«Ребята нашего двора. На озере Лазоревом.Рыбацкая быль»

Приокская долина. Озеро Лазоревое, Июль
Хорошо летом, когда в лагерях селятся пионеры, защитники природы. Этих пионеров называют ещё скаутами, и они носят на шее не алые, а синие треугольные платки - галстуки. Эти платки для крепости повязываются узлом, а иначе они цепляются за ветки, падают и теряются в густой траве. Меня с Федоткой и Данилкой однажды в жаркий летний день отправили в пионерский лагерь. Лагерь располагался прямо в палатках на большущей поляне, а внизу, если спуститься по крутому спуску, текла Ока. Два дня мы изучали лагерь, привыкали к его распорядку и даже искали интересные места неподалеку в крапиве для засад и лесного штаба, а на третий день решили пойти на рыбалку. На это дело мы кое-как уговорили нашу вожатую Ксюшу, которая боялась отпускать нас одних к воде. Но мы ей пообещали к обеду вернуться. А после обеда ожидалась встреча пионеров с профессором Андреем Зубовым. И вожатая Ксюша строго-настрого нас предупредила, что будет лекция и чтобы мы честно вернулись до обеда. И вот мы схватили свои удочки и побежали наперегонки с огромного обрыва к речке. Зная, что свободное время в лагере очень дорого, мы заранее накопали червей на заброшенном огороде, а из молодого орешника мы выстрогали себе по вкусу длинные прямые удилища. Привязали к удочкам всё, как положено: леску, крючок, грузило, даже поплавок из гусиного пера не забыли. И нам оставалось всего то закидывать древнейшие орудия рыбной ловли в воду и знай себе складывать рядами пойманную рыбу в банку из-под солёных огурцов. На берегу реки мы выбрали самое спокойное место, в котором вода не вертелась водоворотом, а стояла спокойно, и начали удить. Прошла минута, вторая, третья, шестая, десятая – рыба чего-то не клевала. -Ну вот,- сказал Данилка.- Мы утренний клёв пропустили. Эх мы, горе-рыбаки, дрыхнем много! - И ничего мы не пропустили,- сказал я. – Вот у меня сейчас поплавок повело и очень даже здорово кто-то клевал под водой. - А почему же ты рыбу не вытащил? - Да я оплошал слегка. Не стал ждать, пока рыба сядет, а дёрнул крючок раньше времени! - Вот ты брат и попался! – засмеялся надо мной Данилка. - Как же рыба сядет? Ты думаешь, у ней там гостиная, табуретки да стулья? Она же плавает и даже спит на ходу, и никуда она не садится! - Да это она на мой крючок должна была сесть!- пробурчал я. – Это так все рыбаки говорят. Мы замолчали и стали ждать, когда рыба клюнет. А Федотка, который ушёл в тенистые кусты подальше от нас, как вдруг закричит оттуда: - Помогите! Помогите! Мы всё бросили и побежали к его кустам. И видим мы такую картину: Федотка ногами стоит на земле, а руками упёрся в дно речки и изображает мостик. А неподалёку от него плавает пустая банка, но зато на траве прыгает серебристая рыба величиной с палец или даже ладонь. - Сажай её в банку, - закричали мы. - Не могу,- жалобно сказал Федотка. – Банка сейчас утонет. - Так лови эту банку. Чего ж ты её на течение бросил? - Не могу - руки заняты. Если я начну ловить банку, то я сам в воду упаду. Мы помогли Федотке выбраться из скользкого тростника на сухое место, то есть мы его чуть было сперва не утопили, так как мы его сперва по горло окунули в воду и только затем выволокли за ноги на берег. Затем мы прутиком поймали банку и зачерпнули в неё воды из прибрежной тины. - Ну, сажай рыбу в банку, пока она не задохнулась! – велели мы Федотке. А он говорит: - Не могу! - Чего ты всё «не могу» да «не могу»! – рассердились мы. - Да там чья то морда зелёная и лапы, страшенные! Мы присмотрелись, а в банке действительно плавает небольшой водяной лягушонок. Зелёный, с лупатыми глазами! Пришлось и рыбку посадить в банку и лягушонка оставить для кампании. Пока возились, тут я вспомнил, что Ксения Ксенофонтьевна, вожатая, просила нас не опаздывать на лекцию. -Палундра, братцы! - воскликнул я. -Так мы же профессора пропустим! Схватили мы удочки, банку с уловом и понеслись по косогорчику обратно в лагерь. А там уже стояла профессорская машина. Ксения Ксенофонтьевна нас увидала и испуганно как затрещит. Она всегда трещала, как сорока: - Ну, наконец то и рыбацкая команда! Быстрее, ребята, идите в клуб. Профессор ждёт. Потом пообедаете. - А как же удочки и улов? – спросили мы. - Оставьте всё в гардеробной. А из вашего улова мы вечером уху сварим для всего лагеря. - А суп еще теплый? – спросил Федотка. - Тёплый, да вы лучше потом похлебаете, после лекции. Такой день сегодня замотанный! – сказала вожатая торопливо. Мы, конечно, всё так и сделали. Сложили мы всё в гардеробной клуба в уголке и отправились занимать кресла. Сели мы во втором ряду от сцены. А там по скрипучим доскам уже ходил важный-преважный профессор. Руки он держал под мышками, как вождь пролетариата, а клин-бородышко всё время трепалось им свободною рукою. -Дорогие ребята, - произнёс профессор. – Моя лекция посвящена переделу собственности в России. Ну, загнул! Мы так и ахнули! Я так даже вздрогнул и мне стало страшно за свою городскую квартиру. А ну как профессор Зубов её сплавит или превратит в коммуналку? Ксения Ксенофонтьевна достала толстую тетрадь и принялась в неё записывать конспект. - Это несправедливо, дорогие ребята,- сказал профессор,- что мы в 17-ом году отняли всю собственность у её законных владельцев. Представьте, что в ваш дом вдруг является банда разбойников и вдруг разом всё у вас отнимает! Это же исторически несправедливо! Наше общество не может вернуться на цивилизованный путь развития до тех пор, пока мы не восстановим права ограбленных! - То есть, извините, вы предлагаете опять всё вновь переделать? – спросил с места скаут старшего отряда Игорёк – он смельчак и эрудит. - Вот именно,- обрадовался профессор. – Общество должно удовлетворить все наследственные притязания прежних хозяев, отдать им обратно всё, что мы у них отняли! От смелости и дерзости профессорской мысли я разинул рот, но тут меня кто-то задёргал за ногу. - Послушай, Славка! – меня, кстати, зовут Святослав.- А рыбка наша в банке не задохнётся? – это Данилка не о лекции думал, а о рыбке и, видимо, ещё и о зелёненьком. - Нет,- ответил я. – По моему, не должна! - А вдруг она там уже задыхается? - Надо посмотреть,- прошептал я.- Если она рот широко открыла или всплыла наверх - значит - задыхается! - Ксения Ксенофонтьевна! – зашептал Данилка в первый ряд. - Чего? - Можно мне выйти? - Терпи! - Я не могу! - Мужчина ты или нет? - Я по другой причине не могу! - По какой? - Там кислород кончается! - Какой кислород? - Видимо, химический, тот, что в воде. Тут ребята старшего отряда на нас зашикали и попросили не мешать слушать. А Данилка полез под стулья, и там между ног к выходу. Минут десять его не было. А тут профессор так разгорячился, что Ксения Ксенофонтьевна тут же спохватилась и вызвала добровольца налить в графин свежей воды. Добровольцем, конечно, оказался я, так как меня буквально разбирало от любопытства, куда девался Данилка. Я схватил графин и понёсся с ним в гардеробную. Там я столкнулся с Данилкой, он был бледен. - Ну, как рыба, дышит? – спросил я. - Дышит! – сказал Данилка. - А лягушонок? - Тоже дышит! - А чего ты так долго? - Да я, да я… - замямлил Данилка. - Ну ладно, потом скажешь. Быстро наливай воду в графин! Данилка схватил графин и побежал к крану. А я прильнул к щелочке двери и жадно продолжал слушать каждое слово профессора Зубова. Было так интересно. Я ужасно переживал за свою квартиру! -Русская Церковь, - профессор размашисто ходил по сцене и словно декламировал в Большом Театре на Первом съезде Советов,- на всём историческом протяжении занимала выжидательную и наблюдательную позицию во многих вопросах общественной жизни. Давайте вспомним с вами крепостное право! Эта была сильнейшая и вопиющая несправедливость в обществе, когда один христианин мог распоряжаться жизнью другого христианина! Где мы видим возмущенный глас Церкви? А ведь это была безобразная чудовищная несправедливость! Нигде. Молчит Церковь. - Всё в порядке, - зашептал мне Данилка. Я обернулся, а он мне протягивает графин и вид его отчего-то стал дурацкий и счастливый. - Вода? –спросил я. - Вода! - Лягушонок с рыбкой цел? - Цел! - Ну, тогда давай лекцию слушать. А то у меня в городе квартира осталась! Я принял из рук Данилки графин, тихонечко прокрался на сцену и поставил его на столик рядом со стаканчиком. Затем я пробрался обратно на своё место. На душе у меня было хорошо. Так я понял, что квартиры, скорее всего, не лишусь. Она то у меня в панельном доме, хрущовском, а профессор Зубов говорил о старом жилищном фонде. «Его пущай отдают!» - думал я. И так блаженно мне стало, что я проникся симпатией к профессору Зубову. Мне стало понятно, что сейчас мы заклеймим старых грабителей собственности, к которым я не имел никакого отношения, вытащим на свет белый чёрные злодеяния революционников, и по справедливости вернём всю отобранную собственность обиженным хозяевам или их потомкам хотя бы. -Уважаемый Андрей Владимирович! – не унимался скаут из старшего отряда Игорёк.- А как же люди, которые сейчас живут в этих отнятых при революции домах? Неужели их выгоним на улицу? И вот тут–то и пригодилась моя водичка из графинчика. Профессор вдруг от острого вопроса разволновался, так как Игорёк поймал его на очень сомнительном вопросе. И он схватился за стакан и поспешно налил мою воду из графина. Тут вдруг из стакана выскочил лягушонок. Он вскочил на лацканы пиджака профессора, обрызгал подмоченными лапками клинышок его бородки и розовые щёки, а затем соскочил к ребятам на колени и поскакал по рядам. -Бывает же! – сказал профессор. Он не побрезговал и вновь плеснул себе воды из графина. Хлебнул, да так и обмер (от колдовской силы). Изо рта его торчал хвостик и махал, похлёстывая профессора по щекам. Этот наша рыбка вырывалась из зубастого рта профессора Зубова. Ни жив, ни мёртв, профессор вытащил это и сквозь очки посмотрел в Джокондовскую морду нашей рыбки. Затем его понесли под руки на свежий воздух. Лекция окончилась. Уже вечером после отбоя, мы, три товарища, лежали в палатке и разбирали прошедший денёк. -Ты зачем рыбку с лягушонком в графин засунул? – спросил я Данилку. -Да, понимаешь? Я наливал свежую воду и нечаянно разбил банку. -А чего же мне не сказал? -Так я и побежал сказать. А тут ты выходишь и несёшь графин, на моё счастье. Ты говоришь: « Налей воды!» Ну я и налил, раз ты говоришь! - А лягушонка зачем же посадил с рыбкой? - А куда же их было девать? Им что – задохнуться? - Так ты бы хоть сказал, чтобы я профессора не поил такой водой! - Так я и хотел сказать. А ты говоришь: «Не мешай. Дай лекцию послушать»! А потом схватил графин и понёсся, как угорелый! - Ну вот, еще и я виноват, оказывается? – возмутился я. - Простите, ребята, я же не хотел! – загоревал на своей подушке Данилка. - Эх ты, ну ладно. Простим его, Феодор? Правда, из-за тебя такая лекция оборвалась! - Ну, простите, ребята. Я ведь о живых существах думал, о рыбке с лягушонком! А профессор оклемается и еще вернётся лекцию дочитать! На этом день наш закончился. Мы уснули. А утром солнце встало, и мы весело вспоминали неудачную рыбалку и конфуз наш перед профессором Зубовым. П.С. Послесловие. Всю ту давешнюю ночь не одни мы переживали конфуз. Оказывается, в соседней палатке ещё и девочки – у них всё чего-то шелестело, будто бы газеты приминались. - Данилка, - говорю я. -Ты ещё не спишь? - Нет. - Пошли на разведку сходим, в соседнюю палатку! - Так там же девочки спят! - Кажется, они не спят. Слышишь, как шушукаются и чем-то шелестят? Ну, мы и поползли с Данилкой. Федотка то сразу задремал. Намаялся. Он бегал рыбку с лягушонком обратно в речку отпускать. В полночь разведка глуха. Мы ползём, роса в ноздрях щекочет. А Луна так хорошо выглянула, словно янтарёк. Да ещё из щелочки девочкиной палатки пробился лучик света от фонаря. Этак вообще хорошо, потому что светло. Мы подползли и стали стучаться, то есть в материю стукнуть нечем, так мы кашлянули у входа деликатно. -Входите! – обрадовались девочки. – Мы еще не спим! Мы вползли кое-как, хоронясь, потому что - разведка, да и чтобы нас дежурные по ночному лагерю не заметили. Они как раз сидели у костра неподалеку, вечеряли, перекатывали картошку печеную в золе. -Чего, - говорим,- не спите? - Да вот, - отвечают девочки, - Наш ёжик Чапа пропал. С темноты как начал шуршаться, по палатке забегал, а теперь вот не слышно – затих. - А отчего он затих? Может быть он на охоту ушёл? - Это бы хорошо, мальчики. Да понимаете, мы боимся, как бы он не сдох. - От чего? - Да на него профессор Зубов сел во время лекции! - Как? - А вот так. Он у нас гулять любит. Ну, убежал он от нас и стал по сцене гулять на лекции, да в профессорский пиджак и залез. Там шоколадка лежала. Ну, профессор Зубов не заметил и присел на край пиджака, то есть на ёжика. Да вы же видели – лекция прервалась и профессора на свежий воздух понесли. Это всё Чапа натворил. - Ну, и дела! – решили мы и пошли к себе спать. А утром смотрим – заплаканная девчурка Оксанка ходит по лагерю. Мы за ней стали следить – смотрим, она чего-то в землю закапывает, из платочка вынимает. -Чего, - спрашиваем,- ты тут закапываешь? -Да это я хвостик вот, не знаю, куда девать. - Какой хвостик? - От Изумрудки. Понимаете, ребята, - затараторила Оксанка,- я лекцию сорвала? Простите меня, мальчики! - Да за что? – не поняли мы. - Вот за этот хвостик! – и Оксанка показала какую-то полосатую веревочку. - Чей хвостик? - Да это ящерки моей Изумрудки. Я её на поляне нашла, а потом вот чего учудила. Вчера все стали записки подавать с вопросами профессору Зубову. А я не знала, о чем его можно спросить. Но он мне понравился – задорный такой, бойкий профессор! Ну, я и завернула ящерку в бумажку, вместо подарка, как ириску, и послала на столик со всеми записками. - Так ты…? - Да, я. А дальше вы все видели. Вот хвостик. Профессор развернул записку, не глядя, стал читать, а тут хвостик и отломился – это Изумрудка убежала. Ох, дурная я, дурная, - запричитала Оксанка, - и чего я наделала? Это всё из-за меня! - Ты, Оксанка, душу зря не трави, - успокоил её Даниил. – Может и не из-за тебя? Там средство было помощнее твоего хвостика. - Какое средство, мальчики, расскажите!? - Даже и сказать неловко, - замялся Даниил. – Одним словом, рыба – в зубы, игла – в зад! Подсмотрел из жизни, а может и пересказал со слов мальчика Святослава ваш покорный слуга, рассказчик Сергий.
Тэги: Россия ,
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...