Новые и старинные паркеты Самары

Самара, март

                                                      Новые и старинные паркеты Самары

 

           В Самару мы приехали на семинар по художественному паркету, устроителями которого явились наши самарские партнеры. При путешествии по городу они, показывая на новостройки затейливой архитектуры, комментируют: «здесь наши паркеты и здесь и здесь». Вносят они свой вклад и в восстановление реставрируемых памятников культуры и архитектуры города. Встреча прошла на ура, в ней приняло участие большое число специалистов: архитекторы, дизайнеры-декораторы, строители, много молодежи, благо учебные заведения Самары в достатке их готовят. Живой интерес собравшихся дает основания надеяться, что почти трехсотлетние традиции русского художественного паркета будут продолжены и востребованы.

 

         Новые и старинные паркеты Самары

 

          Интерес к городу, его современному облику и истории привел москвичей в Самарский областной художественный музей, расположенный в красивейшем старинном здании, где когда-то был торговый пассаж женского платья купеческой семьи Курлиных, затем Волжско-Каспийский банк, а после 1917-ого, как водится, губком. С начала 90-х сюда перевели областной музей, и у старого здания началась новая жизнь. Отодрали закрашенные доски, скрывавшие десятилетиями витражные с апельсиновыми стеклами сводчатые двери, которые, по-видимому, не вписывались в директивный канон. Развесили в небольших залах при входе бесценное собрание сосланного когда-то в провинцию авангарда. В свое время большая его часть стараниями поборников «социалистического реализма» попала в акт на уничтожение и была спасена сотрудниками музея. И теперь посетителей встречают потрясающие работы Малевича, Лентулова, Попова, Экстер, Ле Дантю, Розановой, Менькова и других. В застеленных витринах - старый фарфор гарднеровской, поповской, братьев Грачевых, императорского фарфорового завода работы. Старенький, с утратами и реставрацией, но с такими росписями, изяществом форм, с таким ощущением подлинности и дыханием мастерства и времени, что дух захватывает. А еще из ряда ранних работ ЛФЗ супрематический сервиз по рисункам Суэтина и ставшие хрестоматийными или малоизвестные работы Данько.

 

          И вдруг на полах среди массовой директивной залакированной елочки сюрприз – старые паркеты. Первый из них сохранился в бывшем кабинете Валериана Владимировича Куйбышева. Это дубовая Шереметьевская звезда, рассеченная на фрагменты жилкой из мореного дуба. Пол, несмотря на утраты и следы реставрации, красив, но скрипуч и слегка проседает под ногами. Явно в более позднее время плинтус в обширном кабинете был по-простому закрашен темной масляной охрой. В расположенном неподалеку мраморном зале на полу елка, но елка непростая. Чередующиеся полосы рисунка выложены разными планками. В одной полосе пошире, в другой поуже. При этом планки необычно широкие, что вкупе с потемневшим деревом придает полу винтажный и какой-то очень подлинный, солидный («теперь такого не делают») вид. Здесь, как и в кабинете, заметный разрыв между планками почти по центру зала и реставрация вклеенными деревянными планочками. Возможно, разорвало паркет во второй прошлого половине века, когда на смену воску пришел лак, который по небольшим щелям между планками склеил их между собой. Паркет выглядит вполне прилично, но заслуживает реставрации. И может быть самарским паркетчикам она будет доверена.

 

          Разглядывание векового паркета не мешает знакомиться с экспозицией живописи, где прекрасный детский портрет работы Кустодиева соседствует с мрачноватым пейзажем Лагорио, фосфоресцирующим ночным морским побережьем Куинджи, картиной Левитана и эскизами Сурикова, Серова и Репина. Фотографировать нельзя, но когда мы просим разрешения снять отлично сохранившуюся и затейливую потолочную лепнину в стиле модерн и старые паркеты, смотрители говорят: «Этим еще никто не интересовался» и от удивления разрешают. Мы снимаем, кроме того, лепные бордюры на стенах при входе, шкаф с росписью, инкрустацией и медной фурнитурой, несущей на себе одновременно следы эстетики нуво и деко.

 

          Основу музейной коллекции, особенно в части древней китайской бронзы и японского фарфора XIX в., составило собрание человека, который будучи подданным Австрии, прижился в Самаре, создал здесь производство знаменитого жигулевского пива, мечтал о создании музея, экспонаты для которого привозил из путешествий по всему миру, но был изгнан из города как шпион в начале Первой мировой, вернулся ненадолго в 1917 и вынужден был уехать навсегда из страны, которая стала ему родной, хоть и не отплатила гостеприимством за многое им сделанное для украшения города и вклад в культуру. Изредка время все устраивает по справедливости, оно сохранило по подвалам и складам конфиската бережно собранное им, расставило следы эпох, стран и искусств в стенах прекрасного музея, вернуло благодарным потомкам имя Альфреда фон Вакано - предпринимателя, российского мецената, радетеля культуры и образования.

 

          Тему модерна продолжают фасад и интерьеры гостиницы с претенциозным названием «Бристоль – Жигули», расположенной через улицу напротив музея. Плавные вензельные и цветочные композиции с фронтона переходят в фойе, образуют изящное плетение литых металлических ступеней и оград лестницы на второй этаж, обрамляют цветочными узорами зеркала, расцвечивают выпуклыми линиями и лепестками потолки и стены, перекликаются по стилистике с двумя барельефами почти муховских томных красавиц на правой стене фойе. Бережная реставрация сделанного когда-то в самом начале прошлого века дополнена новодельным темного дерева обрамлением зеркал на стене слева, которое идеально вписано в антураж интерьера «прекрасной эпохи».

 

          Вообще тема модерна встречается в городе довольно часто, по крайней мере, в той части, которую успели посмотреть путешественники в короткие промежутки свободного времени. Она в арочных и овальных окнах старых строений, в ростовых барельефах и украшениях отреставрированного роскошного здания, в котором располагаются цирк и музыкальный театр, в стильном очаровании облика дома Курлиной, где действует сейчас один из городских музеев и где, по слухам, тоже сохранились старые паркеты. Дом изрядно разрушен временем, современные вандалы оставили на нем свои автографы – граффити, ему конечно же предстоит реставрация. И все равно он очень красив. Наверное, в начале прошлого века доходы самарских купцов и промышленников позволили им строиться и застраивать город, и архитекторы от души создавали памятники стилю, под именами ар нуво, модерн, сецессион, югендштиль, либерти прославившему убранство многих городов и оставившему свой след в Риге, Барселоне, Москве и множестве других мест.

 

          То немногое, что нам удалось увидеть при коротких прогулках или из окна машины, оставляет впечатление, что город вытянут вдоль Волги, и стоит пройти не очень долго вправо или влево в зависимости от направления движения, и вы спускаетесь к реке, которая недавно освободилась ото льда. Около того места, где проходила встреча, призвавшая нас в Самару, расположена переправа, и небольшие низко гудящие катера на воздушной подушке перевозят желающих к большому селу на другой стороне и обратно. В Самаре несколько холоднее, чем в Москве, и мы в последний день рано утром идем, ежась, по городу в поисках новых достопримечательностей и впечатлений, а также в надежде позавтракать. Последнее не удалось, в 9 утра в субботу город еще спит, все закрыто, даже если на вывеске значится, что кормят с 9, прохожих почти нет, только редкие измученные жаждой жители, скользя по замерзшим за ночь лужам, волокут пластиковые мешки с посудой к развернутому неподалеку прямо на улице приемному пункту.

 

          После двухчасовой утренней прогулки мы завтракаем в нашей очень гостеприимной, уютной и чистенькой гостинице совсем московским набором продуктов, купленных по дороге. Вообще в городе с со вкусом оформленных витрин и вывесок смотрят многие знакомые названия. С одной стороны это приятно, слава богу, кончились времена, когда поездки в Москву за колбасой были главным и самым массовым видом внутреннего туризма. С другой стороны, это свидетельство ритейлерского монополизма. Последние часы в городе посвящаем прогулке в окрестностях областного музея, еще раз заходим в «Бристоль – Жигули» полюбоваться великолепием модерна, прогуливаемся по пешеходной улице, которая открыта только наполовину, вторая часть за забором пока ремонтируется и приводится в порядок. Находим знаменитый дом Курлиной, который накануне видели проездом, и, к сожалению, из-за запущенности внешнего вида не догадываемся, что находящийся внутри музей действует, и пропускаем очередную возможность увидеть столетние паркеты. Время поджимает, и, попрощавшись с городом и нашими любезными самарскими коллегами, отправляемся в аэропорт. Новая и старая история, новые и старинные дома и паркеты Самары – славного российского города на берегу Волги.

Медаль
Готов к критике!
Тэги: Россия ,
1 голос | Комментарии Оставить комментарий
Os-a аватар
Os-a (Чт, 20.03.2008 - 20:35)
Паркет.... и Самара! Вот уж неожиданность! Чего только на свете не бывает, спасибки, удивили :) Приятно удивили!
Ирина аватар
Ирина (Пт, 21.03.2008 - 11:01)
Очень удивил факт присутствия подлинниковТАКИХ авторов в Самаре :taunt: очень необычная лепнина, просто удивительно! СПА за рассказ :tongue:
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...