Путешествие в Первую любовь от АлМиРы. часть 3

Москва, лето 1974
Начало было тут: часть 1 - http://www.tbg-brand.ru/diaries/6054/2536.html часть 2 - http://www.tbg-brand.ru/diaries/6054/2546.html#c25235 Автор заранее приносит извинени жителям одного из любимых автором городов мира. Всякая любовь проходит разные стадии развития - мои любовь и принятие не исключение. Надеюсь, что будет сделана необходимая поправка на состояние, в котором происходило первое знакомство... Вот увидишь! Я обязательно к тебе приеду!!! С этой мыслью я заснула, с этой мыслью я проснулась. Последний месяц в школе – сплошной туман. Запомнился только поход – для галочки – входил в нормы ГТО. Запомнился, потому что впервые в жизни увидела не дачную деревню. Так уж получилось, что с детства испытывала зависть к ребятам, уезжающим на все лето к родным. Такие рассказы потом... А у меня – все родственники только в Ленинграде. Лето – дача, лагерь, потом – курорты. Мы вышли с поезда, бодро промаршировали по привычному пристанционному поселку, вышли на дорогу, здесь растянулись и длинной гусеницей потекли сквозь заросли, притворяющиеся лесом. Потом растительность поредела, да вдруг и исчезла. Пустынная дорога, в какой-то момент потерявшая асфальтовое покрытие, пылила и тащила нас по пригорку вверх. А, когда, преодолев муторный подъем, мы взобрались на макушку пригорка, открылся такой вид... Простор земли заканчивался на горизонте дымкою. Поля, поля, поля – покрывали землю. А дорога, петляя – интересно, кому это надо было прокладывать петляющую дорогу через ровное поле?... – вела к настоящей есенинской деревне. Край ты мой заброшенный, Край ты мой, пустырь, Сенокос некошеный, Лес да монастырь. Избы забоченились, А и всех-то пять. Крыши их запенились В заревую гать. Под соломой-ризою Выструги стропил, Ветер плесень сизую Солнцем окропил. В окна бьют без промаха Вороны крылом, Как метель, черемуха Машет рукавом. Уж не сказ ли в прутнике Жисть твоя и быль, Что под вечер путнику Нашептал ковыль? Может и было этих домиков побольше пяти, но не в этом была суть. А в том, что здесь чувствовалась совсем другая – старокнижная - Россия. А потом был последний звонок. Белые переднички, детские бантики... Веселое ожидание грядущих перемен. И трудный разговор с родителями – я хочу съездить в Москву... - Сдай все экзамены на пятерки... И я сдала. Все десять. Учителя разводили руками – почему только сейчас ты взялась за ум?.. Потому что только сейчас я потеряла голову – думала я. Отступать родителям было некуда. И вот передо мной лежат две путевки – вечерний поезд до Москвы, две ночи в «России» и на третий день дневным обратно в Ленинград. Мама использует отгул плюс выходные. Мама настаивает – белый костюм, специально заказанный к выпускному, берем обязательно. Мне не нравится эта дань моде – белый кримплен хорош только издали. В нем я чувствую себя, как в латах. Но в данном случае я согласна на все. Поезд. Заселение в гостиницу. Длинные коридоры. Придирчиво рассматривающие направление дежурные. Вдоль телевизора в номере колышется занавеска. Выхожу на балкон. Небольшое разочарование от глухого внутреннего двора. И телефон... Сейчас абсолютно бесполезный... Он сказал, что приедет к гостинице. Совершенно не представляю, как он меня найдет, но сомнений нет. Мама торопит – пора выходить. Автобусная экскурсия по городу. Мне становится тревожно – вдруг не успеет. Успел. Сидит в громадном холле первого этажа, просматривает газету. Мама с неудовольствием отпускает меня с ним и садится с другими в автобус. Я свободна! Москва. Столько противоречивых чувств. Детские злые слезы – как она посмела отодвинуть мой самый лучший Ленинград! Радостно воспринимаемые часто повторяющиеся рассказы о том, что по всей стране все очень любят ленинградцев и совсем не ... признают... москвичей. Придирчивое рассматривание картинок – ну и где она может быть красивей?! Ревнивая боль – как мог Соловьев-Седой предать и заменить «ленинградские вечера» на «подмосковные»... И вот я иду по Москве. Иду не соперницей, а ... почти подругой... Москва! Я готова тебя полюбить, раз он любит и восхищается тобой... В Москве тепло, и другой воздух. И другая – смешная, детских размеров река. Ты просто не видела Московское море... – обижается он на мое удивление. Ладно. Буду аккуратнее... Но ведь правда – смешно, когда главная речка – не шире нашего канала Грибоедова... Много зелени... Как же много зелени... У нас красивые сады – но здесь деревья не гости на улицах, как у нас... Да – с гордостью подтверждает он – Москва очень зеленый город... Мы много бродили пешком. Мы катались в московских троллейбусах с необычными компостерами – у нас другие... Мы спускались в московское метро – какие короткие эскалаторы... Какие красивые станции... Мы побывали в Третьяковке – так давно мечтала. И, как почти всегда бывает, когда о чем-то долго мечтаешь – разочарование. Разочарование странными залами, голыми стенами – слишком простыми, чтобы служить фоном моим любимым шедеврам (спасибо маминой страсти к собирательству книг из серии «Искусство»). - Вот у нас в Эрмитаже или Русском музее... Он обиделся – сказать нечего... И какое-то время в воздухе веет помимо прохлады натянутость... Пока он не замечает, как меня трясет от холода. Мой плащ пришлось сдать в гардероб, а на мне модная рифленая кофточка с короткими рукавами и минимальный кусочек ткани, присвоивший себе гордое имя юбки. Молча он снимает джинсовую куртку и укутывает меня в свое тепло. Кажется, пронесло... Мы снова готовы говорить о картинах. Потом мы сидим в каком-то скверике – ноги гудят... Мы целуемся, потому что удержаться невозможно, а прохожие редки. Отдохнув, возвращаемся на Красную площадь – там мы договорились встретиться с мамой. Но программа экскурсии еще не закончена – наших туристов ждет еще Оружейная палата. Его туда не возьмут – не очень мне понятные препоны. И я отказываюсь идти. Маме некогда спорить или убеждать – она уходит с толпой, а мы гуляем в Кремле. Здесь есть свои скамейки – в тихой зеленой части за памятником Ленину. Цветет (или отцветает?) липа. Скамейка в осыпавшихся цветах. Мы никогда так долго не были только вдвоем. Оказалось, вдвоем можно сидеть и молчать, просто сидеть и смотреть, как падают на землю цветы. Счастье и цветы липы с того дня стали синонимами. Начал накрапывать дождь. Мой польский плащ совсем отсырел. Его куртка еще держалась. Дождь пошел сильнее. Ветви деревьев уже не спасали. Я предложила пойти в гостиницу. Возвращались вдоль Кремлевской стены – под дождем она казалась еще длиннее. И впервые я увидела нереально-черные стволы деревьев на фоне светло-зеленой молодой травки. Холл был уже многолюден. Мы утонули в низких креслах. Но сидеть здесь мне совсем не нравилось. Рядом находились разные люди, многие откровенно нас рассматривали. Что у нас не так? А может – у меня размазалась тушь? Уговорила маму в поезде дать мне немного подкрасить глаза... Мне очень хочется спрятаться от любопытных глаз. - А может твоя мама уже в номере? Я поднялась на лифте, получила ключ – номер был пуст. Глаза были в порядке, а вот волосы изрядно потрепал ветер... Я снова спустилась, но даже не присела – пойдем лучше наверх, мне не нравится здесь сидеть. Он пытался возражать, я не понимала, почему. Наконец, он сдался. В номере я включила телевизор и усадила его в единственное кресло. Почему так задерживается мама? В воздухе витала неловкость. Мне хотелось сесть поближе, обнять, поцеловать... Но две кровати, занявшие большую часть комнаты как-то ... смущали. Он решил позвонить домой – предупредить, что мы задерживаемся. Там нас ждали с мамой на ужин. Разговор, похоже, становился все напряженнее – даже односложные «да» и «нет» звучали все жестче. Когда он повесил трубку, я спросила – что случилось? Он не хотел объяснять, это меня только раззадорило. Наконец, с трудом подбирая слова, он сказал, что его мама очень удивлена, что мы решились подняться вдвоем в номер; что она требовала, чтоб он ехал домой – а мы мол приедем потом сами. Меня очень больно задели даже не слова, а то, что за этим предполагалось. - Уезжай! Он пошел было к двери, но, наверное, мой голос его насторожил. - Дай мне слово, что вы приедете. Слово дать я не могла. Я понимала, если он сейчас уйдет – мы никуда не поедем. Даже, если мама будет настаивать – я останусь в гостинице. Препирательства – уходи... дай слово... – затянулись. Он попытался обнять и поцеловать меня – я гневно увернулась. В этот момент вошла мама. Глаза у нее были... Еще не хватало, чтобы и она... Мама промолчала. Мы собрались, захватили ленинградские сувениры и поехали. Я старалась идти так, чтобы мама была между нами, но он пропустил нас в дверях и не только пошел рядом со мной, но и взял меня за руку. Руку отдернуть не удалось – он держал ее крепко. Постепенно его тепло меня успокоило. В метро маму отнесло толпой, и он меня обнял – ты что?.. Я ничего не могла объяснить, я только чувствовала, что меня обидели... Как они посмели подумать?.. Но его близость сделала свое дело. Я успокоилась. Наплевать! Мы вместе – он меня понимает, а остальные... Это их проблемы! Тогда я еще не понимала, что их проблем нет – есть моя большая проблема... Вечер прошел странно. Мы познакомились с его бабушкой и отцом. Отец поразил особенно – никогда прежде я не встречала человека с таким лучистым взглядом. Вот тут мы в полной мере испытали московское гостеприимство – стол ломился от разных кулинарных изысков. Нас потчевали не только едой. Родители попросили его почитать свои новые стихи. Стихи мне представлялись делом сугубо интимным, читать другим... – почти что оголяться... Но он спокойно встал и прочитал. Стихотворение было красивым по форме, был смысл, но меня не тронуло. Что было, наверно, объяснимо... Попробуйте прочитать Джульетте про советский паспорт. Нам показывали фотографии, мы слушали великолепные истории – но я ощущала себя чужой. Я была готова любить этих людей, я была готова боготворить их – им это было не нужно, и я это почувствовала. Мы ехали в такси по ночной Москве, я сидела, как всегда, рядом с шофером (меньше укачивает, когда видишь дорогу). Было уже очень поздно – Москва была пуста. Странные незнакомые улицы, чужие незнакомые дома. А еще днем мне был так мил и дом Пашкова, и собор Василия Блаженного, так напомнивший мне Спас-на-крови. Я расплакалась под душем – все было не так.. Все – как в старой песне... Значит, вышло так, Значит, вышло так - Налетело, закружило, зазнобило. Все слова пустяк, Все твои слова пустяк Вышло так, И сердца стучат не в такт Значит, быть беде. Значит, быть беде. И любовь, как дождь, проходит стороною Кто-нибудь другой Припадет к живой воде. Быть беде, и улыбки нет нигде Друг другу говорить Обидные слова. Слезами пеленать Чужую боль. Наверное, любовь По-прежнему жива. Жива, но только не для нас с тобой Значит, надо жить Значит, надо жить Ошибаться, удивляться, улыбаться Не куда идти. Больше не куда спешить. Надо жить, надо все самой решить. Его мама позвонила утром – предложила показать Ботанический сад. Сад, так сад. Разве он что-то изменит. Мы встретились у метро с тем же самым названием. Я усмехнулась зеркальности ситуации – теперь он с отцом и матерью, а я – только с мамой. Но... опять - две мамы и один папа... И он и я – только уже не мы. Его папа шел рядом, задавал какие-то вопросы, интересовался планами. Поступать в столичный? Нет – буду в наш. ВУЗ? Да, конечно, уже выбрала. Я вежливо отвечала, улыбалась, слушала. И смотрела в его спину – он шел впереди и развлекал мам. Ну и пусть, ну и пусть... Отстукивало тоскливо сердце. В какой-то момент передняя группка остановилась, мы поравнялись, его мама что-то уточнила у его папы, и мы двинулись дальше – трое впереди, двое позади. Только теперь позади шли мы. Он тут же привычным жестом полуобнял меня. Попыталась отшатнуться – ты что?.. И удивленным взглядом повела в сторону передовой группки. - Тебя это смущает? Меня – нет... – жестко произнес он слова. И снова, как когда-то на южной трибуне, я безуспешно занимаюсь решением неразрешимой задачи... Пока не вижу изумленные взгляды обеих мам - все остановились у каких-то обрубков с шипами – и смотрят на нас... Его мама рассказывает о том, как мечтает посадить такие розы на даче... Моя, недолго думая, направляется к человеку в форме. В общем минут через десять мамы получают укутанные свертки и инструкции, как это все сажать... Самое смешное – непонятно, зачем это моей маме? У нас еще нет своей дачи – где она собирается разводить розы? на балконе? Мы все время цветочной охоты проводим на скамейке вместе с его папой, который смущенно отводит глаза – мало того, что рука сына на его глазах обнимает плечи девчонки, так и вторая рука в это время ласково сжимает ее же ладонь. Не знаю, что и кому он хочет доказать. Но смирение мне дается легко. Да и родителям понадобилось не так много времени, чтобы привыкнуть и перестать обращать внимание на расшалившихся чад. Наконец, мы трогаемся в путь. Папа и свертки теперь возглавляют нашу процессию. Потом идем мы. Замыкают шествие, почему-то изрядно отстав, наши мамы. Мне в Ботаническом скучно. Сад еще не проснулся – может через месяц или два... А пока тут голо, не так много цветов, да и людей становится все больше и больше. Наконец, мы оказываемся на ВДНХ. Вот тут мне неожиданно нравится. И аляповатые фонтаны – при всей их помпезности - почему-то умиляют статными фигурами. Возникает ощущение фильмов тридцатых – сороковых годов. Как-то наивно, чисто и весело. Мы идем к павильону Космос. Заходим внутрь. Бродим. Надо ли было покупать билеты – совсем не помню... Это прошло мимо меня... Но вопрос его отца у какого-то стенда запомнился. - Угадаешь, где тут наша очаровательная гостья? Мы стоим, он внимательно рассматривает макет какого-то компьютерного центра. Наконец, он показывает на какую-то фигурку в белом халате за столом. А мне показалось, что там меня точно нет. Потом мы шли по каким-то солнечным переходам. В одном вдоль стекла была выставлена небольшая деревянная скульптура – обнаженная девушка спала. Он притормозил – на тебя похожа... Меня бросило в краску... Я не могла на нее смотреть в его присутствии и была очень рада, когда мы продолжили путь. После ВДНХ нас снова повезли к ним домой. Снова застолье, на этот раз не такое долгое, и мы возвращаемся в гостиницу. Только в номере я замечаю, что с мамой что-то не так... Я молчу, пытаясь вспомнить, что могло привести ее в такое состояние. Спрашивать страшно. Мама не выдерживает первой: - Мне сегодня было так стыдно... Мне столько пришлось выслушать о твоей невоспитанности... - ??? - От его мамы. Она мне столько наговорила... И о твоих письмах, которыми ты его буквально забрасываешь... А ему надо много времени уделять учебе... Последние курсы очень влияют на распределение... Да и письма... До неприличия длинные... С такими откровенными признаниями... Ты же еще девочка! Только-только закончила школу... И сегодня... На глазах у его родителей так обниматься! Его мама очень разочарована... Я молчу. Мне в этот вечер показалось, что наконец-то его родные стали ко мне потеплее... Мы даже немного побеседовали сначала с его мамой – когда я помогала накрывать на стол, а потом и с бабушкой – когда со стола убирали... И вставала перед глазами мамина фигура с опущенной головой и что-то жарко рассказывающая его мама – все это я видела, когда мы оглядывались назад у очередной развилки дорожек. - Откуда она может знать, какой длины мои письма и что я в них пишу... - Она сказала, что у сына нет от нее секретов... Он дает ей читать... А иногда они даже не отдают ему твои письма, чтобы они не отвлекали его от занятий... А мы грешили на почту... Бессонная ночь. Я никак не могу найти объяснений, не могу придумать оправданий... Что делать? Спросить? Мне стыдно задавать такой вопрос. Но откуда столько подробностей?.. Нет сна, нет ответов. Снова и снова я вспоминаю мамины слова... Ему еще надо много учиться... Окончить МГУ, потом надо поступить в аспирантуру... Его мама сказала, что в их семье существует традиция – мужчины никогда не женятся раньше 32 лет... Я пытаюсь подсчитать, сколько будет лет мне... Да я буду уже старухой! Он просто на меня уже и не взглянет... А я мечтала, что мы ... пусть через ... хотелось бы быстрее!!! Я столько не смогу.... столько лет без него, только письма, ожидания телефонных звонков, тоскливые часы ожидания... – чего? Утром знакомая картина – холл, он и газета... И снова я в замешательстве. Он встает, улыбаясь, здоровается с нами. Мама отходит к нашей группе. Мы садимся в креслах напротив друг друга. Я молча беру другую газету, начинаю просматривать ее. Он продолжает читать свою. Я чувствую любопытные взгляды ленинградцев, слышу их смешки. Мне все равно. Мама подходит, предупреждает, что надо будет сдать номер, потом все соберутся в холле, сядут на автобус – небольшая поездка по Москве и ... нас высадят на вокзале. Он предлагает не терять время, а зайти в храм Василия Блаженного – там какая-то экспозиция. Мама отпускает меня, строго наказав вернуться к указанному для отъезда из гостиницы часу. Мы идем к храму, я думаю, как странно чуждо ощущается его рука. И неужели он не чувствует, как я далека? Что же такое происходит? Мы бродим по гулкому собору, он заставлен какими-то щитами. На щита много печатного текста, каких-то иллюстраций. Из-за них – щитов – невозможно оценить размеры собора, и он кажется мертвым. Он что-то рассказывает, водит меня от щита к щиту. Я устаю от этих лабиринтов и хочу на волю... Наконец мы выходим, идем по Красной площади до ... Он неожиданно останавливается, оглядывается. - Вот здесь было лобное место! Место как место... Лобное...Фу... Мавзолей, нескончаемая очередь... Меня туда не тянет... Острые шпили Кремля, шипы стен... – все колко... все больно... В этот момент Ленинград видится мне округлым... Я забываю о всех его острых шпилях. Мы подходим к лестнице. Пускаемся в обход гостиницы. - Зачем ты показывал мои письма?.. – вырывается у меня. Он смотрит на меня непонимающими глазами. Как хочется верить. Так легко поверить, когда его глаза смотрят так прямо и ясно. Я сбивчиво пересказываю основное из маминого рассказа. - Это какой-то бред! Мама знает, что мы переписываемся, но ничего не читала... В этот момент мне достаточно этих слов. Вижу солнце, вижу набережную, вижу автобус... Да что ж ты за город такой – Москва... Зачем так путаешь... зачем так... зачем... Я так мечтала об этой встрече. Я думала, станет легче. Стало труднее – безысходнее. Наверное, я ждала слов – через столько лет мы навсегда... мы будем вместе... Надо подождать... И я бы ждала, отсчитывая года, месяцы, дни, часы, секунды... Не было этих слов. Не было ничего... Прощание. Все уже в автобусе. Мама поднимается по ступенькам. Я неожиданно вспоминаю о стрелке на «крученных» колготках. Я буду подниматься, а ее будет видно... В этот момент нет ничего важнее этой стрелки. - Пока... - Пока... Я не могу, он не решился. Только ладони скользнули и отпустили друг друга... Я даже не успеваю нормально сесть, как автобус резко трогается с места. Беспомощно тяну шею – пытаюсь еще увидеть... Что-то успевает мелькнуть – поднятая в прощальном взмахе рука... Вот и все... Неужели это все?.. Мы едем по Москве. Что-то бормочет экскурсовод. Что-то комментирует мама – видишь, сколько ты пропустила... И его мама так удивлялась, как ты могла променять Оружейную палату... Его мама... Как я могла... Меня нет. Есть только расширяющийся сгусток боли и раскаленные глаза. Я пытаюсь представить, где он сейчас. Наверное, уже в метро. Едет домой. Я могу закрыть глаза и УВИДЕТЬ вагон, станции, его в вагоне, я могу УСЛЫШАТЬ голос диктора, объявляющего остановки. Я могу мысленно пройтись по его квартире. «Пока рана горяча, она не болит... А вот стоит ей остыть...» (С) Что же будет потом?.. Потом был долгий-долгий переезд из Москвы в Ленинград, с томительными непонятными остановками. И Московский вокзал, и ленинградский дождь. И моя комната. И пачка писем, которые я бросилась перечитывать. И новое старое письмо – пришло после нашего отъезда – одиноко белело на письменном столе. Я прочитала его на следующее утро. «Не важно, где мы будем жить – в Москве или Ленинграде. Я думаю, мы договоримся. Все будет так, как ты захочешь... Главное – что мы любим друг друга»Медаль
Тэги: Россия ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
stervochka-m аватар
stervochka-m (Чт, 17.01.2008 - 02:24)
я бы хотела ТАК научиться писать..хоть когда-нибудь....выше всяких похвал...слов не хватает... :nyam: :D
АлМиРа аватар
АлМиРа (Чт, 17.01.2008 - 02:35)
stervochka-m Спасибо за Ваши слова. Я не пишу - как ни странно это звучит. Я просто ухожу в свою память и погружаюсь в те ощущения - ощущения помнятся, и за ними всплывает все то, что, казалось, давно забыто, зарыто, захоронено. Наверное, пришло время выпустить джина из бутылки - вот пальцы и стучат, пытаясь успеть. И страшная опустошенность, когда понимаешь, что последняя точка - это последняя точка.
stervochka-m аватар
stervochka-m (Чт, 17.01.2008 - 02:42)
люди не воспринимают длинных текстов,теряется интерес...ваш же рассказ(с вашего позволения,так обозначу условно отрывки памяти,воспоминания....) захватывает,читая одно предложение-хочется прочитать следующее..на одном дыхании...искренне..очень понравилось! :D
АлМиРа аватар
АлМиРа (Чт, 17.01.2008 - 10:05)
stervochka-m Еще раз - большое спасибо. У меня странный процесс писания - пишется только тогда, когда есть интерес :tongue: Когда появляются кометы, подобные Вашему. Слова воспринимаются как ... :hmm: аванс, который стоило бы отработать :taunt: А когда написанное встречается молчанием :-| :( - ухожу в ... застой. Нет ни желания писать, ни идей :hmm: И только чей-то яркий рассказ или чья-то идея вдруг становятся катализатором У меня такое ощущение, что лучше всего пишется, когда удается ... отключить разум :taunt: Нет контроля - не работает инстинкт самосохранения :tongue: Хотя в кометах на моей страничке меня пока :hmm: ... не царапают... :wink: Но есть и другая форма - когда ждешь реакции от конкретного человека - вроде протянулась какая-то ниточка, появилась какая-то виртуальная связь душ. И человек очень нравится - в его рассказах читаешь и чувствуешь отзвуки своих ощущений - размышлений, ценишь его за острый взгляд, за умение выразить словами сокровенное или сделать обыденное прекрасным. А человек вдруг ... перестает тебя замечать :-| , демонстративно не отвечает на твои кометы :cry: ... О более грустном лучше промолчу... :rubber: :-| Своя история... неразделенной любви на сайте :sceptic: :tongue:
Одиссей аватар
Одиссей (Чт, 17.01.2008 - 10:25)
АлМиРа! Не надо так зацикливаться...Если кто-то не реагирует, мало ли что....уехал, например в командировку, в больнице лежит...ну и так далее. Просто знайте, что всегда есть люди здесь, кому ваши слова, ваши рассказы нужны!Очень нужны.Потому не думайте, что никто не обращает внимания.Еще как обращает.Только порой нет слов, чтобы написать комент достойно, не показаться серым валенком. А я читаю, потом снова читаю.....даже корвалол пью порой, чтобы успокоиться!Вот так это все волнует!Так что, пожалуйста, пишите больше. Не знаю кому как - мне это нужно! :D Спасибо за продолжение рассказа.
Irma аватар
Irma (Чт, 17.01.2008 - 10:33)
мне кажется, эта история всевозрастная, и не важно, сколько лет участникам....все горячо и болезненно... Спасибо, Алмира, за такое откровение...далеко не каждый сможет так деликатно и в то же время открыто выдать сокровенное...
Ирина аватар
Ирина (Чт, 17.01.2008 - 10:35)
Так понравилось.... :D До першения в горле и предательского пощипывания в глазах :nyam:
Иваноff аватар
Иваноff (Чт, 17.01.2008 - 10:44)
Написано потрясающе.... Хочется написать опасное " как всегда", но нет - наверное, гораздо сильнее, трогательнее, чем всегда... Слова очень трудно подобрать, сейчас - не умею.
E-Lena аватар
E-Lena (Чт, 17.01.2008 - 12:02)
АлМиРа! Абсолютно согласна с Одиссеем, читаю, читаю и читаю. Корвалол не пью, но носом шмыгаю. Пишите! А продолжение будет (осторожно)? :D
Flyess аватар
Flyess (Чт, 17.01.2008 - 13:11)
АлМиРа! Прочитала все части . Одну в распечатке, другие с компьютера. Хорошо, что не мешали. Хочется сказать многое, а вот слов подобрать не могу. Прочитала все комментарии - проникновенные и добрые, после них еще сложнее что-то написать. И все же попробую. Я согласна, что это могут читать люди разных поколений, старше Вас на 20 лет или моложе на 20 - это не имеет значения. Вы приоткрыли дверь в те человеческие отношения, отношения Он и Она: где взгляд, жест, прикосновение, томление души, мурашки по коже, внезапно пробегающая искра, когда близко подойти боишься, когда каждой клеточкой своего тела Его чувствуешь.. чувствуешь даже на расстоянии, когда сердце разрывается, и так хочется его видеть; когда, рыдая навзрыд, упираешься головой в коленки, обняв их руками, готовая просто голову о них разбить.. когда ты вся в ожидании.. в ожидании встречи, а потом снова и снова, как в замедленной съемке, прокручиваешь и переживаешь заново.. .Смотришь на молчащий телефон, нет, на два телефона, на два молчащих телефона и, кажется, что сердце вот-вот разорвется... И вот звонок - ты вздрагиваешь, ты знаешь, что это он, и не берешь трубку. Ты сама не знаешь, что ты сделашь в этот момент - ответишь или нет, а если и ответишь, то сама не знаешь как - сделаешь вид, что бежала к телефону, или вдруг огрызнешься, а может скажешь одно слово, и он поймет, что ты ждала его звонка и... все закрутится снова и снова и поплывет в замедленной съемке... Вы приоткрыли дверцу туда...туда, где дверь не может быть нараспашку, там нет толп - там только Он и Она.. .да и то не каждому это дано... :D Извините, сумбурно, все-таки с работы пишу. Спасибо! :D
Os-a аватар
Os-a (Чт, 17.01.2008 - 17:05)
Я вечером, или в транспорте, очень извиняюсь, но одного из любимых авторов читать ПРОСТО НЕКОГДА :cry: До встречи в Вашем блоге! не прощаюсь!
Наталья Аверина аватар
Наталья Аверина (Чт, 17.01.2008 - 22:06)
"Своя история... неразделенной любви на сайте" Алмира, ну не возможно не любить Вашу тонкую, трепетную и открытую душу . Почему то Окуджаву вспомнила: В склянке темного стекла Из-под импортного пива Роза красная цвела Гордо и неторопливо Исторический роман Сочинял я понемногу Пробиваясь как в туман От пролога к эпилогу Каждый пишет что он слышит Каждый слышит как он дышит Как он дышит так и пишет Не стараясь угодить Так природа захотела почему не наше дело Для чего не нам судить Были дали голубы Было вымысла в избытке И из собственной судьбы Я выдергивал по нитке Каждый пишет что он слышит Каждый слышит как он дышит Как он дышит так и пишет Не стараясь угодить Вымысел не есть обман Замысел еще не точка Дайте дописать роман До последнего листочка И пока еще жива роза красная в бутылке Дайте выкрикнуть слова Что давно лежат в копилке Каждый пишет что он слышит Каждый слышит как он дышит Не всегда находятся слова, тут я согласна с Одиссеем, но всегда , лично я, жду ваших рассказов, комментариев, высказываний... Вот и сегодня.... унеслась с Вашими воспоминаниями в свою юность .
Os-a аватар
Os-a (Пт, 18.01.2008 - 12:55)
Москва. Столько противоречивых чувств. Детские злые слезы – как она посмела отодвинуть мой самый лучший Ленинград! Кстати, о героическом и незабвенном городе Ленинграде! Сегодня ровно 65 лет как 18 января 1943 года ПРОРВАЛИ БЛОКАДНОЕ КОЛЬЦО, а уже через год, в 1944 полностью освободили город от фашистов... Вот... Так что - с юбилейной датой город Ленинград :)
Os-a аватар
Os-a (Пт, 18.01.2008 - 13:58)
Наконец-то прочитала до конца! В обеденный перерыв задвинула все. и прочитала. Надо же, как все получилось... в Москве. А дальше? Очень жду продолжения, его не может не быть у этой истории! И пусть там будет про его мамочку и папочку :-|
Ольга Ли аватар
Ольга Ли (Пт, 18.01.2008 - 14:20)
АлМиРа! А у меня вчера страшно глючил сайт, совсем не грузился:-( А мне еще вчера так нужна была Ваша история! Знаете, так хочется иногда нареветься-прорваться - и отболеть... Вы помогаете! :D :D
Flyess аватар
Flyess (Пт, 18.01.2008 - 14:30)
Мне еще хочется сказать, что это все-таки женская история, и вдвойне приятно, что в ней комментировали мужчины, достойно комментировали...
АлМиРа аватар
АлМиРа (Пт, 18.01.2008 - 14:35)
Не получится сейчас ответить всем :( С работы... :rubber: Все вечером :D Вчера... наверное, что-то было техническое - перед уходом часть кометов увидела - но не было времени ответить. Дома приехала - и ... увы :tommy: Зато ... думала, напишу конец. Получилось очередное продолжение... :-| Выставляю... :ouch:
Фил аватар
Фил (Пт, 18.01.2008 - 16:41)
Милая Алмира! Метнусь читать четвертую часть, и все вместе не спеша перечитаю вечером, дома. Трудно бывает описать, как творение отзывается чистой нотой в душе, как в груди расцветает прекрасный цветок - я внешне я по прежнему бородатый дикарь, торопливо бегущий по улицам по всяким мелким делам, без которых - никак. Но чистая нотка в душе - звучит, звучит! Спасибо!!!
АлМиРа аватар
АлМиРа (Сб, 19.01.2008 - 00:05)
Фил, если уж "бородатый дикарь", то очень поэтичный :D Спасибо, такие слова очень помогают решиться и писать дальше.
АлМиРа аватар
АлМиРа (Сб, 19.01.2008 - 00:10)
И еще - я еще раз перечитала все кометы, и поняла, что не смогла написать с работы не потому, что времени нет, а потому, что слов не хватает, чтобы высказать признательность каждому. Очень тронули все слова. Не просто тронули, а заставили задуматься. Спасибо.
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...