«Похищение медведя из зоопарка»

Москва, Красная Пресня, Весна
…Мы длинной вереницей пришли за Синей птицей. - Папа, а что мы будем сегодня делать? - Пойдём, сынок, навестим узников. - Папа, а кто такие узники? - Узники, сынок, это все томящиеся по тюрьмам. Их следует посещать в темницах, по слову Божью! - Папа, а мороженое там будет? - Будет, сынок, пошли. - Ну, пошли. Мы - это я, Ваня, цифровой фотоаппарат, триста рублев денег, собака Цапа и ворон Карлуша - загрузились в дилижанс милосердия, троллейбус № 1, и поплыли по самым извильям и ущельям каменистых улиц. Перед входом в зоопарк журчал водопад, и мы все зачем-то сфотографировались возле него, при этом я вытащил из кармана триста рублев и держал их перед собой, как очень важного участника операции. - Давайте пройдем по билетам,- предложил Ваня. - Не пойдёт. К сожалению, птиц и зверей по билетам в зоопарк не пропустят, - мрачно заметил я. - Тогда как же? - А вот как. Я взял триста рублев в одну руку, Ваню в другую, он ухватил собаку Цапу за поводочек, ворон Карлуша уселся Цапе на спину и мы прошли, как будто бы уличные музыканты. На входе тётечка нас даже спросила: -А вы кто будете? -Да мы музыканты, из зелёного царства-государства. -Аааа, свои, зелёные! Ну, проходите! И мы прошли. -Папа, смотри, сколько ту всего! – вскричал Ванюшка. -Ого-го, сынок, это только начало, водное озеро. То-то ли ещё будет там, в глубине. - Папа, готов деньги! – заметил Ванюшка.- Я вижу мороженое, поп-корн, сладкую вату, карусели и атракционы кругом! - Постой, сынок, а узников ты не видишь? - Где узники? - Да вот же они кругом! Мы глянули и ахнули. Повсюду - в клетьях, за решётками, в стеклянных сосудах, за бронированными стёклами, за сетчатыми потолками - жалко влачились несчастные, горестные узники! Благородный жираф низкоподобно опускал шею и тянулся огромным влажным языком к чьей-то конфете. Грустный-прегрустный тигр лежал в вольере на скале и ни на кого не смотрел. Два шакала пробежали, по шакальи хвост поджали. А фламинго то, фламинго, флангом встало, тыном стильно. Тут и лиса ходила, языком дразнила. Волки зажирели, хотя мало чего ели. Мы сразу же отправились в Птичий дом, проведать Карлушиных друзей молодости. Карлуша года три как был найден нами валяющимся на мостовой, на Рижском вокзале, он загибался от птенческого рахита. Мы его взяли к себе, выходили, и когда он вылечился и смог ходить, то на своём картавом языке он нам рассказал сокровенность сердца. Что есть у него нареченная возлюбленная, Синяя птица, которая однажды пролетела над его гнездом, и что от её красоты у него закружилась головка и он выпал на грязные камни мостовой. - Не могу больше ждать! - верещал Карлуша, царапая Цапу о спину когтем. - Если она здесь где-то близко, моя дорогая возлюбленная, пойдёмте прежде всего к ней. В Птичьем доме, в сообществе гималайских голубей и речных свирельков, сидела на жерди грустная-прегрустная Синяя птица. Её чёрные перья отливали изумрудно синим цветом пенной морской волны, она погрузила клюв в бархатный шарф и казалась погруженной в мечты о далёкой-предалёкой Африке. - Боже мой, это она!- воскликнул Карлуша, - как она похудела и погрустнела! Давайте спасём её! Папа Серёжа, придумай ты чего-нибудь. И далее события развернулись с дивной скоростью. Где-то на зоопарковой улочке невдалетце простучала копытцами лошадка пони и пробренчали колёса праздничного катафалка, который служил для удовольствия детей. Я вынул заветные триста рублёв и послал с ними Ванюшку остановить катафалк и нанять его примерно на час. Собака Цапа прогрызла сетку в томилище Синей птицы и Карлуша пролез туда. Он поднял возлюбленную на руки и устремился с нею в пролом стены, который я сделал загодя киркой. И мы под свист и улюлюканье толпы и сторожей устремились на зоопарковую улочку, где уже наготове стоял Ванюшка, держа под уздцы горячего жеребца пони. И мы все впятером вскочили в катафалк, и я закричал: - Гони! - Куда гнать, папа! - Гони к крутизне морского брега! Ванюшка взмахнул бичом, и нужно было видеть, как он оттолкнул ножкой тюремного тайного агента, возницу, делающего жизнь под видом хозяина прогулочного катафалка. Жеребец поднялся на дыбы, жадно раздул ноздри, вдыхая воздух пьянящей свободы, и мы понеслись-понеслись по улочкам зоопарка, сминая ларьки продавцов поп-корна. Какие-то хлопки и стреляния кока-колловых пробок слышались со всех сторон. То за нами неслась толпа. Но группа прикрытия из восторженно романтичных юных воробьев приняла на грудь все эти метеориты стреляний. Воробьишки падали под выстрелами в своём безграничном воробьином подвиге, но ни одна пуля не достигла нас сквозь их самоотверженный строй. Так мы и бежали с этого места томлений и тюремных слёз. В железных воротах нами была прошиблена немалая дыра, потому что пони очень переживал за удачу побега и неистово свалил ворота коваными копытами. Здесь же, по улочкам аллеек, прогуливался с дамами мой знакомый благочинный, о. Сергий Киселёв. Увидя меня, косматого, взъерошенного, неистового, несущегося на коне с катафалком в компании неуловимых мстителей, он радостно воскричал дамам, указывая перстом: - О дамы, я знаю, я знаю, кто этот герой! Я узнаю его прекрасные черты лица!!! Это наш неугомонный свободолюбивый и неукротимый алтарник Сергий! Поприветствуем его взмахами платочков в надежде, что он нас заметит! И он помахал мне ручкой, потому что платка у него не было. Я ему тоже на бегу бросил небрежно жест, долго я не мог махать, потому что очень спешил – на хвосте у меня висела… погоня… Вот собственно и всё. Вы спросите, а при чём тут медведь? Когда убежал медведь? Так, недогадливые вы, проезжая мимо местечка – сказочного парка, что тут же – мы увидели грустного-прегрустного Мишку, который жадно, с невыразимой тоской, поглядел на нас во все свои карие глаза. - Садись и ты. Давай с нами, если желаешь в лес, домой? – закричали мы разом. - А куда садиться то? - чуть не заплакал Медведь. - Да хотя бы на облучок! И Миша, перемахнув какой-то ровец с током, мигом оказался на облучке и тоже полетел с нами по тротуарам до самого леса. Здесь, на окраине леса, мы разделились, чтобы запутать следы. Мы усадили на мишину спину обессиленных от переживаний суженных - Карлушу и Синюю птицу. -Отвези их до морского брега, а далее они сами окольными путями переправятся по тайной небесной тропе в Африку… Следы их вскорости затерялись потаённо среди тысячи лесных троп. Но не совсем, а только для мира. Потому что я, Ванюша и собака Цапа нет-нет да и находим в почтовом ящике тёплые благодарные письма, пахнущие плодами хлебного дерева и манго. Во! А вы всё спрашиваете: каким образом убежал медведь?
Тэги: Россия ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Ольга Ли аватар
Ольга Ли (Ср, 05.03.2008 - 18:21)
В славной сказке - зачем же мрачный катафалк? :wink:
Певчий аватар
Певчий (Ср, 05.03.2008 - 18:39)
Оля, здравствуйте, там, понимаете, лошадка Превальского была запряжена, было ясно, что от этих оглоблей ей не освободиться до гробовой доски. И так было жалко эту лошадку, что весь катафалк выглядел мрачно-премрачно. Мне трудно смотреть, когда животное впряжено в ярмо.
Ольга Ли аватар
Ольга Ли (Ср, 05.03.2008 - 20:48)
Благодарю за разъяснения - принимается :P :D
Певчий аватар
Певчий (Ср, 05.03.2008 - 22:33)
Спасибо! До будущих встреч на плато Александра Македонянина, гончего джиннов ущелья "Тысячи и одной ночи!!!" :-|
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...