Визит к минотавру

Крит, октябрь

                                                                  ВИЗИТ К МИНОТАВРУ

                                                          

                                     «Остров есть Крит, посреди виноцветного моря, прекрасный, Тучный, отвсюду объятый водами, людьми    изобильный».                                                                                                                  

                                                                                                                                                 Гомер, «Одиссея», песнь XIX

 

            Осенью многие путешественники останавливают свой выбор на Крите. И хотя это конец туристического сезона, именно уменьшение числа отдыхающих, которых за лето здесь собирается до 2,5 миллионов (впятеро больше коренного населения острова), а также сохраняющаяся мягкая теплая погода, теплое и чистое море, возможность прикоснуться к древней культуре, отразившейся в обширной мифологии, прославленные критские вина и национальная греческая кухня – все это привлекает приезжающих. Этому зову Средиземноморья вняли и мы, появившись на острове в начале октября.

 

            Уровень жизни на Крите ниже, чем в Греции и тем более на Кипре, но много строящихся домов, большинство дорог в хорошем состоянии, практически нет нищих и бомжей, нет преступности и полицию за две недели мы видели только в аэропорте. Критяне редко запирают дома и автомобили. Горы подступают близко к морю, но на севере острова они оставляют достаточно места городам, городкам и деревням. Отели освоили большую часть прибрежной зоны, пляжи песчаные чередуются с каменистыми. Погода в первой половине октября дружественна к приезжим и дает передохнуть критянам после жаркого лета. Несмотря на редкие для этого времени и места дожди много цветов и деревьев там, где за ними ухаживают. Привычный элемент пейзажа – пластиковая труба орошения с отводками под каждое дерево, куст, цветок. Местные бананы, небольшого размера и необычайно сладкие свисают вдоль стволов банановых деревьев. Кое-где для ускорения созревания их укутывают в синюю полиэтиленовую пленку. В разных местах встречаются фиговые и гранатовые деревья, апельсины начинают желтеть, а ветви олив усеяны множеством мелких созревающих плодов. Около отелей и частных домов тянут высокие головы экзотические орхидеи. Много яблонь и айвы. В магазинчиках и отделах сувениров супермаркетов (на небольшом острове не такие уж они и супер) изделия из керамики, фарфора, белого резного алебастрового камня, сделанные по образцам кносских археологических находок и повторяющие сюжеты дворцовых фресок, формы колонн и скульптур.

 

            В городке Бали, где мы живем, много туристов из России, есть немцы, поляки и греки. Изредка слышна английская речь, зато французов очень много. Море ласковое, плавно уходящее на глубину, теплое, чистое и спокойное, хотя описания экскурсий обещают на разных маршрутах купанье в еще более кристально чистой воде местных бухт и заливов или пресных озер, которые тоже есть на Крите. Здесь нет заводов, и воздух на острове пахнет только цветами и пряными, выгоревшими на солнце травами, морем и иногда жареной рыбой или пирожными. Если добавить молоко и мед, то можно сказать, что пахнет как в Эдеме. Может поэтому в названиях отелей и таверн довольно часто встречается слово paradise.

 

            Критяне гордятся своим экологически чистым и вкусным медом, он продается, в том числе, и как местный сувенир наряду с красиво упакованными наборами пряностей и оливкового масла. Кроме цветов и буйно цветущих кустарников (можно представить, как это все живописно весной, когда солнце не выпило еще всю накопленную за зимние месяцы влагу), довольно много деревьев, из которых узнаваемы пальмы, кипарисы, банановые деревья, гранаты, оливы, каштаны, грецкий орех (где ж ему еще расти, как не здесь) и по бесстыдно сброшенной коре платан. Кстати, во время одного из путешествий по острову мы видели старейший на Крите платан (500-700 лет) со стволом 24 метра в обхвате.

 

            Интернет пообещал нам на эти две недели преимущественно пасмурную погоду. Здесь это означает, что белые кучевые облака проходят налегке над горами или, обессилев от тяжести, ложатся на их вершины и сползают вниз. Здесь они соревнуются, пытаясь прикрыть солнце, но это им удается лишь на время и не мешает туристам загорать до синевы на пляжах, купаться в ласковом море или весь день пить пиво или колу на верандах и под зонтиками бесчисленных кафе, таверн и ресторанов недалеко от побережья. Дискотека Crazy town зазывает любителей потанцевать на прощальных party. Октябрь – напоминание о конце сезона, в магазинчиках не обещают обновления ассортимента («Вы знаете, мы скоро закрываемся»), быстроходный корабль только что перестал ходить на остров Санторин к действующему вулкану и старинным храмам с лазурными куполами. А тихоходный еще ходит – 4 часа в один конец. Думаем, достанет ли у нас любви к романтике морских путешествий, чтобы пуститься в это плавание на следующей неделе.

 

            По сведениям путеводителей на Крите и островах вблизи него водятся дикие козы, зайцы, куницы, ласки и ежи. Из всех представителей критской фауны, кроме птиц, которых здесь множество и которые заполняют дневной воздух щебетаньем (точно так же, как в ночном господствуют цикады), нам особенно часто встречались кошки. Их здесь довольно много, они обращаются, мяукая по-гречески, к туристам, и те их не особенно охотно, но подкармливают у кафе и отелей. Несмотря на это здешние кошки очень худы и грациозны, по раскраске они похожи на наших, но очень быстры и изящны. Наверное, не особая порода, а благоприятный климат и курортный фитнес располагают к этому. А чаек нет на острове. Во всяком случае, ни там, где мы жили, ни в путешествиях мы их не встречали.

 

            Первую вылазку из прибрежного рая, который на две недели стал нашей обителью, мы совершили на раскопки Кносского дворца километрах в 5 от Ираклиона – нынешней столицы Крита. Известное любителям старины с XIX века это место подверглось систематическому изучению с начала XX века трудами английского ученого Артура Эванса и его сотрудников. Сэр Артур Эванс, журналист, директор музея в Оксфорде, археолог посвятил исследованию Кносса почти половину своей жизни, открыл его миру не только как археологический объект, но и как целую неизвестную цивилизацию, создал 4-томный труд «Дворец Миноса в Кноссе» и был за все это удостоен рыцарского звания. Британская археологическая школа продолжает здесь раскопки по сей день. За четверть века А.Эвансу удалось провести масштабные раскопки и частичную реконструкцию строений на их месте. Бесчисленные и бесценные следы неведомой до этого цивилизации сейчас заполняют залы археологического музея в Ираклионе, а на месте раскопок размещены копии фресок и скульптур. Реконструированы несколько этажей дворцового здания, вскрыты подземные хранилища, водоводы и канализация, восстановлены порталы и опорные колонны. Осуждаемый некоторыми специалистами этот метод позволил Эвансу явить современникам следы и фрагменты того, что было чудом света за 1900 лет до нашей эры.

 

            Ни одного изображения батальных сцен на фресках дворца, никаких следов фортификационных сооружений, ни одного вида вооружения, кроме двойных секир-лавритов, которые по-видимому были символами государственности Кносского царства, по разным оценкам от 40 до 100 тысяч обитателей царства. Водопровод и система канализации отходов и сточных вод, прачечные, ванны и ванночки для детей, туалеты с формой унитаза, до сих пор встречающегося в современных общественных туалетах. Сложное шитье женских платьев, прически и ювелирные украшения, спортивные упражнения и игры, следы успешных хирургических операций на останках кносских жителей, фрески и скульптуры, бронзовая мелкая пластика – и все это 4 тысячи лет тому назад. По сохранившимся свидетельствам этот народ не воевал, минойская цивилизация развивалась своим, непохожим на другие цивилизации путем и достигла невиданных высот в быту, архитектуре и искусствах.

 

            Обаятельный, в благородной седой бороде, немолодой гид, который водил нас по Кносскому дворцу и завтра повезет российскую группу на плато Лассити к пещере Зевса, чем-то неуловимо напоминает Энтони Куина, игравшего грека Зорбу в знаменитом фильме, хотя и пониже ростом. Двадцать лет тому назад он учился в Москве, в Академии общественных наук. Грек в АОНе – наверняка с какими-то партийными связями. В свое время мы бросили греческих коммунистов в трагическое для них время, но охотно предоставляли им кров и возможность учиться в СССР. А может он понтийский грек, вытесненный распадающейся родиной откуда-нибудь из Кутаиси и привеченный и обласканный прародиной, где он отогрелся и освоил новую профессию и жизнь. Он хорошо говорит по-русски и предпочитает не только организовывать быт и путешествия туристов из России, но и лично проводить экскурсии, связанные с историей и археологией. Сейчас он убежденный пацифист, и основной вывод из путешествия в Кносс: вот чего смогла достичь 4-5 тысяч лет тому назад цивилизация, которая не воевала. Let it be.

 

            Как и всегда в путешествиях встречаем довольно много соотечественников по бывшему СССР, работающих и живущих за рубежом и уехавших из Краснодара, Питера, Тбилиси, Запорожья. Одни подались от бандитского беспредела, другие – от бедности и безработицы, у кого-то мама вышла замуж за грека. Изнутри эту убыль не ощущаешь, а приезжая куда-нибудь видишь соотечественников в борьбе за существование или в надежде обеспечить безопасность накопленного. Смешанное чувство сожаления: и к ним, оторванным от родных мест, и к себе, кто «не под чуждым небосводом и не под защитой чуждых крыл». И уезжают, наверное, не худшие – активные, молодые, работоспособные.

 

            Дорога на горное плато Лассити к пещере, где по преданию родился и рос Зевс, проходит то в скальных теснинах, то между отвесными утесами с одной стороны и видом на море через глубокое ущелье с другой. Этих ущелий на острове более 3 тысяч. Некоторые очень глубокие. Дорога пересекает по вертикали все, наверное, критские климатические зоны и приводит от солнечного знойного побережья к сумрачному, в тучах горному перевалу, где взявшие с собой куртки смелее выходят из автобусов, чем остальные. Езда по горному серпантину около часа может быть не самая страшная, но не для слабонервных. Особенно, когда туча сползает на дорогу и в 4-5 метрах перед автобусом ничего, кроме серой мглы. Автобус еле ползет, опытный водитель жмется к правому краю и надеется, что впереди на встречной местные коллеги, а не турист на арендованном утром каре.

 

            Rent a car – может быть наиболее часто встречающийся призыв к приезжим в туристских местах острова. Большая часть местного автопарка – мини-авто известных европейских и азиатских фирм. За две недели треугольную звезду «Мерседеса» видели здесь только на экскурсионных автобусах. Зато то и дело встречаются обшарпанные мицубиси-, тойоты-, ниссан-, мазда-пикапы с кузовами, груженными щебнем, пластовым скальным камнем, мешками с цементом и сухими смесями или удобрениями. Трудолюбивые японцы - трудолюбивым критянам. Самые любимые здесь машины – «Хёндаи» и «Пежо». То ли их дилеры грамотнее других осуществляют promotion, то ли сами эти марки лучше других приспособлены к горным дорогам и условиям острова. Машин много.

 

            И в деревушке, где мы жили, вся молодежь автомобилезирована. Это спасает от скуки зимой, когда здесь все пустеет, остаются открытыми пара кафе и магазинов для местных жителей. Столица в 50 км, город Ретимно – в 30, развлечения и цивилизация рядом. Крит оживленно строится, в основном одно – двухэтажными, в редких случаях трехэтажными домами. Строятся отели, частные дома и виллы, магазины. Кранов не видно, для малоэтажки они не нужны. Похоже, что везде сборный железобетон, который отливают в опалубке прямо на стройке. Грунт здесь скальный, и не видно особых фундаментных работ, разве что кое-где сваи и то скорее для нивелировки. Строят в основном бетонные сооружения. Архитектурные формы в большинстве прямоугольные. Белые параллелепипеды прилепились на склонах гор, заполняют города и городки. Рука дизайнера прошлась только по нескольким необычной формы дорогим отелям, да изредка чувствуется в закругленной балюстраде или в оформлении обтекателя антенны аэродромного радиолокатора на горе. У всех строений плоские крыши (климат позволяет) или ломаные под черепицей.

 

            Но вернемся к пещере Зевса, ради которой было предпринято горное путешествие, от которого нас отвлек экскурс в особенности критского автомобилизма и архитектуры. Дорога к самой пещере требует преодоления тернистого пути длинною 800 м с перепадом по вертикали около 250 м. Занятие для молодых и для любителей-спелеологов. Остальным дает шанс ослиный гужевой транспорт, серый и длинноухий. Ослики, пофыркивая, доставляют желающих за 15 евро почти до самого входа в пещеру. Последние 100 м, крутые и каменистые, все проходят самостоятельно, и бережливые и щедрые. Тем, кто, заплатив за вход, попадает внутрь, предстоит еще до знакомства со сталактитами и сталагмитами преодолеть вниз по крутым ступенькам путь на 80-метровую глубину. Здесь останавливаются даже многие из тех, кто обошел осликов на подъеме в гору. Новоафонские пещеры в Абхазии, наверное, и больше и лучше были оснащены транспортом и освещением в советские времена. Но где эти времена, работают ли метровагончики, которые когда-то возили желающих вглубь Новоафонской горы, да и где сами эти желающие, в каких городах и странах? А здесь все это действует, поддержанное мощным мифологическим обеспечением.

 

            Свирепость Крона - отца Зевса, и его привычка пожирать собственных детей заставили богиню Земли Рею прятать ребенка на такой глубине в холодной горной пещере. Пещера образовалась в незапамятные времена, задолго до рождения будущего громовержца и главы олимпийского ареопага, и если верить ученым, перестанет существовать через 150 тысяч лет, когда сомкнутся постепенно растущие сталактиты и сталагмиты. Туристы, спешите на Крит к пещере Зевса. Вообще мифология на Крите выигрывает, например, по сравнению с Кипром, для которого в основном используются исторические сведения. Чего стоит, например, все связанное с минойской цивилизацией, с сыном Зевса и прекрасной финикийки Европы царем Миносом, его взаимоотношениями с морским богом Посейдоном, с легендой о кровожадном Минотавре и его победителе славном Тесее, о кроткой и любящей Ариадне, спасшей победителя Минотавра и, как многие кроткие и любящие, преданной и брошенной. Отзвуки этой легенды прорастают по сей день. Помните: «И пока король с ним так препирался, Съел уже почти всех женщин и кур И возле самого дворца ошивался Этот самый то ли бык, то ли тур».

 

           Еще одна цель путешествия на плато Лассити – древний мужской монастырь в горах, сожженный османскими янычарами и восстановленный православными прихожанами. По большей части колокольни на церквях Крита новые, восстановленные в ХХ веке после падения турецкого владычества. В церкви монастыря старинные иконы византийского письма с изображениями святых, сцен из жизни Христа и Бога-отца, создающего Адама и Еву и вдыхающего в них душу. Один из монахов угостил нас сладким печеньем. Монахов здесь пока всего несколько человек, и на наш вопрос: «Кто же поддерживает церковное здание и территорию?» мы получили ответ: «Люди помогают, как же без людей». Надписи везде на Крите по-гречески, кое-где, в том числе в музеях и исторических местах параллельные на английском, реже немецком. Но если захочешь найти русские тексты, найдешь их: «Шубы, кожа по фабричным ценам». Несмотря на общее героическое прошлое в борьбе с османской империей, на роль флота царской России в обретении Критом независимости, в сознании сегодняшнего островитянина русские – это туристы, охотно покупающие шубы в теплый сезон.

 

           Земля около удобных пляжей в основном застроена отелями. Поэтому новые здания возводят во второй и третьей линиях, а то и просто в горах. Дело в том, что в последнее время находится все больше людей, стремящихся к отдыху не у моря, а в горах. Там прохладнее, благодаря горным ручьям и более частым осадкам больше зелени. Еда в деревенских тавернах вкуснее и больше похожа на домашнюю, чем изыски шведского стола. Можно в удовольствие принять участие в сборе винограда и оливок, да при желании и до моря нетрудно добраться.

 

            Почти вся земельная собственность на острове – частная, затем по объему – монастырская, затем банковская и лишь затем самая небольшая – государственная. Особую судьбу имеют участки с выявленными археологическими перспективами. Речь идет обо всех находках старше 475 лет. Такие земли на Крите неприкосновенны, переходят в госсобственность и не могут быть использованы для застройки. Если вы купили землю, в которой обнаружились исторические находки, ее отберут, предоставив, правда, замену или возместив затраты. Так же аккуратны островитяне и с сельскохозяйственными угодьями. Основой экономики Греции и в частности Крита являются сельское хозяйство, корабельные торговые перевозки и туризм. При парке торгового флота в 2368 единиц Греция по объему перевозок под своим флагом уступает только норвежскому флоту. Деятельность Аристотеля Онассиса во многом способствовала современной морской славе Греции. В ближайшее время снятие с линий однопалубных кораблей может существенно ухудшить эту статистику. И хотя истории известен незадачливый, хоть и хитроумный мореплаватель из Итаки, недолгое по замыслу путешествие которого затянулось на 30 лет, греки прирожденные мореплаватели. Недаром в Греции на рождественские праздники во многих домах и на улицах наряжают не елки, а макеты кораблей. Греки – умелые корабелы, но корабли для них строятся на верфях многих стран мира. И поскольку они «под парусами повиты, с концов мачт вскормлены», корабельное ремесло во многом способствовало расселению греков по всему миру. Интернациональная пословица гласит: «Под каждым поднятым камнем может быть грек». Только во время послевоенного экономического кризиса около 4 млн. греков покинули родину и нашли себе пристанище по всему миру, умножив число грекоговорящих, живущих в разных местах мира, иногда даже с античных времен. Достаточно вспомнить хотя бы купринских «Листригонов».

 

           Весь Крит пронизывает то идущая по побережью, то поднимающаяся довольно высоко в гору скоростная государственная трасса. Состояние дороги превосходное. Она вбирает в себя множество мостов, в абсолютном большинстве не над реками, а над ущельями. На Крите несколько тысяч ущелий, самое длинное из которых около 5 км. Строительство дорог продолжается, некоторые прокладывают заново, другие расширяют. Недалеко от нас специальный грейдер долбит и сравнивает скалу, чтобы расширить поворот. Наверное, строить дорогу по скальному основанию нелегко, но надежно. Нет проблем с дренажом, созданием опорного слоя. Качество государственной дороги таково, что не только легковые машины, но и большие туристские и рейсовые автобусы почти на всем протяжении идут со скоростью 100-120 км/час. Дороги – основа туристического, сельскохозяйственного и строительного благополучия острова. Во многих местах по горным склонам вдоль дорог на свободном выпасе козы и овцы, а выше них кое-где также свободно пасутся свиньи. И тех и других отделяют от дороги проволочные ограды. Свободный выпас, да еще по горным кручам не позволяет животным запасаться жиром. Постное мясо поступает в магазины и рестораны и отельный общепит.

 

           Возле курортного местечка Херсонес множество живописных ветряков. Раньше они качали воду, а теперь это делают современные электрические насосы. Ветряки было начали сносить, но власти ради создания антуража для туристов обязали местных жителей восстанавливать их и сохранять. И они снова здесь приметная черта пейзажа. Мы долго не могли понять, что представляют собой часто встречающиеся у дорог небольшие сооружения (чуть меньше метра высотой) с застекленными дверцами, свечами внутри и крестом сверху. Нам рассказали, что это крошечные часовенки, традиция которых уходит в седую старину. Иногда расстояние до ближайшей церкви было очень велико, и тогда верующие ставили своеобразный символ – знак, который давал бы им возможность подумать о боге, перекреститься, прочесть короткую молитву. Вторая версия: эти часовенки – способ вымолить удачу и безопасность в пути, поэтому они вдоль дорог. Около некоторых из них или сверху установлены макеты православных храмов, выполненные руками искусных мастеров и похожие на типичные критские церковные здания с прямоугольным контуром и арочной крышей. Макеты белые или белые с терракотой. И, наконец, третья версия: это дань памяти жертвам дорожных катастроф.

 

           В конце недели мы отправились в третий по величине город острова – Ретимно. Целью был старый порт и старый город, расположенные в западной части Ретимно. Сразу от автобусной станции внимание привлекает циклопическое сооружение в виде кольцевой крепостной стены с бойницами и редкими сторожевыми вышками. Оно как магнит притягивает туристов, которые вереницей направляются по набережной к крепости и обходят ее почти по кругу в поисках входа. Наконец после двадцатиминутного пути надпись Fortress и бело-голубой критский флаг указывают место подъема. Возведенная в XVI веке по проекту венецианцев крепость задумывалась как место, где обитатели города могли искать спасения от вторжения сарацинов и набегов турецких пиратов. На обширной территории, обнесенной высоченной крепостной стеной, был собор, пороховые склады, подземелье для припасов и воды и другие строения, образовывавшие цитадель. Со временем выяснилось, что всем горожанам не хватало места в цитадели. И ее можно было использовать только как временное убежище при нападении. Сейчас на территории крепости два православных храма: новый и старый, а на месте венецианского собора Святой Марии турки, на долгие годы покорившие остров и заселившие Ретимно, соорудили мечеть султана Ибрагима.

 

            В городе сохранился венецианский порт и дома с украшенной каменной резьбой фасадами и арочными окнами. От периода турецкого владычества осталось 5 мечетей и минареты с тонкими шпилями. При выходе из крепости посетители неожиданно попадают в перекрестья узких улочек старого города, странствия по которым от магазинчика к магазинчику, от таверны к таверне могут длиться, кажется, бесконечно. Туристы с детьми в колясках, с камерами, непрерывно стреляющими вспышками, и неутолимой жаждой к сведениям и сувенирам заполняют улицы и ресторанчики старого города даже в это время конца сезона путешествий. Среди множества ювелирных лавок, заполненных стандартной итальянской продукцией, местной керамики, расписанной или тисненной на темы кносских фресок и минойской мифологической старины, футболок и ковриков с изображением фестского диска встречаются ручной работы изделия местных резчиков из оливкового дерева, резные же изображения животных (некоторые очень оригинальные), хорошая, но достаточно дорогая графика местных художников, коллекционные черно-белые и тонированные фотографии начала XX века и фотокопии старинных карт в паспарту.

 

            При втором визите в Ретимно нашли, наконец, старый, венецианской постройки порт, от которого сохранились стена и маяк. Порт, конечно, реконструирован, и в нем сейчас причаливают прогулочные пароходики и яхты, часть с пиратским оформлением. Вокруг много ресторанчиков и таверн, наполняющихся после полудня, когда до них добирается волна туристов, прошедших крепостные сооружения и улочки старого города. Неподалеку от этого порта расположена достаточно хорошо сохранившаяся часть фонтана венецианской работы с аркой. Из ртов барельефных изображений человеческих лиц бьют струи воды. И порту и фонтану около 500 лет.

 

           Путеводитель утверждает, что туристу надо непременно посетить один из ресторанчиков венецианского порта, но дешевле, а иногда и вкуснее оказываются блюда в тавернах старого города. Путеводитель не соврал. Привлеченные разговорчивой птицей в большой клетке мы сначала задержались у входа в такую таверну, а затем решили здесь отобедать. Что-то говорящая на своем птица, размером и чернотой похожая на галку, но с желтым клювом и желтыми обводами вокруг глаз, была безусловно самым удачным рекламным вложением владельцев, а рыбное мезе с креветками, кальмарами и плоской белой рыбиной – безукоризненно вкусным. Рекламной находкой явилась также видная с большой высоты посетителям крепости надпись во всю крышу одного из домиков внизу – TAVERNA.

 

           Греческая музыка со струнным аккомпанементом и национальным танцевальным ритмом мягко сопровождала нас на пляже, в магазинчиках, в автобусе. Если и был с ней небольшой перебор, то только из-за очень активного горластого ди-джея из соседнего отеля, где он несколько вечеров зажигал французов, арендующих этот отель уже третий год подряд. Тем приятнее было во время обеда в таверне Ретимно услышать CD с американским ретро 60-х: Перри Комо, Армстронг, Дорис Дей (You give me fever, when you kiss me). И на все времена In the mood Глена Миллера. А греческая музыка у нас любима и узнаваема после Микиса Теодоракиса и здесь воспринимается как нечто знакомое и частично даже свое.

 

            К сожалению не хватило времени на знакомство с остальной частью этого красивого, большого и современного города, насколько об этом можно было судить из окна скоростного автобуса. Его музеи, университет, большие магазины и парки остались тем, кто придет после нас. Из Ретимно везем в подарок близкому человеку двух вырезанных из легкого дерева - плавуна кошек, черную и светлую. Вместе они смотрятся очень трогательно и имеют вырез, позволяющий сажать их на край стола или поручень кресла. Но две проблемы: первая – не будут ли кошки ссориться между собой, и вторая – та, которой они предназначены, известна как любительница и воспитатель собак. Примет ли ее сердце кошек, неясно. Посмотрим.

 

            А собак на Крите мало. То есть не то, чтобы совсем не было, но мелкие, немногочисленные, зато дружелюбные. Увязываются за вами на улице, виляют хвостом, охотно принимают ласку. Один раз встретили вывеску про злую собаку, но саму опору безопасности не видели. Дело в том, что на острове до последнего времени не воровали. Традиция запирать дома и магазины на острове Санторин, например, едва насчитывает 10 лет. Может туристы позволяют себе, говорит гид, а так здесь это не принято. Так что по мере развития туризма не исключено, что привезут и охранных и служебно-розыскных. И разведут, и выставки устраивать будут, а пока – небольшие веселые шавки смотрят на вас веселыми глазами как на элемент местной дружелюбной фауны, а не как на объект для облаивания, обрычания и, не дай бог, покусания.

 

            Большой двухпалубный корабль вместе с другими примерно 600 пассажирами везет нас к острову Санторин на 120 км строго на север от Крита. Мы уже отошли достаточно, чтобы еще раз убедиться, что живем на острове. Когда-то страшное извержение до сих пор действующего на Санторине вулкана привело к серьезным разрушениям на Крите и выбросу в атмосферу Земли такого количества пепла, что это по мнению ученых, влияло на климат планеты несколько лет. Датируется это событие примерно XV-ым веком до новой эры. Самые же ранние свидетельства вулканической деятельности в этом районе по мнению вулканологов и исследователей морского дна Эгейского моря относятся ко времени, отстоящему от нашего на 80 тысяч лет. Сегодня место самого большого извержения залито морем, образующим здесь кальдеру, над которой выступают два островка. Один из них и есть вершина действующего вулкана. Всего за прослеживаемую историю здесь насчитывают около 100 землетрясений, из которых самое сильное, 8 баллов по шкале Рихтера, произошло в 1956 г. с эпицентром на неподалеку расположенном островке Анафа, и 14 извержений двух здешних вулканов. Так же, как возраст дерева по годовым кольцам, количество извержений можно определить по разноцветным (черным, красновато-рыжим, коричневым) лавовым и пемзовым слоям, образующим горы острова.

 

            Горные кручи очень резко спускаются в море, которое в окрестностях острова имеет глубину около 280 м. Одна из редких узких прибрежных полосок использована для причалов порта, где пристают большие дизельные корабли с Крита и прогулочные катера и яхты. От порта вверх, к городкам и деревням серповидного острова, длина которого 18 км, а ширина в разных местах составляет от 2 до 6 км, ведет пожалуй самый страшный серпантин из всех непростых горных дорого Санторина. Береговая линия острова – 60 км, на нем живет 11 тысяч человек. Мы побывали в деревне Пиргос (что означает крепость) и двух городках – Ия и столица острова Фира. В Пиргосе на 800 жителей 64 церкви, среди которых несколько храмов XVI-XVIII веков. Самая старая церковь – Малая Богоматерь – построена в X веке и с тех пор ни разу не реконструировалась, а только ремонтируется и поддерживается трудами прихожан. Подъем к церкви очень крутой и достаточно длительный, но туристы всех возрастов мужественно преодолевают его, останавливаясь только, чтобы щелкнуть камерой красивейшие виды на море или трехцветную кошку, охотно позирующую туристам.

 

            Местная шутливая статистика говорит, что в Пиргосе церквей больше, чем домов, вина больше, чем воды, и ослов больше, чем мужчин. Заметной приметой острова являются национальные полосатые бело-голубые флаги с крестом в верхнем углу у древка. Флаги как на официальных зданиях, так нередко и у частных домов. Очень красивы белые церкви Санторина с синими куполами. Да и местные дома имеют белую с голубым раскраску. О церквях не знаю, а о домах рассказывают следующую историю более чем 60-летней давности. После оккупации Крита немцами в начале II-ой Мировой был запрещен национальный флаг. Немцам на Крите пришлось не сладко, горцы партизанили, стреляли и взрывали. На Санторине местный житель, художник по профессии, призвал соплеменников раскрашивать дома в цвета национального флага. Эта традиция жива здесь до сих пор. В старых путеводителях немецким туристам не рекомендовалось посещать некоторые районы Крита, например, район Вианос и город Калаврит, где оккупанты особенно зверствовали в 1943 г.

 

            Невыразимо красивая панорама Ия и Фира с прилепленными к горным склонам, как ласточкины гнезда, яркими домами, живописными горными дорогами и узкими улочками, роскошные виды на кальдеру и близлежащие острова, окружающее море синего цвета с прозрачной водой у берегов привлекают на Санторин туристов со всего света. Рядом с русским автобусом стояли голландский, английский, французские и немецкие. Латышская немолодая пара в русском автобусе. Они сами по себе, но английский, немецкий, французский языки для них дальше, чем русский, и хочется услышать и понять все, о чем рассказывает гид. Они очень непримиримы, говорят только по-латышски, но слушают по-русски. Будем надеяться, что их молодежь освоила или освоит другие языки, и не будет хоть этого противоречия.

 

            Рассказывают, что местные жители занялись туристским бизнесом и забросили сельское хозяйство, которое кормило их предков. Тем не менее на Санторине 8 винодельческих заводов, самым знаменитым изделием которых является Винсанто (святое вино) – ликер, изготавливаемый из предварительно подвяленного винограда. Его продают в местных магазинах, здесь же дегустируют, вывозят на Крит и на материк. Жаль, темп экскурсии не позволил попробовать. Здесь растят виноград, фисташки (очень вкусные на вулканической почве), фиву, напоминающую мелкий горох, и знаменитые санторийские маленькие помидоры, которые на острове консервируют. В свободное от туристов зимнее время санторийцы ремонтируют дома, строят новые. Цемент на Крите и Санторине привозной, строительство обходится довольно дорого. Возможно именно это привело в свое время к появлению домов-скофтов, выскобленных в пористой вулканической породе. Мы видели один из таких домов, большая часть которого от пристроенного входа уходит в гору. Для многих домов характерны дугообразные крыши. Считают, что такая конструкция издревле обеспечивала сейсмостойкость и, кроме того, облегчает зимой сбор в специальные хранилища под домами дождевой воды, которая остальную часть года используется для бытовых нужд и полива.

 

            В окрестностях столицы острова действующий женский монастырь, живущие в 53 кельях которого монахини занимаются ковроткачеством. В разных местах находятся развалины 5 крепостей, служивших местным жителям пристанищем для защиты от пиратов во времена венецианского владычества. В городках и деревнях острова обычная, ориентированная на туристов инфраструктура: рестораны, кафе, таверны, сувенирные лавки, ювелирные магазины, fast food, винные и овощные магазины, бутики модной одежды. Почти всё в разы дороже, чем в большинстве других мест Крита. Высокая плотность туристов определяет правила игры.

 

           При поездках по острову гид обращает внимание на громадный карьер, оставшийся в том месте, где на острове добывали и откуда вывозили вулканическую пемзу в качестве строительного материала. Ее в частности использовали при строительстве сооружений Суэцкого канала. Остров в этом месте заметно пострадал, но санторийцы вовремя опомнились и запретили промышленную добычу пемзы. Санторину повезло в отличие от выгонтов – жителей описанной Станиславом Лемом планеты, которые все копали и копали яму, пока кроме нее на планете ничего не осталось. Этот провал на Санторине – экологическое послание всем живущим на планете Земля.

 

            А какие кондитерские на Санторине и на Крите! Под вывеской BAKERY c ее греческим эквивалентом пахнет пирожными, корицей, ванилью, кардамоном, лимонной цедрой и остальными неизвестными мне кондитерскими пряностями, уже не оставляющими в воздухе места для терпких запахов чая и кофе со сливками. Соблазнительные пирожные и выпечка с яблоками, вишней, черникой, лимоном, изюмом и орехами заполняют стеклянные витрины. Чай из больших чашек, милых сердцу русского туриста, с выбранными пирогами и печеньем, с маленькими металлическими кувшинчиками сливок, с ароматными круглыми сухариками в подарок от заведения не хочется даже подслащивать. Ароматы кондитерской смешиваются с запахами моря и горных трав, так что все это хочется не столько пить, сколько вдыхать и, уходя, расплачиваться звоном евромонеток.

 

           Монеты в отличие от бумажных евро выпускаются в любой стране Евросоюза и несут на орле герб или символ страны, где чеканились. Именно монеты характеризуют национальное своеобразие в общем котле, сплавленном единой валютой. Вместо наших жаворонков здесь я встречал выпечку в виде динозавриков. Ничего не поделаешь, более древняя культура. Ах, какие кондитерские на Крите!

 

            Старожилы с гордостью говорят здесь: «6 месяцев без дождя» и загибают пальцы: апрель, май… Дождь для нас начался со второй недели, и мы боялись, что он станет нашим более или менее постоянным спутником здесь. К счастью этого не случилось. Дожди недолгие и теплые, хотя бывают проливными. И все-таки любителям критской осени рекомендую начать двухнедельное знакомство с ней с последней недели сентября, так надежнее. А о том, что происходит здесь после 10-ого, когда-то пел Пьеро: «Потом опустели террасы И с пляжей кабинки снесли, И даже рыбачьи баркасы В далекое море ушли». С пляжей постепенно убирают лежаки, уносят сложенные желтые зонтики. Их несут по круто поднимающейся вверх дорожке, и людей еще не видно, а зонтики, как монахи в желтых рясах с капюшонами, медленно плывут мимо, привнося в картину конца сезона мистическую ноту. Некоторые кафе уже закрыты, в отелях по вечерам все больше темных окон, а последний чартер в Москву уходит 16 октября.

 

           Среди религиозных символов минойской цивилизации более позднего периода - молодая супружеская пара, юноша и девушка, которые умирают и исчезают осенью и возвращаются весной к свету и жизни, олицетворяя периодическую смену времен года. Туристы разъезжаются, чтобы возвращаться каждый год весной, когда на острове все цветет, напоенное влагой и теплом.

Медаль
Готов к критике!
Тэги: Греция ,
2 голоса | Комментарии Оставить комментарий
Os-a аватар
Os-a (Чт, 25.12.2008 - 02:09)
Заглянула в Вам в блог, и решила начать с любимой мной Греции... Да, такой объем лучше читать с бумаги, и вот, прекрасно на ночь глядя окунуться в то, что было написано больше года назад и осталось "за кадром". Подумалось - если уж я, столько времени проводящая на ТБГ, не могу осилить все истории (хотя бы просматривать), чего же хотеть от тех, кто заглядывает сюда по случаю, по возможности??? Читала Ваш осенний Крит и ...с одной стороны рада, что нет фото - в печатном виде проще текст воспринимать, а вот, на экране я бы посмотрела фотографии с удовольствием! Сколько всего читала про Санторин, но почему то только у Вас в блоге - упомнято про зверства фашистких оккупантов в годы войны... А насчет бело-голубых домов, была уверена, что это просто далекая древняя традиция у греков. Никак не связывала с их сине-белым флагом. "...Ароматы кондитерской смешиваются с запахами моря и горных трав, так что все это хочется не столько пить, сколько вдыхать и, уходя, расплачиваться звоном евромонеток..." - Вовчик знал за что медальки выдавать :nyam: :nyam: :nyam:
Регина Лукашина аватар
Регина Лукашина (Пт, 10.02.2012 - 13:41)

«И пока король с ним так препирался, Съел уже почти всех женщин и кур И возле самого дворца ошивался Этот самый то ли бык, то ли тур».

 

Спасибо за замечательную историю!... Что ж, продолжаем диалог))) После Ретимно и ужасов Кноссоса расскажу ещё парочку историй! Глазами немножко журналистки, немножко ворожеи, я увидела Крит другим. Чего не отнять, так это способности Вашей быть неукротимым романтиком и хроникёром. А если издать это всё моё и Ваше "пучком", получится что-то вроде диалогов Бернарда Шоу с его верной собеседницей.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...