Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

Москва, апрель 2012

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Прорисуем для себя занимательные маршруты по Москве, где можно помечтать и загадать желание возле скульптур, которым городское предание приписывает романтическое свойство их исполнения. Конечно, любители прекрасного отправятся в ГМИИ имени Пушкина посмотреть на «копьеносца» Поликлета, образец мужской красоты… А если не заходить в музеи?

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Знаете ли вы, что такое городская скульптура? Интернет-энциклопедия поясняет, что это «вид уличной скульптуры, характерной особенностью которой является демонстративно подчёркнутые демократизм и отсутствие монументальности». Как бы это попроще… Вот именно. Вот ключевое слово. Простота, доступность. Городская скульптура может быть художественно эпатирующей или исполненной в манере реализма, но она всегда органично вписана в живую среду города. В Киеве на улице Городецкого возле кафе за столиком, выставленном прямо на тротуар, сидит архитектор Городецкий и за чашечкой ароматного напитка, с лёгкой ироничной улыбкой следит за прохожими. На него падают, вальсируя, снежинки. Июльский зной гоняет солнечных зайчиков от его щегольской шляпы. Хотите присесть рядом, что-то спросить у архитектора, позируя перед фотокамерой? Это классический пример городской скульптуры. Ведь каноническая жанровая городская скульптура — это застывшая, характерная для данной местности, ЖИЗНЬ.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

В Будапеште на набережной сидит мальчик лет девяти в колпаке арлекина, прямо на ограждении, уперев ноги в одну из балок. У него хорошее настроение, он веселился с нами, с туристами, во время карнавала, целый день. А сейчас просто решил передохнуть.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Вечный Рим, как это ни парадоксально прозвучит, научил нас этому жанру бытовой жанровой городской скульптуры. В средние века к античному торсу один очень критично настроенный к властям ремесленник крепил свои ядовитые реплики, написанные на пергаменте. Тот античный торс на площади имени того самого автора пасквилей до сих пор цел, и вдали от стандартных троп со скороговоркой гидов, самостоятельные и любопытные путешественники его находят на площади Пасквино.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

А что же у нас, в Москве? Тяжеловесные кони резца Церетели в Александровском саду вряд ли, по определению жанра городской скульптуры, апеллируют к чувству юмора и вызывают желание их погладить.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Так что же, нет? Есть, мои соседи, есть. На Цветном бульваре «могучая кучка» (не композиторов) клоунская группа служит скорее декорацией к контрастам иного толка — на ближайших скамейках обычное место досуга бродяг.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Зато у цирка из старого автомобиля выходит сам великий комик Юрий Никулин. То ли кино, то ли он и на самом деле вернулся.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Один из моих коллег "навёл" меня ещё на одну диковину. Рассказал, что недалеко от метро «Семёновская» видел во дворе памятник мужику с козлом на поводке, оба бородатые, камуфляжная форма грибника, рюкзак, шляпа. Надо думать, это иллюстрация к бородатому анекдоту. Анекдот такой. Идёт мужик, тащит козла на поводке. К нему подходит милиционер и говорит — ты чё, мол? Он же может нагадить. Мужик в ответ — а почему голубей не гоняете, они гадят, где хотят! Милиционер смущается: так-то голуби, они — птицы мира. Мужик обиделся: а мой козёл, он тоже — войны не хочет… Но это версия. И не все прохожие догадываются сразу о смысле творческой задумки автора. Мысли тут же роятся, материализуясь в слова, слова отсканированные из вопросов тут же проходящих от «кто разрешил до вот это да». Съездила я туда, уже когда этот рассказ был опубликован. И увидела мужика с козлом.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Но есть ли в нашем городе что-то более подходящее для воспитания добрых чувств? Разумеется. Сочувствие на станции метро «Менделеевская», памятник бездомной собаке Мальчику, убитому фотомоделью в порыве её невменяемой злости. Эту историю я уже рассказала в статье про московское метро.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Ещё один пример типичной городской скульптуры, на аллее звёзд на Мосфильмовской улице. Конечно, первая камера братьев Люмьер не вызывает столько эмоций, сколько другое украшение того же сквера.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

У Доцента из «Джентльменов удачи», памятника народному артисту Евгению Леонову, до зеркального блеска натёрты и пальцы, и наколки. Примета, что ли, у настоящих джентльменов удачи, «на фарт» имеется соответствующая?

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Из той же серии — «золотая рыбка» возле скамейки на одной из галерей торгового комплекса «Охотный ряд».

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

На площади Борьбы — повис на фонарном столбе Венечка Ерофеев, в ожидании электрички «Москва-Петушки». Саму площадь не даром молва окрестила «площадью безуспешной борьбы с пьянством» — единомышленники Венечки густо засеяли её опустевшей стеклотарой и пивными жестянками.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

В любое время суток тут — клуб по тем самым алкогольным интересам. Металлический Венечка взирает на всё это металлическим взором, а неподалёку, под вывеской «Петушки», по колено в сугробе, его ждёт не дождётся такая же металлическая девушка «с косой до попы».

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Ему не до девушек. И даже не до самолётов. Всё потом, когда речь идёт о коктейле «слеза комсомолки».

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Так почему этого забавного и поучительного «бронзового житейского отражения реальной действительности» так мало в нашей столице, в отличие от даже совсем ближней соседней постсоветской Европы? Как рассказывал мне в эфире член экспертно-консультативного совета при главном архитекторе города Москвы Алексей Алексеевич Клименко, отставание нашего города в развитии данного направления изобразительного искусства «для масс» обусловлено вкусами бывшего градоначальника Юрия Лужкова, отдавшего целый мегаполис своему другу Церетели в качестве «выставочной площадки».

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

«Сам же Лужков с точки зрения культуры — абсолютный девственник, — грустно констатировал академик Клименко, — его художественный вкус воспитывался на грузинских чеканках и коробках шоколадных конфет с куполами». Поэтому, надо думать, во многих «разрешительных» комиссиях, и до сих пор заседающих в столице, ротация кадров происходит недостаточно оперативно для того, чтобы милая очаровательная добрая городская скульптура появлялась у нас так же часто, как, скажем, в Киеве или в польском Вроцлаве, где даже есть «особый туристический спорт» — отыскать спрятавшихся в городе всех бронзовых гномиков.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Впрочем, к делу. Достоевский у Библиотеки имени Ленина сидит в такой позе, что поневоле подумаешь — а были ли в его время врачи-проктологи? Некоторые блогеры уже обращались к теме необычных памятников и «арт-чудачеств» собрали занятные симпатичные коллекции. Только мы с вами, прежде чем отправиться в путь с фотокамерой, вооружимся теорией — знанием тех характерных признаков, по каким жанровая городская скульптура отличается от парковой или любой другой, попавшейся на наши глаза.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Итак, главная из её характерных необходимых черт — приземлённость. Отсутствие цоколей, постаментов, венков к празднику от официальных лиц.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Наткнувшись в подворотне на улице Чаплыгина на троицу беседующих драматургов, вы испытаете на себе эффект неожиданности. Они — бронзовые? А как живые. И стоят прямо на асфальте. Беседуют. И давно. Безусловно, им есть о чём обменяться взвешенными мнениями.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Зато памятник «дворянину арбатского двора» Булату Окуджаве на городскую скульптуру тянет уже с натяжкой. Слишком широка отведённая ему лично мостовая. Как поэт и гражданин он заслуживает и большего, но как памятник, увы, заданному «поиском» параметру не соответствует.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

А »Александр и Натали» на том же Арбате? Есть ли в этой паре та естественность, которое позволит сфотографироваться рядом не с протокольными улыбками, а свободно, с чувством долгожданной встречи с хорошими друзьями? Ни постаментов, ни подиумов. Требуется в наибольшей степени приближённость к зрителям, без претензий на увековечение событий истории или личностей, с иронией и сарказмом в отношении быта. Три кита, три источника и три составных части классической городской жанровой скульптуры это… Первое — рядом асфальт и прохожие. Второе — реализм и человечность в… Третьем — изображении людей и животных, характерных для этой местности, этого города или населённого пункта. Их жизнь и быт.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Вторая черта — реализм. Абстрактные инсталляции или «плоские профили» (как памятник Иосифу Бродскому на Новинском бульваре), гротеск мультяшных вороны и лисицы «Памятника плавленому сырку „Дружба“, строго говоря, это не совсем то. Спросите, а „годятся“ ли вообще предметы? Доцент кафедры современного искусства МАРХИ объяснила мне, что и „неодушевлённость“ к жанру городской скульптуры притягивается за уши, хотя в классическом понимании этого быть не должно. Люди, животные. Похожие на настоящих. Только застывшие. Они должны быть „как живые“, они должны жить рядом с горожанами, будучи естественно вписаны в городскую среду. Так, „естественный отбор“ не пройдёт циклопическая Табуретка, памятник первому изготовленному в России подобному предмету мебели. И „памятник студенческой зачётке“ в Марьине.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

И »скамья примирения» около Лужсковского моста. Ну, скатишься ты на попе ближе к собеседнику… Иначе ведь на этой кривой поверхности не усидеть. Остроумно? Забава для подвыпивших «гостей свадеб», но не более того.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Городская скульптура — это могут быть живые и милые картины жизни. Чаще всего — в бронзе. Реже — в дереве (как «Ёжик в тумане» в Киеве) или в камне. Вызывающие смех, иронию, добрые чувства, надежды и хорошее настроение.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

По этой причине можно сразу исключить из списков тематических находок композицию Михаила Шемякина на Болотной площади «Дети — жертвы пороков взрослых». Поучительно, предостерегающе, тревожно. Но это — сюрреализм. И какое уж тут хорошее настроение, после созерцания данного произведения искусства. Даже в глазах маленьких посетителей этого места, кому высота полёта гуманистической идеи автора невдомёк, я заметила простую растерянность. Взрослые, правда, старались казаться задумчивыми.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Но есть и обратные примеры! В городскую скульптуру превратили суеверные студенты пограничного пса на станции метро «Площадь революции», до зеркального блеска натерев ему нос. Хотя, строго говоря, этот элемент архитектурного декора станции.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Краснопресненский парк полон всевозможными «занятными фигурками». Это ближе к парковой скульптуре, к фрагментам луна-парка. К декоративно-прикладному, оформительскому жанру. Сделано всё, безусловно, со вкусом, симпатично и с большой любовью. Но годится ли под наши параметры, или это просто аттракционы? Судите сами.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Ну и, наконец, вопрос, на который даже я для себя не могу ответить однозначно. Соответствуют ли жанру, о котором идёт речь, памятники у павильона станции метро «Молодёжная» на Ярцевской улице? С одной стороны, условия юмора, похожести на живые и «приземлённости» соблюдены. Но, если задуматься, какое отношение к нашей самобытности имеет персонаж Владимира Соловьёва, ловкач из Бухары? Разве что, учесть, что все мы в какой-то степени и до сих пор made in USSR, ещё недавно были единым народом, а сейчас уже привыкли к дворницкому труду, гортанной речи на улицах и запаху шаурмы таких вот «насреддинов».

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

И уже тем более далёк от нас, несмотря на выставленный тут же, как афишная тумба, цитатник его крылатых фраз, литературный герой изданного в 1785 году в Лондоне на английском языке сборника Рудольфа Эриха Распе «Рассказы барона Мюнхгаузена о его изумительных путешествиях и кампаниях в России» (The Adventures Of Baron Munchausen).

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Рассказы были составлены на основе историй «Путеводителя для весёлых людей», в свою очередь изданного в 1781 году в Берлине. Да, конечно, потомок древнего нижнесаксонского рода Мюнхгаузенов — историческое лицо…

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Фигурант анекдотов, отечественных комедий и мультфильмов. Но почему бы тогда не «притянуть к нам за уши», скажем, шведа Карлсона или гасконца д’Артаньяна? Они любимы не меньше. Но, аналогично, Ходжа Насреддин с перепуганным близостью киоска шаурмы осликом и Карл Иероним фон Мюнхгаузен, совершивший большую часть из своих славных деяний на территории современной Латвии, не являются… местными жителями. Так что в нашей московской жанровой скульптуре, наверное, случайные гости. Зато возле дома-музея Тургенева на Остоженке отчаянно не хватает памятника Герасиму и Му-му, ведь события «самой печальной московской повести» были «прописаны» в доме его матушки, взбалмошной дворянки, с коей и была списана та барыня.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Ну и в заключение отправимся ещё в один заповедный уголок Москвы. В Сокольники. Когда наша столица стала побратимом белорусского города Бобруйска, тамошние художники подарили нам… дворик. С настоящим качественным (в отличие от каракуль подростков) граффити во дворе дома 6 по улице Гастелло и скульптуру Бобра на скамеечке. Как только там закончится реконструкция, а Бобру реставрируют отглоданную вандалами руку, там, наверняка, окрестные жители будут назначать свидания. Дарёным бобрам, разумеется, в зубы не смотрят. Эта городская скульптура — хотя и не местного происхождения и тематики, но всё же очень милый подарок. И свидетельство того, что наша Москва в смысле насыщенности жанровыми скульптурами отстала от Белоруссии. Самой близкой и братской страны, где, несмотря на политическую дремучесть, культура давно уже вышла «из партизан» Беловежской пущи в сторону европейских традиций.

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

 

Приятных вам прогулок по Москве!

 

 

 

 


Тэги: Россия ,
3 голоса | Комментарии Оставить комментарий
Кристи аватар
Кристи (Ср, 18.04.2012 - 22:53)

Чувствую, что давно не гуляла по Москве - сколько нового появилось!

Спасибо за городскую скульптуру!

WiseSpaniel аватар
WiseSpaniel (Чт, 19.04.2012 - 19:12)

А мне Мюнхгаузен понравился. Может, и не совсем наш персонаж, но вполне себе привычный и узнаваемый. И хитрец Насреддин тоже. Я тут даже загадку с ним вешала, но ее быстро отгадали. ))

Регина Лукашина аватар
Регина Лукашина (Пт, 20.04.2012 - 08:52)

WiseSpaniel написал(а):

Может, и не совсем наш персонаж, но вполне себе привычный и узнаваемый.

 

А как вам вот этот? Однозначно, на 200% - наш! И тоже, как ни удивительно, городская скульптура, хотя и коммерческого назначения!

 

Заповедная Москва. Бронзовая жизнь.

Шabur аватар

Регина, знатно Вы прошлись по памятникам. По мне бобёр очень хорош! Они такие разные: удачные и не очень, пафосные или обыденные. У многих, наверное, никто не перерезал ленточку при открытии. Может потому и живут, не давая мегаполису безвозвратно превратиться в неуютные бетонные джунгли?

Регина Лукашина аватар
Регина Лукашина (Пт, 20.04.2012 - 10:49)

Шabur написал(а):

По мне бобёр очень хорош!

 

Согласна совершенно!... Поэтому и присела рядом с бобром. Жалко его отчаянно. И какая сволочь руку ему на память себе отсобачила? Постаралась "своим телом" закрыть культю... Очень хочется надеяться, что бобра отмоют во время реконструкции от зелёной краски и сделают ему достойный протез.

Шabur аватар

Да, и памятники в этом смысле - в группе риска. Особых талантов не потребовалось, чтобы измазать бобра зеленым. И руку подломить. Отмытый и протезированный бобер (если случиться такое) звучит уже жалко.

Регина Лукашина аватар
Регина Лукашина (Пт, 20.04.2012 - 12:21)

Кристи написал(а):

Чувствую, что давно не гуляла по Москве - сколько нового появилось!

 

А знаете, сейчас самое время "освежить" знания о знакомой Москве! Дачный сезон ещё не начался - у нас на северо-западе в Деньково соседи не смогли "прорыть" в снегу ход до бани, а на московских улицах уже почти лето! Так что - удачных прогулок в предстоящие "длинные выходные". Всё-таки, пробудилось здравомыслие у наших властителей отщипнуть немного от чрезмерно затянутых новогодних каникул. Хотя... Какой идиот зафиксировал выходным 8-е января, а 31 декабря оставил рабочим? Это чтобы мужики приползали домой на корточках и ложилось спать, дабы к новому году восстановить форму? А нам когда салаты резать?

Ирина аватар
Ирина (Пт, 20.04.2012 - 12:48)

Постановлением Правительства РФ от 20.07.2011 № 581 в 2012г выходной день переносится с субботы 29.12.2012 на понедельник 31.12.2012

Регина Лукашина аватар
Регина Лукашина (Пт, 20.04.2012 - 12:50)

Ирина написал(а):

Постановлением Правительства РФ от 20.07.2011 № 581 в 2012г выходной день переносится с субботы 29.12.2012 на понедельник 31.12.2012

 

СПА-СИ-БО!!! ОГРОМНОЕ!!! Ира!!! Как же обрадовали... Честно, не знала... Как я это упустила? Но в целом темы не отменяет. 31 декабря надо бы сделать не "перенесённым", а постоянно зафиксированным выходным днёмЗаповедная Москва. Бронзовая жизнь.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...