Три столицы Португалии

Португалия, 2007
Каждый слышал фразу: «История учит нас тому, что... ничему не учит!». Правда ли это? И да и нет. Верно то, что мы редко обращаемся к историческому опыту, но верно и другое – постепенно мы преодолеваем исторические ошибки. Наше общее знание ширится, мы начинаем понимать, что, по сути, мы равны, что нет среди нас ни венценосцев, ни изгоев, а если где и есть, то это не предопределённое свыше положение, а лишь пережиток прежнего развития. Мы начинаем понимать, что живём в одном общем доме и равно ответственны за его благополучие. Исторические корни, исторические параллели... Мы волнуемся, если не понимаем, если не видим сходства между собой и другими, между своей историей (дорогой, по которой мы пришли из прошлого в настоящее) и историей других народов. Волнение иногда переходит в недоверие, недоверие – во вражду, вражда – в войну. Мы успокаиваемся, когда обнаруживаем сходство, когда видим общее, что было в судьбе наших предков. Это сходство служит нам основой для сближения, для диалога. Оно защищает нас от страха, недоверия, войны. Оно защищает нас от смерти. А сходство, которое я интуитивно искал, обнаружилось ещё до отлёта из Москвы. Умные книжки подсказали мне, что в Португалии есть три города, которые в разное время были столицами государства или, по крайней мере, центрами, где оно зарождалось. «Ну, надо же!», - немедленно подумал я. - «И на Руси было три города – Киев, Владимир и Москва, - вокруг которых сплачивались славянские народы». Теперешняя столица Португалии Лиссабон стоит на семи холмах, так и Москва стоит на семи холмах. И уж самое интересное то, что в 1147 году Альфонсу Энрикеш отвоевал у мавров Лиссабон, ставший (после Коимбры) столицей Португалии, и тот же год мы отмечаем как дату основания Москвы Юрием Долгоруким. Таким образом, исторические параллели подсказали мне маршрут путешествия по Португалии: Гимарайнш, Коимбра, Лиссабон. Все три города связаны с именем Альфонсу Энрикеша Завоевателя, которого португальцы считают основателем государства Португалия. Завоеватель родился в Гимарайнше (он же Гимараэнш, он же Guimaraes) в 1109 году и умер в Коимбре (Coimbra) в 1185 году. (Его российский «визави» Георгий Владимирович Суздальский (Долгорукий) ушёл из жизни несколько раньше – в 1157 году. Вспомнив о Юрии Долгоруком, сыне Владимира Мономаха, скажем заодно, что никакой торжественной церемонии «основания» Москвы он не проводил. Долгорукому приглянулось сельцо Кучково, и он убил его владельца боярина Кучку. Там же в 1147 году произошёл сбор войска, в результате действий которого Долгорукий занял киевский престол. Сельцо, разумеется, стояло на берегу Москвы-реки, и ей обязано своим следующим названием). Однако, история местности, которая сейчас называется Португалия, началась задолго до Альфонсу Энрикеша, и, я думаю, о ней надо сказать несколько слов. Три тысячи лет назад западные территории Пиренейского полуострова населяли племена лузитан, родственники кавказских народов. Им довелось пережить нашествие кельтов (IV в. до н.э.), колонизацию римской империей (II в. до н.э.), захват их земель аланами, свевами и вестготами (V в. н.э.). В начале VIII века н.э. на Пиренеи вторглись арабы (мавры). Они заняли почти весь полуостров, не сумев покорить лишь северную его часть – Астурию. В этой области к X в. появляются два королевства – Леон и Кастилия, начавшие реконкисту – освободительную войну против арабского владычества. В XI-XII вв. королём города Леона был Альфонсо VI. У короля служил венгерский рыцарь Генрих Бургундский, которому король в награду за освобождение Толедо от мавров дал в жёны побочную дочь Терезу, а в приданое - поместье с центром в Порту. В прошлом Порту был основан римлянами. Располагался он на правом берегу устья реки Дору. Римляне назвали его Портус – порт, гавань. Ещё раньше греки на противоположном, правом берегу построили посёлок Кале – (греч. Калос, прекрасный). Мавры, появившиеся здесь спустя века после греков и римлян, стали называть всю прилежащую область Портукале. Таким образом, Генрих Бургундский стал графом Портукале или Португалии. Женившись на Терезе и получив графство, Генрих Бургундский отправился в первый крестовый поход под началом Годефруа (Godefroi) Бульонского. Трёхлетний поход окончился убедительной победой ратников «веры христовой» (1099 г.). Г-н Дэн Браун также сообщает, что крестоносцы нашли в Иудее Священный Грааль, ставший основой для учреждения ордена тамплиеров, однако оставим это утверждение на его совести (см. «Код да Винчи»). Альфонсо VI скончался в год, когда родился его внук Альфонсу Энрикеш (т.е. Альфонсу Генрихович). Согласно традиции покойник завещал все свои территории законной дочери Урраке (сводная сестра Терезы), которая была замужем за племянником Генриха Бургундского. Последний, невзирая на родственные связи, поспешил в Леон, чтобы не допустить Урраку до престола. Провоевав три года, Генрих Бургундский умер, оставив жену Терезу управлять Португалией до совершеннолетия Альфонсу. Тереза несколько раз пыталась военным путём устранить конкурентку (Урраку), пока сама не попала к ней в плен. Вопрос уладили архиепископы, освободив Терезу и оставив её управлять Португалией как феодальным поместьем Леона. В возрасте 11 лет Альфонсу, молодой принц, выступил против матери на стороне архиепископа Браги. Мать изгоняет обоих из страны и увлекается графом Трава, Фернанду Перешем. Между тем, Альфонсу исполняется 14 лет, он производит себя в рыцари, собирает войско и идёт войной на мать. (Не правда ли, всё это весьма напоминает борьбу за власть, развязанную Юрием Долгоруким с сыновьями своего брата Мстислава Великого). В битве при Гимарайнше молодой принц одерживает победу над войсками матери, берёт её в плен и навечно ссылает в Леонский монстырь. Он также побеждает союзника матери Альфонсо Кастильского, что обеспечивает ему полный и независимый от Леона контроль над Португалией. Вот таким образом (как родина первого короля и как место битвы за независимость) Гимарайнш вошёл в историю Португалии. ГИМАРАЙНШ. «Колыбель Португалии» расположена в холмистой местности, в 50 километрах к северо-востоку от Порту (сам Порту – в трёхстах километрах к северу от Лиссабона). В Гимарайнш ведут несколько дорог, но мне, новичку, пришлось поплутать, чтобы попасть в город. Сначала я свернул в Порту и едва не потерялся в сети его нешироких улиц, потом чуть не уехал в Брагу, и в завершение очутился в селении со смешным названием Фафе. К счастью, в этом Фафе нашлись добрые люди, которые объяснили мне путь, и, хотя я ничего не понял, ибо не знаю португальского, нужная дорога как-то сама нашлась. Гимарайнш удивительно «логичен». На самом высоком в городе Святом холме стоит крепость Сан-Мигел (S. Muguel do Castelo) – предание «старины седой». На склонах холма приютился средневековый город с узкими улицами и зданиями, многим из которых по нескольку сотен лет. Новый город с жилыми и офисными зданиями не мешает старому. Он скромненько растекается по долинам и склонам гор вокруг исторической реликвии. Сан-Мигел – едва ли не старейшая крепость в Португалии. Она построена в конце X века по приказу герцогини Мумадоны. Отец нашего героя граф Генрих Бургундский устроил в Сан-Мигеле свою резиденцию, обнёс её новой стеной и возвёл оборонительную башню. Между прочим, на мемориальной доске, установленной перед входом в крепость, рождение Альфонсу Энрикеша датируется 1111-м годом, а не 1109-м, который мне сообщил справочник. Разница, конечно, небольшая, но она подрывает моё заключение, что Альфонсу Энрикеш родился в год смерти своего деда. Внутренняя отделка крепости не дожила до наших дней, однако, и башни, и стены в отличном состоянии. Даже сегодня они готовы остановить неприятеля. Как и во многих португальских крепостях, дорожки на крепостных стенах не имеют ограждения, поэтому ходить по ним надо с особой осторожностью. Невнимательность грозит падением на камни с высоты 5-8 метров. В старом средневековом городе всё такое милое, игрушечное, что хочется смеяться от радости. На небольшой площади Оливейра (Largo da Oliveira, площадь «оливкового дерева»), мощёной тёсаным камнем, не счесть достопримечательностей. Уже упомянутая однажды г-жа Мумадона основала здесь в X в. монастырь. Из плодов росшего рядом оливкового дерева добывали масло, которое шло на лампады. В 1342 г. дерево засохло, после чего какой-то купец (не известно, случайно или нарочно) повесил на него крест. Случилось чудо, и в ознаменование этого чуда на площади возвели некое сооружение (Padrao da Batalha do Salado), которое, на мой взгляд, напоминает инопланетный корабль. Помимо сооружения во славу чуда переделали монастырскую церковь, которая с тех пор стала церковью Богоматери Оливкового дерева. Площадь настолько уютна, что на ней сам Бог велел поставить летнее кафе. И поставили! Можно сидеть на открытом воздухе, любоваться церковью, домиками, окна которых украшены цветами, голубым небом, мягким «уканьем» горлиц и, разумеется, наслаждаться здоровой португальской пищей. Надеюсь, читатель уже догадался, в чём заключалось чудо – ну, разумеется, дерево начало плодоносить. Жители средневековья, как и люди древности, как и мы, мои уважаемые современники, выделяли жизнь, продолжение рода в свою главную задачу, и готовы были поклоняться любому явлению, так или иначе помогавшему её решению. С Оливковой площади можно через арочный проход попасть на площадь Сантьяго (Praca de Santiago), окружённой великолепной линией двухэтажных домишек, а оттуда , коротким переулком выйти на площадь Largo de Joao Franco, вытянутую, необычной формы, на одном конце которой установлен симпатичный фонтан в форме шара. Продолжая двигаться против солнца, мы непременно выйдем на Largo do Toural – большую площадь больше похожую на бульвар. В центре площади журчит бассейн. На лавочках, расставленных вдоль цветников, сидят старички и кормят голубей. Тут же резвятся маленькие дети. Умилительная до слёз картина. Площадь украшает Igreja de S. Pedro (церковь Св. Петра). В двух шагах от той же площади находится церковь Сан-Домингуш (Igreja e Convento de S. Domingos), принадлежавшая когда-то доминиканскому монастырю. В сохранившихся постройках монастыря (XIV в.) сейчас показывают археологические древности. Не знаю отчего, но мне захотелось обойти церковь с обратной стороны. И что, вы думаете, я там увидел? Маленькую, аккуратную барахолку на 4-5 прилавков. Впрочем, я не прав: это не барахолка, а мини-рынок: торгуют новыми вещами, но без чеков. Точно как у нас в Москве на «Пражской». От площади Largo do Toural по бульвару Avenida da Resistencia (бульвар Сопротивления – очевидно, фашизму) можно пройти до площади Республики Бразилии, замкнув таким образом кольцо вокруг старого города. Отсюда площадь «оливкового дерева» в двух шагах, но ещё ближе расположена капелла Senhora da Guia. На противоположном, южном конце площади, на фоне гор высится церковь Сантуш-Пасуш. Капелла Senhora da Guia наряду с другими шестью капеллами когда-то стояла рядом с Сантуш-Пасуш. Капеллы символизировали семь станций на Крестном пути. По какой-то причине все капеллы демонтировали и разнесли по всему городу. Цветник длиной 100-150 метров, который соединяет капеллу и церковь, великолепен. Вот так, пробежавшись по Гимарайншу, я познакомился с местом, где тысячу лет назад зародилось новое государство. А что же наш молодой Альфонсу Энрикеш, ставший графом Португалии в девятнадцать лет (1128 г.)? Может, он почивает на лаврах, посиживает на троне и в ус не дует? Ничуть не бывало. Наоборот, Альфонсу не вылезает из военных баталий против мавров и «леоно-кастильских» единоверцев. Годы роста и возмужания проходят в череде войн, направленных на освобождение родной Галисии (северная Португалия). В 1135 году Альфонсу строит крепость Лейрию для защиты Коимбры, а в 1139 году одерживает убедительную победу над объединёнными силами мавров. Воодушевлённые победой солдаты, провозглашают Альфонсу королём, а архиепископ Браги вручает ему королевскую корону. Полдела сделано. Внутренняя независимость и самостоятельность установлена. Однако, новое королевство пока не признано ни испанскими королевствами (Леон и Кастилия), ни папой, чье слово для защитников веры Христовой в те времена было законом. К слову сказать, арабы, которым Португалия понравилась не меньше, чем мне, не думали складывать оружие и при малейшем ослаблении сопротивления были готовы вновь занять утраченные земли. Правда, времена изменились. Не безвестный феодал, а «Ибн Эррик» (сын Генриха), бесстрашный предводитель народа наводил ужас на полки мавров. Граница противостояния сдвинулась к югу, и уже Коимбра (а не Порту и не Гимарайнш), расположенная на средине пути между Порту и Лиссабоном, стала центром и первой провозглашённой столицей португальского королевства. КОИМБРА. В Коимбру, как и в Гимарайнш, ведут несколько дорог. Если приехать к городу с юга, то с левого берега реки Мондего открывается вид на холм, обсыпанный белыми домиками с красными черепичными крышами. Это сердце Коимбры – Алмедина, старый город. Алмедина – слово арабское, а Коимбра – латинское, унаследованное от названия древнего римского поселения Конимбрига. История перемешала в Коимбре несколько культур, сохранив их черты в языке и архитектуре до сих пор. С левого берега Мондего на правый перекинут мост Санта-Клара, который упирается в площадь Largo da Portagem. На площади - клумба с растительной надписью Coimbra. В центре клумбы – памятник деятелю культуры, который стоит в изящной позе, держа в одной руке писчее перо, а в другой – лист бумаги. Куда бы ни пойти с этого места, везде будет что посмотреть. Свернув налево, можно попасть на старую рыночную площадь Praca do Comercio и полюбоваться двумя седыми от древности церквями, которые замыкают её с разных концов. Пойдя прямо по Rua Ferreira Borges, непременно придёшь к средневековым воротам – Арку-Алмедина и, далее, к Августинскому монастырю Санта-Круш, в котором, кстати, покоятся останки великого Завоевателя Альфонсу Энрикеша. Если пойти направо и вверх по крутым изогнутым улицам, то придёшь в знаменитое на всю Португалию место – Коимбрский университет. До 1537 года университет, основанный в XIII в. в Лиссабоне, кочевал между двумя городами, пока король Жуан III не передал ему свою резиденцию в Коимбре. Тогда университет окончательно утвердился в Коимбре, где продолжает свою деятельность до сих пор (достаточно сказать, что в нём обучаются 22 тысячи человек). Старый университет располагается в старинном здании в форме буквы «п». В центре «п» стоит памятник благодетелю португальского студенчества Жуану III, а с открытой, незастроенной стороны находится смотровая площадка, с которой отлично видна река и окрестности города. Новый университет занимает почти всю вершину холма и представляет собой образчик безликой бетонной архитектуры, которой особенно увлекались в СССР в 70-е годы. Многочисленные корпуса нового университета так же портят неповторимый облик Коимбры, как новоарбатские многоэтажки портят облик Москвы. Ну, да ладно. Университет славен не корпусами, а своими выпускниками. Антониу ди Оливейра Салазар, правивший страной на протяжении почти сорока лет, пожалуй, самый известный выпускник коимбрского университета. Он заведовал кафедрой политэкономии, защитил диссертацию. В начале прошлого века Салазар втянулся в политическую жизнь, основав «партию морали и рассудка». Долгое время Салазар не занимал никаких государственных постов, но в конце 20-х принял предложение стать министром финансов и сумел защитить страну от мирового экономического кризиса. Потом он основал другую партию – «Национальный союз», став её бессменным лидером. Формально главой государства считался маршал Кармона, но за спиной маршала стоял действительный «управитель, временно нанятый Португалией», как называл себя Салазар в переписке с друзьями. Принято считать, что Салазар был диктатором, т.е. руководителем типа Сталина или Гитлера. Действительно, Салазар был в дружеских отношениях с Гитлером и Муссолини, но он также лестно отзывался об их основном враге – Сталине. С другой стороны, во время второй мировой войны он разрешил Великобритании использовать Азорские острова для базирования английских самолётов и поставлял стратегическое сырьё странам антигитлеровской коалиции. В общем, Салазар «дружил» со всеми и тем уберёг Португалию от участия во Второй мировой войне. Будучи аскетом в быту и крайне щепетильно относясь к личным привилегиям, Салазар прожил долгую жизнь, пережив всех своих великих современников – Гитлера, Сталина, Рузвельта, Черчилля. Он прожил более 90 лет, скончавшись в 1970 году. При Салазаре был установлен памятник Христу и построен великолепный подвесной мост через Тежу. Мост получил имя Салазара, которое позже изменили на «25 апреля», день, когда в 1974 году в Португалии произошёл государственный переворот с последующим приходом к власти коммунистов и социалистов. На другой стороне холма, за университетом, расположен университетский ботанический сад, вдоль которого тянется старый акведук. В саду, заложенном маркизом Помбалом, собрано около 40 видов эвкалиптов, а один из них, привезённый из Тасмании, прижился настолько хорошо, что распространился впоследствии по всей стране. Вернувшись назад к университету, и пройдя по узким древним улицам, спускающимся по северному склону холма, можно выйти к Se Velha, Се-Велье («Старый собор») – кафедральному собору, строительство которого началось при Альфонсу Энрикеше (надеюсь, читатель уже запомнил это имя) и окончилось в XII веке. Собор выстроен в строгом романском стиле. Его зубчатые стены больше ассоциируются с крепостными стенами, нежели с элементом церковной архитектуры. Разумеется, позднее собор достраивался и украшался, однако его суровая романская основа осталась без изменений и до сих пор поражает простотой и строгостью линий. От соборной площади короткий переулок возвращает путешественника на Rua Ferreira Borges, центральную улицу старого города, напичканную кафе, магазинами и адвокатскими конторами (advogado). В районе площади Comercio улица продолжается, но обретает другое название – Rua Visconde da Luz, которая заканчивается на площади Praca de Maio. Как я упоминал, площадь, покрытую восхитительной тесаной плиткой, украшает Refetorio de Santa Cruz – монастырь Санта-Круш с гробницей первого португальского короля и его сына. К моныстырю слева примыкает симпатичное здание Camara Municipal de Coimbra (очевидно, мэрия). Площадь окружена старинными домами, на первых этажах которых устроены небольшие кафе. На приступочках кафе сидят старики. Они читают газеты или разговаривают друг с другом. Обежав Коимбру за три часа, я смертельно устал и захотел пить. Я рассчитывал, что в машине у меня осталась бутылка воды, но обманулся. «Ничего», - успокоил я себя, пойду сейчас по улице и найду какое-нибудь кафе. Я пошёл, куда глаза глядят, однако незаметно удалился от старого города и попал в банковский сектор. На протяжении двух кварталов банки чередовались с конторами. Я уже, было, отчаялся и хотел возвращаться, как на своё счастье заметил маленькое кафе. Первую бутылку я выпил сразу, вторую прихватил с собой. Солнце садилось за горизонт и пора было возвращаться в Лиссабон. ЛИССАБОН. В 1143 г. славный рыцарь Альфонсу Энрикеш объявил себя и своих подданных слугами Церкви и пообещал народу изгнать мавров с полуострова. В доказательство своих слов он через четыре года сумел отбить у мавров Сантарен и устремился к Лиссабону. В это время в Порту высадился большой отряд крестоносцев, следующих в Палестину. Узнав о планах португальского короля эти рыцари, приехавшие из разных стран (как бы мы теперь сказали «воины-интернационалисты») решили помочь Португалии в борьбе с маврами. Осенью 1147 г. объединённое войско очистило Лиссабон от неприятеля. Вне всякого сомнения, это был «звёздый час» Альфонсу, и хотя ему не суждено было дожить до полного освобождения страны от арабов (это произойдёт лишь через сто лет), освобождение Лиссабона можно по праву считать переломным моментом реконкисты, после которого стало ясно, что окончательная свобода – лишь вопрос времени. Столица королевства по-прежнему находилась в Коимбре, однако победа Альфонсу предопределила судьбу Лиссабона, которому суждено было стать главным городом страны. Кстати, и встреча Юрия Долгорукого со своими союзниками в Москве (в том же 1147 г.) отнюдь не завершилась переносом столицы из Киева. Более того, Юрий Владимирович, хоть и полюбивший Москву, более стремился устроиться на киевском престоле и не помышлял о ней как о главном княжестве. Тем не менее, его участие в московских делах не прошло бесследно: Москва начала крепнуть, набирать силу, чтобы позже войти в историю как центр единого славянского государства. Как видим, в судьбах обеих столиц есть общие даты, есть родственные исторические черты. Есть даже «географическое» сходство, ибо оба города лежат на семи холмах. Но... было бы наивно считать, что теперешние Лиссабон и Москва похожи. Нет, не похожи. Даже беглый взгляд со смотровой площадки на Воробьёвых горах в Москве или с площадки Мирадору-да-Граса в Лиссабоне обнаружит различие. В солнечный день Москва предстанет зрителю жёлто-коричневым ковром, в узоре которого есть белые фрагменты и яркие блёстки золотых куполов. Лиссабон более ярок: в нём доминируют два цвета – белый и красный. С упомянутой площадки Мирадору-да-Граса город виден как на ладони. Слева возвышается холм, на вершине которого стоит незыблемый форпост города – крепость Сан-Жоржи (Castelo de Sao Jorge). В далёком прошлом (V в.) крепость заложили вестготы, потом её перестроили мавры. В упомянутом выше 1147 г. крепость штурмом взяли войска Альфонсу Энрикеша (первого португальского короля по прозвищу Завоеватель). Отбив крепость у мавров, Альфонсу назвал её в честь святого защитника Лиссабона св. Георгия. (Надо полагать, что Альфонсу вряд ли слышал о русском князе Георгии Владимировиче Долгоруком, и пересечение имён – лишь ещё одна ассоциативная ниточка, связывающая наши города). Дальнейшая судьба крепости такова. В средние века её последовательно использовали как театр, тюрьму и арсенал. Землетрясение 1755 года разрушило её до основания, и много лет Сан-Жоржи стояла в руинах. Лишь в 1938 г. диктатор Салазар распорядился начать реставрационные работы. Крепость восстановили. Чуть правее на горизонте виднеются другие два «проекта», осуществлённые во время правления Салазара: статуя Христа и мост через Тежу, носивший первоначально его имя, но после «революции красных гвоздик» получивший название «25 апреля». («Революция красных гвоздик» 1974 г. была мирной – в знак солидарности с военными люди вставляли гвоздики в дула автоматов). В том же направлении просматриваются кварталы Байши и Шиаду (Baixa, Chiado) – аристократические кварталы Лиссабона. В центре обзора – море белых домов под красными крышами, а слева – в глубь города уходит Avenida da Liberdade (Проспект Свободы), который заканчивается величественным монументом маркизу Помбалу (Marques de Pombal). Маркиз Помбал – легендарная личность, его почитают в Португалии до сих пор. «Боевой путь» Помбала в какой-то степени напоминает деятельность Петра Великого (Петра Алексеевича Романова). Тем более, что их можно считать современниками. Но если последний прорубал «окно в Европу», будучи царём, то Помбал вытаскивал Португалию из разрухи и косности, находясь в должности министра при короле. Помбал реформировал финансовую и налоговую системы, наладил производство, усилил армию и флот. Он всячески поддерживал университет в Коимбре. Его усилиями в университете было организовано обучение новым дисциплинам. Именно Помбал, можно сказать, спас Лиссабон после землетрясения 1755 года. «Похороните мёртвых и дайте хлеб тем, кто голоден», - распорядился он, когда город охватила атмосфера хаоса и паники. Король Жозе I ценил Помбала и наградил его титулом маркиза, однако дочь короля Мария после смерти отца подвергла Помбала репрессиям и суду. Суд вынес смертный приговор, но Мария смягчилась и заменила его пожизненной ссылкой. Маркиз умер через три года в забвении. К счастью, теперь мы видим, что время расставило всё по своим местам. По своим правильным местам. Рядом со смотровой площадкой находится церковь Граса (Igreja da Graca). Церковь построена в XVII в. на месте августинского монастыря. Я вошёл. Внутри никого не было. Внутреннее устройство церкви таково, что оно чем-то напомнило мне православный собор. Я перекрестился, сделал снимок и покинул храм. Мой дальнейший путь лежал к крепости Сан-Жоржи и в Алфаму – прилегающий к ней район. Об Алфаме мне хочется рассказать особо, но сначала перечислю, что я увидел за время однодневной прогулки. Я побывал на площади Шиаду (largo do Chiado), на которой за столиком кафе А-Бразилейра (A Brasileira) восседает постоянный бронзовый посетитель – поэт Фернанду Пессоа. Вблизи площади Росиу (praca Rossio), где во времена инквизиции сжигали на кострах еретиков, а теперь на высокой колонне стоит статуя императора Бразилии Педру IV, я нашёл знаменитый подъёмник Санта-Жушта (Elevador de Santa Justa). По сути это двухшахтный лифт, который поднял меня на 32 метра к подножью монастыря кармелитов, часть которого разрушена, но другая, сохранившаяся, поражает стройностью и изысканностью готических линий. Несколько раз я оказывался на главной площади Лиссабона Комерсиу (praca do Comercio – по-видимому, «рыночная). Огромную площадь обрамляют здания с аркадными галереями. В центре площади установлена конная статуя короля Жозе I, покровителя маркиза Помбала, а сам маркиз вместе с полководцем Перейру, мореплавателем Вашку да Гама (Васко да Гама) и национальным героем Вириатом составляют скульптурную группу, украшающую Триумфальную арку. Однажды я сел на трамвай, который неожиданно привёз меня к месту, до которого я не мыслил добраться – в старинный район Эштрела (Estrela), где главная достопримечательность – это базилика Санта-Мария-да-Эштрела. Эту церковь во исполнение обета повелела построить королева Мария I. Обет был дан из-за желания родить сына. Церковь, действительно, необычна. Её можно было бы принять за дворец, если бы не две колокольни и алтарный купол. Разумеется, я не миновал крепость Сан-Жоржи, где подивился не только мощи крепостных стен, но и смелости моих современников, карабкающихся по этим стенам: ни узкие каменные лестницы, ни переходы от башни к башне, расположенные на значительной высоте, не имеют ограждения. Я не пожалел времени и съездил на метро к памятнику маркизу Помбалу, туда где старый город уступает место новому, современному. И всё-таки, большая часть моей 12-часовой прогулки прошла в Алфаме. Алфама, в принципе, не очень большой район. Как и прочие районы Лиссабона, он расположен на холме. Однако, Алфама настолько изрезана улицами и переулками, что обойти их все не хватит и дня. Ни одной прямой улицы в Алфаме нет. Все они кривые, и нет никакой возможности предвидеть, куда выведет та или иная улица. Ширина улиц в Алфаме разная – от метра до четырёх. Часто улицы или переулки прерываются лестницами и упираются в тупики. В общем, Алфама весьма напоминает лабиринт. Алфамский лабиринт мне понравился. Несколько часов я кружил по нему, пока не начал запоминать и узнавать те или иные ориентиры. К слову сказать, меня тоже начали узнавать. Когда я в четвертый раз проходил мимо одного и того же дома, местные жители, стоявшие у подъезда, поздоровались со мной. Не знаю, почему Алфама притягивает. Вроде бы дома в ней старые, некоторые даже в плохом состоянии. Вроде бы тесно и местами попахивает мочой. Вроде похоже на коммуналку (старые корыта во дворах, бельё, сохнущее под окнами). То есть совсем не современно, но, с другой стороны, удивительно уютно. Коты лениво бродят по лестницам, собаки зевают, люди неторопливо делают свои дела, и кажется, что здесь живёт одна большая дружная семья, живёт хорошо и не собирается менять свой привычный коллективный уклад на раздельную жизнь в комфортабельных домах. В какой-то степени кварталы Алфамы похожи на старые одесские кварталы, только жители Алфамы гораздо спокойнее одесситов. Вот так Алфама стала первым «пунктом», который привязал меня к Лиссабону. Второй «пункт» оказался неожиданным. Это 28-й трамвай. Маршрут 28-го трамвая частично тоже проходит по Алфаме, но, разумеется, только по тем улицам, куда удалось вместить трамвайные пути. Сам вагон маленький, вдвое меньше московского, но очень резвый. Вагончик легко преодолевает подъёмы, которые московскому трамваю и не снились. В хорошую погоду окна трамвайчика полностью открыты, и пассажиры с удовольствием вдыхают свежий морской воздух. Встречные трамваи проходят так близко, что можно успеть дотронуться до руки пассажира, едущего в другом вагоне. Прокатившись один раз, я заработал «трамвайную болезнь». Как только я нечаянно выходил к трамвайной остановке, я останавливался и принимался ждать очередного 28-го. За день я совершил около десяти поездок, и всё-таки досыта не накатался. Предпоследняя моя поездка, под вечер, началась в Байше и окончилась у старейшего в городе кафедрального собора Се (Se). Собор был построен на месте мечети, разрушенной Альфонсу Энрикешем (XII в.). Мечеть, в свою очередь, была возведена на месте римской церкви. Собор построили так крепко, что он выдержал два землетрясения, в том числе и то, самое разрушительное землетрясение 1755 года. Внутри собора покоятся мощи святого Висенти, а снаружи его окутывают многочисленные легенды и предания. Однако, не этот замечательный памятник, а другое сооружение снова и снова влекло меня в Алфаму. «Пунктом» №3 был район Санта-Клара, а точнее церковь Санта-Энграсия (Igreja Santa Engracia). Бог знает, отчего я в неё влюбился. Церковь очень большая (наверное, как Исаакиевский собор в Питере), но форма у неё простая. В основании куб, на котором стоит цилиндр с куполом. Кроме алтаря и входного портала у церкви почти нет выступающих деталей. Ко входу ведёт широкая лестница. Когда я добрался до церкви в третий (и последний) раз, солнце садилось за горизонт, и освещённым был только купол. Внизу, под стенами церкви, на широкой площадке чёрнокожий мальчик тренировался с футбольным мячом. Я стоял и думал, отчего мне понадобилось, преодолевая сильную усталость, поехать сюда, а не на вокзал, чтобы скорее вернуться в гостиницу. И на этот вопрос я тоже не нашёл ответа. Позже в Москве я прочитал, что у церкви уникальная судьба – она строилась 284 года. Выражение «возведение Санта-Энграсия» даже стало поговоркой – что-то вроде «начало есть – конца не видно». Если бы не особое распоряжение Антониу Салазара, её бы и вовсе не достроили. Теперь я понимаю, что глядя на церковь, я интуитивно почувствовал, что её история похожа на историю моего дома, который строится в Подмосковье: каждый год мой дом прибавляет по этажу (всего их должно быть двадцать). Очевидно, что моему дому тоже нужен пинок диктатора, но – вот беда, времена диктатуры миновали. В общем, в Алфаме я оставил своё сердце, а в Белеме – западной окраине Лиссабона нашёл настоящую красоту. Дело было так. Утром я решил поехать в Белем. Я составил план: сначала прогулка по набережной в сторону моста «25 апреля», осмотр Белемской башни («Вифлеемской башни»), памятника Первооткрывателям и, собственно, самого моста. Далее я полагал вернуться к Белему, чтобы увидеть его главную достопримечательность – монастырь Жеронимуш. Пока я шёл к мосту, солнце поднялось высоко. Мне пришлось закрыть голову ладонями, чтобы уберечь себя от теплового удара. Белемская башня хороша. Её строил марокканский архитектор, поэтому, как говорят знатоки, она похожа на мечеть Эль-Кутубийя в Маррокеше. Памятник Первооткрывателям тоже весьма оригинален. Разглядывая фигуры мореплавателей, я обратил внимание на одежды и причёски мужчин, которые жили пятьсот столетий назад. Мне показалось, что они схожи с российскими одеждами и причёсками того времени. Подвесной мост снизу выглядит ещё более грандиозным, чем издалека. Первоначально он был предназначен лишь для автотранспорта, но после завершения строительства оказалось, что он может выдержать и поезда тоже. Из-за машин и поездов, вокруг моста стоит постоянный гул. Наконец, через два часа я достиг главной цели – прославленного монастыря Жеронимуш (Mosteiro dos Jeronimos). Первоначально монастырь носил имя Святой Марии, однако прижилось название Жеронимуш (Иеремия), связанное с хозяевами монастыря – монахами-иеремитами, т.е. служителями Святого Иеремии. Согласно распространённой версии король Мануэл I дал обет постоить монастырь, если Вашку да Гама (Васко да Гама) вернётся из экспедиции в Индию. Васко вернулся, и не просто так, а с грузом бесценных пряностей. Поэтому Мануэлу ничего не оставалось, как взять в руки лопату и заложить первый камень в основу монастыря. Монастырь невероятных размеров. Где бы я ни становился, он не влезал в объектив целиком. Монастырь не только велик, но и прочен, поскольку он устоял в землетрясении 1755 года. Я хотел войти внутрь, но меня опередила шумная туристическая группа. В большом скоплении людей мне неуютно, поэтому я сел в автопоезд, чтобы прокатиться по Белему. Это было удачное решение, потому что я не только увидел много интересного, но и сэкономил силы. Самым необычным «объектом» в ходе этой поездке был планетарий Гульбенкяна. Собственно, даже не сам планетарий, в который я не заходил, поскольку поезд шёл без остановок, а имя, которое он носит. Как рассказал экскурсовод, Саркис Гульбенкян (очевидно, армянин по происхождению) сколотил состояние в прошлом веке, скупая акции нефтяных компаний. На заработанные деньги он начал приобретать антиквариат, год от года расширяя свою коллекцию. В определённый момент она стала самой большой в мире. Во время Второй мировой войны Гульбенкян нашёл убежище в Португалии, где и жил до самой смерти. Созданный впоследствии фонд Гульбенкяна спонсирует культурные события до сих пор. Помимо планетария в Лиссабоне есть музей фонда Гульбенкяна, расположенный поблизости памятнику маркизу Помбалу. Жаль, что у меня не хватило времени его посетить. По окончании часовой поезди я заглянул в Макдоналдс, утолил жажду и потопал на электричку. Прощай, Лиссабон! Прощай любимая Алфама, прощай трамвай-козлик. Прощай прекрасная Энграсия, запавшая мне в сердце. Я шёл по тенистому парку, отдыхая от дневной жары, и прощался с Лиссабоном. Мой план «трёх столиц» был выполнен, и я потихоньку «отключался» от этих мест, чтобы освободить в голове место для новых впечатлений и новой информации. И вдруг! Мой взгляд упал на скамейку, мимо которой я проходил. На скамейке сидела женщина изумительной красоты. Я даже не понял, а как-то мгновенно почувствовал, насколько она хороша. Позже, вспоминая её лицо, я пытался сравнить его с другими женскими лицами, но вот что удивительно – ничего похожего я не видел в течение всей моей, теперь уже можно сказать, продолжительной жизни. Подобных лиц я не встречал ни на иконах, ни в кино, ни в журналах мод, ни в сёлах, ни на улицах городов... Это была какая-то «проникающая» красота. Красота, которая рассказывала о длинном пути к совершенству, красота земного и красота возвышенного. На секунду я остановился, не в силах оторвать от неё взгляда, но потом пересилил себя. Она была с молодым человеком, разговаривала, и было бы невежливо стоять и пялить на неё глаза. Конечно, я не смогу точно описать её внешность – слишком короткой была встреча. Но я запомнил, что на вид ей было лет шестнадцать, семнадцать. Среднего роста, с узкой талией и аккуратными стройными ногами. Я бы назвал её фигуру нежной. Однако, главное было в лице. Именно в нём жила настоящая красота. Сейчас я думаю, что прежде всего меня поразила правильность линий её овального лица. Они были идеальны. Лоб, брови, глаза, нос, щёки, губы и скулы находились в абсолютной гармонии друг с другом. Глаза были темны, а губы ярки. Её губы были розовыми, но что-то подсказало мне, что это не помада, а натуральный цвет. Цвет лица был ровным, однако я не могу сказать, было ли оно белым или, наоборот, смуглым. Скорее, её белая кожа была покрыта тонким ровным загаром. По крайней мере, она оттеняла белизну её зубов. Лицо обрамляли волнистые тёмные волосы. Она была поргугалкой, - я узнал язык, на котором она говорила. (Конечно, она могла быть туристкой из другой страны, говорящей по-португальски, но, думаю, она была португалкой). В электричке я закрыл глаза, пытаясь удержать в памяти её образ. Всё-таки удивительно – забраться на край земли и вдруг встретить женщину редчайшей красоты. И откуда она взялась? Не потомок ли она дворянского или королевского рода? А вдруг... а вдруг она пра-пра-пра...внучка самого Альфонсу Энрикеша, Завоевателя свободы для Португалии и её граждан? Эх, надо было побороть стеснительность и задать ей этот вопрос. Теперь я никогда не узнаю на него ответ. Хотя... кто знает? Ответы получает тот, кто их ищет. Возможно, наступит день, когда я соберу походную сумку, куплю билет до Лиссабона и найду ту скамейку в белемском парке. Разве не может случиться, что богиня в образе португальской женщины снова придёт туда, и я снова застыну на парковой дорожке, поражённый её красотой? Надеюсь, что так и будет.Медаль
Тэги: Португалия ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Pretty аватар
Pretty (Втр, 04.03.2008 - 15:54)
Во-первых, спасибо за подробность. Мы едем летом в Португалию, интересно всё. Во-вторых, после Ваших очерков добавить будет нечего. И в тексте и в кадрах будут только повторения) В-третьих, экономия на путеводителе. В-четвёртых, ваши образы женщин....вы не оператором случайно работаете?))) уж очень красиво и чётко и образно передаются ваши наблюдения :D здесь смайлик, мечтательно закатывающий глаза (понравилось)
Anzer аватар
Anzer (Втр, 04.03.2008 - 15:58)
Да, я оператор. Smooth Operator. Помните, у Шаде?
Pretty аватар
Pretty (Втр, 04.03.2008 - 16:03)
:taunt: ух ты)))
Anzer аватар
Anzer (Втр, 04.03.2008 - 16:09)
Только не перепутайте с Казановой. Это разные звания. Типа сержанта и генерала.
Ирина аватар
Ирина (Втр, 04.03.2008 - 16:44)
10-ка! относительно породы, рода, кровей - вспомнилась строка из Булгакова: "Причудливо тасуется колода..." :D
Mnemon аватар
Mnemon (Втр, 04.03.2008 - 17:41)
А говорил, что исписался! :) 10+++++
мамАня аватар
мамАня (Ср, 05.03.2008 - 00:45)
Когда ты все усппеваешь? :wink: И про девушек, и работать, и про Партугалию.... :talk: Значится к слету готов? :hmm: :man_in_love: :tongue:
Anzer аватар
Anzer (Ср, 05.03.2008 - 10:34)
Секрет прост, мой друг. У меня нет дивана, на котором я мог бы сидеть. И нет телевизора, который я мог бы смотреть. К слёту морально готов, однако участие будет зависеть от обстоятельств.
мамАня аватар
мамАня (Чт, 06.03.2008 - 01:07)
Но зато у тебя есть комп! :!: А это тааакой якорь! :tommy:
Bunansa аватар
Bunansa (Пнд, 17.03.2008 - 03:37)
Да, ничего лучшего в русском варианте про Португалию не читала..Ни одна дата не перепутана, ни одно название и имя не исковеркано..Браво! :D
Anzer аватар
Anzer (Пнд, 17.03.2008 - 18:47)
Спасибо, синьора. Представляете, что будет, если ещё мы здесь врать начнём?.. Поэтому предлагаю тост за точность и достоверность!
Bunansa аватар
Bunansa (Пнд, 17.03.2008 - 19:51)
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...