Испания - аделанте, вперед

Юг страны, октябрь

          ИСПАНИЯ – АДЕЛАНТЕ, ВПЕРЕД Две недели в конце октября, проведенные в Бенальмадене – курортном городке километрах в 40 по морскому побережью на юго-запад от Малаги, поначалу кажутся достаточными, чтобы многое увидеть и узнать про Испанию или хотя бы про ее юг, посмотреть на испанцев, познакомиться с историей и традициями страны, с характером народа. Уезжая, понимаешь, что прикоснулся лишь к немногому, ничего толком не увидел и не понял, и чтобы хоть в чем-то разобраться, нужно знать язык и прожить здесь гораздо дольше. Но чтобы осознать, что все-таки увидел, хочется разложить по порядку впечатления и попытаться сложить из них какую-то фрагментарную картину, сдобренную пьянящим запахом вовсю цветущих в конце октября экзотических деревьев и цветов, шумом моря и приморского шоссе, пронизывающего все побережье, и терпким и острым вкусом испанской кухни. Юг Испании – это море, уже холодное для купания в это время года, и горы. Горы – древние и коренные обитатели страны смотрят на суету машин, людей и вывесок там, внизу. Они знают об этих местах что-то такое, чего не знают и никогда не узнают те, кто внизу. Все пройдет, а они останутся, огромные, величественные и неподвижные до очередного землетрясения или конца света, который еще не близок, если верить Мишелю Нострадамусу.

 

           Кроме таких привычных элементов пейзажа, как горы, море и цыганки с ветками розмарина, перед глазами все время строительные краны. Испания строится в объемах и с темпами, поражающими даже москвича, привычного к подвигам «Донстроя» со товарищи. Стройка в городах и городках, на побережье и в горах. Строятся и реконструируются сотни объектов, среди которых отели и апартаменты, крупные магазины, дороги, мосты и развязки, множество частных вилл. За последние 5-7 лет жилье подорожало в 2,5-4 раза. На многих домах и балконах отдельных квартир плакаты с надписями «продается» и номерами телефонов. Повсюду риэлтерские конторы. Сезонная занятость в сельском хозяйстве, строительная индустрия и конечно туризм – эти три отрасли дают работу испанцам и армии иммигрантов (в том числе и нелегалов) из Европы, Африки, которая совсем неподалеку, и Азии. Иммигранты приветствуются, и за последние несколько лет было две или три амнистии, когда практически всем нелегалам дали гражданство. Правда, в последний раз для этого надо было иметь работу. А чтобы ее получить, нужно иметь вид на жительство. Некоторый замкнутый круг, есть проблемы. Тем не менее, за год население благодаря иммиграции увеличивается почти на миллион.

 

          Коренные жители страны не очень жалуют приезжих, считают, что они отбирают у них рабочие места. В том числе это относится и к выходцам из Восточной Европы, которые приезжают сюда с хорошим образованием, с дефицитными специальностями. Прирост собственно испанского населения очень невысок. Испанки не хотят рожать. В этом отношении государственное законодательство их почти не защищает. Декретный отпуск – 4 месяца, яслей практически нет, детсады очень редки, пособия на детей не выплачиваются. Детские обувь и одежда стоят часто дороже, чем взрослые. Редкие ребятишки окружены всеобщей любовью, по вечерам вся семья выгуливает малыша, часто его окружают четверо – пятеро взрослых. Детские городки с играми и аттракционами, повсюду на улицах установлены машинки-автоматы, лошадки, ослики, большие ботинки с сиденьями и шнуровкой. Бросаешь монетку, и автомат трясет и подбрасывает седока, машинка вибрирует и мигает фарами, всячески его развлекая. При прогулке ребятня успевает посидеть в каждой машине и на каждой лошадке. В порту, на креслах, подвешенных на резиновых тягах, отталкиваясь от резинового батуда, вверх-вниз летает малышня, да еще переворачиваясь в воздухе. Смотреть, как метров на 6-7 летают отчаянные девчонки (мальчишек меньше) – зрелище не для слабонервных взрослых. Гораздо больше детей среди приезжающих на отдых, в разгар учебного года это в основном дошколята.

 

          Очаровательные белые и черные бэби и дети повзрослее, в прогулочных колясках или на собственных ножках, черные, белые, рыжие мальчишечьи вихры и девчонки в абсолютном большинстве почему-то белокурые. Может ввоз в брюнетистую Испанию блондинок поощряется пониженным визовым и таможенным сбором? Испания производит впечатление страны, где радуются каждому ребенку и всем детям. В то же время на каждого испанца в среднем приходится 15000 евро невыплаченных кредитов. Люди не боятся брать деньги в долг и им их дают.

 

          На улицах много машин – французские, немецкие, японские. В основном европейские городские модели, небольшие малолитражки с обрезанной задней частью. Их удобно парковать на нешироких улицах, удобно разминуться с автобусом на крутых горных дорогах, хоть это не всегда удается. Движение достаточно плотное, но не очень скоростное. Водители предупредительно притормаживают перед пешеходами, переходы и светофоры, часть из которых с управлением по вызову, очень часты. Половина водителей – женщины. Повсюду приезжим предлагают машины в аренду, но мне показалось, что здесь это удовольствие недешевое. Оживленное автобусное движение, большие комфортабельные автобусы красивы, как какие-то неземного происхождения изящные громадные насекомые.

 

          В порту Бенальмадены – огромная яхтенная стоянка на сотни малых и средних судов. У пирсов роскошные одинаковой архитектуры дома в колониальном стиле – клубы и апартаменты. Самые дорогие в городе бутики, сувенирные лавки, рестораны и кафе. Стилизованный паровозик с вагончиками на колесном ходу возит вокруг порта и внутри него туристов, останавливаясь временами на шоп-стоянках. За редким исключением для больших супермаркетов, в том числе знаменитой сети «Корт Инглез», магазины узкие по фасаду и глубокие вовнутрь. Место вдоль улицы дорогое. В магазинах вы можете набрать конфет из десятков коробок и оплатить их на вес при выходе, взять куриные крылышки и грудки, нарезанные свиные чипсы и полюбоваться на копченые окорока, подвешенные у задней стенки, при желании попросить отрезать для вас любой кусок. Можно перебрать в папке акварели и гравюры местных художников, примерить колечки и сережки, прикрепленные к стендам на пружинных тягах, не мешающих примерке, прикинуть на себя футболку или брюки. Везде покупатель ненавязчиво подключен к процессу выбора и покупки, продавец появляется или активизируется только в нужный момент. Все можно пощупать, кроме некоторых хрупких и дорогих сувениров, где с извинениями их просят не трогать.

 

          В туристской зоне, а главное и в обычных городских магазинах, рассчитанных на местных, оживленная торговля. Без специальной оптики видна довольно высокая покупательская способность. Мир сувенирных магазинов богат и вполне разнообразен, на все вкусы и пожелания: от дешевой керамики до изделий от Сваровски, дорогой ювелирки и антиквариата (правда не очень давнего и не очень породистого). Много традиционных поделок - резных из дерева и тисненных из кожи - индийского производства, изделия испанских заводов и умельцев, в том числе сувенирная фарфоровая мелкая пластика, тарелки и тарелочки с ручной росписью, керамические и фарфоровые коллекционные наперстки. Темы «Дон Кихота» и корриды на фарфоре и полотенцах, в металле, дереве, керамике, в названиях улиц и площадей. Вообще фарфоровая пластика испанских заводов многочисленна, относительно дорога, из неплохого раскрашенного фарфора, но на редкость и местами до кича безвкусная. Многочисленные мальчики во фраках, девочки в свадебных платьях, лошади и птички, жанровые группы. Им бы мейсенских, стаффордширских или итальянских художников, в крайнем случае кисловодских, фарфор был бы другого класса. Современные итальянцы и англичане приучили уже глаз к изяществу, как в классическом, так и в модерновом исполнении, не говоря уже о старых Мейсене, Копенгагене и Севре. Много стекла, от совсем простого до флинтгласса и баккара. Хороши фарфоровые тарелки из Толедо с иллюстрациями к Сервантесу, с мозаичным орнаментом и семисвечниками.

 

          В коридорах нашего отеля на стенах развешаны репродукции с изображениями псовой охоты работы английских художников XIX в. На побережье во множестве символ Великобритании – «Юнион Джек » развевается флажками, смотрит с витрин и вывесок, присутствует в меню. «Английский завтрак», «Английские семейные ланчи», «Английские традиции» – типичная реклама небольших ресторанчиков и кафе. Английский и шотландский виски в разнообразии ярлыков и марок украшает витрины винных магазинов, на одном из которых надпись «Мы принимаем английские и шотландские деньги». Насчет шотландской валюты – это прикол, но англофилия в больших дозах налицо. И может быть, поэтому на улицах и в автобусах столько английской речи и среди туристов так много англичан. И это несмотря на то, что совсем рядом Гибралтар как объект и символ испано-английского раздора.

 

          Но, конечно же, для туриста Испания – это не только и не столько шопинг, сколько путешествия и экскурсии. Цена на них в зависимости от выбранного языка и фирмы-экскурсовода может отличаться в 2-3 раза, но удовольствие от путешествия в пространствах географии и истории страны ни с чем не сравнимое. Не пытаясь соревноваться с путеводителями, заполняющими полки книжных лавочек и агентств путешествий и на всех языках повествующими об истории страны, перечисляющими имена королей-освободителей и объединителей, называющими даты сражений и основания и разрушения городов и дворцов, приводящими жизнеописания знаменитых ученых и инквизиторов, поделюсь впечатлениями от посещения достопримечательностей и от поездок как в небольшие городки, так и во всемирно известные культурные центры, славные архитектурными и историческими памятниками.

 

          Память, как видеофильм, снятый без сценария, воспроизводит отдельные запомнившиеся места и сцены, но все это, в конечном счете, образует мозаику, связанную в некое целое, которая отражает, пусть субъективно и неполно, страну и людей, к судьбам которых ты оказался причастен на короткое время. Очень уютный природный парк «Палома» – один из двух городских парков Бенальмадены. Здесь растут гигантские кактусы, экзотические пальмы и 3-4 метровое растение, напоминающее ковыль-переросток. Но не это главная достопримечательность парка. Два больших искусственных озера заселены птицами: утки, лебеди, гуси, чайки. По дорожкам перебегают и роются в кустах, добывая трудами корм, пестрые курочки, окруженные выводками цыплят. В это время небольшие щеголеватые петушки пристают к туристам, выпрашивая хлеб, и время от времени то ли в благодарность щедрым, то ли осуждая скупых, оглашают окрестности испаноязычной версией привычного «ку-ка-реку». В строгом черном одеянии множество скворцов с желтыми клювами, почти не боясь людей, позируют фотографам. Скворцы, скорее всего, и из России тоже, в это время они уже подались от нас в теплые страны. Посреди самого большого озера высоко вверх бьет фонтан, к которому уже привыкла водоплавающая братия и который вызывает оживление у туристов с камерами. Парк огорожен, но вход бесплатный. Лебеди, как ни странно, в основном не красуются в воде, а чистят оперение на газонах и прогуливаются по дорожкам. Картину дополняют мирные и очень симпатичные пестрые кролики, сосредоточенно жующие на лужайках между зарослями кустов. Черепаха на большом камне у берега озера то ли позирует туристам и любуется своим отражением в воде, то ли греется на уже не таком щедром, как летом, солнышке.

 

          В выходной день, кроме туристов, в парке много горожан. Испанцы очень экспансивны. Испанская экзотика – что это? Ну, как же, скажет каждый, тавромахия, фламенко, оливковое масло и вино. Но прежде всего – это испанская речь, темпераментная, быстрая, гортанная, громкая, сопровождаемая выразительными жестами и мимикой. Если вам кажется, что испанцы ссорятся, что сейчас кабальеро обнажат шпаги, а сеньориты вцепятся друг другу в волосы, значит, встретились друзья или соседи и обсуждают погоду, детей, футбол, нашествие туристов. Это мирная обычная беседа, иногда так обсуждаются даже очень интимные темы. Только что кипевшая эмоциями компания расходится с рукопожатиями и прощальными поцелуями. Веселый, охотно отзывающийся на шутку, доброжелательный и общительный южный народ.

 

          Экзотика – это бережное отношение ко всему, что составляет историю Испании, ее сложную, переплетенную в столетиях, странах и религиях культуру. Туристы за один проход по узкой средневековой улочке, завернутой почти на 360˚, любуются католической часовней, заходят в одну из четырех сохранившихся в стране не разрушенных синагог с зажженным семисвечником, останавливаются у памятника арабскому философу, жившему в XIII веке, имя которого сохранилось в истории страны и названии университета. И вообще, присутствие арабского Востока не только в пряных ветрах из Марокко, долетающих в один порыв через узкий пролив, и в лицах темнокожих прохожих на улицах городов Коста дель Соль. Оно и в распускающемся цветке в бронзовой руке выдающегося арабского ботаника и фармаколога Ибн аль Бейтара, родившегося в 1197 г. в Бенальмадене, где ему на берегу моря установлен памятник, в очертаниях новых зданий и в минаретах старых и новых мечетей, в испанской речи, вобравшей в себя многие звуки и слова из арабского, в кухне и сладостях, в украшениях с бирюзой.

 

          Испанские женщины, вопреки распространенному у нас мнению, красивы. Нет кукольных pretty faces. Смуглые, большеглазые, с удлиненными лицами, чувственными ртами, живой экспансивной мимикой, хорошими, хоть и далекими от кустодиевской прелести фигурами. Быстрая, но выразительная походка. Одеты по-разному, но не вульгарно, если есть стремление одеться по моде, то без перебора. У большинства низкие глуховатые голоса. В основном невысокие, возможно испанские мужчины ценят их за привлекательность и темперамент, а не на погонные метры. Когда говорят «испанская страсть», подразумевают мачо типа Бандераса, рев толпы на стадионе, обращенный к матадору и быку, и гитарный рокот фламенко. Испанская страсть – это совсем другое, вглядитесь в испанок.

 

          По авенидам и пласам рассекают амазонки на мотороллерах. Черные волосы вьются под ветром из-под шлемов. Папка с учебниками в ногах выдает род занятий. Вообще около университетов и институтов большие стоянки, заполненные мотоциклами и мотороллерами, это, по-видимому, типичный студенческий вид транспорта. Доминантный элемент уличного пейзажа – шары, каменные и металлические. Это знаки любви к пешеходам. Шары ограничивают въезд автомобилей для парковки на узких городских улицах, отделяют пешеходные зоны от резерваций, где автомобилям можно, являются на первый взгляд украшением, выполняющим четкую функциональную задачу в мире машин, светофоров, «зебр», в мире, где полиция так искусно вписана в городскую среду, что ее практически невозможно увидеть.

 

          Михас – городок в горах (здесь о нем говорят – деревня), примерно в 45 минутах езды автобусом от прибрежной зоны, в гору и в гору, в верхней части дороги по сложному серпантину с крутыми изгибами. Здесь на поворотах автобус не всегда может разминуться с автомобилем, и кто-то из них пятится назад и, кряхтя, уступает дорогу. По пути почти везде стройки, воспринимаемые как разворошенный муравейник. Объявление: «Здесь строятся и продаются 43 дома», и вот они, внешне почти готовые и одинаковые, затейливые, сложной архитектуры. Все, что удалось увидеть в Испании в процессе созидания, строится из кирпича. Хотя старинная башня в Михасе сложена из больших камней. Михас встречает туристов магазинчиками с развалами по фронтонам, кабачками и кафе. Основные товары – кожа испанского производства, довольно дорогая – от +10% до двойной цены по сравнению с тем, что продают внизу, зато выбор – на любой вкус. Предметы декоративно-прикладного искусства, расписная керамика, фарфоровые фигурки, бронзовая мелкая пластика – все Spanish made. Михас как бы в двух этажах. Узкая лестница уводит от автобусов и ресторанчиков вверх, по стрелке «Исторический центр» к лавкам и столикам с жареными орехами. Но улочки наверху изгибаются почти по кругу, с антиквариатом и стариной в небольших лавочках, с умопомрачительными видами домиков на горе и лесом на горных склонах над ними. Соблазн для любителей фотографировать, щелчки и рокот камер заглушают гортанную речь продавцов и местных жителей. Продавцы очень сдержанны, услужливы, но не подобострастны, с удовольствием ответят на вопросы, но не навязываются, не втюхивают разнообразную одежду и сувениры.

 

          Мы приехали в довольно густом тумане, на дороге было страшновато, а в Михасе начался небольшой дождь. Выяснилось, что скороговорка «The rain in Spain falls mainly on the plain», которую так здорово поют и танцуют Элиза Дулитл, Генри Хиггинс и полковник Пикеринг в «My fair lady», не полностью соответствует истине. Кто-то укрылся под зонтиком, другие воспринимают дождь в тумане как местную достопримечательность. Панорама меняется на глазах: то в молоке почти не видны слабые очертания близлежащих строений, поросших лесом гор и домов внизу. То туман оседает, и проступает перспектива кряжей с облаком на самой вершине. Долговязая англичанка замерзла в легкой блузке и мини, волглых из-за тумана и чуть моросящего дождя, купила пончо и тут же влезла в него. Пончо вровень с мини тут же превратило ее в аргентинку, бледное лицо как будто посмуглело и даже блондинистые волосы, кажется, начали чуть-чуть отливать вороновым крылом. Два ее спутника удивлены мгновенной метаморфозой, а сама дочь Альбиона сразу согрелась и смущенно улыбается.

 

          Спустились вниз чуть быстрее, чем поднимались. Но разъезд встречных автобусов, напоминавший сложное приветствие двух средневековых придворных сеньоров, с отступами, поклонами и размахиванием шляпами, заставил снова слегка поволноваться и вспомнить популярную для горных дорог арабскую надпись на каменном карнизе: «Путник, будь осторожен, ты здесь как слеза на реснице».

 

          Рохас, промежуточная остановка на пути в Гранаду - небольшой городок с древней историей. Плантации оливковых деревьев, сопровождавшие нас всю дорогу, - основа экономики провинции, где также выращивают зерно и табак. Труд в почете, на стенах гостиницы картины из жизни плотников и вязальщиков корзин. В 7 утра мы выехали из Торремолинаса, и солнце встает для нас на горной дороге в начале девятого. Утро среды, несмотря на это городки, которые мы проезжаем, как вымершие. Испанцы или встают до рассвета или, что скорее, любят поспать. В Рохасе нас встречает живописный белый городок под черепичными крышами, развалины старинной крепости и старая церковь с флюгером под крестом. Нас она приветствует одиночным ударом колокола.

 

          В центре Гранады – кафедральный собор и часовня – усыпальница испанских королей. За исключением этого района, город вполне современный. Центральная улица на большом протяжении застроена домами с чертами конструктивизма и стиля арт деко. В начале ХХ века разбогатевшие хозяева сельскохозяйственных латифундий вкладывали деньги в городское строительство. Урожаи свеклы, оливок, табака и артишоков преобразились в затейливую геометрию стильных городских зданий. Сейчас, 6-го октября, толпы туристов и стада автобусов умеренной плотности, летом – очень густые, а с декабря и по конец февраля – мертвый сезон. В городе славный своими традициями университет на 65 тысяч студентов из всех провинций и даже из Мадрида. Здесь знаменитые гуманитарные факультеты – медицинский, юридический, переводчиков.

 

          В Испании около 1 млн. цыган. Это пугало для туристов, заставляющее их приглядывать за фотокамерами и прижимать к себе сумки. Но все равно, желающих узнать свою судьбу по линиям руки достаточно. В Гранаде, как, впрочем, и в некоторых других городах Испании, есть пещерные дома с традиционным белокаменным фасадом, за которым жилье в виде пещер в горном массиве, естественных или рукотворных. Здесь в этих домах одно время жили цыгане, без электричества, но и без налогов. Но в таком жилье не холодно зимой, прохладно в жаркое лето, когда в городе доходит до 40-45˚С. Оно кое-где вошло в моду, его владельцам иногда в обмен предлагают неплохие городские квартиры. Кто-то подключился к электричеству, а некоторые и к Интернету. Так в Интернете появились «пещерные люди».

 

          Но главная достопримечательность Гранады – это расположенные неподалеку дворцы и сады Альгамбры. С горной дороги по пути в Альгамбру вид на Гранаду как на новостройку. Яркие новые дома, движущиеся краны, множество строений в стадии сооружения. Строительный бум, однако. И разве важно, чьи деньги у инвесторов, все, что в Испании построено, в ней и останется. Дворцы Альгамбры поражают воображение. Пешая прогулка протяженностью 4-5 километров объединяет парки и несколько зданий, в числе которых сравнительный новодел – дворец Карла V, начатый после отвоевания Гранады христианами, но так и незаконченный. Над ним нет крыши, на нее не хватило денег. Но этот дворец и прилегающая к нему территория Альгамбры были взяты под охрану государством несколько веков тому назад. Это спасло памятник мусульманской культуры. В убранстве дворцов поражает тонкая резьба по камню на стенах, эпиграфические орнаменты, в которые вплетена вязь арабских надписей с сурами из корана. Наиболее часто повторяющаяся из них гласит: «Нет бога, кроме Аллаха, нет победителя, кроме Аллаха». Потолки большинства помещений во дворце Совета (административное здание) выполнены из дерева в технике маркетри. Один из них собран в необычайно сложный узор из 8017 кусочков ливанского кедра. Под этим потолком султан принимал иностранных послов, а вся отделка потолка выполнена на темы седьмого неба мусульманского рая, что символизируют семь розеток по куполу. На потолках встречается также инкрустация слоновой костью, перламутром, серебром и панцирями черепах.

 

          Пять окон на каждой стене этого зала символизируют пять заповедей верующего мусульманина: «Нет бога, кроме Аллаха, и Магомет – его пророк», «Молись пять раз в день», «Подавай милостыню бедным», «Постись в Рамадан», «Соверши паломничество в Мекку». В Альгамбре христиане выстроили несколько церквей, использовав как основу ранее возведенные мечети. В память об этих мечетях на деньги Саудовских правителей выстроена новая мечеть, которую посещает не очень большое мусульманское население Гранады. Делается попытка воссоздать дворцы Альгамбры в арабских странах, для этого привлекают мастеров из Гранады. Не хочется пересказывать услышанные исторические анекдоты об Альгамбре и в частности о дворце, в котором находился султанский гарем. Разве что можно сказать, что любимой и главной из жен была мать первого сына, а число наложниц определялось экономической состоятельностью правителя и в Альгамбре не превышало 1-2 сотен. Правители были небогатые и не очень гнались за престижем.

 

          Сады Альгамбры – чудо садово-парковой архитектуры. Арабы считали, что богатый человек - это тот, у кого много воды. Фонтаны, прямоугольные водоемы с рыбками, водяные каскады создают прохладную атмосферу даже в жару. Арабские мастера обеспечили естественный напор воды в фонтанах, использовав расположенные в горной местности источники. До сих пор эта система водоснабжения действует. Стриженные прямоугольные ряды декоративных кустарников разделяют сады на изолированные участки, а цветущие деревья и цветы наполняют воздух в них прекрасным ароматом. Часто бьющие навстречу струи фонтанов образуют прозрачный полог над водоемами. Знатоки сетуют на шум в саду и рассказывают, что арабские садовники умели делать фонтаны бесшумными. Если представить себе, что в этих садах гуляют обитательницы гарема, определение «райские сады» вполне подходит для того, что могли бы увидеть ваши глаза.

 

          Певцом Альгамбры по праву считается американский писатель и путешественник Вашингтон Ирвинг, во время дипломатической службы в Испании собравший и описавший множество легенд Альгамбры. «Я стремился…поведать о царственных и рыцарских заветах, которыми жили те, чьи шаги по дворцовым плитам давно отзвучали». Спутником В. Ирвинга в путешествии в Альгамбру был русский дипломат и будущий преемник А.С.Грибоедова на посту посланника в Персии князь Н.А Долгоруков. Богато иллюстрированная книга В. Ирвинга – частый экспонат на прилавках книжных магазинов. Испанцы считают писателя почти своим и с гордостью говорят о нем, как о романтике, влюбленном в Альгамбру.

 

          В туристских путеводителях не рекомендуется заводить с испанцами разговоры о гражданской войне. Думаю, что приезжим из России тем более не следует этого делать. Мы здесь неслабо отметились в тридцатые годы. Я думаю, что призрак хэмингуэевского взрывника Кашкина до сих пор бродит в испанских горах, а души погибших республиканцев и волонтеров интербригад, анархистских батальонов и бойцов Фаланги не нашли успокоения до сих пор, раз так осторожны путеводители. Во всяком случае, мы так и не покаялись ни за чужих, ни за своих, как, впрочем, и по всем другим поводам, где нужно было бы покаяться. Может, потому и продолжаем получать воздаяние за грехи предков и свои. «Красивое имя, высокая честь, Гренадская волость в Испании есть. Я хату покинул, пошел воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать». Хорошо, что этот процесс светловский герой не довел здесь до полного и окончательного решения, как в России и Украине.

 

          Часть обильного урожая гранадские крестьяне собирают в начале осени и еще зеленые оливки консервируют и маринуют, а когда в январе оливки чернеют, уже не хватает собственных рук на их сбор, и тут помогают гастарбайтеры. В Испании производится 60% мирового объема оливкового масла. Земля, несмотря на жаркий климат и нередкие засухи, обильна, она кормит крестьян и дает мощный импульс экономике провинции. Кроме оливок, здесь растят кукурузу, артишоки, сладкий картофель, табак и многое другое. Прекрасные дороги, которые интенсивно строились в последней трети ХХ века, добротные кирпичные дома. (Здесь плохо с деревом для строительства, оно дорого и деревянная отделка, в том числе полов, встречается только в очень дорогом жилье. Дорогие, роскошные отели и рестораны выложены камнем и керамикой, в номерах – ковролин.)

 

          Как и на всяких горных дорогах, здесь много тоннелей. Видя по обочинам выходы скальной породы, понимаешь, как много в это вложено труда. Чистота на дорогах и на большинстве городских улиц такая, что создается впечатление, как будто последний день творения кончился только вчера, и никто еще не успел намусорить. В очередном придорожном кафе на стенах сцены рождения гончарных изделий под руками мастеров. В стране еще со времен арабского владычества ценят ремесло и уважительно относятся к ремесленникам.

 

          Гиды часто вспоминают Христофора Колумба и города, где он добился устного соглашения с королевой Изабеллой и королем Фердинандом об организации и финансировании путешествия к новым землям, где заключил письменное соглашение, где жил, где похоронен. В этом отношении знамениты Санта Фе, Гранада, Кордова, Севилья и может быть какие-то другие города, которые я не хотел бы обидеть. Существует легенда о том, что королева Изабелла продала свои украшения, чтобы субсидировать экспедицию Колумба. Это оказалось удачным инвестированием средств, но многие ли женщины на ее месте отважились бы на такое?

 

          Дорога на Кордову то утопает в холмистой местности, и тогда видны только небо и иногда горы. Временами она проходит, как по подиуму, выше окружающих полей, и тогда горизонт отодвигается и видны холмистые долины и снова горы. Земля как будто по линейке расчерчена междурядьями оливковых посадок. Это невысокое кудрявое дерево – господствующий элемент сельского пейзажа при путешествиях по всей Андалусии. За две недели пару раз довелось увидеть небольшую группу людей, занятых уборкой первого урожая оливок. Наверное, это время – затишье между сентябрем и январем, когда в сельхозработах пик. У дорог время от времени виден огромный силуэт быка с поддерживающей его стальной фермой. Но это не апология корриды, а распространенный в Испании фирменный бренд, за которым недвижимость и многое другое.

 

          Отъезд арабов и евреев из Испании в средние века (XV в.) из-за преследований мусульманской и иудейской религий, требования принять католичество и последовавшие после этого бесчинства святой инквизиции, нарушившей обещания, которые были даны королями Испании принявшим христианство иноверцам, привели к обеднению общества. Из страны уехали ремесленники и мастера, резчики по дереву и камню, ювелиры, оружейники, архитекторы, врачи, математики и астрономы, специалисты в области торговли и сельского хозяйства. И поскольку большая часть населения была занята завоеваниями в Латинской Америке, эта эмиграция из страны привела, по мнению историков, к ее ослаблению, снижению экономических и прочих перспектив. Богатства американских колоний растрачены, экономика постепенно приходит в упадок. Испания проходит через войны, разрушается и беднеет. В 1900 г. она теряет свои заокеанские колонии. ХХ век Испания встретила на задворках Европы сельскохозяйственной страной с незначительным процентом городского населения.

 

          Формальная отмена законов об изгнании произошла только во второй половине ХХ века, рост населения городов начинается после 1970-х годов. Испания, пройдя через гражданскую войну и проведя на своей территории две всемирных выставки, начинает снова искать свое место в мире. После 1953 г. страна открывает доступ иностранным туристам, начинается развитие туризма и закладываются основы строительной индустрии.

 

          Вернемся из глубин исторического прошлого в современную Испанию, в исторический центр Кордовы, объединяющий остатки впечатляющих размеров мечети с кафедральным католическим собором. Алтарь собора строился на протяжении почти двух веков и первоначальная его часть выполнена в стиле маньеризма, а то, что сооружалось в XVII в. несет на себе явные признаки барокко. Два огромных органа XVI и XVIII вв. заполняют во время служб пространство собора величественными звуками. Колонны с марками мастеров, их сооружавших, и витрина со многими десятками образцов этих марок на алебастровых дощечках. Симбиоз или смешение мечети и католического собора, многие сотни колонн, не повторяющихся по узору капителей. Эти колонны, как пейзажный мотив, напоминающий посадки деревьев, по верху объединены арками красного кирпича, местами прокрашенными белыми полосами. Вся лепнина стен – белая, изготовленная из смеси алебастра, мраморной крошки и гипса. Ранее крашенная, сейчас она выцвела. Гиды сетуют, что секретами окраски этого материала в бирюзовый, красный и голубой цвета владеют только мастера из Самаарканда и Бухары, а здесь этого никто не умеет.

 

          В мечети в Кордове на стенах укреплены остатки византийских орнаментов и мозаик Х в. Смешение живописи на библейские темы, византийских мозаик, деревянных и мраморных скульптур святых и королей, витражей, арабской резьбы на стенах и резьбы по дереву на потолках – все это вызывает головокружение. Картину дополняет коллекция серебряной посуды и украшений, серебряная с золотом дароносица в стеклянном саркофаге, кованые решетки, отделяющие небольшие часовни от остальных помещений кафедрального собора. Тончайшей работы распятие из слоновой кости, принадлежащее безымянному мастеру, вместе с воспоминаниями о разрушенной части мечети и башнями собора, возведенными на остатках минаретов, - все это иллюстрации к истории католичества в Испании.

 

          В Кордове при входе в мечеть и кафедральный собор нас застигла гроза и ливень, быстро запрудивший плоские крыши. Вода била из горгулий, как из водометов, и, казалось, смоет всякого, кто рискнул бы остаться под открытым небом. Туристы в панике укрылись, кто где мог. И только невозмутимый уборщик в плаще с капюшоном продолжал свои неторопливые занятия на дворе мечети, как символ неумолимого времени, безразлично вершащего свою работу. В лучшие годы мечеть могла одновременно вместить до 30000 молящихся, для дыхания которых в торцевых стенах были предусмотрены большие проемы, сейчас закрытые довольно плотными декоративными решетками. Наряду с бережной реставрацией и воссозданием архитектурных памятников в Испании сохраняют даже части погибших деревьев на их территории. Остатки стволов, еще сидящие в земле, бережно поддерживают металлические пояса с растяжками и защищают невысокие ограды. С этими останками, как правило, связаны разные исторические легенды. В Кордове сохранились мосты римской постройки, а старинные акведуки в испанских городах использовались по прямому назначению до начала ХХ в.

 

          Ненадолго отвлечемся от экскурса в испанскую историю и посетим пятничный рынок в Бенальмадене. Посмотрим, как туристы и свои, местные, штурмуют прилавки. Одежда, обувь, детские вещи и игрушки, керамика, украшения и сувениры – все в основном продукция испанских производств и мастеров, но здесь и кожа из недалекой отсюда Африки, а также фрукты, цветы и сладости. Возможность купить какие-то вещи и сувениры подешевле привлекает всех: и практичных, бережливых немцев, и невозмутимых англичан, и жадных до шопинга россиянок. Можно и нужно поторговаться, потрогать, примерить куртку или браслет, посмотреть, к лицу ли шарф или кружевная накидка, а то и цыганская красная шляпа с розой. Латиноамериканская по виду группа задает музыкальный ритм движению довольно плотной толпы.

 

          Очень пластичный актер в кожанке и шлеме летчика с начерненным лицом, на котором выделяются глаза и белые зубы, изображает куклу-робота с цветком розы на длинном черенке в руках. Замирает, приседает, улыбается, вращает глазами, причмокивает, снова замирает. Те, кто видят это впервые, не сразу понимают, что это живой артист. Грустная неторопливая музыка сопровождает выступление, публика охотно бросает на газету металлические евро и центы. Надпись на плакате гласит, что выступление посвящается летчикам, внесшим свой вклад в борьбу за свободу. Если не особенно придираться, то значит и нашим ребятам, летавшим на легендарных фанерных «Ишаках» - истребителях И-16, тем, кто остался в испанской земле, и тем, кто погиб позже, во время Второй мировой и перед нею, Героям Союза Якову Смушкевичу (легендарному «генералу Дугласу») и Анатолию Серову и многим другим.

 

           Рынок, пестрый и многолюдный, еще одно развлечение для туристов и место, где они заняты одним делом с горожанами, теми из них, кто может позволить себе в будний день отвлечься от работы на покупки. Вообще с работой и рабочими местами в стране непросто. Туризм, сельское хозяйство и строительство – три основные отрасли, обеспечивающие занятость. Здесь, на юге нет серьезной промышленности. Пивоваренные заводы, керамические производства, ремонтные предприятия, производство строительных материалов. Работа в области туризма и в сельском хозяйстве – сезонная.

 

          К ноябрю 70% отелей закрывается и начинается сбор оливок. В стране льготное пенсионное законодательство: для 35-летнего стажа пенсия – 75% от полной зарплаты, что составляет для среднего пенсионера 900-1200 евро. После 12 месяцев работы пособие по безработице в размере 75% оплаты выдается в течение 4 месяцев. При большем стаже работы – пропорционально по 4 месяца за каждый год работы. При этом компактная, приспособленная к городским условиям новая машина стоит 6-7 тысяч евро, литр молока – 50 центов, а квадратный метр морского побережья – 2000 евро.

 

          Католический собор неподалеку от нашего отеля в Бенальмадене. День, собор открыт для всех желающих. Архитектура самая современная, и собор, видимо, не так давно построен. В сводчатом потолке сквозной фонарь для подсветки зала и крепление двух кованых металлических люстр, которые выглядят ажурными и невесомыми. В алтаре изображение богородицы с младенцем Иисусом, живописные изображения также справа и слева от алтаря. На стенах собора керамические панно со сценами крестного пути к Голгофе. Выше – с двух сторон витражи. В храме воспроизводится органная музыка, на которую наложен едва слышный хор. Люди заходят, присаживаются на скамьи и затихают умиротворенные. Внутреннее убранство аскетично и строго, ничто не отвлекает душу от общения с духом божьим. Испания – католическая страна, но двери ее храмов открыты для всех. И эти открытые двери напоминают, что «нет ни эллина, ни иудея» и что перед богом все равны.

 

          Испания – вторая после Швейцарии горная страна в Европе, 74% территории страны - горы. Четвертый по величине город в Испании – Севилья, столица Андалусии. В этой административной области живет 20% населения страны – 8 млн. человек. Едем в Севилью, чтобы посмотреть древнюю столицу испанских королей, место проведения Иберо-Американской выставки 1929 г. и всемирной выставки ЭКСПО-92 в честь 500-летия открытия Америки. Севилья – по-арабски означает «бассейн», город лежит в большой долине и расположен на реке Гвадалквивир. Пушкину, которого так и не пустили в Испанию, принадлежат строки «Ночной зефир струит эфир, шумит, бежит Гвадалквивир». По-арабски это значит «большая река», а римляне называли ее «зеленой рекой». Она и сейчас кажется зеленоватой из-за обилия водорослей, которые колышет быстрое течение. Город был освобожден от арабского владычества в середине XIII в., а королевская чета – Фердинанд и Изабелла – перебралась туда и основала там столицу в XV в., что было связано с удачным расположением Севильи как речного порта, имевшего выход по реке к морскому побережью.

 

          Севилья мечтает стать столицей олимпиады. К ЭКСПО-92 построены дороги, туннели, гостиницы, сейчас готова вся инфраструктура для самых больших спортивных состязаний. В городе уже проводились мировые чемпионаты и съезды врачей. Это город со славной культурной историей, в нем родились Диего Веласкес и Бартоломе Эстебан Мурильо, работал Франсиско Зурбаран. До сих пор точно неизвестно, где родился Христофор Колумб. По мнению испанцев, слухи о том, что он генуэзец, - выдумка, и скорее всего он из еврейской семьи. Поэтому так мало известно о его происхождении. Известность Колумб приобрел уже во время службы при дворе португальского короля, а после окончания военных действий против арабов в самом начале 1492 г. Фердинанд и Изабелла дали ему деньги на экспедицию. Колумб ездил в Америку четырежды: в 1492, 1493, 1498 и 1502 гг., а умер в 1506 г. По просьбе сына его похоронили на открытых им островах, где сейчас находится Доминиканская республика. В 1898 г. прах Колумба возвращен в Испанию и помещен в Севильский кафедральный собор. Четыре бронзовых короля-венценосца держат на плечах гроб великого Капитана и Открывателя новых земель.

 

          Книга рекордов Гиннеса подтверждает, что кафедральный собор Севильи – самый большой по площади католический собор в мире и третий по вместимости. Разница этих двух показателей объясняется тем, что часть боковых площадей продана под часовни частным владельцам, чьи деньги помогли достроить собор. Если род владельца иссякает, часовня переходит во владение государства. Иногда оно выкупает ту или иную часовню, если на ее территории имеются работы знаменитого художника или скульптора. Там, где располагается сейчас одно из зданий Севильского университета, когда-то размещалась табачная фабрика, среди 2000 работниц которой была и знаменитая Кармен – прототип героини известной новеллы Проспера Мериме. Севильцы бережно сохраняют фрагмент римского акведука I-ого века.

 

          В городе на каждом шагу встречаются цветущие фиолетовыми цветами деревья. Это джакаранда, как и многие деревья в Испании ведущая свое происхождение из Латинской Америки. Эти деревья цветут здесь дважды: в испанскую весну и в свою, американскую весну, которая совпадает со здешней осенью. В городе два здания – старого железнодорожного вокзала и торгового центра – в конструкции которых основной элемент – железная ферма. Архитектор-проектировщик этих зданий – знаменитый Александр Гюстав Эйфель таким образом оставил свой след и в облике Севильи.

 

          Из двух всемирных выставок именно Иберо-Американской выставке 1929 г. принадлежит в Севилье наиболее впечатляющий архитектурный след. Каждая из стран-участниц выстроила свой павильон. Они оформлены в национальных стилях с учетом тогдашней архитектурной моды. Рядом с ними разбиты скверы, оформлены площади Испании, Америки. Кто-то из королевской семьи подарил выставке парк, разросшиеся посадки которого, фонтаны и пруды и сегодня привлекают туристов. Павильоны строились капитально, и в наше время в них действуют соответствующие посольства или консульства. По периметру площади Испании, около испанского павильона к выставке 1929 г. были сооружены экспозиции в честь испанских провинций. Керамические панно изображают исторические события из жизни провинций и их карты.

 

          В отличие от Каталонии и Мадрида, практически все дороги в Андалусии бесплатные. Отправимся по бесплатной дороге в последний большой город, который нам довелось посетить в этом путешествии в страну гор, цветущих вдоль дорог с мая и до зимы олеандров и Кармен. Этот город первым в Испании встречал нас и провожал наш самолет, когда мы улетали. Малага – большой красивый современный город, с одним из крупнейших аэропортов в стране, с напряженно работающим морским портом. В то же время в нем сохранилась часть старого города с кафедральным собором. Два органа с барочными украшениями и фигурами, выделенная часть храма, заполненная бесчисленными резными деревянными фигурами святых и сценами из священного писания. Существует мнение, что эти сцены в средневековье давали неграмотным людям возможность знакомиться с библией, которую они не могли прочесть. Поскольку, как и в Севилье, строительство собора заняло более сотни лет, в архитектуре прослеживается переход к Ренессансу в более поздних частях сооружения. Почти обязательное для католических соборов здесь искусно выполненное распятие из слоновой кости. На стенах картины известных художников. По нашим понятиям этот собор сочетает в себе черты храма и музея. Как и в других соборах, ждет своего часа подготовленная к отмечаемому 1 ноября Дню всех Святых и заново вызолоченная дароносица, закрытая пока пленкой. В праздник верующие понесут ее с зажженными свечами по городу. Жаль, что мы этого уже не увидим.

 

          В городе, кроме множества магазинов, бутиков, сувенирных лавок, кафе и ресторанов, привлекает внимание большой 6-этажный магазин сети «Корт Инглез». Это довольно дорогой магазин, в котором есть все и где закончились мои бесплодные дотоле поиски одной из разновидностей испанского хереса – амонтильядо. Бочонок амонтильядо – один из трех главных героев довольно страшного рассказа Эдгара По. Об этом напитке там сказано очень мало, и потому создается ощущение жгучей тайны на фоне старинных винных погребов, едва очерченных характеров двух героев и романтической истории мести за оскорбление. Вдохновленный воспоминаниями об этой истории я безуспешно пытался найти амонтильядо в супермаркетах и винных лавочках побережья. Обнаружить его удалось только в подвальном отделе для гурманов в «Корт Инглез».

 

          Вообще об испанских винах можно было бы написать специальное исследование в протоколах дегустаций, прозе, стихах и песнях. Трезвый взгляд на жизнь и ограниченное время путешествия не позволили мне продегустировать нужное количество материалов. Пожалуй, следует отдельно сказать об испанском хересе, который представлен здесь по крайней мере в четырех выраженных разновидностях. Это «фино» – сухой терпкий напиток, недорогой и встречающийся во всех магазинах побережья. Так же часто встречается «фино мансанилья» – легкий сухой херес с плантаций винограда на атлантическом побережье, обладающий особым привкусом. Херес «амонтильядо» - более крепкий и сладкий, янтарного цвета и с запахом ореха. Самый крепкий и выдержанный красный «Олоросо» попался мне на глаза в одной из лавочек старой части Малаги, а промежуточный между ним и «амонтильядо» херес «Пало Кортадо» так и не показался мне в это путешествие в Испанию. Будем надеяться, что муза дальних странствий не в последний раз увлекла нас в путешествие.

 

          В отелях, крупных магазинах, сувенирных лавках, на развалах в местах скопления туристов – везде встречаются постеры и репродукции работ известных испанских и других европейских художников, кое-где можно увидеть гравюры. Это не удивительно в стране, судьба которой связана с именами Сурбарана, Гойи, Мурильо, Веласкеса, Пикассо, Дали. Картины испанских классиков украшают старинные соборы, а их изображения страницы путеводителей. В нашем отеле среди прочих я обнаружил репродукции трех незнакомых мне ранее пейзажных работ Густава Климта.

 

          Образ юга Испании – это башня одного из католических храмов Кордовы. Ее называют Испанской красавицей с римскими ногами (фундамент – остатки римской постройки IV – VI вв.), мусульманским телом (минарет мечети с арабской вязью решеток) и католической головой (звонница и крест, венчающий башню). Образ Испании – это строительные краны и муравейник строительных площадок. Образ Испании – это очаровательные испанки и две милые руководительницы наших экскурсий: Каталина из Польши и Габриэла из Венгрии, обе выпускницы московского торезовского института. Образ Испании – это бесконечные оливковые посадки и цветущие вдоль дорог и повсеместно деревья. В XIV в. величайший поэт и историк последних веков мусульманской Андалусии Ибн аль-Хатиб Мухаммед Лисан-ад-дин в стихах объяснялся в любви к Гранаде: «Окруженный цветущими садами город походит на прелестное лицо, покрытое легким пушком. Протекающая через него река с живописно перекинутыми через нее мостами напоминает запястье девушки, охваченное браслетами». Испанию достаточно раз увидеть, чтобы полюбить навсегда.

Медаль
Готов к критике!
Тэги: Испания ,
1 голос | Комментарии Оставить комментарий
Os-a аватар
Os-a (Втр, 04.12.2007 - 19:04)
ой, как много..Ампиратор , видимо все осилил :) Поздравляю с медалью, а может и конкурс выиграете :P
Pretty аватар
Pretty (Ср, 05.12.2007 - 12:50)
Обязательно при следующем поседщении этой великолепный страны, возьмём Ваш рассказ. Молодцы! :D
Сергей Василец аватар
Сергей Василец (Ср, 21.09.2011 - 10:08)

Весьма исчерпывающий отчет, яркие впечатления, точные наблюдения и "сочный" язык изложения. Практически все описанное совпадает с моими ощущениями, (наши маршруты во многом совпадали). Очень порадовал и заинтересовал винный экскурс - эту часть мы упустили полностью. Кроме пива, сангрии и неизвестных мне вин, купленных по совету дочери, мы там с виноделием  не знакомились

На рынок в Бенальмадене  мы тоже не попали, хотя жили именно там, судя по рассказу - интересное мероприятие    

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...