Столетие. Часть 11. Ангелы, подъем!

Калифорния, Лос-Анджелес, лето 2007
Столетие. Часть 11. Ангелы, подъем! Я лежал в нашей гостинице и мирно спал. Тишина была прекрасна. В комнате было слышно только тиканье часов. У всех спящих просматривались детские улыбки на лице от такого прекрасного сна и спокойного утра. Сквозь пелену сна до меня донеслось это гармоничное тиканье, я открыл один глаз, взглянул на часы. 7:20. Прекрасно. Я в раю. Зазвонил будильник. Я увидел, как чья-то вялая рука пытается нащупать будильник, чтобы его отключить. «Е-мае, это же моя рука! Ладно, сколько время? 7:30. Нормально. Еще немного сейчас посплю, и все будет хорошо». И вдруг до меня доходит, что автобус в 7:45. Черт! А я ведь еще рюкзак даже не собрал! В мгновение ока я впрыгнул в свои джинсы, надел майку и набросил куртку. В рюкзак я наспех кинул карту Лос-Анджелеса, четыре сникерса, фотоаппарат и воду и бросился наутек. Мне ужасно повезло, и в 7:40 я уже был на станции Грейхаунда. Я присел на дорожку. Слева спал полулысый китаец. Он постоянно падал на мою сторону, и мне приходилось отталкивать его обратно. Справа сидел американец. Ему был полтинник. В очках, седой, но выглядел младше. Он наивно признался, что до сих пор не знал, что Голливуд в Лос-Анджелесе. И он не знал, что президент России – Путин. Попытался оправдаться: - А ведь политика меня особо не интересует... – как будто невзначай заметил незнакомец после тотального поражения своего интеллекта: не знать, кто президент России. Я так и не понял за что, но свой срок он отсидел, и, мол, это все получилось совершенно случайно. Кто его знает, а вдруг тогда рядом со мной сидел второй Чикатило. Хм… Теперь он был в поисках работы. - ...Вот я и решил, что Калифорния далеко от моего дома и что тут должны меня принять на работу. Но здесь не получилось. Сейчас вот еду в Сан-Диего. Я думал, что буду работать в Сан-Франциско, но я приехал сюда и увидел, сколько много здесь бомжей, и решил: нет, здесь я работать не буду. Я поеду в Сан-Диего. Там пальмы, тепло... Я кивал и отталкивал не спавшего наверное несколько лет китайца. Мы сели в автобус. В дороге не было ничего интересного. На одной из остановок я покушал в Бургер Кинге, если это можно назвать «покушал». Там я и увидел типичную картину из американских фильмов: семья, где уже давно установилась жесткая политика отцовского тоталитаризма, закинула свою немногочисленную утварь в огромный ржавый пикап и колесила по Америке в поисках подходящего жилья и работы. Дверь машины открылась, из нее попыталась выбежать женщина, но чья-то мощная рука потащила ее назад. Я обошел машину: сзади, как и спереди, номеров не было. Здоровый мужлан на сиденье водителя хлестко ударил ее по щеке, замахнулся на сына, сидевшего сзади, и урвал оттуда, как реактивный самолет. Через восемь с половиной часов мы прибыли в Лос-Анджелес. Мы ехали по каким-то трущобам, смешанным с сотнями заводов и фабрик весьма удручающего, надо сказать, вида. Большинство окон в зданиях было разбито, повсюду были эти колючие проволоки, на них висело различного рода тряпье, как-то: порванные майки, Столетие. Часть 11. Ангелы, подъем! шерстяные носки, кепки с надписями «LA», пакеты, холщевые сумки и много чего другого. Я раскрыл карту: я понятия не имел, где находился. С горем пополам нашел эту треклятую улицу и по ней пошел вверх к центру города. Там должно было быть метро, на котором я хотел добраться до моего хостела. Я уже представлял, какой дырой будет этот хостел, несмотря на то что он находился в Голливуде. 20 долларов за ночь? Да по определению этот хостел не может быть нормальным. Я с ужасом вспоминал хостел за 23 доллара в Сан-Франциско и те бессонные ночи на кухне. По дороге случайно зашел в какой-то не совсем удачный квартал, где были только одни негры. Я думал, там меня и похоронят. Но судьба есть судьба и от нее, наверно, не уйдешь… Наверно… Через час я дошел до центра. Столетие. Часть 11. Ангелы, подъем! Ничего сверхъестественного там не оказалось. Небоскребы (правда, повыше, чем во Фриско), Столетие. Часть 11. Ангелы, подъем! тысячи мексиканцев и копы на мотоциклах. Вот и весь даунтаун. Ну иногда еще и пальмы. Столетие. Часть 11. Ангелы, подъем! Погуляв по городу, я решил поехать в хостел и осмотреться. Метро оказалось не очень глубоким. Купил себе билет в машине-автомате. Здесь, в отличие от Сан-Франциско, все, ну или почти все строилось на доверии. По крайней мере, никакой проверки билетов. Просто таблички, которые гласят: «После этой линии у вас могут проверить билет», - хотя после «этой линии» никого, хоть даже отдаленно напоминающего контролера, и в помине нет. За полчаса доехал до своей станции. Она вся была выложена разноцветными плитками и пестрила в глазах. Может, ее основали хиппи, как думаете? Абсолютно все: стены, потолок, пол – все было уложено этими маленькими пестрыми квадратиками. Ты как будто погружался в зыбкую виртуальную реальность, которая приковывала твой взгляд и не хотела тебя отпускать. На улице было тепло. Мне сразу вспомнилась родина, где в это время года царит примерно такая же погода. Я силой подавил ностальгию и пошел дальше. Подо мной проходил хайвэй. Машины мчались черт те знает куда, наверное, они и сами того знали, они просто бежали по асфальту, сделанному специально для них, для того чтобы ехать на край света, чтобы убегать иль чтобы гнаться. Солнце садилось. По краям бульвара Голливуд Столетие. Часть 11. Ангелы, подъем! росли высокие тонкие пальмы, такие типичные для этого «западного Нью-Йорка». Столетие. Часть 11. Ангелы, подъем! По небу на западной стороне начала сочиться кровь. Потом она растворилась, и небо стало серым и немного угрюмым. Город ждала ночь. Я взглянул направо: вдалеке между двух роскошных домов я увидел холм, на котором красовалась эта великая надпись – «HOLLYWOOD». Что за откровение! Через сто метров находился мой хостел. Я зашел в его двор. Там было довольно уютно. Всего два этажа. У приветливой британки, чье происхождение я моментально отгадал, когда она произнесла слово «passport», я получил комплект белья и ключ от комнаты 103. Комната не шла ни в какое сравнение с хостелом в Сан-Франциско. Все было аккуратно, имелась даже кухня, свой туалет, телевизор, постели были в достойном состоянии, так что проживание блох в них заподозрить было очень и очень сложно. В комнате жил еще темный мужчина лет 40. Он путешествовал. Приехал сюда из Нью-Йорка. «Что, неужели еще есть эти отчаянные и романтичные путешественники, которые ездят с одной сумкой за спиной, спят, где приходится, пьют виски и пишут романы?» Я задумался и заснул. С утра у меня была экскурсия по городу ангелов. Гидом был типичный американский парень, абсолютно без комплексов, чувствовал он себя раскованно и всю дорогу вопил нам про историю города. Сначала мы поближе подъехали к большим белым буквам, вещавшим на далекое расстояние о вашем местонахождении или о том, куда вам следовало бы податься. Столетие. Часть 11. Ангелы, подъем! Затем съездили на Венис Бич. Столетие. Часть 11. Ангелы, подъем! Пляж меня особо не впечатлил, учитывая то, что я видел пляжи в Турции, которые казались мне раем. Но этот пляж был тоже ничего. Столетие. Часть 11. Ангелы, подъем! Вода океана была немного прохладной, но, в общем-то, сносной для купания. После мы поехали в Беверли Хиллз глазеть на миллионные дома голливудских звезд. Улицы были просто великолепными. Столетие. Часть 11. Ангелы, подъем! В тамошних дворцах жили и Том Круз, и Брюс Виллис, и Дженнифер Лопез, Мэл Гибсон, Том Хэнкс, Джим Кэрри и много кто еще. Все дома, конечно, были неописуемо красивыми и своеобразными, с безумными балконами, тысячами алых роз, заборами всевозможных форм… Но больше всего удалось выделиться кирпичному пристанищу Мадонны. Ее дом был построен в стиле модерн, и – что меня поразило больше всего – он вовсе не был огорожен. Возможно, ее буддистские убеждения повлияли на это, а возможно... А возможно все это было бутафорией. Может, это было сказкой, в которой главный герой – это деньги, и он всегда побеждает. Всегда... Вот какую красоту, в которой живут люди, подчас творят зеленые бумажки: Столетие. Часть 11. Ангелы, подъем! Я был порядком измотан и зашел в ближайший Мак перекусить. Когда стемнело, я подумал, что надо бы выдвигаться. В 0:45 у меня был автобус назад в Сан-Франциско. Метро ехало очень медленно, прям аж скучно стало. На этот раз идти от центра до станции Грейхаунда я не решился: как-никак, а ночь уже съела весь город. Центр Лос-Анджелеса был совершенно пуст. Пара мексов стояли на углу и все перешептывались. По-моему, это у них в крови. На одинокой и заброшенной в это время остановке, под одним-единственным фонарем, я прождал битый час, пока где-то на горизонте не зарделись фонари автобуса. Я встал с бордюра, отряхнулся, взял свой рюкзак, и на полуночном автобусе мы рванули в бескрайнюю темень. Ранним утром я прибыл в Сан-Франциско. Я шел по длинной Маркет Стрит. Ей не было видно ни конца ни края. Солнце потихоньку вставало из-за горизонта, наготове пролить на грешную землю свои благословляющие лучи. Все магазины были закрыты. А я был чертовски голоден. В переулке между двумя спящими магазинами я нашел один, который только что проснулся. В магазине продавцом был сонный индус, который стоял с полузакрытыми глазами и обеими руками держался за кассу, чтобы, заснув, не упасть. Заходи – и бери все, что угодно. Я взял бутылочку виски и пару бутербродов. Индус нехотя меня рассчитал и снова стал клевать носом. Эти бутерброды показались мне тогда лучшей едой на свете. Запивая виски, я дошел до отеля и, захмелев, отрубился на пару часов. На конкурс предлагаю фотографию из 4-ой части под названием "Закованный в швартовы "Геркулес"Медаль
Тэги: США ,
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...