Белые камушки на берегу моря

Пафос, октябрь

                                                                 БЕЛЫЕ КАМУШКИ НА БЕРЕГУ МОРЯ

 

            Для историка Кипр – многотысячелетнее поле деятельности человека. Через остров прошли легионы завоевателей: хетты, греки, римляне, крестоносцы, тамплиеры и госпитальеры, сарацины, османские армии, язычники, христиане, мусульмане. Кипр то становился средоточием торговых путей, то переставал им быть. Из кипрского леса строилось большинство кораблей, бороздивших Средиземное море и Понт Эвксинский, плававших в океане. Ученые подсчитали, что леса на Кипре полностью вырубались 16 раз за обозримую его историю. И восстанавливались щедрой природой на камнях острова, на которых и расти-то вроде бы ничего не должно. Новейшая история Кипра – английское владычество с 70-х годов XIX в. до 50-х века ХХ, борьба за независимость и обретение ее, подготовка к вступлению в ЕС.

 

            Для археолога – это благодатная земля, в которой и на которой остатки жилых строений, замков и храмов, следы разработки медных месторождений, составлявших веками второе после леса главное богатство Кипра. Каждое прикосновение к этой каменистой земле обнаруживает остатки культурного слоя, свидетельства земледелия и строительства, фортификационные и зрелищные сооружения. Кроме времени и войн, свою лепту в археологическую историю острова внесли разрушительные землетрясения, менявшие неузнаваемо вид острова, соотношение между его равнинной и горной частями.

 

           Для политика Кипр – стратегически важное, ключевое место в Средиземном море, почти равноудаленное от Африки, Малой Азии, Среднего Востока, Европы. Недаром остров без малого сто лет был стратегическим форпостом Британской империи в этом регионе. Отторжение Турцией трети острова в результате военной акции около 30 лет тому назад, греко-турецкий конфликт по этому поводу, волна беженцев с севера острова, неравномерное развитие, сделавшее греческую часть цветущим туристским раем с уровнем жизни населения более высоким даже по сравнению с Грецией и превратившее одну из главных достопримечательностей острова в северной его части – Фамагусту – в город-призрак с пустыми домами без людей – все это сделало Кипр проблемой для Европы. Проблема эта понемногу решается по мере подготовки Кипра к вступлению в Европейский Союз. Упростилась ситуация на границе между турецкой и греческой частями, турецкая часть стала более открытой для туризма.

 

            И, наконец, что же такое Кипр для туриста? Идеальный климат без дождей в течение 9 месяцев в году со щедрым солнцем и теплым и чистым морем. В легендах, экскурсиях, сувенирах, изделиях народного творчества – все то, что профессионально интересует историков, ученых, культурологов. Дружелюбные местные жители, смешение всех языков, культур, религий, красивая природа и города, заросшие лесом живописные тенистые горы, прекрасные дороги. Из-за обилия увиденного и недостатка времени наблюдения туриста фрагментарны, глаз выхватывает какие-то необычные или интересные подробности, запоминаются не столько общие планы, сколько отдельные детали: баржа, застрявшая несколько лет тому назад на рифах в Коралловом заливе и как памятник неудачливым мореплавателям остающаяся там до сих пор; смоковница, источающая сладкий сок на отдыхающую под ее ветвями туристку; звуки живой греческой музыки по пятницам из соседней таверны; изредка надписи на русском языке среди рекламных щитов и плакатов на греческом и английском; красивые сливовидные глаза понтийских гречанок, нашедших на острове новую родину; белые камушки на берегу моря.

 

           Здесь представлены моментальные снимки – впечатления туриста из России, попавшего из середины московской осени на остров, где почти всегда лето, где в это время четвертый или пятый раз за год цвела картошка, где перебывали все боги от Зевса до Диониса и родилась прекраснейшая из богинь, появление которой из пены морской запечатлел гениальный Сандро Ботичелли. Кипрское солнце в октябре незлое. С раннего утра оно, как первоклашка, которому впервые попали в руки краски, раскрашивает всех и вся в розовый, красный, а затем в коричневый цвета. Спрятаться от него трудно. Трава без полива выгорает, и зеленые только горы. Цветов в это время года мало, но цветет пышными экзотическими соцветиями множество деревьев, пальмы сбрасывают на прохожих финики, пальмы другого вида сохнут почти до вечнозеленой вершины и их подстригают, как породистых пуделей. Повсюду созревающие и лопающиеся гранаты, хурьма гроздьями, оливки и виноград, и, наконец, фиги (они же инжир, они же смоквы), которые здесь в изобилии на деревьях, а не в карманах, как у нас. В общем флора, хоть и поджаренная солнцем, но обильная. Из фауны видели только стада коз с необычными ушами, как у спаниеля, и юрких ящериц, которых здесь несчитано.

 

            Вечером солнце спускается к морю и падает в него (тонет за два десятка секунд). Но море такое теплое, что солнце не шипит, опускаясь в него. Вдоль дорог и в горах множество парников ангарного типа с полукруглыми крышами. Под щедрым островным солнцем в них что-то цветет, наливается соком, созревает. Но эти парники не для тепла, а от него. Защитная ткань прикрывает растения от жары почти круглый год, за вычетом января и февраля.

 

            Если одним словом описать сегодняшнюю жизнь Кипра, то это слово – «стройка». Строят отели и отдельные апартаменты для аренды или покупки. Строят виллы и таунхаусы, строят 4-7–этажки в Лимасоле, тщательно и грамотно прокладывают бетонные дороги с арматурой и дренажом. Англичане оставили хорошие дороги, киприоты поддерживают в порядке старые и сооружают новые. На побережье по мере освоения тянут полосу для променада вдоль моря. Судя по объему строительства, инвестиции серьезные. Тяжелые работы выполняют приезжие. Местные таджики – это рабочие из Бангладеш. Разрешение на работу и проживание по рабочей визе – 5 лет. Кончился срок, не сумел натурализоваться – отъезд домой. Квалифицированные специалисты со знанием греческого или английского приветствуются. Мужчины зарабатывают больше женщин, греки больше русских. Те, кто не брезгует любой работой, могут совмещать и зарабатывать больше.

 

            Во время экскурсии в горы проехали через территорию английской военной базы. Здесь располагаются тыловые части и управление, дюжина 2-3-этажных строений, нетипичных для кипрского кубистского стиля возведения построек. Все в ряд, и еще несколько отдельно стоящих. Ни одного Томми не видели. Есть еще одна база с вооружением где-то на южном побережье. Базы были единственным условием, на котором англичане ушли отсюда полвека тому назад. Но за 80 лет владычества они привили острову и островитянам отличную культуру дорог, левостороннее движение, четкую систему государственного и муниципального управления. Кипрский фунт по номиналу близок к английскому и разбит на 100 центов. Англичане приезжают сюда отдыхать в основном не в отели, а в арендуемые или принадлежащие им апартаменты. Они не смешиваются с потоком немцев, выглядят по-особому, пожилые поджарые мужчины кажутся затянутыми в невидимую форму, а вокруг англичанок аура неприступности of fortress (военной крепости). Впрочем, говорят, что на молодых англичанок и их соотечественниц среднего возраста тезис о неприступности не распространяется. И все же при проезде через базу кажется, что ты на мушке у снайпера. «И только пыль, пыль, пыль от шагающих сапог, и отдыха нет на войне солдату». И Редьярд Киплинг по-прежнему не снят с вооружения.

 

            На территории одного из 5-звездных отелей на Коралловом заливе, километрах в пяти от Пафоса – малоизвестный среди приезжих и туристов музей. В 2000г. его открыло Министерство культуры Кипра. Здесь в 1954г. причалила шхуна с борцами за освобождение Кипра от англичан. Сейчас она стоит на берегу под защитным павильоном. Шхуна называлась St.George, пришла из Греции и привезла динамит (в заметных количествах), патроны, английские автоматы и пулеметы. Ее перехватил английский миноносец, оружие конфисковали, а борцов за свободу отдали под суд. Сколько им дали, не знаю. В музее подписи под фотографиями – двуязычные, а исторические тексты на стенах – только на греческом. Может быть, чтобы не напоминать туристам из Англии о грустном. Судили экипаж Святого Георгия в Пафосе, студенты собирались на демонстрации, проходы к суду, затянутые колючей проволокой, охраняли солдаты. Империя рушилась, в Африке каждый месяц появлялись новые суверенные государства вместо колоний, англичане ушли с острова около 1956г. Ушли, чтобы остаться: в построенном, в порядке и правилах, в памяти. Они часто сюда приезжают, здесь их считают за своих. С грустью на это смотрит скульптура лидера повстанцев с обветренным суровым лицом и патронташами на поясе, установленная рядом с высокой стеллой на берегу. Стеллу венчает странное сооружение: то ли сложенный хворост для костра, то ли терновый венец. Во всяком случае, сегодня Кипр – суверенная страна, член ООН и в ближайшем будущем член Европейского сообщества. Правда, армия у него общая с Грецией.

 

            На острове нет постоянно текущих рек. Они появляются временно в зимние дожди и весеннее таяние снега в горах. Так сказать, part time rivers. В раскопанном и восстановленном амфитеатре в Куриуме стали свидетелями того, что негромкие слова, произнесенные в фокусе строения, слышны отчетливо даже на самом верху. Раньше о таком свойстве древних амфитеатров приходилось только читать. Монологи из трагедий Софокла произносились чтецом почти шепотом, и зрители трепетали. Наш джип уступил дорогу в узкости минивэну, набитому немцами и англичанами. Проезжают с одобрительными возгласами и поднятыми большими пальцами в адрес нашего водителя. Вообще взаимная вежливость водителей и их отношение к пешеходам выше всех похвал.

 

            Живущий в Америке киприот прислал денег, и на самой почти вершине горы Тродос, с видом на турецкую часть острова, установили громадный белый крест. Пусть турки видят, что здесь живут православные. Едем долго по серпантину вниз с высоты 1600м, крест виден полдороги. На турецкой стороне выложен белым камнем турецкий флаг со стороной 150м, видимый отсюда белым пятнышком на зеленом фоне. Знай наших и ваших. На острове множество церквей и часовен, не считая мечетей. И все заперты. Кроме монастыря Кикос. Но и там лик Богородицы с младенцем закрыт накидкой, так как один из прежних архиепископов решил, что люди слишком грешны, чтобы глядеть на лик Девы Марии, писанный с натуры апостолом Лукой две тысячи лет тому назад. По сравнению с всегда открытыми в Европе католическими соборами Бог на православном Кипре еще дальше и труднодоступнее для верующих и неверующих.

 

            Еще одну из нескольких икон, принадлежащих по легенде кисти апостола Луки, можно увидеть, если я не ошибаюсь, в Третьяковке, в собрании икон. Удалось побывать еще в храме Святого Георгия и даже сделать несколько снимков фресок. Повезло попасть туда сразу после свадьбы. Ступени храма были еще усыпаны цветами, среди которых лежал элемент кружевной фаты, то ли потерянный, то ли это часть какого-то неизвестного нам обычая.

 

             Музей мозаик в Пафосе – место паломничества туристов и статус объекта мирового наследия от ЮНЕСКО. В 60-х годах ХХв. один из местных крестьян решил особенно тщательно обработать свое поле и наткнулся на фрагменты каких-то изображений. Сегодня это в основном накрытые защитными строениями более 10 площадок с мозаичными полами, по оценкам ученых, более чем 3,5-тысячелетней давности. От простых геометрических орнаментов до сложных мозаичных изображений на темы греческих мифов. Аллегории времени года, миф о Дионисе и рождении созвездия Волопаса, легенда о несчастных влюбленных, которая, возможно, легла со временем в основу «Ромео и Джульетты». Сохранность и живописность для такого срока –удивительные. Как жаль, что не все киприоты столь ревностно относятся к крестьянскому труду.

 

            В Пафосе множество открытых вернисажей товаров с надписями: «Расплачивайтесь в магазине дальше». Идешь в глубину рядов, идешь, никого нет, через 150 метров вылезает симпатичная девушка: «Вы хотите заплатить?». Страна не пуганных воровством киприотов. Замок одного из магистров ордена тамплиеров, когда-то, много веков тому назад правивших Кипром. Прекрасная сохранность здания, более или менее светлые благодаря бойницам залы, украшенный резьбой каменный камин в таком состоянии, что хоть сейчас растапливай. (Думаю, что в декабре- январе такой соблазн у экскурсоводов есть.) Высоту 21м до плоской крыши преодолеваем по узкой винтовой лестнице. В помещениях сухо и чисто. Неплохо сохранилась фреска с изображением распятого Христа, оплакиваемого двумя апостолами. Говорят, что в отличие от этого замок Ричарда Львиное Сердце сырой, темный и тесный. Что ни говори, французы и тогда давали англичанам прикурить по части комфорта и жизнелюбия.

 

            Очень много соотечественников по прежнему Союзу: русские, украинцы, молдаване, понтийские греки. Официанты, обслуга в отелях, экскурсоводы, водители, туроператоры. Есть рестораны русской кухни, единственным национальным немецким рестораном на Кипре руководит Евгений, русский. Много собственности принадлежит российскому капиталу, шутят об улицах Красных нефтяников в кипрских городах. Вечером гуляли по тихим улочкам мимо роскошных вилл без света и признаков жизни. Стоят себе как депозитные вклады под хороший процент. Недвижимость на острове дорожает. Отдыхающих соотечественников встретили один раз. На небольшом семейном винном заводе, куда мы заехали во время экскурсии продегустировать местное вино, средних лет пара со снохой пополняла запасы. Отговорили нас от кипрского самогона Зевании, похвалили красное четырехлетнее вино, затарили багажник джипа и уехали.

 

            Русские жены на Кипре. «Ну, во-первых, все русские женщины – красивые. Они умеют и, главное, любят готовить, готовят очень вкусно. Убирают дом, занимаются с детьми, делают все покупки. Наши женщины ничем этим заниматься не хотят». Оставляю это мнение киприота без комментариев. Семья – дело тонкое. В порту Пафоса стоит большая двухмачтовая шхуна «Веселый Роджер» под драным черным флагом с черепом и костями. Цена путешествия на полдня существенно меньше, чем у круизных яхт со стеклянным дном. Может это потому, что пассажиров отвозят за рейд и топят? Если соберемся, в пятницу испытаем судьбу.

 

            В ресторане очень толстые немцы с совсем толстыми немками (плачь Кустодиев) и тарелками, переполненными дарами шведского стола. И брикетики сливочного масла – горкой. Похоже, что импорт Барби в Германии под строгим запретом. Счастливые немцы! В отеле в лифте на стенах ничего не нацарапано и не написано. Но табличка, где взрослых убедительно просят не позволять детям одним ездить в лифте, вся исчеркана, снизу погуще, сверху послабее. Самые свободолюбивые и уже грамотные до верха не достают. В столовой вся разноязычная малышня от тех, кто только что начал ходить сам, до тех, кому 10 – 12 на вид, стоит в очереди за картошкой фри и котлетой – полуфабрикатом гамбургера со шведского стола. Макдоналдс - продукты межнационального общения. Еще 10-15 лет и эта фирма будет править миром выросшей малышни.

 

           Общественные туалеты везде, даже в храме, и все бесплатные. Здесь с пониманием относятся к человеческим потребностям. Магазин DUTY FREE аэропорта в Ларнаке делит скопище туристов по национальному признаку. Около украшений от Сваровски несколько пар пожилых англичан, холодно и одиноко. Парфюмерию штурмуют южанки с сорочьими глазами и прическами хвостиком. Они оживленно нюхают пробы, открывают цветные тюбики и смотрят их почему-то на свет. Отдел спиртного озвучен русской речью, пары в полголоса обсуждают, брать или не брать виски тестю, а одиночки набирают с остервенением «Белую лошадь», «Длинного Джона», французский коньяк (поминают маму: то ли старушка любит погреться «Мартелем», то ли цена несходная). Всех объединяет отдел сладостей, набирают действительно недорогой «Таблерон» и прочие цветные шоколады. Очереди у касс драматические, но быстрые. При посадке весь самолет позвякивает, потренькивает и побулькивает.

 

             Путешествие на остров и скитания по нему связаны с легендами и мифами, окутаны ими, легендарное на каждом шагу: в рассказах экскурсоводов, в бесчисленных скульптурных, живописных и керамических поделках, в названиях улиц и достопримечательностей, в изобразительном ряде пафосских мозаик. Греческое мешается с римским, кто-то зря ищет разницу между Венерой и Афродитой, Гераклом и Геркулесом, Эротом и Амуром. Современный фольклор попроще: это байки о странностях туристов из разных стран и анекдоты. Вот один из них – известный, но не очень затертый. За отличное поведение в новой жизни праведника отправили в командировку из рая в ад. Все выполнил, а культурная программа – вино, женщины, музыка – выше всех похвал. Вторая командировка, и опять после постной, скучной обстановки в райских кущах – как глоток соблазнительной свободы. После третьей командировки праведник взмолился: «Господи, переведи меня в ад, мне там очень по душе». Бог согласился без долгих уговоров, но предупредил: «Обратной дороги не будет». Праведник собрался и переехал. Его сразу же, без подготовки голым на сковородку. Ужас! Он вспомнил о праве на один телефонный звонок: «Господи, в аду же было так хорошо. Что происходит?» «А это, сын мой, наглядная разница между туризмом и эмиграцией». Путешествовать – хорошо!

Медаль
Готов к критике!
Тэги: Кипр ,
1 голос | Комментарии Оставить комментарий
Pretty аватар
Pretty (Пт, 19.09.2008 - 12:11)
Супер!! Странно, что этот рассказ прошёл мимо. Я в поисках информации наткнулась на него в гугле. Кипр для меня навсегда останется самым романтичным местом на земле. Именно сюда мы приехали впервые на наш совместный отдых. До сих пор считаю это настоящим медовым месяцем. Исправляю положение 10-кой!!!! :P
Stream аватар
Stream (Пнд, 13.04.2009 - 14:52)
По-прежнему очень злободневное замечание: Повсюду созревающие и лопающиеся гранаты, хурьма гроздьями, оливки и виноград, и, наконец, фиги (они же инжир, они же смоквы), которые здесь в изобилии на деревьях, а не в карманах, как у нас. :hmm: Mikha, благодарю за ссылку на Ваш рассказ! С упоением прочитала историю!!!
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...