Острова кучерявых. 3.

там же, 2002
В 1873 году капитан Джон Морсби водрузил английский флаг над удобной бухтой недалеко от деревни Моту и основал порт, дав ему название в честь себя. Миклухо-Маклай на северном берегу водрузил русский торговый флаг за два года до этого. Можно потешить патриотическое самолюбие и сказать, что после "высадки Маклая" англичане засуетились и решили опередить русских, но это было бы явным "передергиванием фактов". Маклай действовал самостоятельно, по своей инициативе и на свой страх и риск. Он вообще, выражаясь современным языком, "наколол" Русское Географическое Общество: получил средства на исследование губок южных морей, а отправился проводить антропологические исследования. Можно поёрничать малость и сказать, что Маклай морские губки променял на губки молоденьких папуасок, но факты его личной жизни на Его берегу очень умозрительны и, по понятным причинам, недоступны ни для опровержения, ни для подтверждения. Воспоминаний его возможные пассии тоже не оставили, также, как и белокурого потомства, поэтому эту щекотливую тему лучше опустим. Англичане создавали империю; на это работал гигантский "маховик" и одинокий Маклай всеми своими призывами и письмами заморским государям противостоять ему не мог. В 1884 году восточная часть Новой Гвинеи была поделена между Германией и Англией. Южная, английская часть этой территории, получила название Папуа. Потом, по Версальскому договору, Англии отошла и северная, немецкая, Новая Гвинея и Архипелаг Бисмарка. Таким образом, появились две колонии : Папуа и Новая Гвинея. Поэтому в 1975 году, при обретении полной государственной независимости (после Второй Мировой Войны ПНГ подчинялась формально Австралии), название Папуа-Новая Гвинея и досталось по наследству первому в истории государству папуасов. В столице страны если и останавливаться, то только проездом. Ни город, ни его окрестности ничем не навевают грёз о "земном рае". Если и был тут рай, то он уже давно "потерян". Холмы окрестные - почти лысые. Громадная (по здешним меркам) территория города, незаметно переходящего в пригороды, представляет собою скопище ничем не примечательных строений барачно-ангарного типа. Попадаются христианские храмы и даже одна мечеть сюда затесалась. Школы, в том числе "церковно-приходские" - тоже частенько. За портовыми доками и грузовыми причалами - современный деловой квартал, но он, как я уже говорил, крохотный. Из достопримечательностей - Национальный Музей и Ботанический Сад. Как ни странно, даже следов "колониальных" построек тут не осталось. То есть, одного дня здесь вполне достаточно. Да и ехать в Папуа-Новую Гвинею, чтобы смотреть города - глупо. Не за этим сюда едут. А зачем тогда, спросите? "А за природой: бабочками, птицами, рыбами и разными чудищами морскими!" - отвечу. Ну еще людей посмотреть. "Дикарей", так сказать. Вот мы отправились в Ботанический сад. Он небольшой, но помимо растений здесь еще небольшой зоопарк. Живности, правда, немного: птица-носорог, венценосный голубь, попугаи, казуар и древесный кенгуру. Побывали мы в клетках у всех, за исключением казуара. Во первых, не нашли в нее входа, а во-вторых, эта птица может запросто убить человека, если что. Древесные кенгуру - сонные и очень милые; разве только шляпу ненароком стянут, если на руки взять. Вообще, животный мир Новой Гвинеи схож с австралийским, и это естественно: так называемая Линия Уоллеса разделяет флору и фауну Юго-Восточной Азии и Австралии на две разные природные зоны. Пожалуй, только рептилии - змеи и крокодилы - как наиболее древние виды преспокойно пережили разделение континентов и вольготно себя чувтвуют по обе стороны "разделительной полосы". Мы тоже сразу разделились по интересам; фракции получили условные названия "Звери" ("Натуралисты"), "Могилы" и "Центристы". Павла, Илью и Лену интересовали звери, птицы и "аксессуары" (бабочки, орхидеи, разные экзотические, эндемичные и не очень, растения), и это естественно, ибо это их амплуа. Александр, Володя и Дима - охотники за "человеческими артефактами". Так как кладбищенское надгробие с тевтонским крестом в Папуа-Новой Гвинее выглядит порою очень экзотично из-за своей неэндемичности, то это тоже интересно снять. "Центристы" - это все остальные, кому интересно и то, и это. Они примыкают то к одной, то к другой группе, в зависимости от их дневного маршрута. Обычно "натуралисты" заканчивали "культурную" программу раньше, потому что с животными в ПНГ оказалось не очень... Но бывало и наоборот. Главное, что папуасы сразу смекнули про разделение и всегда нас ждало сразу несколько машин. Как минимум, две для нас и две - для сопровождающих лиц... Для них наш визит - своеобразное развлечение и способ как-то занять время. Для пущей важности я при каждом удобном случае, указывая на Павла, заговорщески намекал, что он - "русская суперзвезда", чем приводил папуасов в благоговейный трепет, с которым они смотрели в последний раз, наверное, только на Маклая - "Человека с Луны". Культурная программа в Порт-Морсби включала в себя поездку на катере на остров Лолоата, на котором расположен один из курортов. Попутно посетили еще одну рыбацкую деревню на сваях. На отрове Лолоата курорт оказался безлюдным и пустынным. В основном сюда приезжают обеспеченные жители Порт-Морсби, но на дорожке, огибающей остров, я встретил двоих европейцев. Сюда приезжают заниматься дайвингом, как и в остальные курортные места ПНГ. Бунгало стоят у кромки моря, от которого их отделяют густые мангровые заросли. Хозяева устроили небольшой зверинец с венценосными голубями и древесным кенгуру, но нас уже это мало забавляет: "натуралисты" сюжеты уже сняли, а остальным уж тем более всё "по барабану". Солнце печет нещадно; к полудню начинаешь потихоньку "плавиться". Вот если бы нам настоящего "ропена" показали, нас бы это удивило. Даже потрясло бы. Потому что ропен - это "Новогвинейская Несси". Чудовище, живущее где-то в дремучих лесах. Уцелевший птеродактиль, гигантская птица-динозавр ни больше, ни меньше. Но где найти его, не говоря уже о том, чтобы отснять? В населенной Шотландии нет подлинных снимков, при том, что куча народу за "чудовищем" специально охотится, поджидая его, нацелив на водную гладь объективы. А здесь, как искать? Не прочесывать же горы и леса цепью... Из Порт-Морсби в Лаэ, столицу провинции Моробе, нас перевезли по воздуху, самолетом. Здесь этот вид транспорта отнюдь не элитный, а самый обыденный. Папуа-Новая Гвинея - это южные лесистые и болотистые равнины, северные лесистые и болотистые равнины, а между ними - горные цепи, кое-где (у Лаэ, например) перемежающиеся долинами рек. Ну и куча достаточно населенных островов к северу и востоку. Железных дорог здесь не было и нет, что касается автомобильных, то они редки и не всегда гладки. Интенсивного движения и, тем более, пробок на них не наблюдается; хоть это хорошо. Самолеты здесь летают, как маршрутные такси; не в том смысле, что их можно на повороте тормознуть, а в том, что летят они сложным маршрутом, делая несколько посадок, ссаживая и забирая пассажиров. От Порт-Морсби до Лаэ лёту всего полчаса; самолет летит дальше - впереди еще несколько городов. Не "кукурузник" - "Fokker". Так что, всё очень даже "цивильно". Интересно то, что нам всё время давали одни и те же посадочные места, так что мы уже заранее знали, где в самолете и с кем будем сидеть. Еще забавнее было то, что стюарды и стюардессы в полетах нам тоже попадались одни и те же ( а в ПНГ мы совершили, в общей сложности, восемь перелетов), так что на борту чувствовали себя как дома. Единственный минус - ограничения по весу багажа у "Air Niugini" составляют строго 19 килограммов. У нас была "охранная грамота" на всю группу от самого главного начальника "Air Niugini", освобождавшая нас от необходимой "доплаты за перевес", а иначе в каждом пункте пришлось бы раскошеливаться на приличную сумму, вылезшую бы в итоге в стоимость перевозки "тела", то есть себя самого. Природа в Моробе - полная противоположность "столичноокружной". Вот где чувствуешь, что попал в "экваториальный рай" (а кто говорит - "зеленый ад")! Пышная сочная зелень, буйство растительности. Она повсюду; она буквально "так и прёт" из каждого сантиметра земли, словно взрываясь, и рвется к небу. Закон тяготения мешает ей подняться до облаков и заполнить собою всё пространство. От аэропорта до Лаэ - приличное расстояние; дорога занимает полчаса. За окном микроавтобуса - та Новая Гвинея, какой себе ее и представлял до встречи с ней. Мелькают "плетеные" меланезийские дома на сваях. Всё как во времена Маклая. По крайней мере, внешне ничего не изменилось. Только шоссе асфальтированное. В Лаэ нас поселили в отеле "Melanesian". Благо то, что в его бизнес-центре для постояльцев интернет бесплатный после 17:00, да и скорость нормальная. Вообще, ПНГ занимает одно из последних мест в мире по уровню "интернетизации". В иной африканской стране интернет-кафе на каждом шагу. Правда, не везде и не всегда там интернет работает, но, тем не менее, интерес к интернету и осознание его важности местным населением нельзя не оценить. Папуасы же пока к интернету не привыкли. Провайдеров немного, качество соединения неважное. Найти в городе место, откуда можно было бы отправить домой письмецо по электронной почте, за исключением центра Порт-Морсби, - очень большая проблема. На многих островах интернет вообще отстутствует. И с досугом в Папуа тоже, не очень. Всё время вспоминали Сергея Винского. И ведь хотел ехать в Папуа-Новую Гвинею! Спасибо Леониду Круглову: после просмотра "Возвращения к папуасам" Винский повторять опыты Круглова передумал. Как бы он здесь мучался! Три-то недели! От безнадеги кое-кто из нас, не буду даже намекать, кто именно, решился попробовать бетель, предварительно закупленный на единственной центральной улице в Лаэ у местного населения. Бетель был употреблен по всем правилам, с добавлением извести. Эффект был достигнут быстро. После успешного завершения эксперимента у испытуемого пропали все вкусовые ощущения и не возвращались несколько дней. Он не мог в полной мере наслаждаться пищей, находя удовлетворение в долгих беседах за длинным столом, когда мы все собирались на ужин. Эти разговоры за ужином были обязательным, но ненадоедающим развлечением для всех нас во время нашего невероятно долгого, по современным меркам, совместного путешествия. Благо, каждому было, что рассказать, ибо за спиною - десятки, а то и сотни тысяч километров дорог. В Лаэ программа такая же, как всегда. Да, да! Как всегда. Деревни, синг-синги, немного ботаники, немного зоологии. На крокодиловую ферму нас не повезли - там сейчас забой крокодилов. Ферма снабжает мясом всю Папуа-Новую Гвинею. Снимать трупы крокодилов ни в чьи планы не входит. Также, как и тушки крыланов на рынке; крыланы для папуасов - лакомство. Как морские свинки для перуанцев. В Лаэ Павлу повезло по-крупному. Он нашел кускуса (маленький симпатичный глазастый зверек, ну очень эндемичный) и зашел в клетку с казуаром. Правда, казуар в это время кушал, а иначе неизвестно, чем эта встреча закончилась бы. Произошло это в так называемом Rainforest Habitat. Это большой крытый сеткой павильон, внутри которого летают птицы, в том числе и райские, бабочки, в водоемах плавают черепахи и спят крокодильчики. Но самый большой крокодил живет в вольере в прилегающем парке. Там же "загон" с древесными кенгуру и норой, в которой живут другие "эндемики" - ехидны. Мы ждали их появления с полчаса. Служитель вынес им таз с дождевыми червями и они потихонечку "подтянулись". В "хабитате" провели почти полдня, но никто не пожалел об этом. Но Анне здесь больше всех повезло: её "заловил" корреспондент "местной прессы" и через день в газете "National" на первой странице появилось анино фото на фоне дерева "пламя лесов", с цветами в руке и подписью: "Русская туристка в Ботаническом саду Лаэ". Отличный сувенир из Папуа-Новой Гвинеи! Газета с твоей фотографией! Но на этом все не кончилось. Этот, с позволения сказать, "корреспондент" стал названивать Анне в разное неурочное время, например, в два часа ночи, в пять утра, и спрашивать, где мы будем завтра и где еще её можно будет поснимать. Запал он на неё. Под конец она его вежливо послала сонным голосом, да и улетели мы вскоре из Лаэ в Маданг. Прощальный вечер нам устроила местная администрация и расстроганный мэр произнес душещипательную речь о том, как они ждут русских, которые прямиком должны будут направляться в Лаэ. Завершилось всё это синг-сингом: хоровым пением сводного ансамбля папуасских женщин в возрасте от шести до шестидесяти под аккомпанимент заводной музыки, исполняемой на бамбуковых трубах при помощи тапочек. Трубы разной длины, связаны в "обоймы". На них сидит "барабанщик" и барабаня тапком по их отверстиям, производит на свет неплохие, весьма заводные мелодии. Потом появились "глиняные люди" из Гороки, с луками и стрелами. На головах у них - белые глиняные "шлемы" с прорезями для глаз, ушей и рта. Не просто шлемы, а физиономии "с выражением". Невольно представляешь себе, что испытывал тот, папуас иль европеец, кто повстречал в лесу этот "спецназ" - то ли духи, то ли инопланетяне. Мэр предлагал "гудеть" всю ночь, как принято у нас в России, но к девяти вечера тусовка начала расходиться. Илья произнес фразу, ставшую впоследствии знаменитой: "Ну всё. Надо валить отсюда!". Это означало: "Снимать больше нечего. Пора ехать". И мы повалили. В Маданг. См...продолжение.............
Тэги: Папуа Новая Гвинея ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Bunansa аватар
Bunansa (Втр, 11.09.2007 - 01:17)
Классно! А фотки, фотки где?
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...