"Сорванный инцидент" (часть вторая)

Алма-Ата, Чилик, Чунджа,Текес, река Или, 1981 г.
«Сорванный инцидент» часть вторая. Серегин уже забыл, когда ему пришлось в последний раз ползать по-пластунски. Потому он полз, напрягая все силы, стараясь не отстать от сержанта-пограничника, носившего фантастическую фамилию Пруссолини. Когда Серегин, первый раз услышал эту фамилию, он с трудом удержался от того, чтобы не засмеяться. Больно уж чуднАя была фамилия. Но ползал он, как уж, так что Серегину приходилось нелегко, и он чувствовал, что футболка на нем, под солдатской курткой уже мокрая. Вокруг была темнота, ночь. Но меры предосторожности принимались нешуточные. Встать и идти пешком, нельзя было ни в коем случае. Пруссолини замер. Перестал ползти и Серегин. Пруссолини развернулся к Серегину, знаками показал, чтобы тот оставался на месте и уполз в темноту. «Вероятно, страхуется, - подумал Серегин, - а то нарвемся на свой секрет, еще щухер поднимется!» Оставалось ждать. Серегин вспомнил, как он прибыл на заставу имени Онопко, как ему, чтобы не «демаскИровать», приходилось играть роль рядового бойца. По прибытии на заставу, их отвели в бытовую комнату, умыться, привести себя и одежду в порядок. Затем построили во дворе и мичман, с которым он проделал пол пути в кабине грузовика, проверил внешний вид каждого солдата, сделал Серегину выговор за плохо вычищенные сапоги и погнал почистить их снова. «Назвался груздем – полезай в кузов!» - думал Серегин, отчаянно работая сапожной щеткой. Затем к ним вышел командир заставы, высокий молодой мужчина, обладатель рокочущего зычного голоса, в звании старшего лейтенанта. Быстро проведя формальности, поздравив вновь прибывших с тем, что им придется нести службу на такой знаменитой заставе, командир подозвал к себе старшину и приказал вести всех устраиваться. Пока шла вся процедура, Серегин огляделся еще раз. Толстый железобетонный забор окружал территорию заставы. Четыре дома внутри. Один-казарма для солдат, второй, как выразился командир, кубрик для матросов. Чуть в глубине два - три дома, где проживали семьи комсостава и находились, какие-то хозяйственные службы. По периметру, около забора, вырытые в земле ходы сообщения, которые выходили наружу, под забор. Еще подъезжая к заставе, Серегин увидел по углам четыре железобетонные дота. Снаружи заставы тоже шли ходы сообщения. В общем, загородной дачей здесь и не пахло. Наоборот, чувствовалось и это, казалось, разлито в воздухе, что весь личный состав заставы в любую минуту готов занять круговую оборону и принять бой. Хотя по двору бегала очень миролюбивого вида дворняга. Когда уже вошли в казарму, командир дружески пнул кулаком Серегина в бок и поманил за собой пальцем. Они зашли в кабинет командира. -Сергей! Бондарев! – протянул руку старший лейтенант, улыбаясь. -Олег! Серегин! – так же протянул руку и улыбнулся Серегин. -Давай, сразу на «ты»? Без церемониала? – сказал Бондарев. -Идет! – ответил Серегин, потому что они, явно, понравились друг другу. -Так, какие будут вопросы, товарищ проверяющий? -Вопросов пока у меня нет. Да и не проверяющий я. Главная задача для вас – сделать так, чтобы с той стороны не подумали, что я «утка подсадная». Смотрят они? – спросил Серегин. -Еще бы! Глаз не спускают! Впрочем, как и мы с них! Вот посмотри! – Бондарев подошел к окну, завешенному тюлевой занавеской. Серегин подошел к окну и сквозь тюль посмотрел в том направлении, куда указывал Сергей. На расстоянии, может с полкилометра, высилась китайская дозорная пограничная вышка. Наши вышки строились из металла, с дощатой будкой наверху. Китайские - целиком из камня. Формой они напоминали…как бы это сказать….недаром солдаты называли эти вышки коротким словом из трех букв. -Как на ладони! И днем и ночью! – проговорил задумчиво Бондарев. - -Ладно! Поместим тебя в гостевой комнате, «нижний чин», и это будет единственная твоя привилегия на заставе. Кстати! – он открыл шкаф и достал оттуда автомат. -Вот на время твоего пребывания «Калаш» тебе, вот рожкИ, ибо «нижнему чину» другое оружие не полагается. – улыбнулся Бондарев. В дверь постучали, и в кабинет вошел молодой парнишка-лейтенант, держа под мышкой кобуру с пистолетом. -Ты когда–нибудь научишься оружие носить по уставу, а? Я тебя спрашиваю! Кузнецов Виктор. Мой друг и замполит. Знакомьтесь! – представил вошедшего Бондарев. -Сереж! Ну, удобнее мне так! Потягай-ка целый день его на ремне! Серегин пожал замполиту руку и подумал: «Господи! Какие же они все молодые! А им доверяют целую страну охранять! И охраняют ведь!» Далее разговор перешел в деловое русло. Они вместе просмотрели все журналы наблюдений, где с дотошностью крючкотворца записывалось, кто что делал, кто куда пошел, словом все на сопредельной стороне. -Ну, а у самих, какие ощущения? – спросил Серегин. -Ощущение одно – если что и готовится, только не у нас! -Ладно. Посмотрим. Я хочу ночь послушать сегодня. Где у тебя самое уязвимое место? -Уязвимых у нас нет! – обиженно ответил Бондарев. -Тогда…. тогда…. вот здесь у тебя «секрет» есть? – Серегин смотрел на карту. -Конечно! -Вот в ночь я туда и пойду! Ты мне дай солдатика пошустрее, чтобы я не заблудился! -Это можно! Витя! Приставь к ефрейтору Пруссолини, пусть он его опекает. Ты к нам надолго? – обратился он к Серегину. -Как ты сказал? Пруссолини? Это что…фамилия? Или прозвище? -Фамилия такая! -Черт! Каких только фамилий не встретишь! А на сколько я приехал….не знаю! Может завтра и обратно. Утром обсудим этот вопрос. А сейчас поспать бы мне. Ночью бодрствовать буду. Нельзя чтобы в сон клонило. Органы чувств притупляются! Серегин поспал часа два, затем сидел у окна и наблюдал за жизнью заставы. Уходили и приходили дозоры, моряки-катерники заводили свои катера, и круто развернувшись, куда-то мчались. И все это под недремлющим оком с той стороны. И вот теперь, ночью Серегин ждал возвращения Пруссолини. Вскоре он и сам объявился, только не с той стороны, куда уполз, а откуда-то сбоку. Оказавшись рядом, он махнул рукой, чтобы Серегин следовал за ним. Вскоре они подползли к секрету. Молча пожали друг другу руки и высунулись из ложбинки, в которой устроились, лицом на сопредельную сторону. Серегин слушал ночь. Звенели цикады. Звенели комары, жрали нещадно. Приходилось терпеть – резко шевелиться было нельзя. Серегин взглянул на светящийся циферблат часов. Три часа ночи. Вдруг Серегину послышался шум двигателя…. С той стороны! (Конец второй части)
Тэги: Казахстан ,
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...