Пламенное сердце

Камчатка, Апрель 2007 года. 15 февраля. Между 0.30 и 2.30 ночи…
Камчатка - Вон, смотри! – Голова Степаныча в крохотном отверстии полога палатки ржет, как лошадь, обнажая гнилые зубы, - Там твой проснулся. Ночь. Холодно. Даже в зимнем спальнике холодно. На секунду, как часто бывает со сна, забываю, где я, с кем, и что тут делаю, ворчу сквозь полог палатки: - Да пошли ты его… - Ну ка-а-а-анечно…- тянет Степаныч, - вылазь давай! А то твоего так и не увидишь. Ты его столько ждала, полстраны пролетела, и зафигом? Аргументы признаны состоятельными. Я вылезаю из старой палатки, ежусь от холода и таращусь в темную, но звездную ночь. Вокруг снега, белизна которых играет в лунном свете, но картина меня не восхищает. Куда больше я думаю о причине, разбудившей меня. То есть, «о моем». Мой – это нифига не мой, и вообще ничей. Да еще и не человек. Однако на здешнюю красоту никто более яростно чем он, права не заявляет. К его чести – выглядит он по-королевски величественно и грозно, так что мезальянса не получится. - Чаю хочешь? Можно с коньячком. - Давай! В неверном свете костра вижу вдалеке, слева, справа, спереди, такие же палатки. Вокруг некоторых наставлены какие-то приборы, и почти вокруг всех – фотоаппараты на штативах. Время от времени, забывая про наличие рации, народ начинает перекрикиваться от палатки к палатке голосом: - Ну, как там? - Ждем!!! На подходе! С вертолета говорят, что вот-вот уже! Да здесь и впрямь ждут важную персону. У нашей палатки тоже стоит пленочный Canon, но я начинаю волноваться. - Степаныч, мы не далеко ли сидим? Не увидим же ничего! - Ерунда, все увидим. А ближе я не пойду, потом тебя на себе нести. Знаю я вас, пацифистов! - А если фотки не получатся, - ною я,- может это самый-самый единственный случай в моей жизни что я вот так вот запросто, прямо как с вытянутой руки, а фотки не получатся! - Послушай, ну хватит скулить-то! Ты сюда за фотками приехала или за впечатлениями? Степаныч одет местами скудно, а местами странно. Выглядит это примерно так – трое носок( я их не вижу, но точно знаю, что их трое), старые джинсы, высокие сапоги, вязаная шапка, шарф, а между ними – голый торс. Вообще-то опрометчиво. Но он привычный, ему виднее. Я привыкла не спорить, у Степаныча своя логика. Но Степаныч начинает говорить. - Ну вот значит, когда по первым разам пробирался к Великану, там было озерцо такое мелкое по дороге. Вокруг снег, а там, знаешь, озеро! Как в лучших домах! Теплое, прозрачное, живность всякая туда бегала, а по краям – ледяная корочка – красотень! Ну я в него и того, бултыхнулся, да…И ногами встал на дно, дурак молодой,… ты не представляешь! Потом кожа два месяца слазила! - Да помню я. Мне еще давно рассказывали, что почти все лесники в Долине раза по два-три, а проваливались под корку, а там чистый кипяток и плюс 101 градус… - Ага, и носки потом вместе с кожей снимали.. Вот и ношу сапоги, а не кроссовки ваши, и тебе советую. Сидим у костра и хлебаем чай. Я постоянно воровато озираюсь. - Скоро, как думаешь? - Я тут с базой хочу покалякать. Народу тут конечно много, но надо все, типа, поверить. Чтобы без неожиданностей, а не как в прошлый раз! И точно. В воздухе омерзительно воняет серой. ОН сегодня проснулся. И все же у него есть имя. И имя ему Ключевской. 2007 год. Я там, где, по идее, меня быть не должно. Я прилетела сюда только на три дня для того, чтобы с безопасного расстояния наблюдать красивейшее и опаснейшее в мире явление – извержение вулкана. Я – на Камчатке, в этом удивительном крае, который настолько же уникален, как и хрупок. Природный мир Камчатки – это мир симбиоза, игра, балансирующая на грани фола. Каждый организм, каждое уникальное природное биологическое образование каждую секунду проживает тут «взаймы». Если тропики называют Легкими планеты, то Камчатка – это ее Сердце. Беспокойно и безостановочно бьющееся, ходящее ходуном. Абсолютно непредсказуемое. И трогательно – беззащитное перед опасностью, и сильное – совершенное, и могучее-грозное. На Камчатке я была несколько раз. Первый раз мне было 15 лет, и я случайно попала в геологическую партию, с мамой одноклассницы. С тех пор прошло уже 14 лет, но какие-бы катаклизмы и бури не проносились над планетой, здесь все по-прежнему. Было до самой недавней поры, пока долину Гейзеров – жемчужину Камчатки, не покорежило селем. Сошедший сель уничтожил четыре гейзера, в том числе и Первенца – самый первый из обнаруженных. Помниться, ходили мы к нему…. Узнав о его гибели, я плакала, как ребенок. Однако Долина быстро затягивает раны. Она пострадала не вся, возможно на месте бывших гейзеров образуется теплое озеро, или горячие термальные воды найдут другой «путь» для выхода и мы увидим в скором времени величественное и грозное рождение новых «малышей». Кроме Долины Гейзеров, мне достались и ледники. Точнее будет сказать «досталось от ледников». Шесть лет назад, мы разбили лагерь на склоне, прямо на леднике недалеко от Ключевского. Я отошла от базового лагеря всего на двадцать метров по очень интимному делу.. ледоступы отвязала, и поленилась привязать назад. До «места» дошла без приключений, а на обратном пути «поехала» по льду нога, и я покатилась криками в темноту… В голове мелькнула тоскливая мысль: «вот дура…», и наступила спасительная темень от удара о камень. Говорят, что я скатилась прямо к лагерю, и, сломав опоры крайней палатки, едва не угодила в костер. Камчатка, преподав урок, отпустила живой и почти здоровой – трещина в локте. Надо бы стать осторожнее и перестать ввязываться во всякого рода опасные авантюры, а, главное, стать менее беспечной… И все же, когда мне позвонил знакомые, что Ключевской проявляет признаки активности, я рванула сюда, ибо ничто не удержит меня от столь красивого и доступного зрелища. Предыдущий раз Ключевской извергался в 2005 году. Лава сошла двумя потоками. В 2007 году извержение должно было быть более предсказуемым и более спокойным – лавовое русло виделось вулканологам надежным. Я, хоть и в первый раз наблюдаю извержение, кое-что знаю о них. Во-первых, сама лава редко убивает, хотя принято боятся почему-то ее. Чаще всего животные и люди гибнут от разогретого ядовитого дыма, в котором частицы туфа и пемзы столь малы, что попадают в легкие. В печально знаменитых Помпеях люди на улицах погибли от удушья, а спрятавшихся в подвалах ждала еще более ужасная участь – тепловая волна, мгновенно нагревшая воздух до тысячи градусов. При этой температуре кости разрывает образовавшимся в них паром.. длиться эта мука всего несколько секунд, но и их вполне хватает… Дело в том, что лава Везувия очень вязкая, она не течет красивой огненной рекой, а застывает в виде пробки, плотно закупоривая жерло вулкана. Рано или поздно, но всегда непредсказуемо, давление достигает критического, и происходит взрыв. Тысячи тонн раскаленного пепла вылетают наружу, и облако оказывается настолько перегружено пеплом, что оно не поднимается вверх, а падает на склон и начинает нестись вниз с огромной скоростью, сметая все на своем пути. Образуется палящая туча, или, по научному, пирокластический поток. Хотя слово поток, на мой взгляд, не очень подходящее, это скорее лавина, очень похожая на сухую снежную лавину, только вместо снега - раскаленный до тысяч градусов песок. Именно такая туча уничтожила древний город Помпеи. Нет, об ужасах лучше не думать. Кроме ужасов, можно, например, думать о приятном. Когда мне было лет десять, я впервые столкнулась с красивой оборотной стороной активности вулканов. Помимо уникальных природных ландшафтов, это огненные монстры формируют еще и потрясающие сувениры. Рядом с моим домом в Люберецком районе располагался комбинат, который добывал песок. С перестройкой предприятие захирело, а огромные карьеры начал наполняться водой. В этих карьерах я и обнаружила несколько камней – красноватых и серо-зеленых, до странности обтекаемых. Я принесла их в школу, и наш географ сказал, что я добыла нечто удивительное. Он взял один из камней, нагрел его на спиртовке, потом бросил в холодную воду. Операция повторялась раз десять. После этого он вооружился обыкновенным молотком и расколол камешек. Внутри оказались кристаллы горного хрусталя, белого и фиолетового цветов. Красотища! Тут раздался громкий хлопок… - Ну-у все-е-е, - пробурчал Степаныч, - Ну гад, ну паразит… Понять, кто гад и паразит, было совершенно невозможно. : ) Вокруг раздались восторженные вопли. Я вскочила на ноги. Моему взору открылось удивительное зрелище. Среди снегов на вершине, появилась огненная дорожка. Потом – еще одна. Я стояла, открыв рот, пока меня не привел в чувство голос Степаныча. - Снимай, ДУРА, ну снимай же! Ключевской фонтанирует лавой, и лавовые потоки спускаются вниз по склону на несколько километров, видно, как по небу летят огромные раскаленные валуны, запущенные вулканом, - зрелище потрясающее. Как огромная артериальная рана земли, фонтанирующая красной, подземной кровью. Кроме того, вулкан начал совершать фреатические взрывы, которые не увидишь в более теплых климатических зонах (при соединении лавы со скоплениями льда внутри вулкана происходят взрывы). Но в этом может срываться опасность, которая подстерегала и нас. Неожиданно мне на голову стало падать что-то сухое и мелкое. - В палатку! Забирай фотик, и в палатку БЫСТРО! - А что это? - Пепел! Надо связаться с базой вулканологов. БЫСТРО! Спорить нет времени, послушно «стреноживаю» фотик и лезу в палатку. Степаныч что-то сосредоточенно бубнит в рацию. - Посоветовали не вылезать. Лава спускается по старому руслу, бУхать вот-вот закончит. Но придется посидеть. Пар, кстати, может закрыть вид на лавовый поток, не расстраивайся там. Не расстраиваюсь. На Камчатке много великолепных мест. Чего стОит только кислотное озеро ярко-бирюзового цвета, в кратере вулкана Семячик! Вообще говорят, что Камчаткой люди «заболевают». Видимо и у меня в крови бродит этот вирус, если я на три дня сиганула сюда из далекой Москвы. Свертываюсь калачиком и, незаметно для себя, засыпаю, под цоканье рации и тихий бубнеж Степаныча. Еще один чудесный день моей жизни подошел к концу. Через пару месяцев я собираюсь показать Камчатку мужу. И «больных» этим удивительным уголком планеты в нашей семье прибавиться. Во сне мне сниться Ключевской. И еще, почему-то, Помпеи… Наверное, потому, что если бы мне было суждено умереть от вулканического пепла, я бы не залезла в подвал. Такого зрелища нельзя пропустить. Особенно если оно – последнее в жизни.Медаль
Тэги: Россия ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Иваноff аватар
Иваноff (Пт, 23.11.2007 - 21:37)
Ух ты ! Ничего себе ! Здорово ! Все только в превосходной степени !!!!!!
Irma аватар
Irma (Пт, 23.11.2007 - 21:53)
просто роскошно! я столько мечтала попасть в те края, даже тему на форуме заводила про погибающую Долину Гейзеров! Молодец! +10!!!!! :P :hmm: :hmm:
Ranton аватар
Ranton (Пт, 23.11.2007 - 22:57)
И снимки замечательные, и порыв, и биение пламенного сердца.
Starta аватар
Starta (Сб, 24.11.2007 - 01:23)
Спасибо Собираюсь туда в феврале - с мужем :)
Одиссей аватар
Одиссей (Сб, 24.11.2007 - 19:03)
Спасибо,за Камчатку!В пору моей школьной молодости все мальчишки бредили о.Диксоном и Камчаткой!Теперь и не помню почему!
E-Lena аватар
E-Lena (Пнд, 26.11.2007 - 17:12)
:P
Starta аватар
Starta (Пнд, 26.11.2007 - 19:18)
туда можно ездить бесконечно :)
Ldinka аватар
Ldinka (Пнд, 26.11.2007 - 19:33)
10-ка! :?:
Flyess аватар
Flyess (Втр, 27.11.2007 - 16:00)
Теоретически тоже "заболела" Камчаткой, до практики дело не дойдет, а жаль. Фотографии блеск! Написано здорово!. :D
Starta аватар
Starta (Втр, 27.11.2007 - 23:05)
спасибо :)
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...