Острова кучерявых. 4.

там же, 2002
В Маданге всё почти то же самое, что и в Лаэ. Программа идентична, но здесь у нас пять дней, поездка по северному побережью и в бухту Астролябии к мысу Гарагаси. Поселили в лучшем отеле ПНГ - "Madang Resort". Два бассейна. Номера с большой гостиной. Мой номер дверью выходит на "олимпийский" бассейн с морской водой. Каждый вечер сюда "на помывку" ходит взвод австралийских солдат. Вертолетную эскадрилью в полном вооружении перебросили в Маданг ввиду исламистской угрозы со стороны Индонезии и для возможной защиты австралийских туристов. А их здесь на удивление много. Также, как и японцев. У них, наверное, ностальгия. У англичан, например, ностальгия по землям, которые когда-то были их. У японцев - по тем, которые могли бы быть японскими. В 1942 году победители Цусимы захватили почти всю акваторию Тихого Океана, вышвырнув англичан из Малакки и победным парадом пройдя по улицам и площадям Сингапура. Голландцев они выбили из Индонезии. Что там какая-то Папуа... Маданг при немцах был главным городом Новой Гвинеи. Они оставили после себя немецкое кладбище в центре Маданга на рыночной площади и бесконечные плантации кокосовых и масличных пальм, а также шоссейные дороги вдоль побережья. Японцы - заржавелые пушки на берегу, танки в лесах и на дне океана, самолет у заросшего полутораметровой травой военного аэродрома. К нему мы ездили специально. А что? Это не музей, а живое (простите за сравнение) свидетельство войны. Он не дотянул до аэродрома несколько сот метров и остался лежать с обломанными крыльями посреди леса. Крылья увезли, в конце концов, в музей, а корпус фюзеляжа оставили. И американцы тоже кое-что "подарили" Мадангу, а именно, ходовую часть танка с треками. Можно сесть в кресло и подергать рычаги. Вспомним детство золотое? Плавали мы на катере по изрезанной бухте Маданга с остановкой у острова для ныряния и "снорклинга". Этим самым "снорклингом" занимались мы и тогда, когда нас переселили в "Malolo Lodge", что в 17 километрах от Маданга. В этом отеле работает Саймон, чья семья живет в деревне Сококо. Туда он возит постояльцев на экскурсию и его родственники устраивают синг- синг по известному сценарию: полуголые папуасы с перьями в волосах танцуют и поют. Мы уже к синг-сингам привыкли. Жаль, что в них, в массе своей, участвуют пожилые папуасы и папуаски. Если папуаски молодые и участвуют, то прелести свои они прикрывают, к вящему неудовольствию зрителей. Еще гостям демонстрируют разные обряды, например, инициации или приготовления лекарств из целебных трав. Показали травку, которой малярию лечат. "И что, вконец излечивают?" - спрашиваю. Отвечают, что вконец. Это хорошо. Для нас малярия - излюбленная тема разговоров и вообще, навязчивая идея какая-то. Патологический страх в нас живет, что ею мы здесь заразимся. А уж если кого комар укусил, то с тем мы устраиваем церемонию прощания... Больше всего кусали Лену. Ежечасно она демонстрировала страшные следы комариных укусов, причем кусали её они даже днем, когда вообще-то кусать не должны. Однако потом, оценив воспаления чутким глазом медика-непрофессионала, я позволил высказать сомнение в том, что это комариные и блошиные укусы и поставил иной диагноз: солнечные ожоги под влиянием сильносоленой морской воды. Я надеюсь, что Лена читает эти строки, а значит, все в порядке, а если и чуть-чуть не в порядке, то всё равно всё нормализуется и из больницы её выпишут, и она когда-нибудь сможет вернуться к нормальной жизни и снова отправится погостить в Папуа-Новую Гвинею, как того хотят папуасы. К поездке в Бухту Астролябии готовились с особым волнением. Хотя бы потому, что она вообще была под вопросом: дороги и мосты размыло дождями. Рек на нашем пути - аж целых двадцать пять. Нам дали два джипа и мы поехали. Вот это действительно Дорога! Реки форсируем с ходу. Ныряем вниз, взлетаем на ухабах вверх. Джипы раздолбаны, параллон из-под обивки торчит. То и дело стукаешься затылком о потолок. Машины подогнали в последний момент и то, в результате нашей настойчивости. То дороги размыло, то местное начальство не дало разрешение на посещение Гарагаси. Но, в финале, всё срослось. И мы приехали к папуасам Маклая. Вот он, мыс, к которому пристала шлюпка "Витязя" с Маклаем на борту. Вот "памятная стела", поставленная моряками советского "Витязя". Да, господа, было время, когда Академия Наук могла позволить содержать исследовательский флот и посылать экпедиции к далеким берегам. Теперь уже только по частной инициативе и на частные деньги можно такое плавание осуществить. Люди этот последний визит российского судна помнят. К нам сразу подвели потомка Туя, наверное, его праправнука и родственника Маклая, так как Маклай, обменявшись с Туем именами, стал его родственником. Туй-младший еще помнит некотрые русские слова, хоть и довольно искаженные: "топор", "абруз" (арбуз), "бик" (бык). Когда Маклай пытался объяснить папуасам, что такое бык, то он сказал, что это свинья с зубами на голове. Все вместе мы сфотографировались у витязевского памятника, причем я на заднем плане с шофером-папуасом растянул российский триколор, предусмотрительно прихваченный из Москвы Олегом именно для такого исторического случая. Мы Тую-младшему, который, судя по рисункам Маклая, на своего предка действительно очень похож, подарили маленький российский флаг. Ну, чтобы к следующему визиту русских гостей как следует подготовились. Вынесли бы хлеб-соль на рукавишнике или стакан водки "Маклай" (пора наладить производство таковой) с соленым огурцом, и флажок трехцветный для антуража пристроили бы. Через речку, "в которой Маклай мылся", нас провели в Горенду по тропе, на которой Маклай повстречал первого папуаса. "Маклай!"- представился Маклай. "Туй!" - ответил Туй. Так, 130 лет назад, на этом самом месте зародилась великая российско-папуасская дружба. А Горенду теперь на новом, более высоком месте стоит. Жители такие же приветливые. И пейзаж такой же. Острова Кар-Кар и Били-Били так же виднеются на горизонте. Жители деревни Билбил также гончарят, как и полтора столетия назад (вообще, гончарное производство папуасам несвойственно; только носители культуры Лапита знали керамику). Дома такие же, только посуда пластмассовая и выцветшие портреты кандидатов в депутаты на стенах кое-где пришпандорены. Конечно, приветливые горендовцы наш скоротечный визит скоро, может быть, и сразу, забудут. Но мы не забудем. Для них Маклай уже не "Человек с Луны", но для нас... Здесь я сделал "ход конем". Сразил папуасов знанием местного наречия. "Маклай нангели авар арен", - сказал отчетливо, глядя потомку Туя прямо в глаза. И всё увидел. Есть контакт! Он меня понял! И улыбнулся, одобрительно покачав головой. "Маклаю женщин не нужно". Глупая фраза, но единственная, что я помнил. ************************************** Американцы сняли фильм "Пирл-Харбор" очень хорошо, особенно в отношении сцецэффектов и батальных сцен. За 7 декабря американцы отомстили-таки не только всей Японии, но и адмиралу Ямамото лично, чей бункер, из которого он руководил операциями на Тихом Океане, находился здесь, в Рабауле на Новой Британии. Когда мы прилетели, никакого подвоха не почувствовали. Пальмы кругом. Солнышко светит. Стоило отъехать от аэропорта несколько километров, как сразу увидели: что-то здесь не так. Дорога пыльная донельзя. Причем, чем дальше, тем хуже. Окна приходится наглухо закрывать. Все деревья и кусты на обочинах - серые от пыли. Дождя, судя по всему, здесь не было давненько. Асфальт на дороге то пропадает, то появляется снова; крупные колдобины приходится, сбавляя скорость, объезжать. Тем, кто едет по этому "хайвэю", сидя в открытом кузове, не позавидуешь: после пары километров по цвету волос начинаешь напоминать старца Зосиму. Виновник этого - мелькающий справа по курсу вулкан, над которым поднимается мутное облако. Вулкан Тувурвур невысок, но для вулкана не это главное. Тувурвур периодически выбрасывает "гриб" вулканичесого пепла, причем делает это бесшумно. Бухта Рабаула расположена в так называемой "кальдере" по кромке которой "вскочили" несколько вулканов. Они-то в 1994 году сначала Рабаул хорошенько тряхнули, а потом дружно засыпали город пеплом. Конечно, это не Помпеи, но кое-что общее есть. В городе остались кварталы, засыпанные пеплом, из которого торчат балки разрушенных строений. В первые же дни после катаклизма местные жители растащили буквально всё, что можно было бы использовать как стройматерал. Самый цветущий город Папуа-Новой Гвинеи практически прекратил свое существование. А тем не менее, здесь как раз есть, что посмотреть из исторических памятников, которых в ПНГ вообще мало, хотя и они находятся в руиноообразном состоянии. При немцах на острове была столица всех тихоокенанских имперских владений (с 1884 - в Хербертсхохе, а с 1903 года - в Рабауле). От резиденции "гауляйтеров" остались только въездные ворота у холма Наманула. В 1914 году отряд австралийских солдат атаковал немецкую радиотелеграфную станцию в Битапаке близ Кокопо и понес потери, окропив австралийской кровью поля сражений Первой Мировой Войны. Теперь об этом напоминает кладбище австралийских и английских солдат в Битапаке. О потерях японцев в 1942-1945 годах напоминает японский Военный Мемориал . О "Королеве Эмме" - американке Эмме Коу Форсайт, первой основавшей факторию по продаже копры и обширные плантации кокосовых пальм на Новой Британии в 1878 году - ступени её дворца и , опять же, кладбище её же имени. Но больше всего "материала" оставили, конечно, японцы. Они окопались на островах основательно. Два дня мы потратили на то, чтобы посмотреть на их "творения". Помимо вулкана это главное, что показывают здесь туристам. Кроме бункера Ямамото "японские военные реликвии" включают в себя вырубленные в скалах туннели для подводных лодок и барж (в одном из пропахших сыростью и пометом летучих мышей туннелей эти проржавевшие баржи до сих пор стоят), бункеры, огневые точки, пушки и т.д. Японцы буквально врылись в остров. Если бы не капитуляция, с боем отсюда их выбить было бы возможно только ценою колоссальных потерь. Надо же, в 1904 году Николай II о перспективах войны с Японией сказал сакраментальную фразу: "Мы побъём этих макак!". Это не макаки. Это хорьки какие-то! Конечно, любителям военной истории здесь раздолье. Есть где полазить, и даже если спуститься с аквалангом под воду, то на дне морском можно найти немало всего такого: там и корабли потопленные, и самолеты и даже танки. В военном музее в Кокопо под открытым небом собрана военная техника японцев, американцев и англичан. Есть даже рубка "летающей крепости", подбитой японцами. Вулкан Тувурвур спал до нашего приезда. Словно специально ждал. В конце октября проснулся. И теперь он для нас - "аттракция". С каких только точек им не любовались и с каких только не снимали. Даже на лодке к нему специально ездили. Павел с Ильей на ранней зорьке ездили к нему персонально для того, чтобы снять сюжет про сорных кур, которым вулканы очень даже нравятся, так как они их яйца согревают, как в инкубаторе. Можно и самому при желании очень даже согреться, окунувшись в воду в месте, где она прогревается до 300 градусов... Посетили мы "вулканологическую обсерваторию", где научные сотрудники продемонстрировали нам всю свою технику, с помощью которо они наблюдают за всеми вулканами Папуа-Новой Гвинеи. Здесь, оказывается, вообще место неблагоприятное: сходятся две плиты и на их стыке - с десяток действующих или пока спящих вулканов. Когда следующее извержение? Обещают за неделю предупредить. Надеемся, что до "часа Икс" успеем отсюда "свалить". Отель, в котором мы живем - "Hamamas" - еще три недели назад был, наверное, лучшим в Рабауле. Он один из трех отелей, уцелевших в округе после 1994 года. Единственный в городе ночной клуб рядом с бункером Ямамото находится в запустении. Жители Рабаула какие-то все "заторможенные", с потухшим взором и крайне воспаленными глазами. Еще бы - ежесекундно вдыхать вулканический пепел, облако которого перманентно висит над городом. И глаза режет. Пока дойдешь из номера через гостиничный двор в ресторан на завтрак, уже все волосы, вся одежда в пепле. "Главное - белое не надевать" или "Занесенные пеплом". Как астранавт на Луне, оставляешь следы на покрытой ровным слоем "серого снега" дорожке. Возвращаешься - следы уже почти занесло... Очень необычные ощущения. Но бассейн в отеле чинят! Да и кухня неплохая в гостиничном китайском ресторане. Как говорят, он лучший в городе. Правда, других в городе просто нет... Что персонал в гостинице, что люди в магазинах и на улице по-английски если и говорят, то так, что понять невозможно. Это не "пиджин-инглиш" - официальный язык Папуа-Новой Гвинеи, это гораздо хуже - напрочь исковерканный английский. Прибавьте к этому упомянутую "тормознутость" жителей Новой Британии и вы поймете наше чувство дискомфорта. На второй день мы поняли, что единственным адекватным человеком на острове является в данный момент Мисс Хелен, которая нас самолично сопровождала в поездке по Архипелагу Бисмарка, но и она справлялась с ролью "нормального человека" не всегда. Потом выяснилось, что сама она из этих мест. Тогда все ясно! Просто есть такие зоны на Земле. Аномальные. Но самое сильное впечатление ждало нас впереди. Вечером хозяева гостиницы - белые австралийцы - решили устроить нам барбекю на природе. Чертыхаясь, засыпаемые пеплом, залезаем в машину. Почему-то она без водителя. За руль садится Володя, а едущая впереди машина с еще одной группой "барбекюшников" показывает нам дорогу. И без того жидкие огни Рабаула изчезают и в свете фар мы видим, что едем по заброшенной, засыпанной пеплом, дороге. Она расширяется и мчимся мы уже по полю. Потом соображаем, что это - бывший рабаульский аэродром, который построили рядом с Тувурвуром и очень за это поплатились. Вокруг не видно ни зги, но впереди горят костры и маячат люди. Ну вот и всё... Приехали! Сейчас будет барбекю из нас самих. Эх, чуяло моё сердце, что папуасы нас недаром так к себе заманивали. Хорошо, что если просто дело ограничится требованием выкупа. Можно, конечно, с разгону въехать во всю эту банду, маячущую в свете костров, подавить и рвануть назад, но в темноте дороги не найдешь. Но, однако, не хочется своими подозрениями обижать хозяев и вот так пороть горячку. Запрыгнуть в машину мы, в большинстве своём, успеем. Как оказалось, публика собралась мирная и дружелюбная. При свете фонариков и свечей отлично отужинали за по всем понятиям сервированным столом и вина хорошего отведали. Поднимали тост за тостом, дарили водку как вдруг... вулкан рванул!!! Представьте: темень, звезд на небе не видно. Перед тобою в полукилометре лишь угадывается конус вулкана, а над головой - вулканическое облако чуть светлее неба. И тут - раскатистое "ба-бах", разряды молний и брызги раскаленной лавы! И русский мат (от переизбытка чувств и искреннего, неподдельного удивения)! Нет, такого словами не описать. Лучше езжайте сами в Рабаул. Езжайте, и закажите то же самое! В отличие от Новой Британии, где каждый по-своему отвел душу, в Кавиенге на Новой Ирландии нас ждала "расслабуха". Было такое впечатление, что к нашему визиту и не готовились особо. "Культурная программа" была откровенно высосана из пальца, вымучена. И это обидно, потому что на Новой Ирландии есть, что показать при желании. Но это при желании. А при отсутствии такового в программу можно включить такое мероприятие, как "съемки велосипедной езды". Немцы проложили великолепное шоссе (Булуминский хайвэй), ровное, как и сам остров. Как в Голландии, по шоссе можно гонять на велосипеде без особых усилий, да и машин здесь очень мало. "Съемки", по замыслу организаторов, должны были заключаться в том, что они сами со светящимися от радости лицами должны были ехать мимо нас на велосипедах, а операторы - их снимать. В итоге этого фарсовое представление вылилось лишь в то, что я сам сел на велосипед, сделал почетный круг по деревне и Сергей меня снял. Можно будет потом рассказывать, что я Новую Ирландию на велосипеде пересек. Но Тихий Океан я пересек точно. Причем, в одиночку. На меланезийской лодке-долбленке с балансиром. Её я ангажировал у одной папуасской семьи. Они от денег сначала отказывались, но всё-таки потом я их им вручил. Я ловко управлял веслом, пересек океан в проливе между островами Новая Ирландия и Нуса. На обратном пути ко мне подплыл Олег, забрался на лодку и перевернул её. До этого момента я преспокойно плавал вокруг лодки, т.к. просто решил искупнуться. Но на берегу папуасы во главе с Хелен решили, что я упал с лодки, не умею толком плавать, стараюсь подтолкнуть лодку к берегу, но у меня ничего не получается. Они послали Олега проверить, не нужно ли мне помочь. Чем закончилась эта "помощь", я уже сказал: перевернутой лодкой, которую мы в полузатопленном состоянии действительно толкали вдвоем к берегу. Отель назывался "Malagan Resort". Малаган - это культура новоирландцев, с которой нас толком и не познакомили. Мы с нею столкнулись мельком, наскоком, вломившись незваными гостями на деревенские поминки. Маски, заготовленные для ритуала, стояли прислоненные к кладбищенской ограде. Жители седели по периметру поляны, а староста обходил каждого и собирал пожертвования. Наш гид никак не объяснил нам происходящее (да и всякое проведение экскурсий в ПНГ проходит по схеме: "Вот это дуб. Он - дерево. А вон другое дерево", иными словами, отправляясь в эти края, читайте предварительно нужную литературу, если сможете ее достать), и мы оказались в довольно пикантной ситуации, решив, что это какой-то плановый праздник. Сама "культура Малаган" - это сложный комплекс обрядов, прежде всего погребальных, которые тянут за собой искусство резьбы по дереву и изготовления искусных масок, уникальных для Папуа-Новой Гвинеи. Новая Ирландия является завершением гряды островов, которая тянется с юго-востока на северо-запад и включает в себя Соломоновы острова и остров Бугенвиль, который "соломоновцы" оспаривают у ПНГ. Это, по сути, один географический регион и в культуре новоирландцев и жителей Соломоновых островов много пересечений. Например, в обоих местах практикуется обряд "вызывания акул". Говорят, наиболее отчаянные даже запрыгивают на спины "акулам по вызову" и катаются верхом. Еще здесь в ходу "деньги", употребляемые в виде тонких и длиных ожерелий из ракушек. На рынке такими деньгами всерьез можно расплачиваться. Нас "промурыжили" два дня, никаких акул не показали, а представление с масками, организованное силами местной самодеятельности, какого-то яркого впечатления не произвело. По сути, наше пребывание в Кавиенге свелось к ленивому "островному времяпровождению" - немного купания, немного рыбалки, сон и лобстеры с кавиенгскими крабами на обед и на ужин. Красивые закаты и рассветы. Побывали мы на островке Нуса, где для любителей экотуризма создан "Nusa Retreat". Простые бунгало, построенные из пальмовых листьев по традиционной меланезийской технологии. Никаких кондиционеров, удобства во дворе. Над входом - керосиновые лампы. Над кроватями- противомоскитные сетки. На самом деле, не знаешь, что безопаснее - задраенный наглухо номер в отеле или открытое всем ветрам бунгало, но с противомоскитной сеткой. Насекомы здесь вездесущи; я в "Маданг Резорт" две ночи боролся с громадными тараканами; уже победил, но на третью ночь один из них прямо на меня свалился. Так что, сетка - она, выходит, надежнее. Для бэкпекеров в Папуа-Новой Гвинее есть подходящее размещение не только здесь. Периодчески встречаются лоджи, в которых ночь стоит от 6 до 15 кин (1 доллар равен 4 кинам). Вообще же, туризм при помощи местных турфирм - штука очень дорогая. Я деликатно поинтересовался у одного хотельера, почему так, за что так. Он начал сокрушаться, что местные туроператоры накручивают по 300% прибыли потому, что туристов мало, а туроператоры тоже люди и им кушать хочется в остальное время года. "Не остальное" время года - это тогда, когда проводятся фольклорные фестивали, грандиозные синг-синги, собирающие по 30 - 40000 участников со всей Новой Гвинеи. Приехал на такой синг-синг, пощелкал фотоаппаратом, и мешок фотопленки с суперэкзотикой у тебя за спиной. Поскольку туризм в ПНГ носит "событийный характер", туроператоров как таковых немного, отелей тоже, при этом многие отели и лоджи построены и "держатся" теми же туроператорами, то цены на туризм здесь дороже, чем в Швейцарии. Мыслимо ли брать 1750 долларов за четырехдневный круиз по реке Сепик? Или 4750 долларов за двухнедельный тур по стране? Причем, сюда еще внутренние перелеты не включены! Хоть и наседали на папуасов христианские миссионеры, да всё равно креста на них нету. Их цены расчитаны на "основных клиентов" - американцев и японцев. Тем всё равно, сколько платить: едут в отпуск раз в год и отрываются по полной программе. Русскому человеку, да и любому другому нормальному, такие цены кажутся дикими. Я это папуасам пытался объяснить и они обещали исправиться. Понизят цены. Процентов на пять. Начинался сезон дождей. Обычно дождило по ночам, но теперь всё чаще и чаще дожди стали идти и в дневное время. В последний день нашего пребывания в Кавиенге над морем нависла такая тяжелая туча, что стало ясно и без напоминания Ильи: "Надо валить отсюда". Впрочем, быстро свалить нам судьба не позволила: рейс в Порт-Морсби задержали на пять часов, а там у нас пересадка должна была быть до Маунт-Хаген. Естественно, мы опоздали и вместо Нагорий ночевали опять в Порт-Морсби. Но с отелем повезло: "Air Niugini" во искупление вины поселила нас в отель "Airways". Шведский стол отменный. Когда мы там отъедались, словно приехав из голодного края, к нам подошли наши соотечественники, вертолетчики из Красноярска, которые здесь, как Мимино, возят жителей горных селений. "О, а мы про вас в газете читали и по радио слушали!" - сказали они нам. Да мы знаем. Читали сами и на память газетки купили. Посоветовали нам ночной клуб "Аэропорт" с "местной спецификой". Кое-кто изъявил желание посетить это заведение в последнюю нашу ночь в Папуа, перед отлетом на Родину, что и было сделано, но их рассказ я здесь не привожу, ибо он выходит за рамки данного повествования, хотя он мог бы быть для кого-то поучительным на тот случай, если его занесет нелегкая в эти гостеприимные края. В последующие два дня мы получили от нашей поездки всё то, чего нам не хватало почти три недели, а именно - настоящей папуасской экзотики. Понятно, что это шоу. Понятно, что "в живую" всё это можно было увидеть давным-давно, лет пятьдесят тому назад. Нагорья миру-то открылись только в тридцатых годах уже прошлого века, когда сюда пришли золотоискатели (и золото они, кстати, нашли, и теперь оно наряду с какао и не очень хорошим кофе экспортируется и приносит ПНГ кое-какие деньги). Думали, что в нагорьях живут небольшие малочисленные племена, а оказалось, что межгорные долины довольно плотно заселены, и не "охотниками и собирателями", а оседлыми земледельцами. В Нагорьях папуасов больше, чем на берегу. И это правильно, как говорил Михал Сергеич: климат здесь здоровый, прохладный, комаров малярийных нет, в отличие от заболоченных низин или побережья. Мы просто отдыхали здесь после вязкого новогвинейского зноя. Ну ничего, скоро опять в Порт-Морсби, а там четыре дня в Сингапуре - еще попаримся! Наша программа была столь насыщенной и плотной, что было не передохнуть. Синг-синги, представления следовали одни за другими. Кстати, самый грандиозный фольклорный фестиваль ПНГ проходит в Маунт-Хагене каждый август. Мы побывали в трёх нагорных провинциях: Восточные Нагорья, Энга и Чимбу. К сожалению, не посетили Южные Нагорья (Тари), чьи папуасы племени хули с раписанными желтой краской лицами стали буквально "лицом" Папуа-Новой Гвинеи. На открытках, проспектах, календарях и даже хозяйственных сумках - везде хули. Вообще, выходит, что в Папуа-Новой Гвинее надо смотреть Нагорья, реку Сепик и "маклаевские места" под Мадангом. Там же можно и на море отдохнуть. Правда, у дайверов свои маршруты. В Алотау (Милне Бэй) смотрят китов. На островах Архипелага Бисмарка - гигантских мант. Короче, есть чем заняться. Ну там для "натуралистов" - трекинг по лесам и горам. Есть лоджи прямо в горах; в одном из них побывали. Одним словом, этно- и экотуризм. А в городах не стоит задерживаться. К примеру, Маунт-Хаген считается наиболее опасным с точки зрения криминала городом ПНГ. Наш отель "Highlander" ("горец", значит) окружен железным забором, как воинская часть, а поверх забора - колючая проволока. Охранники с собаками патрулируют окрестности ночью. Но всё - для нашего же блага. Но мы стремимся на природу, подножию горы Хаген, к нашим лучшим друзьям папуасам и нам пока нет никакого дела до того, что некоторые несознательные элементы из их числа могут нас ограбить или убить. К тому же, ходим мы все кучкой, клином: дамы внутри, а наиболее крепко сбитые мужики по периметру; и в случае чего дадим отпор, быть может даже и вооруженный. Кстати, гору эту Хагеном немцы назвали, так что неэндемичные элементы германской мифологии органично срослись с новогвинеийским ландшафтом. Интересно то, что в Новой Гвинее есть Пик Вильгельма, а в Москве - улица Вильгельма Пика. Я думаю, совпадение не случайно и я обещаю в этом разобраться. В Нагорьях случился у Ильи день рождения. Это приятное событие нужно было отметить по-особому. Не каждый год его празднуешь среди папуасов. Местному населению была дана "ориентировка" и в каждой деревне группа танцоров, исполняя хвалебную песнь, подносила Илье подарок. "А на золотой прииск у нас сегодня экскурсии нет?"- с осторожной надеждой осведомился юбиляр. Увы, туда экскурсии у нас не было... ...Я покидал Папуа со сложным чувством. Я не испытывал разочарования, ибо моя натура "наблюдателя жизни человеческой" не знает его. Ну не было захватывающих приключений в нашем путешествии, ну и Бог с ними. Новая Гвинея была красивой легендой, в которой главным героем был Миклухо-Маклай. Герой-одиночка, как и положено законом жанра. "Зеленый ад", влажная духота, комары - и все равно, что-то тянет сюда неумолимо. Надо, Федя, надо! Хотя бы раз в жизни побывать там, где время, как воздух, застыло в "райских кущах", оглашаемых криками таких же райских птиц. Миклухо-Маклай заплатил за найденный им рай своею жизнью, но даже на смертном одре он не оставлял надежды вернуться сюда, в "детство человечества". Это, наверное, подсознательная тяга к "своему берегу", месту душевного успокоения. Он так и рисуется в воображении: пальмы, нависшие над широким пляжем белоснежного кораллового песка. Многие его находят. А вот сына Рокфеллера, пропавшего в джунглях Новой Гвинеи, не нашли. Жорж намеревался посвятить всю поездку его поискам. "Хоть череп найти; можно будет поездку отбить", - говорил. Куда там! Это всё равно, что золото Маклая раскопать (которое англичане, кстати, искали на полном серьезе!). Конечно, топоры, копья и стрелы мы себе привезли. Даже небольшие опахала из перьев райских птиц, хоть они и к вывозу запрещены. Я в Маунт-Хагене приобрел резного крокодила. Не знаю зачем. Просто всучили за двадцать кин. А может, в память того сепикского "пук-пука", которого я съел за ужином. С Жоржем вообще получилось смешно - какой-то папуас в вязаной шапке продал ему "крокодиловое яйцо". Как будто мы не знаем, что в горах крокодилы не водятся! И странное какое-то это яйцо; это мы уже в самолете его внимательнее рассмотрели и "взвесили". Раза в три больше, чем у нормального крокодила или казуара, и скорлупа твердая. Постучали, потрясли - как будто что-то булькнуло внутри. А может, померещилось. Ладно, поставит на видное место, будет любоваться, гостям показывать. Конечно, это не череп Рокфеллера, а всего-навсего яйцо. Но не пропадать же вещи, в самом деле! P.S. За время нашего отсутствия господин Джон Камбова был снят с занимаемой должности. Как говорят, за растрату. НИКОЛАЙ БАЛАНДИНСКИЙ. 2002 г.
Тэги: Папуа Новая Гвинея ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Bunansa аватар
Bunansa (Втр, 11.09.2007 - 03:09)
Снова повторюсь-здорово..Самой уже туда не доехать в этой инкарнации..А тут-как сама побывала
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...