Осень в Михайловском саду. Окончание

Петербург, от середины 70-х в наши дни
Дальше я попытаюсь только передать то, что осталось жить из истории Перова. Когда-то Петр разбил огромный сад... ... сад-труженник. И раскинулся он на огромной территории. Одной его границей была Нева-матушка, другой – першпективная дорога (будущий Невский), третьей – безымянный ерик (Фонтанка), а последней – Кривуша (канал Грибоедова). Территория, согласитесь – просто громадная... Но Петр очень хотел, чтоб у Российского престола сад был не меньше Версальского... Вот и замахнулся... Фактически весь этот прото-сад изначально разделился на части - как комнаты в квартире. Что-то отвели под огород, что-то под парадные аллеи. Парадную часть стали именовать Летним садом, или первым Летним садом. Михайловский сад – это остатки третьего Летнего или шведского сада, отданного во владение Екатерине I. Екатерина повелела прорыть канал от Мойки до Кривуши, чтобы осушить болотистые земли. Тогда же были вырыты и пруды геометрической формы. После чего возвели на берегу Мойки Золотые хоромы – маленький дворец императрицы под золотым шпилем с фонариком. Ну а сам сад был засажен плодовыми деревьями. Елизавете родительские дома были тесны – она выстроила для себя новую резиденцию между папиным (в Летнем саду) и маминым (Золотыми хоромами) дворцами. Постепенно одна часть огромного прото-сада под названием Царицын луг перешла в ведение военных – для парадов и муштры, и стала гордо именоваться Марсовым полем. На фундаменте снесенного по приказу Павла елизаветинского дворца вырос Михайловский замок. Территория остального шведского сада дичала. И в начале XIX века Александр I заказывает Росси проект и возведение дворцового комплекса для своего брата - Великого князя Михаила Павловича. Росси разместил дворец в середине шведского сада, обратив парадную сторону к Невскому проспекту. От проспекта к площади перед дворцом была пробита Михайловская улица. Для домов на площади Росси сделал подробные эскизы. Кроме этого Карл Иванович продолжил Садовую улицу до Невы, окончательно разграничив бывшие едиными садовые участки. Новый сад – последний кусок шведского - получил название Михайловского по новому дворцу. Сад изменился. Прямые аллеи остались только по периметру, в центре сада появились извилистые дорожки. Фактически, Михайловский сад стал уникальным сочетанием двух разных стилей ландшафтного искусства на одной территории — регулярного или «французского» и пейзажного или «английского». Росси построил на месте фундамента первого деревянного дворца Екатерины I павильон с пристанью на берегу реки Мойки, который предназначался для романтических встреч летними вечерами за чашкой чая или игрой в карты. Геометрию прудов смягчили, придав берегам неправильную закругленную форму. Великий князь Михаил дворцом пользовался недолго. Какое-то время и дворец, и сад пустовали. В конце концов, решено было использовать заброшенный дворец под музей русского искусства. Сад тоже стал общественным – в нем не просто гуляли, в нем проводились разные выставки, два раза в неделю на лугу играл оркестр. К этому времени относится и возведение Спаса-на-крови, и новой решетки со стороны канала. Это - отдельная история, касающаяся покушения на Александра II и его смерти. В 1922 году сад переименовали в сад МОПРа (Международной организации помощи борцам революции). Тогда же в вековой дуб ударила молния. Верхушка обломилась, внутренняя часть ствола выгорела. Народный мастер А. Соловьев вырезал из остатков дуба скульптурную композицию под названием «Дерево свободы. Когда мы шли по аллеям, Перов с увлечением вспоминал, каким был сад до революции. Он рассказывал, как много цветов высаживалось по весне, как склоны вдоль лестницы, ведущей в сад со стороны дворца, были покрыты розовыми кустами, цветущими все лето (так хитро были подобраны сорта, и так умело ухаживали садовники). Он произнес красивую фразу: «Было непонятно, то ли сад идет к дворцу с цветами, то ли дворец спускается в сад с розами…» Перов начинал работу в этом саду еще мальчишкой и знал каждое дерево, каждый кустик. Он помнил, что Суворов когда-то стоял на другом берегу Мойки прямо напротив павильона Росси, и что перенесли его к Неве много позже… Он обратил мое внимание на плиту, слабо белеющую в иле на дне большого пруда, и на кран, выпирающий из земли на берегу со стороны Этнографического музея. Оказалось – здесь когда-то работал фонтан. В войну бомба упала в пруд, и мраморная стена фонтана обрушилась на дно… «Это было так красиво…» - печалился Перов, что так и не хватает денег на восстановление. «Вы видите двойные ряды деревьев?.. Как Вы думаете – зачем деревья так посадили?..» У меня не было разумных объяснений. «Потому что когда-то были не только дорожки для пешеходов, но и дорожки, по которым можно было кататься в колясках или верхом… Их прокладывали рядом – так, чтобы можно было поприветствовать, пообщаться, но все-таки ограждали посадками для безопасности,» - объяснил мне Перов. «А к этой пристани когда-то причаливали яхты с членами царской семьи… Они выходили на берег, в павильоне накрывали чайные столы, на лугу играл оркестр…» - продолжал Перов, когда мы дошли до павильона Росси. «А как Вам деревья ?..» - снова ставил он меня в тупик вопросом… Деревья… ну они и есть деревья… - недоумевала я. Оказалось, что не так все просто… Садовод тщательно продумывает, какие деревья и кусты он будет высаживать. Красивый сад – это не просто разнообразие деревьев, это продуманное комбинирование сортов. Деревья не должны сливаться в одноликую массу – они должны отличаться цветом листвы, формой листьев - только тогда сад будет радовать глаз в любое время года… Только тогда листва будет создавать красивую цветовую гамму. А когда листва облетит - дерево будет радовать своей формой. Перов показал мне деревья, посаженные им после смерти жены. Помните песню «Что стоишь, качаясь…» - где нельзя рябине к дубу перебраться. Перов посадил на одном берегу пруда молодые дубы (они плохо переносят пересадку - один мог не прижиться), а на другой стороне – рябину. Мы постояли рядом с дубами, а потом подошли к рябине. Это деревце хранило свой секрет. Его стволик был искривлен и смотрелся с одной стороны как буква «Г», а с другой – как «Ч». Оказывается Чехов и Горький были любыми писателями Перова – и он использовал искривление ствола и специальными подвязками усилил его. Напоследок он показал мне окна своей комнаты и по-детски похвастался, что о нем даже написала ленинградская газета Смена… Статья так и называлась «Окно, распахнутое в сад». Я еще несколько раз видела Перова. Видела из окна то автобуса, то троллейбуса - он спешил куда-то по Невскому, вызывая улыбки прохожих своей растрепанной бородой и необычным посохом. И ни разу я не сошла и не пошла к нему навстречу… Все куда-то спешила… А когда не спешила – он не встречался. Потом я перестала его встречать… К 300-летию города Михайловский сад закрыли на реконструкцию. Два долгих года здесь велись работы. И я с волнением ждала, что встречу, когда сад снова откроют… Останутся ли деревья, посаженные Перовым?.. В прессе печатались странные слова – возродим сад… вернем саду исторический облик…. Какой исторический?.. План Леблона?.. Растрелли?... Росси?... Сад открыли. Он стал светлее – много старых деревьев было убрано… Много появилось новых – еще маленьких – на месте старых. Очень обрадовали клумбы – я помнила, как горько сетовал Перов на отсутствие цветов и жаловался на то, как их отсутствие упрощает сад… Даже розы появились – пусть не на склонах – но рядом… По-прежнему местами ряды деревьев указывают на местоположение вторых аллей. Общественный туалет так похож на дворец, что туда даже странно заходить. И почему-то к нему пристроили кафе. Павильон стал чистым и нарядным, а решетка вернула себе все утраченные элементы. Но… Исчезли деревянные горки моего детства. Да и по склонам берегов пруда уже не покатаешься на санках – пруд со всех сторон затянут зеленой сеткой. Заполнились аллеи. А раньше практически я бродила здесь в одиночестве, успевая свернуть на аллею прежде, чем пересекусь с одиноким путником. Долго искала я вековой дуб-статую… Кружила, вглядываясь в темные стволы… Нет… Видимо «Дерево свободы» кому-то слишком не понравилось… Тихо и пусто в павильоне. Нет больше стариков, увлеченно обсуждающих шахматные ходы, да и скамейки теперь накрепко застыли на своих местах – попробуй, перенеси… Сад много приобрел. Сад много потерял… Немного грустно. Немного печально. И все равно – пусть он изменился, пусть местами он стал совсем другим… - мой сад настолько хорош, что не любить его – невозможно.
Тэги: Россия ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Os-a аватар
Os-a (Чт, 01.11.2007 - 10:45)
Фото чудесно все дополнили. Осень навеяла грусть, воспоминания тревожат... но тут, пожалуй, я воздержусь от своих воспоминаний - а Вам, спасибо за рассказ, наконец-то стало понятно, что есть что в "михайловском наследии" Петербурга. А то, и правда, не трудно перепутать. Теперь - будем знать :)
Berangera аватар
Слава Богу!Есть что прочитать для души!Опять спасибо большое.Читая ваши эссэ ,как будто приходишь к старому доброму другу.А не то что в эти.....Википедии!
АлМиРа аватар
АлМиРа (Чт, 01.11.2007 - 20:34)
Спасибо большое, девочки! Пришла с работы, устала, как.... цурипопик... настоявшись в пробках в темноте под дождем :( Так приятно дома - тепло, сухо, светло - и Ваши теплые слова :D Завтра обещают дать на мой комп безлимитку :P Наглеть не буду - но смогу хотя бы в течение дня загляды вать :P
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...