Столетие. Часть 10. Над Великой Пропастью

Аризона, Гранд Каньон, лето 2007
Столетие. Часть 10. Над Великой Пропастью Утро. Раннее утро. Раньше для меня просто не бывает. Пять часов, а я уже на ногах, со всем добром бегу в автобус, который увезет меня на Гранд Каньон. Пять часов езды туда и пять часов обратно. Жара. Лас-Вегас плавится под ста градусами Фаренгейта. В автобусе картина прямо противоположная. Можно видеть, как некоторые, в особенности сидящие возле окон, накрывшись пледом, дрожат как гуси. Кондишен тут что надо. Мне досталось место у прохода. Таким образом я сижу и вижу уходящее вдаль шоссе. Вы смотрели эти странные американские фильмы? Когда с двух сторон пустыня, а посередине – дорога, разрезающая кадр пополам. Я полагаю, я попал в один из таких фильмов. Невада и Калифорния остались позади. Теперь мы въезжали в Аризону. Песок и камни с кактусами стали доминирующей частью штатского интерьера. Автобус мчится вперед и даже не думает останавливаться. «Жги бензин, жги этот бесполезный бензин, пока мы не упремся в пропасть! Вперед! Вперед!» - вопит мой мозг, а я тщетно пытаюсь его успокоить. Я чувствую себя как Али после боя с Фрезером. Хотя какого черта? Никто не знает, как тогда себя чувствовал Али. Мое тело изнывает, и я поскорее хочу вырваться из объятий этого сидения: сказываются часы поездки. Сильнее человека Да, я увидел это чудовище. Я не верил, но я смотрел на него. Громадная пропасть, расстелившаяся на многие мили континента. Рваной глубокой раной она разрезала землю пополам. Тонкой струйкой крови в ней текла река Колорадо. Столетие. Часть 10. Над Великой Пропастью Мы стояли возле ограждения, за которое было запрещено выходить. Я был поражен величием природы и, не удержавшись, перелез через забор и подбежал к самой пропасти. На мгновение ноги стали ватными, но уже через пару секунд я освоился и звал всех остальных ощутить то же самое великолепие, которое вливалось в меня со всех сторон света, освещаемое тысячами скрытых за лучами солнца звезд. Позади было слышно, как толпа туристов вдруг заволновалась, и все стали показывать на нас пальцами. Японцы из своих небольших карманов сразу подоставали фотоаппараты «Casio» и «Sony» и начали фотографировать нас в объятиях скал. Им только сюжет подавай. Я присел на камень и свесил ноги. Столетие. Часть 10. Над Великой Пропастью Не успел я это сделать, как вдруг услышал голоса наших девчонок, говоривших мне, что если уж мне и надоело жить, то мне следовало бы сначала подумать о своей девушке, о родных, друзьях и т.д. - Черт возьми, я на этом Великом Каньоне, и я не знаю, вернусь ли я сюда когда-нибудь еще. И я хочу, чтобы мои ноги повисели над этой Великой Пропастью! Можно было стоять на краю камня, который являл собой границу между миром мертвых и живых, и, чувствуя себя вполне уверенно, несмотря на огромную высоту, дышать воздухом Америки и пялиться на эту трещину во плоти. Но в любой момент мог подуть сильный ветер, и тот, кто стоял на краю, пошатнувшись, понимал, что и тысячи лет спустя стихия будет сильнее человека. Я смотрел вниз, и с линией моего взгляда пересекалась тысяча эпох. Это была древность. Ко мне подошла Юля: - Что ты думаешь обо всем этом? - Хм… Это безумно, как обои из асфальта. - Да, ты прав. Вот бы еще и вниз спуститься… - … да только времени в обрез, - закончил я ее предложение. - Точно. - Угу, - ноги уже затекли, поэтому я встал и начал их расхаживать, чувствуя, как тысячи иголок впиваются в икры моих ног. Я видел тысячи маленьких камушков, что валялись внизу. К ним, небось, никто и не притрагивался тысячелетиями. Внизу эти камушки оказывались непомерными глыбами. Они смотрели на туристов, стоящих вверху, которые, в свою очередь, любопытно глазели вниз, пытаясь на глаз оценить размер очередного валуна. Столетие. Часть 10. Над Великой Пропастью Безжизненный голос минувших эпох эхом отражался от рыхлой поверхности скал и либо уходил глубоко в мысли наблюдавших, тщившихся заснять всю красоту тех мест на фотоаппараты, ибо это непередаваемо ни в словах, ни на фотографиях, либо тонул в этой длинной долине бессмертия. Тени облаков рвались на кусочки, падая на избитую временем поверхность Каньона. Ты ощущал себя пятицентовой монетой в окружении таких скал. Но именно ты замыкал Вселенную и не давал ей рассыпаться на части. Некоторые приезжали сюда на неделю, а то и на две, и спускались вниз. Там они бродили в поисках очищения души и, наверное, кто-то там все же находил свое духовное убежище. Мы же были наверху, и тех, кого мы не видели внизу из-за слишком уж большого расстояния и о чьем существовании мы только догадывались, понять было трудно. Немыслимо трудно было представить все эти горы, возвышающиеся над тобой и дышащие ливнем красного возбуждения. А если уж ты внизу, то на фоне неба ты видишь очертания людей и думаешь, насколько же они далеки от отблесков истинной красоты каменного побережья. Столетие. Часть 10. Над Великой Пропастью Девчонки, подгоняемые адреналином, тоже стали подходить поближе к краю и там устраивать фотосессии. - Паш, сделай пару фоток со мной, а? - Не вопрос, - я расчехлил фотик. Вот как это выглядело: я, ищущий наилучший ракурс и вертящий объективом во все мыслимые и немыслимые стороны, и Марина, изгибами своего тела пытающаяся сотворить гармонию на пленке. Столетие. Часть 10. Над Великой Пропастью - Ладно, фотограф, давай и я тебя сфоткаю! - Давай. Столетие. Часть 10. Над Великой Пропастью Екатерина – так та вообще уже не знала, какие еще позы можно попробовать, чтобы японцы добили свои карты памяти на фотоаппаратах. Но оказалось, что представители сей культуры все давно уже просчитали и что перед поездкой они специально запасались дополнительными карточками памяти, потому что знали: русские будут и там, а то, что они творят, ну просто никак нельзя не запечатлеть на камеру. Хитрюги однако. Японцы, быстро разговаривая между собой и щуря глаза, так что казалось, что они их и вовсе закрывали, все еще с улыбками до ушей одержимо фотографировали, когда Катя сдалась и пошла назад к ограждению. Она подошла к одному из японцев, который показался ей особенно хорошим фотографом, и попросила его показать, что он нащелкал. Тот, покраснев и немного сконфузившись, все-таки достал фотоаппарат и показал ей единственный снимок, который он сделал. Столетие. Часть 10. Над Великой Пропастью - И это все, что ты сфотографировал за полчаса??? – Катя рассвирепела. Наш друг-фотограф по интонации догадался, о чем она говорила, и предложил ей сделать действительно хорошую фотографию, на что та немедленно согласилась. Вот такая фотография у него вышла. Столетие. Часть 10. Над Великой Пропастью Время нашего пребывания на Гранд Каньоне подходило к концу, но никому не хотелось расставаться с этим невероятным местом. Мы медленно и нехотя пошли в сторону автобуса. Впереди была долгая и томная дорога. Но это не имело значения. Теперь уже Сан-Франциско стал для каждого из нас домом.Медаль
Тэги: США ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Irma аватар
Irma (Сб, 29.09.2007 - 22:06)
место на самом деле красивое! и фотографии отличные! :D
roux аватар
roux (Сб, 29.09.2007 - 23:00)
в который раз спасибо :wink:
АлМиРа аватар
АлМиРа (Пнд, 01.10.2007 - 06:25)
Японцы- :wink: :taunt: Молодцы. Все. :taunt: Спасибо :D
Inna-geograf аватар
Inna-geograf (Пнд, 01.10.2007 - 08:22)
Теперь, я кажется, понимаю, что вас там так долго удерживает :D Гранд-Каньон - это великое ЧТО-ТО! Завидую.
roux аватар
roux (Пнд, 01.10.2007 - 12:29)
:D
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...