Как перезимовать лето

о-ва Шпицберген, лето 2006
Мое знакомство с островами Шпицберген началось случайно. Однажды показывая фотографии, сделанные во время «Краевой Вахты Памяти 2004» на Западном Кавказе, Серена и Пауль, переглянувшись воскликнули: «Это выглядит как Шпицберген». Шпицберген – а где это? Это на севере. Оказалось, сто мои немецкие друзья работали там гидами каждое лето уже на протяжении 5 лет. Придя домой, я первым делом помчалась к карте мира, висевшей у изголовья кровати. Север, север, север… ага, вот он! Крошечная кучка островков, примерно на 80 градусе Северной широты. Следующие дни слово «Шпицберген» не выходило у меня из головы и расспросы о нём не прекращались. Так я выяснила, что мои друзья во время организации очередной экологической акции, познакомились с Андреасом, возглавляющим тур-фирму «Terra Polaris», который предложил желающим работу гидов. Шутка ли, ребята собрали за неделю 4.5 тонны разнообразного мусора, который прибивает к северным пляжам Шпицбергена из Европы и России, неся смерть немногочисленным обитателям архипелага. Зюсельману – губернатору Шпицбергена, выполняющему здесь роль всех трех ветвей власти, пришлось даже вертолет три раза гонять туда-сюда. Так мои друзья стали гидами. Я тоже хочу! Чем же так манит этот суровый заполярный край, где с одной стороны сухой степной климат, и в то же время почти 360 дней в году туман и осадки. Здесь земля оттаивает только на короткий летний период, даёт жизнь скудному растительному и животному миру, чтобы затем на долгое время укутаться во льды и снега. Комфортно тут, кажется, только белому медведю, который, как истинный хозяин, никого и ничего не боится. Поскольку медведи находятся под охраной, стрелять в них нельзя, однако любой местный житель здесь имеет ружье для самообороны, и турист, желающий прогуляться за пределами городка, должен взять в аренду винтовку. Только здесь можно встретить дорожный знак «Осторожно белый медведь» выполненный на черном, а не на белом фоне. Свидетельством тому, что это не пустные меры предосторожности, а необходимость, свидетельствует памятник погибшей от лап медведя девочке примерно в 300 метрах от города. Скупая растительность и в то же время роскошь льда и океана, птичьи базары и обрывистые берега фьордов. Вот за бортом самолета уже можно различить ледники и хребты, а в следующие несколько секунд опять все затягивает пелена облаков. На иллюминаторе появилась изморозь. По береговой линии уже можно рассмотреть крошки белого льда – такие маленькие с самолета, они наверняка могут причинить серьезные неприятности небольшим кораблям. Между острых гор появилась взлетная полоса. Теперь из маленького самолётика выгружали продукты для единственного супермаркета и почту, мы оказались под облаками. Туман и мокрая серость - даже уже и не верится, что два часа назад над Тромзе светило солнце и уж тем более трудно поверить в то, что сейчас середина июля. Солнце здесь никогда не поднимается высоко над горизонтом, короткое чудо полуночного солнца летом сменяется долгой полярной ночью, пустоту которой может нарушить только редкое северное сияние. Шпицберген – архипелаг островов, находящийся за полярным кругом. Именно здесь находится самая северная точка Европы и самый северный европейский город Лонгобюн, куда мы и направляемся. Все туристы, прибывшие сюда на самолете или корабле, обязательно пройдут по центральной улице, где сосредоточены кафе и бутики, ведь только здесь можно купить сувениры: белых медведей, значки, футболки, изделия из шкур оленей, нерп, морских котиков, и даже шкуру белого медведя или его чучело. Архипелаг объявлен свободной немиллитаризированной зоной, что предполагает безвизовый режим въезда. Желающим добраться сюда, самолетом, либо экскурсионным лайнером, необходима лишь транзитная норвежская виза, поскольку здесь действуют специфические, близкие к норвежским порядки. Зюсельман, выбранный на 2 года, разрешает административные нарушения в городе с численностью населения в 2-4 тысячи человек (в зависимости от времени года), выдает разрешения на охоту и рыбалку, ведает строительными и природоохранными мероприятиями, городскими коммуникациями и утилизацией. В Лонгиербюене есть один университет с замечательным музеем, церковь, бассейн с сауной, дискотека, детский садик и школа. Большую часть населения составляют норвежцы, также много здесь немцев, и как ни странно, выходцев из Тайланда. Споры вокруг того, кто был на Шпицбергене первым, кому принадлежит право географического открытия, продолжаются, хотя последние археологические находки и свидетельствуют в пользу русских поморов, норвежцы, галандцы и даже американцы также имеют доказательства в свою пользу. В то время, когда Шпицберген стал центром добычи каменного угля, здесь, наряду с норвежскими, функционировали и русские шахты: Груманд, Пирамида, Баренцбург. Сегодня русские и украинские шахтеры по-прежнему работают в «Арктикугле», в Баренцбурге, также часть русскоязычного населения работает на собачьих фермах и в стенах университета в Лонгире (норв.). Норвежский город живет за счет туристов: зимой – это в основном норвежцы, выезжающие на выходные покататься на скутерах или на собачих упряжках, а так же желающие полюбоваться северным сиянием. Во время полярного дня можно встретить здесь американцев, англичан, французов, греков, болгар, поляков, голанцев, датчан и других искателей приключений со всего мира. Нам предстояло пройти четырнадцать дней по земле Диксона, за это время мы с немецко-австрийской группой представителей «Немецкого альпинистского общества» сделали круг и вернулись к Айсфиорду. Это неповторимое спокойствие и тишина, ледяная история застывшей глазури, ледяные реки и маренные болота. Здесь, как нигде в другом месте нашей планеты, ощущаешь себя крохотным и испытываешь восхищение этими природными крайностями. Полярный день – полная потеря ощущения времени. Соленый, почти безжизненный океан, густо населен в месте оползания туда ледника. Скупая растительность, и грибы, возвышающиеся над полярными ивами и березами (не превышающими 2 см). Край, где растут желтые маки, использующие принцип зеркала, чтобы успеть напитаться солнечным светом, необходимым для созревания семян. Причудливые скульптуры камней: как правило, обрывистые склоны гор, переходящие в ровное, вспученное вечной мерзлотой плато. И парк юрского периода – окаменевшая под ногами история динозавров, папоротников, аммонитов. В памяти остаются неизгладимые впечатления. А за 14 дней похода образуется узкий круг «своих» людей, которые увидели и почувствовали то же, что и ты, с которыми можно обсудить спины проходивших мимо белуг, розовеющих на закате полночного солнца, полярного стрижа, норовившего спикировать тебе на темечко, северных оленей, бродивших по асфальту города, любопытных песцов, норовивших составить конкуренцию чайкам, и подбирающихся к готовящейся пище на опасное расстояние, милые морды морских котиков и грохот рушащихся льдов.
Тэги: Норвегия ,
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...