Аль-Джумхурия-ат-ТУНИСИЯ

Сусс, Сентябрь 2006 г.
[color=darkred][/color] За две недели до отпуска я начала робко спрашивать разрешения: «А можно я уже начну собирать чемоданы?». Вторая половина сердито шипела: «Кончай ныть! Еще не скоро!». Пробовала штурмовать неприступность с другого бока: «А хочешь я тебе сбегаю за пивом и бутербродиков наделаю… тогда можно будет начать собираться?». Д. милостиво принимал пиво и снисходительно наблюдал за тем, как я сочиняю списки маечек, таблеток, босоножек и браслетов, рисую схему их комплектации и порядок надевания по дням недели. Спустя дней двадцать, пересекая на верблюде пустыню Сахара, бокал с ледяным пивом и родная кухня казались галлюцинацией, миражом. Поисковым системам в интернете повезло меньше. «Яндекс» я начала терроризировать запросами «тунис», «сусс», «лучший отель в тунисе», «хачувотпуск» и «планета татуин» задолго до попыток запихнуть полквартиры в дорожную сумку. Благодаря энному количеству поглощенных терабайт трафика, в самолет авиакомпании «Сибирь» мы сели с распечатками карт города Сусс, историческими опусами о жизни тунисцев и четким пониманием того, что отель Марабу – это то, что надо. В ночь заселения, когда сквозь хлипкое окно в комнату без балкона на первом этаже отеля ворвался зубодробительный треск трансформаторной будки, мне (censored) доходчиво объяснили (censored), насколько (censored) хорош отель (censored), как мы (censored) рады здесь (censored) провести ближайшие две недели, и как (censored) здорово, что выбор наш (censored) пал именно на Тунис (censored) (censored) (censored). Спустя час дипломатических (censored) переговоров и лишившись 20 местных динаров, мы сидели с ключами от нового номера в пиццерии напротив отеля, тырили соль для дьюти-фришной текилы, и мысли наши возвращались в привычное благостное русло. Марабу – трехзвездочный отель, по-домашнему уютный, потрескавшийся и теплый, как бабушкина дача. Даже паутинки, опутывавшие перекрытия на балконе, не портили общего уюта и казались трогательно-обжитыми. В отеле четыре этажа с запутанной системой коридоров, зато есть лифт. Деревянный ресепшн, зато с электронным табло котировок валют и комнаткой со стенкой из сейфов за 40 динаров в залог. Стены комнаты фигурно выложены неуютным кафелем, зато номер большой, с балконом и навесным телевизором, настроенным на РТР-Планета. Столовка на минус первом, зато следующей дверью – тренажерный зал, за ненадобностью закрытый навесным замком… то ли потому что платный, то ли потому что двухразовое питание не пугало сверхкалорийностью. Потчевали нас единообразно, невыразительно, и лишь по вечерам, словно по мановению волшебной палочки в зале витал тонкий аромат десертных сладостей, каждый ужин ваяемых по-новому. Ах, боже мой, какие были однажды воздушные пончики, макаемые в нежнейший крем… Поэзия! Тончайшая гармония пищеварительного восторга и духовного экстаза!.. Первую половину дня проводили на пляже. Иностранцам великодушно оставляли платные лежаки и матрасы (полтора динара в день = 30 рублей), расстилали широкое полотенце у кромки воды и блаженно вытягивались на песке. При строительстве фортов, обведенных рвом с водой, и прочих куличиков конечно отыскивались в песке и окурки, и жженые спички – чего греха таить… но в целом, весьма достойное мягкое ложе для загара. Намазанная кремом, по всеобщей пляжной моде лежишь на спине без верхней части купальника и чувствуешь, как полуденное солнце пробивается сквозь веки, заставляя каким-то оранжевым пятнам кружиться перед зажмуренными глазами… Легкий ветерок обдувает нагревающуюся кожу… кажется, что тепло доходит до всех косточек, равномерно обжаривая тело. Шумит море, где-то вдалеке визжат от восторга дети, тарахтит катер, катающий парашютистов, разлетаются обрывки слов на немецком, итальянском, украинском и ломаном английском, время от времени это разноголосое перебивает громкий клич торговцев фруктами, коврами, бусиками, саженцами пальм и плюшевыми верблюжонками. Оттесняющий меня на голый песок молодой человек периодически отвлекается от «Заговора францисканцев» и отсчитывает медяки: «Гулькин, сгоняешь за пивом?». Гулькин для приличия ворчит, неохотно прикрывает телеса и топает на цыпочках по обжигающему песку до бара с пивом. Запотевшие бутылочки холодного местного пива «Селтия» - в такую жару просто нектар тунисских богов, легкое, слабоалкогольное. Остудив внутренности, мы с разбегу вбегали в море. Средиземное море – все же лучшее из морей: ни тебе медуз, ни скользких рыб, ни водорослей, ни кораллов… море теплое, чистое, прозрачное, песчаное. Насытившись ультрафиолетом, мы каждый день ходили гулять по Суссу. Тридцать минут неспешной ходьбы от Марабу, мимо офисных центров, магазинов, уличных кафе, отелей и жилых домов – и мы возле старого города и грузового порта. Старый город во многих странах – это огромная крепость, обнесенная каменной стеной. Внешне медины тунисских, да и всех арабских городов неотличимо похожи друг на друга. Извилистые улочки, проулки и переулки, снуют чумазые оборванные арабчата, толпятся и фотографируются возле каждого пяточка туристы со всего света, бойко распродаются сувениры, посуда, фрукты-пряности, ковры и сумки, черепашки и футболки. Стоит сделать шаг и тебя в один миг зазовут в «музэй-музэй-гуд-прайс-заходы!», попробуешь отказаться – пошлют куда подальше на неплохом русском-матершинном, назовут то «Наташей», то «Шакирой», спросят «силикон?» или «откуда ти, друг, Раша?». Тут же торгуют, тут же живут, рядом стригутся, в доме напротив курят кальян, пососедству шьют арафатки и складируют «риал американ» джинсы. И все это громко, быстро, тесно, настойчиво, липко… Время здесь замерло еще в те, торгово-караванные времена. Торговались мы в медине с удовольствием лишь дважды: сбив «гуд прайс» на «настоящие» левайс со 130 до 50 динаров, и заполучив наручные «Вашерон Константин» за 40, сэкономив кучу местных рублей. Бонусом мне довесили комплименты «министер-финанс», «мафия» и подарили браслетик за «вери-гуд-бизнес». На второй неделе нашего пребывания в Тунис стартовал рамадан и на любое «ноу» местные торговцы реагировали остекленением глаз и неадекватной попыткой задушить клиента на месте. Делать покупки стало невозможно. Денис начинал подумывать о поисках винтовки для отстрела аборигенов. Ограничились питьевой водой и фруктами, которые брали в маленьких магазинчиках. Особо полюбились нам плоды кактуса-опунции. Вкусно, железисто, витаминно, сладко. Вот только упоительные часы, полные безжалостного русского мата, мы потом проводили, выковыривая из ладоней мельчайшие бесцветные колючки. И пемзой для ног скребли, и песком оттирали, и пинцетом выковыривали. Перед отъездом на родину купили с полкило кактусиных отродий – гостинцы любимым теще и свекрови. Еще, как истинные потомки Индианы Джонса, шатались по местам съемочной славы в медине и исследовали каждый камешек Рибата – укрепленной крепости, в которой жили марабу-отшельники, готовившие себя для газавата, священной войны с неверными. Лесенки, комнаты, переходы, бойницы, сторожевые башеньки, два яруса келий, внутренний двор, высокий минарет – пройти такой уровень обороны было бы сложновато даже для Принца Персии. Минуя удивительный трафик туристов, мы взбирались по винтовой лестнице внутри узенькой башни на самый-самый большой минарет Рибата – с площадки наверху, исписанной иностранными аналогами «Вася был здесь», открывается вид на старый город, порт, мечеть, рынки, а также новый город с магазинами, отелями и ресторанами, опоясывающий медину Сусcа. Если бы не спутниковые тарелки, нелепо торчащие с плоских крыш домов, да сотовые телефоны, с которыми играется местная ребятня – лучшей декорации для съемок приключений Алладина не найти. Наискосок от рибата, на противоположной стороне старой части Сусса – Касба, старинная цитадель. В первый раз мы пытались найти ее на глаз, ориентируясь по увиденному сверху. Но как ни старались отыскать вход в Касбу через хитросплетение улочек, ничего не получилось, измучились только приставучими торгашами да жарой. Наконец до нас дошло – мы обошли медину по внешней стороне древней стены и купили три входных билета в расположенный в Касбе археологический музей – два нам, а третий фотоаппарату. Войдя в музей, попадаешь во внутренний дворик, по периметру которого расположены комнаты с коллекцией артефактов. Честно говоря, только из-за сладости этого индиана-джонсовского слова «артефакт» мы пересекали пол-сусса. Артефакты – это римские мозаики, надгробные плиты, осколки ваз и безносые головы статуй. Как все маньяки, посещающие места своих преступлений, вернувшись домой, я еще долго как одержимая обкликивала Интернет ссылками про Тунис. И бабац! читаю в чьем-то отзыве... мол… шикарнейший публичный дом был расположен возле Медины… До слез стало обидно! Блин… мотались туда каждый день, а про сие заведение и не знали… Пишут, что проститутки тамошние диковинные - толстые и страшные… А мы их не видели. Дико обидно. Вечерами совершали вылазки в местный «центр клубный жизни» - туристический «Порт Эль Кантауи». Однажды, по несчастью в мой день рождения, совершили невозможное, но таки дошли до порта пешком. Шли полтора часа. По жаре. Я на каблуках. Ругались. Мирились. Ухитрились заблудиться. В мой день рождения! Дошли. Больше ни за что и никогда. Только на такси. Этакое, знаете ли, Монако – рестораны, зоопарк, невнятный поющий-танцующий-подсвеченный фонтан (ни черта не поняли!), магазины, романтичный маяк, дамы шляпах и в жемчугах, уличные зазывалы – и все это в окружении припаркованных белоснежных яхт! Для фотографий мы позировали, усиленно делали безразличный вид… блин… вышел из своей малышки – а тут туристы… понаехали! Яхты, (censored), красивые! Одна даже с припиской к порту Батуми. Сколько же сотен тысяч мертвых американских президентов такие стоят? Мильоны. Открыли для себя чудную пивоварню «ГольфБрау» - стали завсегдатаями, подружились с официантом, пили с тайной скидкой и ходили в чистый служебный туалет. Душа просила сей амброзии каждый божий день. Отдыхали мы как тюлени на пенсии: ели, пили, спали, валялись, загорали, изредка лениво заползали в море и неспешно барахтались на теплых волнах. Спустя несколько дней вялотекущий мозговой процесс послал сигнал «хочу экшена». Вышли на дорогу, поймали таксиста. «Гоу ту Монастир!» - повелел мой спутник, величественно плюхаясь в раздолбанную «Рено». В Тунисе собирают три автомобиля – Рено, Пежо, Ситроен – сообщил наш водитель, волшебно грассируя смесью английского с французским, и предложил поменяться сотовыми телефонами. Не глядя. Про Монастир, город с аэропортом, мы прочитали в интернете. Родина первого президента Туниса Хабиба Бургибы, которого население страны идолопоклоннически обожает. Как мы когда-то дедушку Ленина. Монастир был любимым городом президента, Бургиба отчислял до 10% национального бюджета на его развитие. Мавзолей отец тунисского народа начал себе строить еще при жизни. Ни дать – ни взять – Тадж Махал, копия! Внутри мавзолея – надгробные плиты ближайших родственников Хабиба Бургибы, фотографии президента, его парадный костюм, каракулевая шапка как у Брежнева, загранпаспорт. В отдельной зале – массивный, дорого инкрустированный саркофаг Бургибы и коран. На площади из брусчатки возле мавзолея на меня покусился огромный черный жук-скарабей. Я перепугалась, что он проберется ко мне под кожу и съест мой моск, развопилась и попросилась домой. Гадкий жук. Что более всего нам понравилось в Монастире – местный Рибат. Всем Рибатам Рибат! Этот форт больше и интереснее того, что мы видели в Суссе: с башенками, пристройками, переходами, лестницами, пандусами, зубчатыми амбразурами, по нему мы полазили всласть. Во время акробатических исследований рибата кое-кто даже джинсы порвал. Не прошло и часа детского восторга по поводу всамаделишной древней крепости, как в наши умы закралось подозрение: что-то с Рибатом не так… Во-первых, часть входов была завешена черными тряпками… хммм…. Во-вторых, колонны восточной цитадели были неожиданно украшены изваяниями орлов (?), на стенах висели римские штандарты (??), а у входов стояли статуи цезарей (???). Непоня-я-ятно. В-третьих, в одном из двориков были складированы остроконечные копья, деревянные арбалеты и тяжелые кованые щиты. И все бы ничего... но тут профессиональный взгляд моего ненаглядного упал на стоящую наизготовку дым-машину, осветительные приборы, штативы для камер и прочую киносъемочную технику. - Т-с-с! – шикнул на нас кудрявый дяденька. - What’s, собственно говоря, тут going on? – спрашиваю у него. Кино здесь итальянцы снимают, объяснил он. Последние дни Помпеи. Прошло несколько секунд, и притихший рибат ожил. Из-за завешанных внутренних покоев стали выходить актеры, облаченные в белые холщовые тоги, смуглые, сухопарые, морщинистые. Наверное, именитые. Древне-римские патриции живенько оккупировали бак с кофе, разошлись с сигаретами и банками кока-колы по углам, вытаскивая запрятанные в складках туник сотовые телефоны последней модели. Обратно мы ехали на междугородней маршрутке – луаже. Сэкономили кучу денег. После посещения Монастира возможностей для самостоятельных изучений страны не осталось – мы купили две самые масштабные экскурсии у гида. Первая из них была однодневной: города Тунис, Сиди-Бу-Саид и разрушенный Карфаген. Первая остановка – главный музей страны - Музей Бордо. Расположен он в элитном районе города в бывшем королевском дворце. Статуи с подбитыми носами, руками и ушами, фрагменты уцелевших мозаик и осколки амфор. Самые интересные экземпляры – это мозаичный медвед в позе преведа, чугунный мужчина, трогающий себя за причинные места, и коллекция черепов доисторических людей. Следующий пункт – город Сиди-Бу-Саид. Средиземноморский, бело-голубой, поэтический. Узкая улочка от въезда в город витиевато поднимается вверх по склону холма, на самом верху – панорамный вид на залив. В черте любимого места жительства Ги де Мопассана фотографировались, преисполненные исключительно романтических возвышенных чувств… все такие внезапные.. противоречивые все.. в цветочках, да на фоне ярко-голубых проемов окон. Стоило выйти нам к стоянке автобусов – все, отпустило. Друг мой расселся на ограде, закурил, неосторожно влез в гигантские кактусы, чертыхнулся и вообще стал похож на нарко-барона в камуфляжных штанах. Затем поехали запечатлеваться на руинах Карфагена. Вернее, на развалинах римских терм времен императора Антонина Пия, сам Карфаген, как известно, был стер с лица земли и, для верности, засыпан солью. В единственной более-менее целой комнате древней бани двое тунисцев мыли мопед. Все о Карфагене. Порядком подуставшие, закончили экскурсию в одноименной столице страны. В Африке вообще нет проблем с изучением географии: столица Алжира – Алжир, столица Туниса – Тунис. Город большой, европейский... кажется загородным домом колониальной Франции. Покрутились на центральной площади столицы. Зеркальные офисы банков и дорогие бутики, рестораны и фонтаны, ничем не примечательная Медина со стандартным набором навязываемых сувениров и торговые центры. Услышав как толстозадые туристки, лыка не вяжущие, выспрашивают гида «а хде тут можна купить свежее мясо, понимаешь?», мы переглянулись и двинулись куда подальше. И вдруг… учуяли тонкий, чуть терпкий аромат настоящего кофе.… Ориентируясь исключительно на нюх, петляя меж торговых рядов, мы вышли к крохотному магазинчику свежемолотого кофе. 10 динаров за килограмм, это того стоит. На обратном пути видели фламинго. Они были серые. Спустя два дня мы выехали на новую экскурсию: двухдневную поездку по Сахаре и прилегающим к ней достопримечательностям. К Эль-Джему подъехали ранним утром. В рассветной дымке, освещаемый зарей, африканский амфитеатр выглядел колоссально. Грандиозные ярусы, величественные стены с пустыми рваными проемам, тысячелетняя пыль и давящий холод камня. Многоуровневые ряды сидений частично сохранились, мы на них по очереди посидели, представив себя античными зрителями. Забавно было сидеть на каменной шероховатой плите и пытаться вообразить, как на этой вот арене буквально недавно разлетались ошметки мяса, разливались лужи крови и адреналин тек через край. Вот люди жили! А какие у нас сейчас зрелища? Матч Спартак – Зенит разве что… Попрыгали по шатким перекрытиям, спустились в неосвещенные солнцем зябкие подземелья. Заценили выбоины в стенах камер для крючьев, на цепях которых держали диких зверей, Рассела Кроу и прочих гладиаторов. После зрелищ, был подан хлеб в стилизованной троглодитской пещере. Возникает стойкое ощущение, что уже все жилища несчастных троглодитов скупили тунисские туристические агентства в угоду приезжим путешественникам. Выскоблили наскальные рисунки, протянули оптоволокно и канализацию, мясо готовят соевое, а не верблюжиное, вместо зелёного чая с кедровыми орешками разливают кока-колу. Грустно все это. Где романтика, где нетронутая научно-техническим прогрессом экзотика? Может и пустыня Сахара тоже насыпная? Во всем виновата кока-кола, стопудово! Из пещеры столовской переехали в пещеру жилую, в гости к берберам. Берберы – это такие арабские хоббиты, которые живут в каменных норках. Норки уютные, с ковриками и электро-плитками. Спальные комнаты чуть выше уровнем, забираются туда по веревке. Д. слазил. «Матрас, - говорит, - валяется. И пустые банки кока-колы». Вот! Кока-кола порабощает мир! Бабушка-бербер меланхолично наблюдала за тем, как туристы ощупывают ее тарелки и суют нос в каждый закуток. В глазах ее читалось нетерпение. Может надоели ей туристы хуже редьки. А учитывая то, сколько денюжек ей отсыпает в заранее подготовленную тарелочку каждая туристическая группа, может она просто спешила к открытию валютной биржи. На выходе из пещеры Д. нашел себе друга. С тонконогим верблюденком у них там случилась прям-таки любовь. До сих пор хочет завести себе такого и выгуливать по балкону. Сюрреалистичный мир Матматы – это очень высоко, очень жарко и инопланетно красиво. Все фанаты «Звездный войн» наверное думают, что планета Татуин – всего лишь красивая цифровая обработка воображения Джорджа Лукаса. Ан нет, вот он мир «Звездных войн»... реален. Снова дорога-дорога-жара-пылища, и вот мы приблизились к той самой Сахаре. Для того чтобы прокатиться квадратом километр-километр-километр по всамоделишной пустыне, нас обрядили в полосатые халаты бедуинов-арестантов. Д. надо мной глумился и насвистывал «Владимирский централ». На головы нам навертели красные тряпки. Сглотнув, я сделала шаг по направлению к возлегающим на стойбище мохнатым одногорбым чудовищам. И, о ужас, пока мой защитник, моя опора, мой куда-ты-от-меня-отошел-гад-не-бросай-меня-одну нащелкивал вторую сотню шедевральных снимков, меня уже подхватили погонщики под белы ручки и усадили верхом на теплую мохнатую спину, навьюченную коврами и деревянными рукоятками. Оно подо мной… живое. В эти минуты я от души вспоминала маму, Бога, черта, Дениса и еще кого-то отборным русским языком. Потом случилось страшное – верблюд начал вставать… Возникла реальная угроза обмочить от страха штаны, ковровое седло и шерсть верблюда: сперва горизонт резко улетел в небо, затем стремительно упал на землю. Чудище встало. Я нашла глазами Д. и поняла, что выгляжу мешком с какашками. Гордо выпрямилась, помахала ему ручкой и изобразила пренебрежительную скуку: «опять кататься на верблюдах?.. хосссссподи.. сколько можно?». Как только Денис отвернулся, меня снова перекосило: верблюды чрезмерно бодро и весело зашагали в пески. Перестаю поносить верблюдов – шли они ровно, плавно, нестрашно. Рядом брел погонщик, зачем-то наглаживающий всю дорогу мою ногу. Вторую ногу забронировал сзади идущий верблюд, вычесывавший об нее блох. Пустыня – это такое бескрайнее желтое море. Ветер гонит песок по барханам, и кажется, что по солнечной глади плещутся волны. Попали в небольшую песчаную бурю, пришлось прямо на ходу перемотать свою чалму, надеть очки и спрятать лицо в тряпичную маску. Когда мы вернули своих верблюдов на парковку, туристы ринулись участвовать в аттракционе «найди свою фотку». Узнавали себя по краям штанов и обуви. На ночь нас расселили в гостиницу у подножия пустыни, сошедшую со строк книги Кобо Абэ. Женщина в песке, мужчина в песке, зубы в песке, трусы в песке, пол в песке, простыни в песке, душ в песке. Ровным-ровным слоем повсюду. Еще там был бассейн с горячим сероводородным источником, лепестками цветов и трупиками насекомых. Запах специфический, бортики бассейна и лесенки в иле, но купание очень расслабляет и успокаивает. С кроватей нас подняли в три утра. Полумертвыми зомби мы погрузились в автобус и пробалансировали на грани дремы до соляного озера. От недосыпа было зябко и неинтересно. Озеро почти высохшее, насколько хватает взгляда – соляная корка, покрывающая землю, пробивающаяся сквозь нее вода розового цвета. Сразу вспомнились «кисельные реки в молочных берегах». Пока толпища соотечественников скупала соль у лавочников, мы спустились в кювет дороги, бесплатно набрали ее в пакетик и встретили рассвет. После того как окончательно рассвело, мы пересели на джипы и под шаманские напевы магнитолы «хабиби-хабиби» съехали с трассы на песчаные барханы. Мы сидели на переднем сидении, вцепившись в друг друга и во все возможные поручни. Машина на хорошей скорости кренилась в стороны, газовала песком и взмывала ввысь. Ухабы, ямы, подъемы и крутые спуски. Д. подпевал «хаби-биии», я визжала как поросенок, пробивая крышу машины головой. Офигенно. Но самое потрясающее ощущение возникло лишь когда мы вышли на следующей остановке – Шебика, горный оазис. Вообразите: среди каменной тиши и мертвой пустыни, вечной засухи и палящего зноя, единственный на хз-сколько километров вокруг зеленый уголок. Ти-ши-на. Солнце окрашивает невероятной красоты скалы в цвет молочного шоколада, ветер шелестит пальмовыми листьями, шумит водопад, стекая в прохладное озерцо. Второй оазис – Тамерза – лежит в черте маленькой деревушки. Желающие искупались в озере под мощными струями водопада, мы купили безумно вкусные гранаты. Пока я изучала технологию приготовления настоящего тунисского переслащенного зеленого чая, Д. чуть было не продал меня за четыре верблюда и пачку чая. До сих пор, будучи на меня сердит, подумывает «а не прогадал ли тогда». Наконец серпантинная дорога вывезла нас в Кайруан. С арабского название города переводится как «караван», в древности он находился на караванном пути. Один из символов города – белый верблюд c завязанными глазами, стоящий возле колодца, таинственным образом сообщенного со священным источником в Мекке. Считается, что если паломничество в Мекку совершить не удается, можно равноценно 7 раз побывать в Кайруане. На нас, неверных, это не распространяется. В городе мы попали только в магазин: купили кальян, обтянутую кожей шкатулку и тамтам. Приценились к коврам ручной работы, выставленным на втором этаже, но они ненормально дороги. За шерстяной квадратик, годящийся по размерам едва лишь на табуретку, просили 300 баксов. Поднялись на крышу, осмотрели панораму города, запечатлелись. По приезду в Сусс, еще несколько дней доедали кактусы, старались накупаться, назагорать и навдыхать морской воздух так, чтобы долго еще в отпуск не проситься. Хватило на полгода. Вылетая из Монастира в Москву, поняли, что тунисцам стоит пройти корпоративный тренинг по организации международных авиаперевозок и найти толкового трафик-менеджера. Прилетели домой 1 октября. На крышах домов лежал иней. **************************************************************************** Фотография "Превед-Медвед" - для участия в конкурсе!Медаль
Тэги: Тунис ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Pretty аватар
Pretty (Ср, 05.09.2007 - 13:56)
Ну четыре верблюда для такой девушки совсем малова-то :taunt: История классная, задорно написано и с Д. вы оба молодые и красивые :hmm: А это вообще кул :cool: полгода прошло или нет?) куда в следующий раз? :wink:
Mnemon аватар
Mnemon (Ср, 05.09.2007 - 13:56)
Интересно, даже не заметил, как прочитал. Про Тунисских проституток - здесь
Guliko аватар
Guliko (Ср, 05.09.2007 - 14:22)
Pretty!! Данке шен за добрые слова )) Полгода прошло - в мае ездили в Египет и Израиль. А вот дальше... блин.. глобус такой большой)) :tongue:
Guliko аватар
Guliko (Ср, 05.09.2007 - 14:24)
Mnemon!!! спасибо за ссылку))) :?:
Pretty аватар
Pretty (Ср, 05.09.2007 - 14:37)
Пожалуста :hmm: давненько не было такого оживлённо-весело-хихикательного рассказа) ваш друг нашёл себе друг - верблюда, а мой какого-то укороченного пони в дебрях Тайланда :taunt: 10-чка, guliko, молодец! :D
Anzer аватар
Anzer (Ср, 05.09.2007 - 14:54)
"верблюды чрезмерно бодро и весело зашагали в пески". Задумался над этой фразой. Что-то с ними не так, а что - не пойму.
Guliko аватар
Guliko (Ср, 05.09.2007 - 15:04)
Anzer... с фразой или с верблюдами? ))
Irma аватар
Irma (Ср, 05.09.2007 - 19:27)
:D "хорошо девчонка пишет",- сказала я сыновьям и бацнула Вам 10-ку! ОТЛИЧНО! :hmm:
Inna-geograf аватар
Inna-geograf (Чт, 06.09.2007 - 08:02)
А мне как-то не понятно, почему на конкурс - фото "Превед-медвед"? Однозначно, больше шансов у Девушки-мечты или Фото со шлепками.... :taunt: :hmm:
Guliko аватар
Guliko (Чт, 06.09.2007 - 09:09)
Irma, спсибо )) Inna-geograf... блин.. а передумать уже поздно?))
Inna-geograf аватар
Inna-geograf (Чт, 06.09.2007 - 09:19)
Вы можете нажать на кнопочку внизу текста "Редактировать историю" и делать с ним, что хотите :D
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...