Путешествие в Первую любовь от АлМиРы. Окончание

Москва - Ленинград - Москва - Ленинград, 1977 - 1982
Начало было тут: часть 1 - http://www.tbg-brand.ru/diaries/6054/2536.html часть 2 - http://www.tbg-brand.ru/diaries/6054/2546.html#c25235 часть 3 - http://www.tbg-brand.ru/diaries/6054/2560.html часть 4 - http://www.tbg-brand.ru/diaries/6054/2564.html Утро запомнилось светом и счастьем. Мама уезжала на работу, нас отпускали, чтобы я могла посмотреть Москву. Встретиться мы должны были на вокзале. И вот мы снова одни. На ВДНХ толпы народа. Он уверено ведет меня сквозь паутину аллей, мимо павильонов, пока мы не оказываемся в таком тихом парке, что не верится, что в нескольких минутах ходьбы бурлит столичная жизнь. Парк - с тенистыми аллеями, прудами – я так и не спросила, как называется этот уголок. Помню, он говорил, как жаль, что я не смогу посмотреть «Юнону и Авось», рассказывал, какая это замечательная новая рок-опера. Рассказывал сюжет – и я с удивлением слышала отзвуки давно прочитанного в Науки и жизни. Статья рассказывала о любви Кончиты и графа Рязанова, а снизу была напечатана поэма. Не помню автора, а вот несколько строк помню до сих пор. Может быть – не совсем точно... Умер по пути в Россию - В скачке граф упал с конем. А невеста, верно, замуж Вышла, позабыв о нем. А жива ль она?» Ответа Нет. Толпа вся замерла. Конча, в черное одета, Поднялась из-за стола. Лишь под белым капюшоном На него глядел в упор Черным углем пережженным Скорбный и безумный взор. «А жива ль она?» — В молчанье четко раздались слова Кончи в черном одеянье: «Нет, сеньор. Она мертва!» Он впервые слышал об этой поэме. И по поводу рок-оперы... – продолжала я, - Ленинград опередил Москву... И в свою очередь стала хвастаться нашей рок-оперой «Орфей и Эвридика». Я была на спектакле еще зимой. Потом папа подарил магнитофонную кассету с записями. Не удивительно, что я помнила все с этой кассеты, и теперь пыталась пропеть ему – и за Ассадулина: Не срывай его, золотой цветок, Где росы серебристая капля. Ты опустись на траву И сквозь хрусталик росы Посмотри, посмотри на мир, Посмотри на солнце, на солнце... В чистой капле росы тает радуга. В чистой капле росы - тайна радости. В этой маленькой капельке росы Озеро, целое озеро, целое озеро Озеро, озеро, озеро нашей любви. и за Понаровскую: Расставлены капканы одиночества В душе моей. И ночи беспощадны, как пророчества: "Не жди, не вернётся Орфей..." Надежду отпустив, теряя силы я, Бегу от этих снов. Свершает свой последний круг над озером двукрылая Твоя и моя любовь. Орфей, я в лицо ее знаю, Нашу любовь, любовь !.. Та белая птица, Что борется с ветром и стонет, Это наша любовь. Уже замыкают двукрылые тени Свой медленный круг. Уже не поднять в паутине сомнений Слабеющих рук. О, если бы знать, что Орфею нужна я, О, если бы знать... Спеши, мой певец, как спасти тебя, знаю, Не знаю, как ждать. И с мужества ветры срывают одежды, И - как ни зови - Уносится песня двукрылой надежды, Уносится песня двукрылой надежды, Двукрылой любви... и за Хор: О, если б каждый мог в пути Твой голос, женщина, найти У края вдохновенья. Твой голос трепетный: "Иди, Ты слышишь флейту впереди, Тебя зовет твой гений. Всю землю твой согреет дар, Что мне одной обещан..." Как дорожили б мы тогда Любовью наших женщин. Чьи уста говорят: "Не оглядывайся. Не оглядывайся. Не оглядывайся." Чьи уста говорят: "Не оглядывайся. В поединке с судьбой не гнись." Их уста говорят: "Не гляди назад." Их уста говорят: "Не гляди назад." А глаза говорят, а глаза говорят: "Если любишь меня, Если любишь меня - оглянись !" О, если б каждому из нас В мерцающий надежды час Сказали тихо губы: "Иди, любимый мой, дерзай, По Млечному Пути шагай И обо мне не думай. Ты со своей звездою, с ней, Ты не со мной повенчан." О, как тогда бы мы, Орфей, Любили наших женщин. Чьи уста говорят: "Не оглядывайся. Не оглядывайся. Не оглядывайся." Чьи уста говорят: "Не оглядывайся. В поединке с судьбой не гнись." Их уста говорят: "Не гляди назад." Их уста говорят: "Не гляди назад." А глаза говорят, а глаза говорят: "Если любишь меня, Если любишь меня - оглянись !" Меня больше всего удивляло, как в Москве могут не знать об этой чудесной опере? Мы сидели на берегу то ли пруда, то ли протоки. Плавали по воде утки. Он говорил, что теперь, после окончания Университета, будет легче встречаться – он сможет чаще приезжать в Ленинград. С замирающим сердцем я спросила – когда?.. И он стал загибать мои пальцы – на ноябрьские, на Новый год... А ты приедешь на студенческих каникулах :) Перспективы были такими радужными, что даже предстоящая разлука казалось не такой и страшной. Что значит три месяца по сравнению с двумя годами! Вспомнив про эти два года, про периоды молчания, а потом совсем прекратившуюся переписку, я прямо спросила – у тебя был кто-нибудь?.. Он смутился, но ответил – не то, чтобы был... Накануне он доставал альбом с фотографиями, и оттуда выпала фотография девушки. - Это... та? - Да... Но это совсем другое. Понимаешь, мы ходили на вечер во ВГИК. Там мне показали ее и сказали, что она очень гордая, что ни с кем не хочет встречаться... Ну... в общем, я поспорил, что будет... Пойми... это совсем не то... Слушать было больно. Понять было трудно. Слова доносились, как сквозь вату. Он убедил меня, что там давно все кончено. Что там никогда не было так, как у нас. Убедить было не трудно – мне очень хотелось верить, А Время уходило. Ваше время истекло... В метро я еще раз спросила – ты точно сможешь приехать в ноябре? Он не сомневался. Вокзал, поезд. А потом почти три месяца сумасшествия. И долго не могла смотреть Солярис. Эта боль и физическая невозможность находиться вдали – захлестывали снова. Я знаю, что это такое – я была Хари, которую разлучили с Крисом. Я пыталась чужими словами – цитатами из книг, стихами, переписываемыми в тетради – заглушить свою тоску. Я писала письма, и слезы падали на бумагу, бумага просыхала, а от слез оставалась только маленькие неровности. И в какой-то момент решилась написать все о своей Тоске, о том, что такое – безнадежно далеко - существование невыносимо; что я схожу с ума. Много позже я расплакалась в зале кинотеатра, когда Алферова билась в истерике: Я не могу без тебя, Митя! Я не могу без тебя!.. Это была та самая - страшная, уничтожающая боль – я без него не могла – до звериного воя, до звона в ушах, до бесконечных бессониц. Письмо отправлено. И получен ответ. Вроде те же слова. Вроде. Я больше так не писала. Я просто ждала ноября. Стипендию и деньги за УИРС я отдавала маме. Потом она выдавала мне на проездной, на обеды. Денег не хватало – сумасшедшая мечта : накопить на билет. Девчонки из группы нашли способ заработать – устроились поломойками на пол-ставки в больницу напротив ВУЗа. Я пошла вместе с ними. Родителям сказала, что мы занимаемся с нулевой пары. Они недолго поудивлялись, но потом привыкли. И вот я каждое утро еду по пустому городу к больнице. Огромные гулкие коридоры процедурных. Еще никто не работает. Разгоняюсь и качусь на швабре по кафельному полу. Так грязь снимается легче. И как же презираю тех, кто идет по чистому, еще не просохшему полу, в грязных ботинках, оставляя следы по всему длинному коридор. Потом занятия, библиотека, кафедра. Я падаю от усталости, возвращаясь домой. Усталость – мое лекарство. Только так я могу переждать. Бывает, что я опаздываю на лекции. Бывает, что прихожу поздно, и все места впереди уже заняты. Даже, если подруги занимают мне место, сидеть среди весело щебечущих девчонок иногда очень тошно. У одной из них роман с парнем с другого потока. Соответствующие разговоры, соответствующие шутки. Мне легче сидеть подальше. Хотя бы одну пару. Здесь свой контингент. С одним парнем мы особенно часто болтаем – аудитории огромные, препод бегает где-то далеко внизу. Парень – балагур и весельчак – еще в колхозе заметил фотку, а меня в тот момент потянуло на откровенность. Вот и сейчас – это была отдушина – с кем-то поговорить о нем. Проходит сентябрь, тянется октябрь. Но и он подходит к концу. Я спрашиваю в письмах – когда? Когда ждать... Ответы уклончивы. 5 ноября. Последний день учебы перед праздниками. Ящик пуст. Доезжаю до института, не выдерживаю и сбегаю с лекции на Почтамт. Остался на парте конспект – камуфляж... И рядом – прикрывающий меня друг. Днем автоматы свободны. Опускаю отложенные пятнадцатикопеечные. Набираю его рабочий номер. Его нет. И никто не знает, когда он будет. Набираюсь храбрости и звоню ему домой. Там занято. У меня нет больше времени – следующая пара практика. Практику отсиживаю с трудом. Снова на лекции прошу меня прикрыть и снова бегу. К автомату уже очередь. Снова набираю рабочий – нет. Отворачиваюсь от очереди, набираю домашний. Снимает его бабушка. А я не могу ничего сказать – горло перехватило. Вешаю трубку. Иду к институту... и возвращаюсь. Снова очередь, снова набираю домашний. Он подходит к телефону. Удивлен – что-то случилось? - Да нет. Просто звоню узнать – ты приедешь? - Извини, никак не получается... Дела... Равнодушный тон. Равнодушные слова. Это все... Вечер. Небо беззвездное. Мгла. Ветер. Снег под ногами хрустит. Я ушла. Слышишь ты! От тебя Навсегда Я ушла. Кто меня за обиду твою, Кто за боль твою злую простит? Я ушла. Я поверить сама не могу. Я ушла. От тебя?! Не могла я уйти! Я ушла... Утонули деревья в снегу. Я бреду от тебя По пустому и злому пути. Через две недели пришло письмо. Я читала фразы, и рот кривила усмешка боли, и падали крупные слезы. Я не верила ни одному слову. И написала ответ, расписывая, как здорово провела праздники с друзьями, как весело ходила на демонстрацию, как потом ходили в кино и пили шампанское в мороженице. Когда отправила – испугалась, что переборщила. Слишком неправдоподобно... Он поймет... Он не понял. И снова почти перестали приходить письма. А, если приходили, я никак не могла решиться написать, и отсылала ответ через пару дней. И ударилась во все тяжкие, наверстывая упущенное. Впервые за эти годы я бродила по городу не одна или с подружками, а с другом. Мы бегали в кино, он ждал меня после практики (другая группа – другое расписание практических занятий). В конце декабря, провожая меня до дому, он поцеловал меня на прощание. А потом, уже по телефону из дома радостно что-то говорил, а я подумала – теперь, как честный человек, я должна... И пришло письмо с поздравлениями с Новым годом. И со словами – я не понимаю, что происходит. Ты слала такой холодной. Я стала холодной. Я вся заледенела настолько, что перестала ощущать любую боль – и свою, и чужую. И написала о друге и о том, что собираюсь замуж. Письмо отправлено. Чего я ждала? Ничего. Было страшное состояние отупения, лишь занозой ныла внутри то ли боль, то ли тоска. И было его последнее письмо. «Я думал, ты умеешь ждать...» Чего? – горько усмехнулась я на эти слова – чего ждать?.. Я ничего не ответила. А друг заторопил со свадьбой. Мы поженились в ноябре ровно через год – 5 ноября. Так я справила горькую годовщину смерти моих надежд. Белое платье, белые туфли, фата. Все происходило не со мной. Только с моей пустой оболочкой. Я надеялась, что теперь прошлое меня отпустит. Не отпустило. Но память прошлое хранит. Душа моя к тебе стремится. Так, вздрогнув, все еще летит Убитая в полете птица. (Василий Федоров) И не надо мне говорить никаких слов. Все равно ничего страшнее того, что говорила себе я сама, никто уже не скажет. Я все прекрасно понимала – и по поводу подлости, и по поводу низости. Я честно пыталась быть хорошей женой пять с половиной лет. Может быть, столько и не выдержала, но жаль было свекра. Это был замечательный человек – попавший на войну после выпускного. Командовавший батальоном смертников – тех, кто смывал судимости кровью. И как он рассказывал о своих неуцелевших солдатах. Потом служил в Венгрии, Болгарии. И, когда его хотели представить к очередной награде, попросил – лучше демобилизуйте. И вернулся в родной город, пошел на завод. Токарь высшего разряда – интеллигентнейший человек. Держалась, сколько смогла. А потом не выдержала, повернулась и ушла. Ушла в чем была – к родителям. То ли на пару дней, то ли... Возвращаться не то, что не хотелось – больше уже не могла. Через год оказалась в Москве, и почти месяц жила у дальней родственницы на Арбате. И бродила по Москве, открывая в ней свои - родные для меня - уголки. Бульварное кольцо, Арбат, Третьяковка, набережные Москвы-реки и Яузы. И москвичи – совсем другие. Готовые принять гостя – то ли родственника, то ли нет – с любого конца страны. Готовые хлебосольно встретить, комфортно разместить – даже набившись в одну оставшуюся комнату всей семьей. Наверное, мы другие. Может быть и более ... в чем-то, но и менее – в смысле открытости. Светлые и Темные. Всем выйти из Сумрака... И я с особой запоздалой благодарностью думала о его родителях, так радушно принимавших нас. И не только о родителях. Москва – это был он. Я бродила и говорила с ним – рассказывала о своей жизни, о том, как он мне снился все эти годы, про то, как рыдала на словах «Я не могу без тебя, Митя...». Я объясняла и оправдывалась. Только так и не смогла оправдать себя... Зачем молю о прошлом, о несбыточном? К чему слова мои, к чему тоска. Сама на торге жизненном, на рыночном Свое кому-то счастье отдала. Больше я рифмованных слов не писала. А тогда... Один раз решилась и позвонила по телефонному номеру, который так и не забылся. И услышала голос, от которого покачнулся и рухнул окружающий мир. Несколько «Алле», перехваченное горло, гудки. Я так хотела встретить его. Я так боялась его встретить. И только перед самым отъездом рискнула съездить на ВДНХ. Того уголка с уточками я так и не нашла. И к его дому подъехать так и не решилась. А потом я вернулась в свой город. И... Не оттого, что зеркало разбилось, Не оттого, что ветер выл в трубе, Не оттого, что в мысли о тебе Уже чужое что-то просочилось,- Не оттого, совсем не оттого Я на пороге встретила его. (Анна Ахматова) Но это – совсем другая история. Со счастливым концом.
Тэги: Россия ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Ranton аватар
Ranton (Втр, 22.01.2008 - 03:12)
Алмира и от меня и от Алены (эт моя спутница)) пожизненная)).. вот.. спасибо ВАМ!!! Вы удивительный человек!! Это не комплимент - это ощущение.. Спасибо.
E-Lena аватар
E-Lena (Втр, 22.01.2008 - 09:30)
АлМиРа, это невозможно оценить! 10-ки катастрофически мало... Спасибо Вам!
АлМиРа аватар
АлМиРа (Втр, 22.01.2008 - 09:30)
Рантон, слова удивительные. Спасибо. Просто женщины... они все такие :D Слишком остро чувствуют, слишком близко принимают :hmm:
АлМиРа аватар
АлМиРа (Втр, 22.01.2008 - 09:34)
Алексей& Елена Ваш комет появился, пока отвечала Рантону :D Спасибо. Пока настолько.. .Пока еще не отпустило после погружения в "омут памяти" - слова выдавливаются сухие, совсем не соответствующие тому, что чувствую, читая ваши комментарии. :D
E-Lena аватар
E-Lena (Втр, 22.01.2008 - 09:37)
Я как прочитала, теперь работать не могу, мысли всякие в голову лезут, и кино это вспоминается. Кстати, недавно совсем показывали... :cry: Ох, АлМиРа, что же Вы с нами делаете...
Irma аватар
Irma (Втр, 22.01.2008 - 15:09)
:D :D я счастья Алмириного жду...
Flyess аватар
Flyess (Втр, 22.01.2008 - 15:39)
Несколько раз читала, потом уходила в другие блоги, опять вернулась. Видимо, Вы затронули у каждого их потаенные струны души.. Хочется через Ваше о своем написать, но пока не получается.. Погрузилась в "омут памяти", не такой уж и далекой, но, оказалась, глубокой.. :D
Фил аватар
Фил (Втр, 22.01.2008 - 15:45)
Благодаря чистому открытому Творцу с поверхности суетливой каждодневной ерунды нырнул в прозрачную глубину настощего. Настоящая жизнь и настоящее искусство. Не забуду. Буду помнить о нашей хрупкости и силе... "Как мы вероломны - то есть, как сами себе верны"... Спасибо, от сердца!!!
Slava аватар
Slava (Втр, 22.01.2008 - 16:20)
Великая вещь...
Ольга Ли аватар
Ольга Ли (Втр, 22.01.2008 - 16:38)
АлМиРа, скажите, Вам стало хоть чуточку легче от выписанного? "...Я писала письма, и слезы падали на бумагу, бумага просыхала, а от слез оставалась только маленькие неровности... ...Это была та самая - страшная, уничтожающая боль – я без него не могла – до звериного воя, до звона в ушах, до бесконечных бессониц... ...Он не понял..." Ведь этого - не избыть? Я знаю, это кровью не написанные - прожитые, простите за пафосность, строки... Как у Вас хватает сил заново это переживать? Я думаю, Вы не просто замечательная и отлично пишущая женщина; Вы женщина, которая умеет быть счастливой! :D :D :D
АлМиРа аватар
АлМиРа (Втр, 22.01.2008 - 17:36)
Спасибо всем за отклики. :D
АлМиРа аватар
АлМиРа (Втр, 22.01.2008 - 17:48)
Ольга Ли После написания долго приходится приходить в себя - это как удар по старой ране. Легко было попасться на всплеск воспоминаний. Только потом - стало затягивать - и пришлось снова пройти через все.
Иваноff аватар
Иваноff (Втр, 22.01.2008 - 18:28)
АлМиРа. Ох... Каких же сил душевных... это стоит все...даже просто выложить на бумагу... Мне кажется, это вопрос безграничного доверия к нам.. читателям... Заставить, нет, помочь ТАК сопереживать... я так не смогу... Слишком будет больно... и страшно... Может, научусь... Не знаю. Спасибо Вам !
Наталья Аверина аватар
Наталья Аверина (Втр, 22.01.2008 - 21:07)
Спасибо Вам... огромное. Право, не каждый сможет вот так ...нараспашку
АлМиРа аватар
АлМиРа (Втр, 22.01.2008 - 22:28)
iffoneoff, Наталья Аверина Сил - да. Доверие - тут... маятник качнуло :D Я долго была нормальной - скрытной. Потом дважды рождалась заново. И вот такие последствия. Спасибо, что прочитали и оставили добрые слова :D
Irma аватар
Irma (Ср, 23.01.2008 - 00:59)
:D :D :D иных слов тут оставить невозможно... :hmm:
АлМиРа аватар
АлМиРа (Ср, 23.01.2008 - 09:13)
Можно :D И спасибо еще раз тем, кто живет по другим меркам, и у кого, следовательно, рассказ должен был вызвать неприятие. :D
Ирина аватар
Ирина (Ср, 23.01.2008 - 11:25)
Как жаль, что могу только 10 добавить :D Так знакомо, так больно, так безнадежно стало... Никогда и никто не подбирался столь близко к моему ЛИЧНОМУ. СПА...
АлМиРа аватар
АлМиРа (Ср, 23.01.2008 - 13:13)
Ирина. Спасибо за Ваши отклики :D Когда вдруг вильнуло - и воспоминания о давнем отдыхе в когда-то райском месте вдруг понесло в ... не ту степь - испугало саму. :-| Очень боялась, что не поймут... В голове пронеслись самые разные варианты грубых /одергивающих / ставящих на место - откликов
Flyess аватар
Flyess (Ср, 23.01.2008 - 13:42)
АлМиРа, не надо ничего бояться, а "грубые, ставящие на место" пусть идут прямо, никуда не сворачивая, сразу к "пункту назначения"... Им здесть точно не место. Здесь собрались те, кому по восприятию это дорого и близко. Еще раз Вам спасибо :D
Ирина аватар
Ирина (Ср, 23.01.2008 - 13:43)
Никогда не думайте о такой ответной реакции! Пишите, и всегда найдутся благодарные читатели, чьи настроения, эмоции, воспоминания, мироощущение, наконец, созвучно Вашему! Еще раз - СПА
Pretty аватар
Pretty (Ср, 23.01.2008 - 17:56)
Удивительно, разница в возрасте большая, кинокумиры у вас другие, письма ещё были бумажные, а мироощущения те же.....что и в наше время Написано отлично. Долго я не могла настроиться, чтобы прочитать всё, а сейчас пожинаю приятные плоды своего настроя. Где-то грустно, где-то улыбка на устах, но роман получился отличный. АлМиРа! а может вам попробоваться на какую-нибудь литературную премию рассказ отправить? У меня недавно знакомый опубликовал книжку. Честно скажу, не очень. Смесь минаева, только наркотиков и одиночества побольше. Т.е. я читать ну не смогла....а про себя подумала, что таланты иссякают, видимо...ан нет. На нашем ТБГ такие талантища живут, что закачаешься. Сумбурно получилось, резюме: СПАСИБО ЗА ОТЛИЧНО ПРОВЕДЁННОЕ ВРЕМЯ В ВАШЕМ ПИТЕРСКО-МОСКОВСКОМ ОБЩЕСТВЕ!
Ольга Ли аватар
Ольга Ли (Ср, 23.01.2008 - 19:18)
АлМиРа! Я совершенно согласна с Pretty: повесть получилась великолепная! :D :D :D
Ranton аватар
Ranton (Ср, 23.01.2008 - 19:42)
Алимра, я тоже так размышляю, как и Претти.. Очень достойная вещь для отдельного издания. :D
АлМиРа аватар
АлМиРа (Ср, 23.01.2008 - 21:33)
Пять комментариев читала по порядку. Надо было по одному :hmm: Теперь мысли в полном хаосе и совершенно непонятно, что отвечать :taunt:
АлМиРа аватар
АлМиРа (Ср, 23.01.2008 - 21:33)
Flyess, Ирина - чтобы не думать иногда приходится немного посидеть в норке, зализать ранки и :arrow: Полный маразм - целый день на работе среди людей мелю языком... Видимо - не о том :wink: раз потом еще что-то пишется :tongue:
АлМиРа аватар
АлМиРа (Ср, 23.01.2008 - 22:10)
Pretty, сама такое ощущала лет... :hmm: назад. Помню на углу Рубинштейна и Невского - там, где сейчас МакДоналдс - была забегаловка типа кафетерия с дешевым кофе и пирожками. Шла по Рубинштейна к Невскому, когда окликнул голос от одной из парадных : - Деточка... Неопрятная грузная старуха в чем-то грязно-замасленном вызывала брезгливость - о бомжах тогда не слышали, но вид был... Все равно затормозила и подошла, проклиная свое воспитание. - Деточка - уже обрадованее и с надеждой в голосе - ты не могла бы помочь мне прогуляться до Невского... До Невского - где-то четыре дома. Старуха торопливо - боюсь, одна не дойду... Я подставила ей руку, старуха повисла на ней, и мы побрели. Она что-то говорила о том, что теперь у нее нечасто выпадает такой счастливый день - чаще всего просто стоит у подъезда и "дышит воздухом". Я, почти не слушая, кивала, стараясь не открывать рот: запах был... хотелось отвернуться, чтобы сделать вдох. Наконец, Невский. Старуха останавливается, смотрит по сторонам, вдыхает запах пирожков из приоткрытого окна. Это надо было видеть. Я не могла не предложить - Давайте зайдем в кафе... Вы передохнете, и составите мне кампанию - я очень голодна... Старуха явно безумно обрадовалась, но все-таки попыталась отказаться. Только попытка была слабой - ей РЕАЛЬНО безумно хотелось туда зайти. Я нашла столик в углу, усадила ее, а потом принесла поднос с двумя стаканами и тарелкой с четырьмя пирожками. Она ела ужасно, особенно неприятное впечатление осталось от огромных крошек, которые сыпались изо рта на стол. Я съела один пирожок, она - остальные три. А мне было безумно стыдно сидеть с ней за одним столиком. Наконец, мы вышли, она еще задержала меня на углу - я так редко могу посмотреть на Невский... Потом мы двинулись обратно. - Если б ты знала, кто я... Я - ... Она с гордостью назвала фамилию и имя, и, пока произносила их, казалось, гордо распрямилась. Мне ни имя, ни фамилия ничего не говорили. Стыдно, но я их и не постаралась запомнить. - Мне завидовала сама Изабелла Юрьева! - продолжала старуха. Здесь я сделала стойку - под записи Юрьевой я росла. И старуху понесло... Она рассказывала о том, как ее любили в молодости, какие люди и как красиво за ней ухаживали... Было много ничего не говорящих имен. Были имена, от которых я вздрагивала. Я ее слушала - и переполнялась изумлением: она была стара... как прошлый век... Но при воспоминаниях о том, как она любила, она преображалась на глазах. И я даже вдруг представила ее молодой - красавицей тридцатых-сороковых годов ХХ века. Блеск в глазах, совершенно другой - не старушечий - голос с обворожительными нотками, вздрагивающий уголок рта - намек на когда-то капризную улыбку, изменились даже осанка и движения. В ней все ожило. Я рассталась с ней у той же парадной. Больше никогда не видела - хотя иногда специально сворачивала на Рубинштейна. Мне было жаль, что я не проводила ее до квартиры, до ее большой "залы" в коммунальной квартире, или не спросила номер квартиры. Вот такое воспоминание - реакция на Ваши слова по поводу возраста :D
АлМиРа аватар
АлМиРа (Ср, 23.01.2008 - 22:12)
Pretty, Ольга Ли, Рантон Спасибо :D Не уверена, что оно того стоит :D Слав Богу - дали приют на ТБГ.
Irma аватар
Irma (Ср, 23.01.2008 - 22:18)
:D похожая встреча была и у меня- мы с мужем приехали в Питер впервые (и он, и я) на зимние каникулы, в феврале, в слякоть и серую морось.. мы днями выстаивали в музеях, кунсткамере и т.д, валясь с ног при мысли о каких-то еще иных перемещениях...но надо было найти родню на никому тогда почему-то не известной улице Ивана Черных.. и вдруг из ниоткуда, а точнее, из полукруглой арки старого дома возник дедушка, старый и шамкающий... он внимательно нас выслушал, сообщил, что уже лет 30 не выходит из своего двора, но теоретически это может находиться там-то и там-то. Он остановил молодого человека, объяснил ему, на какой троллейбус нас следует посадить и взял с того признание-обещание, что именно так тот и поступит.. Орлиным взором он окинул нас взглядом и назвал свою фамилию...Это сейчас мне память подкидывает что-то типа Голицын.. Голутвин..но...мы не знали тогда ничего и не запомнили, а весь троллейбус заботливо перепоручал нас каждому новому входящему...добрались великолепно! :hmm:
АлМиРа аватар
АлМиРа (Ср, 23.01.2008 - 22:22)
Много позже прочитала в журнале стихотворение - это про них - про эту старуху и дедушку Ирмы: Утихнут вдруг автомобили И старый век в свой сад войдет. И каждый про себя поймет, Что мы уже когда-то были. Пути веков на миг сомкнутся Здесь в парке старом у реки. А дети - только усмехнутся. Но будут плакать старики.
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...