамках общей линии нигилизма русского языка, мы смеялись до слёз.

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

«Тогда выходит, — продолжает Наташа, — что дятел это «тук-тук птица»?… Сочная зелень и крутые подъёмы Тенерифе уже плыли перед мысленным взором, яркие и эмоциональные рассказы завершили этот во всех отношениях удачный день изрядной порцией хорошего настроения. Роскошь человеческого общения. Вот она где!… «А вот и знаменитый Тяпа!…« — когда мы уже вышли из кафе, Алла замечает моего верного плюшевого спутника на рюкзаке.

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

Очень приятно и мне, и моему маленькому другу, от имени которого был написан рассказ о Рождестве в Афинах, который фотографируется на фоне самых известных мировых туристических видов...

 

Сейчас, когда эмоции уже, разумеется, улеглись, я всё равно отчётливо осознаю, что с этими людьми я готова встречаться за бокалом в хорошем кафе не раз в год, а как можно чаще. И не только в Питере. В любом отпуске. Спасибо вам, ребята. Штирлиц утверждал, что «запоминается последнее». Поэтому, уже засыпая под перестук колёс, мы с мамой ещё раз вспомнили несколько самых смешных и поучительных фрагментов первого (в Санкт-Петербурге) симпозиума туристических блогеров. До новых встреч!... 

 

В Санкт-Петербург на одни сутки. Окончание

 

 

 

 


Тэги: Россия ,
2 голоса | Комментарии Оставить комментарий
Mikha аватар
Mikha (Ср, 18.07.2012 - 12:14)

Целая сага с мистикой и коллекцией скульптур и Ротондой получилась из суточного питерского приключения, эмоциональная и подробная. Правда, питерцы такие несколько отстраненные: Питер есть Питер, Москва есть Москва, и с мест они не сойдут... Спасибо.

Регина Лукашина аватар
Регина Лукашина (Втр, 24.07.2012 - 19:00)

Всё в этом мире взаимосвязано... Наверное, и для меня с моей фамилией Питер больше чем просто город!... В том смысле фамилией, что именно здесь родилась моя бабушка. И в другом смысле - фамилией Лукашина запрограммировано моё стремление именно здесь находить необыкновенные приключения, совпадения и эмоции. Спасибо за похвалу, мой мудрый друг!... )))

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...