"Командировка по сюжету для кинохроники"

Где-то в России, Давно
Командировка по сюжету для кинохроники. Было это так давно, что не верится, что вообще было. Не верится, потому что в то время не было еще мобильных телефонов, автомобили, конечно же, отечественного производства, были у частников редкостью, люди ходили в кинотеатры, иногда даже семьями, где с удовольствием смотрели, какую-нибудь «Ссору в Лукашах», а перед сеансом смотрели либо «Фитиль», либо журналы кинохроники. Как же они назывались, дай бог памяти! Ах, да! Один был «Наш край», а второй «Новости дня». И снимали эти журналы студии кинохроники, снимали на кинопленку. А человек, который снимал киноаппаратом, на эту самую кинопленку, звался кинооператором. Вот таким кинооператором и был Василий Иванович. Только фамилия его была не Чапаев, хотя за глаза его так и называли, благодаря лихим усам, которые он носил, сколько его все помнили. Только не замечали, как изменялся цвет усов, из черных превратились они в седые, под стать волосам на голове. А фамилия его была Толокин. И до пенсии Толокину оставалось всего ничего - несколько месяцев. Уже давно его посылали только на незначительные съемки, в командировки не направляли, словом, тихо-тихо отодвигали его от работы, якобы, заботясь о его здоровье. Василий Иванович не обижался, понимал, что руки у него уже не те, что в молодости. А руки, для кинооператора – самое главное, чтобы камера съемочная в них не дрожала, и тряски не было в кадре. Впрочем, и зрение хорошее тоже было необходимо. Потому Василий Иванович, частенько оставался без съемок. Он приходил на киностудию, в который раз чистил и смазывал камеру, читал свежую газету, потом шел в столовую обедать. А после обеда то, да се, и шабашить наступало время. Только сегодня почитать газету не удалось. Прибежала Лидочка, секретарша директора студии кинохроники и велела бегом ему идти к директору. Бегом Василий Иванович не побежал - годы были не те, да и солидность надо было блюсти – как никак старейший кинооператор студии. Директор встретил Василия Ивановича у дверей своего кабинета, что означало уважение, и с места в карьер выпалил: «Василий Иванович! Дорогой! Полный зарез! Выручай!» Через несколько минут, Василий Иванович уяснил суть дела. Оставалось пять дней до сдачи очередного номера киножурнала в печать, то есть массового изготовления копий, а тут случилась неприятность. В связи с изменением, каких-то политических установок, сюжет о пребывании ангольской делегации было приказано снять. Образовалась пустота, «дырка» в киножурнале, которую срочно надо было заполнить. И в кратчайший срок. «Ты, понимаешь, Василий Иванович, почему тебя тревожу, все в разгоне, послать мне некого. А надо поехать в Чугринский район, колхоз «Заря», там доярку Валентину Зворыкину орденом Ленина наградили. Вот бы нам это в журнал сгодилось. Ну, как, Иваныч! Съездишь?» Толокин помолчал и ответил: «Отчего же не съездить!» «Василий Иванович, дорогой! – захлебнулся восторгом директор. – Я знал, что ты не подведешь! Старая гвардия, она еще у-у-у! Вот!» И директор показал большой палец. - «Ну, я пошел, собираться! Сколько надо то?» - «Минуты полторы максимум!» - «Ладно, сделаем! Кто редактором поедет?» - «Да, понимаешь, какое дело, - замялся директор, - я же сказал, все в разгоне. Никого нет. Да и зачем тебе редактор? Ну, скажи, зачем? Ты же им всем сто очков вперед дашь! Может, обойдешься, а? Сам сделаешь?» - «Вымогатель!» - сказал Толокин и пошел из кабинета. На выходе он обернулся и увидел, как директор довольно потирает руки. Засунув руки в карманы потертой кожаной куртки, надвинув на нос кепку, Толокин сидел на переднем сиденье микроавтобуса «РАФ» и пытался задремать. Сзади на чемоданах с осветительной аппаратурой шлепали картами два осветителя Пашка и Сергей. А еще с ними была Алла – администратор. Алла поступала во ВГИК, на сценарный факультет, но провалилась. Решила пробовать удачу в следующем году, а чтобы не терять времени и быть поближе к кино устроилась администратором на студию кинохроники. «Раф» мчал по дороге, только вихри пыли вились за ним. Незаметно Толокин задремал. Проснулся он от голосов за спиной. Алла повторяла: «Ребята, ну, не могу я! Не имею права! Ну, ребята! Ну, не могу!» -«Что там?» - не поворачивая головы, спросил Толокин. -«Да денег они просят, - запричитала Алла. – А как я могу…Деньги казенные, за них отчитываться надо! А им выпить хочется!» -«Ладно. Не плачь. Отчитаемся. Дай им!» -«Но, Василий Иванович…..» -«Я сказал – дай!» Слышно было, как Алла зашмыгала носом и полезла в сумку. Тут же, зажав деньги в руке, к водителю протиснулся Пашка, и что-то зашептал ему в ухо. Машина проехала еще немного и свернула к домику с надписью «Сельмаг». Пашка живчиком смотался туда-сюда, втиснулся в «Раф», зажав в руках две бутылки плодово- «выгодного» вина и какие то свертки. Машина тронулась. Сзади шуршали, позвякивала бутылка об стакан. -«Василий Иванович! А вы…как?» -«Спасибо, не хочу!» -«А бутербродик?» -«Давай!» Жуя хлеб с какой-то сухой колбасой, Толокин думал о том, что скоро все закончится, придет конец его операторской деятельности. И как он будет жить без этого? Без малого сорок лет с камерой в руках и… конец? Не хотелось даже думать об этом. По дороге машина еще два раза тормозила у придорожных сельских магазинов – видимо Алла махнула на все рукой – будь что будет! Уже стемнело, когда киногруппа въехала в районный центр Чугриново. Подъехали к гостинице, носящей милое название «Отдых». Алла рванула в гостиницу, ее долго не было, потом она вышла весьма растерянная. -«Они говорят - мест нет. Я им объясняю…киногруппа, а она, нет и все!» -«Что ж, мы на улице ночевать должны?» - загудели сзади осветители. «Потребуй, как следует!» -«Ладно! – сказал Толокин. – Пойдем». Они вошли в вестибюль гостиницы, и подошли к окошку администратора. Накрашенная худая женщина, злобно посмотрела на них и заявила: «Я же сказала мест нет. Вы что русского языка не понимаете?» -« Телефончик дайте, пожалуйста! – тихо, но веско произнес Толокин. Женщина подумала и протянула в окошко телефонный аппарат. -«Какой номер приемной райкома партии? – спросил у женщины Толокин. Нехотя женщина назвала номер. Толокин набрал номер и услышал в трубке: «Дежурный по райкому партии Филимонов». -«Добрый вечер, товарищ Филимонов. С вами говорит кинооператор студии кинохроники Толокин Василий Иванович, заслуженный деятель культуры РСФСР. Мы у вас со специальным заданием…». Дальше Василий Иванович подробно рассказал об Ордене Ленина, которым награждена известная доярка Зворыкина и о том, что они должны снять о ней сюжет для кинохроники. «Только боюсь, ничего не получится!» - добавил он в конце. «Почему?» - осведомился Филимонов в трубке. -«Потому что люди устали, а в гостинице «Отдых», где мы сейчас находимся, нет мест» -«Передайте трубку администратору» - сказал Филимонов. Толокин протянул трубку администратору. Дальше разговор шел в режиме монолога. Говорили только из трубки, дежурная только пыталась что-то сказать, типа «Да я….», «Но…..», «Ведь бронь…». Потом она положила трубку и сердито загремела ключами. Наконец, всех расселили. Толокина с водителем и осветителями поселили в четырехместном номере, Аллу куда-то увели, в женский номер. Не успели они обосноваться в номере, как в дверь постучали. В комнату вошла девушка с подносом. На подносе стоял чайник, сахарница, в вазочке печенье и пряники. -«Чайку с дороги, пожалуйста!» - приветливо сказала она, расставила все на столе и вышла, пожелав гостям приятного аппетита и спокойной ночи. Пашка и Сергей только хрюкали от восторга. Наконец, все угомонились. Молодые ребята тут же засвистали носами, а Толокин долго не мог уснуть. Сон не шел, хоть тресни. Наконец, заснул и он. Выехали рано. Повезло, что председатель колхоза, представившийся как Семенов Иван Ильич, оказался на месте. Ему объяснили цель приезда. Он согласно кивнул, вызвал посыльную и отправил ее за Зворыкиной. Пока ходила посыльная, председатель потчевал гостей чаем и расспрашивал гостей о кино. Не скоро открылась дверь и в комнату вошла посыльная. -«Ну, где она?» - спросил председатель. -«Не идет!» - ответила посыльная. -«Как не идет?» - изумился Семенов. Дежурная подошла к нему и стала что-то тихо шептать ему на ухо. Председатель медленно багровел. -«Подождите минутку! – сказал он, схватил фуражку и выскочил за дверь. Прошло около получаса. Никто не появлялся. Толокин медленно начинал заводиться. В дверях затоптались, открылась дверь. Председатель втолкнул в комнату невысокую худенькую женщину, закрывавшую лицо платком. -«Вот она, наша передовик, Валентина Зворыкина. Только….» -«Что только?» - спросил Толокин. -«Да, вы сами посмотрите!!!! Валентина, сними платок! Тут все свои». Женщина отчаянно замотала головой. Председатель, чуть ли не силой отобрал у не платок. Толокин медленно сел на стул, хватая ртом воздух. Под правым глазом у доярки красовался сине-фиолетовый фингал. -«Ну, как ее снимать такую,а? Муж ее, узнал про орден, пьет который день на радостях, вот и подвесил ей….» - председатель сел и начал крутить платок в руках. Женщина всхлипнула. -« Алла-а-а!» - остервенелым голосом заорал Толокин. «У тебя должен быть грим…. или что там, женскую косметику давай!» Через час лицо Валентины стало неузнаваемым. У Аллы оказался в сумке настоящий театральный грим, пудра и прочие снадобья. И она сама оказалась неплохим гримером. Съемки вели в бешеном темпе. Снимали в коровнике, имитировали дойку, проходку по улице, разговоры с подругами, с председателем, в кругу семьи, удалив из дома вдрызг пьяного мужа. Сняли все. Толокин услышал, как защелкала в кассете пленка, смотанная с бобышки. «Все! Баста!» - хрипло сказал он. Назад ехали молча. Толокин, довольный тем, что, не смотря ни на что, все-таки, они смогли снять исходный материал, только один раз подумал: « А руки у меня еще ничего, не дрожат!» По дороге Пашка с Сергеем снова клянчили у Аллы деньги и останавливали «Раф» у магазинов. -«И что… вот это и есть кино?» - с ужасом спросила Алла у Толокина. Толокин промолчал. Говорить не хотелось. Отдел технического контроля киностудии, проверив вышедшую из проявки кинопленку, составил акт, что она не подлежит дальнейшему процессу, так как является браком завода-изготовителя кинопленки. Толокин вошел в кабинет директора, готовясь к неприятному разговору. -«Знаю. Знаю. Все знаю. Твоей вины тут нет. Да и я, как чувствовал, подстраховался – видовой сюжетик из загашника в журнал втиснул. Так что все в ажуре, брат! Спасибо тебе!» - радостно сообщил ему директор. Толокин молча вышел и пошел в операторскую комнату, сел в мягкое кресло и развернул свежую газету[img]Медаль
Тэги: Россия ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
ace-alex аватар
ace-alex (Ср, 07.11.2007 - 08:39)
а почему бы и нет.
Одиссей аватар
Одиссей (Ср, 07.11.2007 - 09:15)
Виноват.Ошибка была.
Os-a аватар
Os-a (Ср, 07.11.2007 - 09:24)
с Руандой было экзотичнее :taunt:
Одиссей аватар
Одиссей (Ср, 07.11.2007 - 09:35)
И......что?Никому не нравится? :cry:
Irma аватар
Irma (Ср, 07.11.2007 - 15:38)
:D :D :D вот так вот и бывает...вложили силы и душу- а там- брак-с... :hmm: рассказ хорош! 10 :hmm:
Одиссей аватар
Одиссей (Ср, 07.11.2007 - 19:52)
Дорогой Вовчик!Спасибо за медальку!В качестве ответной любезности обязуюсь создать Общественную организацию защиты зайцев и кроликов под названием "Смейся ЗаЯц!" :D :D :D Защитим зайца во всем мире! :talk:
Os-a аватар
Os-a (Вс, 11.11.2007 - 20:26)
:taunt: зайцы и кролики, это не только ценный мех :taunt: Это еще медальки от Ампиратора :P
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...