«Варнацкая доля. В бегах. Туристический блог обыкновенного Земляного Червяка»

Удмуртия, пруды и хвойные леса вблизи реки Иж, Июль
-Бью тебя, Лёха, тузом! - Так ты меня -тузом, а я те - червями… - Сильно червями! Так ты меня - червями, а я тя - бубном!!! Три рыбака в полдень, сбросив болотные сапоги и кинув удилища на авосьный клёв, решили резануться в карты. Они громко кричали и били проигравшего картами по красному носу. А в траве возле удилищ валялась ржавая банка с червями. И на сыром донце банки робко притаились глупые земляные черви. Они брюхом ощущали мир и брюхом же понимали, что всё хорошо. Пускай себе грохочущие великаны скрежещут, пусть хоть эти горы совсем обвалятся, им то что? Уж их то, затаённых, не достать со дна сырого безвидного ущелья! Так они и лежали в полной безопасности. А три прожигателя жизни тем временем сомлели от полуденной неги и только щёлкали грязными картами по газете, от чего подпрыгивали даже селёдочные скелеты и стучали в стакане бурые, заросшие чайной тиной, ложки. Как только рыболовы упоминали червонную масть, так узникам жестяной тюрьмы становилось сухо и неловко. Заслышав «Черви, черви!», они укутывались в мантию земляного клубня, но всё равно чувствовали себя, как на торгу. Герой нашего рассказа, довольно немолодой Земляной Червь, довольно красный, лежал здесь же, спрятавшись от жара раскалённого поднебесного ветра. Лежа в недосягаемой, как ему казалось, глубине (ведь ему всё еще казалось, что он ползёт в недрах земли) Земляной Червяк вдруг ощутил, как толстые грязные пальцы шарят по банке, и он увидел, как товарищ его, такой же бедолага, устремился наверх, подхваченный, словно бревно, пальцами гигантского кантовочного крана. Далее Земляной Червь не мог ни видеть, ни слышать ужасного конца товарища, не знал он и об совершенно несбыточном обстоятельстве, об утоплении товарища в водах пруда. Как вдруг тихий мир его перевернулся и Земляной Червь полетел вниз с невероятной бездны. Можно было подумать, что Земля в секунду изменила резко полюса, крутанулась в игривой неумеренности, и все жители с одного меридиана полетели на противоположный. Так казалось Червю, потому что весь мир, который его окружал, - и земельные частицы, и сор гниющий, и кучки навоза , и прелая травяная ветошь -всё так же закувыркнулись вместе с ним, и будто лавина астероидов устремилась по речке Млекопутке…. Вдруг Земляной Червь пребольно упал, он ударился о твердь и наколол себе бока о частокол хвойных игл. От удара он не знал, что с ним, да и как он мог знать, будучи слепым от рождения, что это рыболов нечаянно пнул по банке, отчего всё взлетело и устремилось? Следует заметить, что земляные черви, хотя и живут без и глаз и ушей, однако отлично ориентируются в мире. Они пропускают окружающий мир через рот. И всё самое ценное в мире впитывают брюхом. Поэтому Земляной Червь не растерялся, а сказал себе: «Вон! Куда угодно, только вон бежать немедленно от окружающей кислоты!» И он пополз, как поползли и все его товарищи, и все - в разные стороны. Рыболов, однако, вернул их на место и хотел он уже и нашего героя захватить, как вдруг красный кончик поплавка дёрнулся, его повело кругами, и рыболов тут же забыл о беглеце, погрузившись в мысли о серебряной рыбке. Секунду спустя рыболов и в самом деле выдернул из воды ошалевшего окунька, он схватил его за тельце под жабрами, но не удержал. Окунек встал на дыбы, будто жаждущий свободы дикий мустанг. Ярость его соединилась со склизлостью и колючестью, он выскользнул из рук, упал в траву рядом с Земляным Червем да так и остался плыть и бить хвостом в травяном царстве… Трава, и вправду сказать, росла у берега столь запутанно и перевьюченно, что рыболов только вздохнул от досады, да и не стал искать в прибрежной жиже окунька, справедливо считая: что с возу упало, то пропало. Окунь очумелся немного, побился хвостом и широко разинул рот - он был немало удивлён, увидя неподалеку красную змею, за которую он и принял Земляного червяка. -Вот это зигзаг , - воскликнул Окунь.- Вот так наказал меня Господь! Сперва я легкомысленно на человечью уловку попался, а теперь вот ещё со змеёй сражайся. Не подходи – укушу за хвост! -Я не змея, а дождевой смотритель порядка на огороде! – гордо сказал червяк.- А такого дракона, как ты, я ещё сам никогда не встречал. Ишь ты, какую зубастую пасть разинул!! Конечно, бабушка мне рассказывала, что однажды и она на помоечной горе видела голые ребра такого же, как ты, дракона. А теперь я сам вижу, какие бывают драконы. Окунь выпучил глаза и хотел возразить, но здесь запас воздуха в его жабрах совсем иссяк, окуня потянуло в сон, и он устремился к воде, понимая, что сон без воды добром для него не кончится. -Раз так, -сказал окунь, - в пруд ко мне не лезь! Но что-то мне нехорошо. Не пора ли подсуетиться? И окунь, пространно не объясняясь, забился красными плавниками, как акробат, и так удачно сделал два прыжка, похожих на сальто, что голова его опустилась в черную грязь у самой кромки воды. «Ну вот, исчезла речная химера.А стращал то как, зубами как клацал!? Убежал! - подумал Земляной Червь. Он огляделся, вернее, принюхался всей кожицей ко внешнему миру, и здесь, у берега, ему показалось сыровато, мрачновато да и не так комфортно, как в душистых рыхлых лабиринтах огорода, полных самыми изысканными и пряными личинками. И отправился червь искать Родину, родной огород, т.е. пустился в бега. Так как Земляной Червь был очень добросовестным и исполнительным, совершенно положительным гражданином садового огорода, то прежде чем пуститься в бега, он все же с минуту поразмыслил. Уж очень щекотливо и ненадежно казалось ему затеянное им предприятие. «С одной стороны,- рассуждал червь,- всю жизнь я расторопно бегал по грядке из одного её конца в другой, я добросовестно рыхлил неподдатливые комья, и в засуху, и в дождь я одинаково исполняя долг, ни на один год не забывая, что я гражданин огорода. А с другой стороны, -рассуждал червь, - все мы под Господом ходим. Бог дал, Бог и взял. Вот было у меня счастье, своё маленькое дело, вот трудился я до кровавых мозолей в желудке, но за грехи мои вмиг моё счастье разрушилось. Вмиг меня сцапала, прямо в борозде, садовая лопата. Правильно старики говорят: «От судьбы не уйдешь! Не отказывайся от тюрьмы и сумы!», за один присест, вы только посмотрите, кем я стал? Мдашечки чернозёмные! Думал ли я, что стану жалким беглым каторжником! И скитаться мне теперь по белу свету неизвестно сколько, и найду ли я родной дом, и что за чаща вокруг, что за великаны нависли над небом, и скребут они величественно самые облака!? А мне, утлому и грешному, ползти и ползти, пока я не иссохну или пока в меня не ударит лесная молния!!!» Так, рассуждая по дороге, Земляной Червяк понемногу собрался с духом, повеселел и пополз до ближайшего зелёного мха, который показался ему не столь страшен и высок на вид. Хоть глаз у него и не было, но опыт предков подсказывал, что за мшаным горизонтом можно ожидать земляную гряду или даже унавоженное поле. И он, обдумав своё положение, решился рискнуть и ползти, ведь лежать не зарытым тоже рисково, того и гляди – гудящий небесный вихрь тебя склюёт! И он сторожко пополз. Вдруг путь ему преградила Травяная Вошь. Хоть Вошь и была поменьше и послабже, чем мускулистый и жилистый, как акробатический атлет, Земляной Червь, но Вошь всё же была половчей и попрыгучей, она могла то исчезнуть, то появиться вновь, могла подпрыгнуть высоко в небо и неожиданно упасть прямо на голову противника. Поэтому Вошь, чувствуя за собой силу, качнулась на травяной былинке, которая служила ей шлагбаумом, ехидно потерла зеленой мохнатой пятернёй и въедливо спросила бродягу Земляного Червя: -Бредешь, варнак беглый! А паспорт у тебя есть? -Нету у меня паспорта, - ответил беглый. -Хорошо! Ну а виза пограничная у тебя есть? -И визы у меня нет, - сознался простак-червяк. Здесь можно было ему и приврать, но Червь, добросовестный послушный гражданин огорода, ни разу в жизни не врал. И не только он никогда не врал, но даже придумывать или что-то сочинять Червяк не умел. Да и понятно, где уж там сочинять, если всю жизнь приходилось рыть да копать, рыть да копать!? Тут вошь решилась на пограничный побор. -Ну, а заначка у тебя найдётся? – спросила она. Червяк призадумался, перебрал в мыслях всё, что имел, то есть всю землю, что он пропускал сквозь себя, и вдруг вспомнил, что у него есть заначка – отличнейший голубой камень, который вошел в него и еще не успел выйти. Достал он своё сокровище, заначку, а то был отполировавшийся в земле крохотный бутылочный осколок, и вручил приграничной Травяной Вши ярко блистающий, с таинственными голубыми отблесками, осколочек бутылька. - Вот тебе драгоценный камень, сапфир, взяточник ты несчастный! - сказал червь и вручил изумлённой вши сокровище, какого она никогда ещё в жизни не встречала. И Вша-взяточница исчезла. Так беглец благополучно миновал приграничный шлагбаум, стоявший не понятно на краю какого царства. Царство оказалось зелёным мшалым пнём, почти истлевшим изнутри, червь взобрался на перевальный хребет мохнатой горы, вдруг лист лесной рябины упал и зашиб его, опрокинув с крутого обрыва на дно вулкана. До чего же здесь на дне огромного вулкана-пенька было темно! Но Червь темноты не боялся, а только кожицей почувствовал, что он стоит на дне огромного римского цирка. Цирк представлял собой лесную яму, взрытую корнями поваленного бурей елового ствола. Обтруханный ствол давно сгнил, бурые и изумрудные лишаи хлопьями и натёками сползали с его краев. Со всех трибун высунулись тысячи рожиц и уродливых физиономий – то лесные букашки и светлячки вышли из расщелин и укрытий, в которых они сидели. Эти зрители-патриции, увидев перед собой большого и мощного гладиатора, потребовали хлеба и зрелищ! Они дали Земляному Червю кличку «Лохматый» и потребовали найти ему самого мощного противника. Падение нравов царило здесь такое, что и на дне ада встречаются более приятные и гуманные отношения. Там - хоть плачь и скрежет зубов, но кто знает, а вдруг и там нет-нет да и чей-либо тоскующий вздох вырвется из уст и человечно возопиет к Небу, моля о прощении и снисхождении к грешнику! На дне же ямы -древнего цирка -сразу было видно, что ни одна кровь уже пролилась и не одна жизнь была бесславно загублена прихотью зрителей. Вот и сейчас, и откуда только он появился, с ветки ли упал, или который уже день дожидался достойного противника? Но только увидел Земляной Червь, что толпа неистово ревёт, требуя немедленного сражения, а против него выступает тонконогий и сухой, как веточка без листьев, Жук Богомол. Богомолы, известное дело, жуткие драчуны и первые в лесу разбойники. Их хлебом не корми, а дай загубить чью-либо душу. Сидят они день и ночь на различных стеблях, претворяются упавшими веточками или неподвижными стебелёчками, но только чья-либо наивная душа, букашечки ли, или уж совсем безобидной козявочки, пройдет по дороге мимо, как они, эти Жуки Богомолы хватаются колченогими лапами за горло случайной жертвы и пленяют их, заставляя сворачивать с пути в их богомолье царство. - Вот так разбойник! – перепугался Земляной Червь! Червь и не думал ни с кем сражаться и не хотел потакать низменным инстинктам толпы, он пополз в сторону от Богомола, но ужасный жук сделал выпад и протянул к самому горлу несчастливца кусачие щелкающие клешни. Жук потащил к себе противника, а толпа принялась ликовать! Безобразники, эти низменные зрители, закатывали головы от хохота в глубины расщелин и вновь их оттуда высовывали, любопытствуя, что происходит на арене, и все опускали большой палец книзу, что на гладиаторском языке обозначало: «Добей до конца!» Богомол притянул к себе Червя и больно-пребольно куснул за бок. Червь понятия не имел, как ведут себя в гладиаторском бою. Он метнулся от Богомола вправо-влево, обвил пёструю зелёную спину, прикидывающегося тростиночкой, случайно вытянулся и вдруг «Хрясь!» - Богомол сломался на две части. Его тростиночка не выдержала и попросту переломилась. А толпа зашумела, заликовала, вот уж дичь то, полное бескультурье и бесправие, унижение червяного достоинства! Все теперь подымали большой палец вверх, все сверкали в сумерках ямы черными глазами или светлячьими брюшками, отчего–то толпа ликовала, хотя червяку было всё-равно жалко глупого хомоватого варвара. От этого шума и гама Земляной Червь кинулся в первый попавшийся лаз и вдруг очутился внутри довольно приличного дома в чреве упавшего лесного яблока. Глубь дома была выедена гусеницами, но в доме их не было, они ушли на водопой, а может быть в баню. Вот туда-то и заполз Земляной Червь, хотя дом ему показался кислым и увядшим.Зато здесь не донимала толпа, и Земляной Червь остался в домике до поры. Он поспал, а проснулся он ночного ветерка, будто бы он скакал на коне. А это Ёжик, обнаружив яблоко, поднял на спину находку и понес, неизвестно куда. Тут он попался на глаза девочки, которая собирала в лесу грибы. Девочка ахнула, когда на спине Ежа увидела гриб-сыроежку и яблоко. Девочка захотела при помощи палки закатить ежа в лукошко и таким образом доставить его в город, в квартиру, где бы зверьку неплохо жилось, но она то ли не смогла справиться с упрямым ежом, то ли пожалела и раздумала губить уединенного угрюмого отшельника соблазнами городской цивилизации, но только не стала она закатывать ежа в лукошко. Зато взяла и положила на дно своей лыковой корзиночки как гриб-сыроежку, так и само лесное яблоко. Хотела она похвастаться в городе перед подружками лесной добычей, а может быть просто ей хотелось составить экибану или композицию из веточек, хвоинок и плодов леса, но так или иначе яблоко отправилось вместе с девочкой в город. «Вот так удары судьбы! Вот это карьера! Взлёты и падения!» - подумал Земляной Червь, когда высунулся на миг уже в городе и увидел, что вокруг царство бетона, асфальта, кирпича и строгих геометрических конструкций. И только червь успел так подумать, как он снова с яблоком полетел на землю. А это девочка во дворе стала показывать подружкам собранные ею в лесу богатства и рассказывать, где она нашла каждую былинку, цветочек или ягодку – так в это время к девочкам сзади подкрался дворовый мальчик-озорник, схватил из лукошка яблоко, куснул его, и сморщив физиономию от кислого-прекислого сока, швырнул яблоко далеко в кусты, в самое логово ворон, что здесь жили и паслись, как кони на выгуле. Одна из ворон увидела перегрызок, да, честно говоря, она привыкла к разным отбросам и никак ими не гнушалась. Схватила она перегрызок и взметнулась с ним на дерево, в свое большое мохнатое гнездо, отбитое ею еще весной у грача, а может быть и у самого соловья. Бросила ворона яблоко небрежно на край гнезда, да тут же про него и забыла. Воронята для вида клюнули раз-другой предмет, показавшийся им мячиком, и тоже не выразили интереса к его невзрачному лежалому виду. Так и провалялось яблоко возле края гнезда минуты три, пока случайно играющие воронята, ёрзающие во все стороны, не скинули его вниз. Вот летит Земляной Червь в свободном полёте, ни ног, ни рук не чувствует, дух аж захватило, летит и думает: «Блестящая карьера! Всё же мне удался взлёт судьбы! А всё за то, что я всегда был добрым гражданином своего огорода – всегда любил труд и не отлынивал, не отползал даже от самых трудных сухих кусков земли. Вот только нужно выглянуть и посмотреть, чем меня наградила лихая судьба, кем я стал – то ли космонавтом, летящем на спутнике, то ли ввысь устремленным витязем, испытывающем летательные аппараты?». Только подумал и размечтался так Земляной Червь в упоительном полёте, как спутник его, летательный яблочный аппарат, шмякнулся о земную твердь, прокатился по пыли и развалился. Дальнейшая судьба беглого странника мне неизвестна, так как беглый варнак, Земляной Червь решил более не испытывал судьбу. Выполз он на белый свет, увидал вполне сносную земляную рытвину и потихонечку скрылся в ней бесшумно и так же незаметно, как и пришел в этот мир.
Тэги: Россия ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
ace-alex аватар
ace-alex (Втр, 04.03.2008 - 18:33)
Что-то мне Ваши рассказы напоминают. А Вы здесь под другим Ником не бывали?
Певчий аватар
Певчий (Втр, 04.03.2008 - 19:09)
Не, я здесь первую неделю. Узнал про сайт случайно из последних фраз "Эха Москвы", нашел по Живому Журналу, дай, думаю, попытаю счастье. А вдруг удастся, вслед за Лоуренсом Великолепным, английским разведчиком, побывать в Аравийской пустыне и встретить утро на вершине огромной-преогромной горы!!! Вообще-то я очень завидую Фёдору Конюхову, ездит, будто таким и родился.
Певчий аватар
Певчий (Втр, 04.03.2008 - 20:06)
Но позвольте, влезть в шкуру земляного червя и взглянуть на мир его глазами - это так интересно. Вот сейчас на острове Суматра нашли самую маленькую рыбку на Свете, живущую в кислотном болотце. Голое сообщение, вот живет рыбка, погибает, потомучто леса вырубаются . А что она чувствует, чем занимается, это малюсенькое, меньше миллиметрика, создание. Кто скажет???????
Певчий аватар
Певчий (Втр, 04.03.2008 - 21:02)
Понимаете, тернировка фантазии - одна из главнейших составляющих воспитания человеческой личности. В том же МГУ, на рабфаке, у нас вела русский язык строгая-престрогая женщина. И там было упражнение - слова, а на них придумать какое-нибудь предложение. Ну, мы и придумали. Стали читать вслух. Когда дело дошло до моего сочинения, вся наша группа легла в лёжку. В первый раз на челе строгой филологины мы увидели улыбку. Тогда она мне, маленькому мальчику в первый раз в жизни сказала - у него очень развита фантазия... Каюсь, порой раз такие видения вижу, что и описать неловко. :smoke:
Певчий аватар
Певчий (Ср, 05.03.2008 - 00:10)
Понимаете, у меня сейчас творческий кризис. Я три года уже нигде не был. Описываю то, что вижу в основном на соседнем бульваре. А это крах. Нужно выбираться хоть куда, хоть пешком до Владивостока. Хотя нет, летом ездил в Абхазию, исходил все тропы на Новом Афоне. Да и сейчас рвану в Богучаровские леса, хочется полежать на солнцепёке в весенних горах, послушать, как распрямляются былинки.
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...