В Ливан с велосипедом

Бейрут, Библос, март 2005
В Ливан с велосипедом Взяв с собой велосипед, как и было заранее обговорено с Идой, жаждавшей исколесить Сирию, я ехала в аэропорт. Она была необязательной - ни звонка, ни машины, как обещала ранее. Мы вылетали близкими по времени рейсами, я - в Бейрут, она - в Дамаск, поэтому встретились с ней в аэропорту перед отлётом. На контроле служащий меня направил к специальному аппарату на просвечивание велосипеда, но на транспортёрную ленту, он тоже не уместился, и меня решили всё-таки впустить в самолёт без подозрений на злой умысел. Русскоязычных женщин, вылетавших в Бейрут, оказалось много. Неизвестный Бейрут не тревожил, так как был транзитом по пути в Дамаск, где должна была ждать попутчица Идой. Аэробус доставил меня в Бейрут, столицу Ливана, после полуночи. В час ночи 7 марта 2005 года я впервые вступила на землю великого кедра, красующегося на флаге государства. Тридцать лет назад, когда у меня начиналась дружба с ливанцем Риадом, нельзя было и помышлять о таком событии. Да и отношения такие не поощрялась, и война начиналась в этом маленьком государстве. Берит, Бирута, Лаодикея Ханаанская и "Колония Юлия Августа Феликс Беритос" (в честь дочери императора Августа) - это неполный перечень имен, которые носил этот город на протяжении своей долгой истории. В бытность свою финикийским городом, он и получил имя, которое он, несмотря на ту или иную степень искажения, носил почти всегда - Берит. В переводе с финикийского языка это значит "родники". Аэропорт Бейрута радовал чистотой и порядком. С одной стороны таможенного терминала изъяснялась группа российских турагенток, прилетевших на апробацию тура. С другой стороны я ждала своей очереди к таможеннику, а с зачехлённым костюмом в руке человек, стоявший передо мной, всё переживал проволочку с оформлением, вопрошая: "И чего они так долго?". Плотный невысокий мужчина, бывший россиянин, был приглашён главным арбитром на футбольный матч. Честное судейство бывшего игрока вывело его на международный уровень. Его встречали. Грузчик почётно вывез мой велосипед и выкатил его из аэровокзала. На выходе набросились таксисты с предложениями. Один из них оказался англоязычным, и мы с ним немного поболтали, пока я крепила рюкзак к велосипеду. За разговором выяснилось, что он знает моего давнего друга Риада, учившегося в Москве. Теперь Риад женат, отец двоих детей. Поднявшись к автостоянке, подкачала колёса. Оседлав коня, покружила по стоянке и, поприветствовав охрану у шлагбаума, выехала в неизвестную ливанскую ночь. Из аэропорта вела гладкая дорога, но, раньше времени выехала на ответвление пустынных улиц окраины с признаками стройки. Уточнить дорогу было не у кого из-за безлюдья, но вот и какой-то человек на скутере. Спрашиваю, но молодой ливанец энергично мне что-то жестикулирует. Мне не совсем понятно, но вскоре доходят до меня его недвусмысленные намёки, и я спешно выруливаю на магистраль. Весь этот путь свербила мысль, что я упустила шанс устроиться с московскими дамами в гостинице, но их автобус, наверняка, был уже у цели, а я вкручивала подъём в незнакомый мне Бейрут. Надо бы познакомиться с ночным городом и пофотографировать, но слева зияют черные глазницы оконных проёмов неприветливого высотного здания не похожего на новостройку, а справа, понизу стройный ряд фонарей улочки убегает вдаль. От прошлых цивилизаций Бейрут должен был сохранить что-то неуловимое в атмосфере города, менявшем свой облик на протяжении веков, семь раз разрушенном и восставшим из руин до мегаполиса. Вскоре передо мной вырос ряд хорошо освещённых зданий, среди которых выделялось большое с флагом, и я поняла, что это - центр. Подъездные пути были перегорожены "ежами" и при попытке сфотографировать его, услышала окрик от постовых военных. Видимо, особое положение после убийства премьер-министра Рафика Харири, запрещало фотографировать, но при сове Москва запрет смягчался. Дороги то спускались вниз, то взбегали вверх. В огибающих линиях ночных фонарей угадывалась благоустроенная набережная. Воздух ночи вибрировал как сиорп от сладкозвучия муэдзина. Появлялись и исчезали редкие в этот час прохожие и машины. Город дремал. Ночные огни с тёмными силуэтами ночных сторожей охраняли сон города. Повстречавшийся при съёмке улочки водитель пожелал запечатлеться с машиной на мою камеру. Некоторые дома глядели заброшенными, зияли окна. Съехав в сторону моря, остановилась у огромной пальмы бетонированной набережной, откуда открывался вид на парковку катеров и яхт. Там, по низу, вышагивала охрана. Подкрепилась и, проезжая мимо пальмы с прибитым к ней портретом с траурной лентой, под которым трепетно горели разноцветные свечи, я притормозила. Оказалось, это был американский профессор. Там же недалеко был охраняемый военными дом, связанный с именем Рафика Харири. Улочка с уклоном вниз вывезла на обустроенную набережную Средиземного моря. Мужчины и женщины в спортивных костюмах группками и в одиночку совершали пробежку. Количество оздоравливающихся людей немало удивило - здесь были и спортсмены, и пышнотелые дамы в мусульманских платках. Только решила проехать для подзарядки фотоаппарата, как остолбенела от невиданного явления - забрезжил рассвет, и небо цвета бирюзы слилось через едва заметную полоску горизонта с морем такого же цвета. Заворожённая видом, я стояла, не смея двинуться. Заряжать фотоаппарат или подъехать к воде поближе, чтобы запомнить это? Пока я раздумывала, краски стали блекнуть. Лимонно-оранжевый свет фонарей таял на глазах, прощально бликуя на полировке металлических перил. Небо светлело, обнажая утренний моцион набережной, а в морской воде мирно покачивались оранжево-красные мячики. Подъехала ближе, чтобы убедиться в этом - десятка два невредимых мандарина беспечно качались в воде. Приехавшая из морозной Москвы, я удивилась такой непозволительной роскоши, тем более что я уже проголодалась. Хотелось добежать до них и попробовать на вкус. Ага, вот и ступеньки вниз, к морю. Прислонив велосипед к перилам, спустилась поближе к ним. Кто их сюда бросил? Кто-то опрокинул ящик или их выбросили, потому что они негодные? Вместо того, чтобы достать их и впиться в сочную мякоть, я залюбовалась ими в плеске начавшегося прилива среди серых валунов. Вздорные плоды плескались в контрасте моря вопреки классическому сочетанию цвета, оттеняя цвет зелени на камнях. Игра волн в изломах и впадинах оживляла настроение, но вид мусора, накиданного в море и валявшегося на камнях, огорчал. Немного поодаль, на каменной гряде сидел молодой человек, уткнувшись головой в колени. Когда он заметил меня, я поприветствовала грустившего парня, слегка приободрила и поднялась к своему велосипеду. Направляясь в магазин, проехала мимо рассевшихся мужчин, куривших наргиле и, удивившись такому действу в столь ранний час, развернулась, чтобы сфотографировать их. Запечатлевая их с разных ракурсов, невольно разговорились. Это была их утренняя традиция после плавания. Один из собеседников любезно предложил мне кофе, и заодно я зарядила фотоаппарат в той же кофейне, что была через дорогу. Среди них оказался человек, побывавший в России. Попрощавшись, поехала прокатиться вдоль набережной дальше, чтобы посмотреть город и к вечеру отбыть в Дамаск. Приветствуя бегущих спортсменов и просто проявлявших ко мне любопытство, что я делала на протяжении всего моего путешествия, получая ответное одобрение, я катила вдоль набережной. Поздоровалась со встречным велосипедистом. Ливанец сразу подрулил, интересуясь, откуда это я. Оказалось, что он почти единственный, кто катается здесь по утрам в будни. Белое поло, белая кепка с синим козырьком и джинсы, с заправленной в носок штаниной плохо вязались с чёрными туфлями велосипедиста, но широкая улыбка и мягкие глаза из-за дымчатых очков вполне располагали. Легко согласившись на приглашение съездить в Библос, он предложил оставить багаж у него дома. Дорога запетляла по тем же улочкам, что были обкатаны ночью, только теперь они были заполнены машинами, и ехать было труднее. Проход дома загораживала машина, и мы протиснулись в оставшуюся щель и поднялись на второй этаж. Войдя в высокую двустворчатую дверь, я удивилась убранству гостиной - всё дышало богатой стариной музея. Пол был в коврах, из-под которых выглядывал сложный рисунок кладки мрамора. Невозможно сходу рассмотреть всю красоту настоящего Востока. продолжение следует
Тэги: Ливан ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Lnphoto аватар
Lnphoto (Пнд, 31.03.2008 - 12:08)
Храбро! :P 10ка!
Liliya_farhai аватар
Liliya_farhai (Пнд, 31.03.2008 - 12:34)
спасибо! продолжение следует... :wink:
Mnemon аватар
Mnemon (Пнд, 31.03.2008 - 13:19)
Ыыыыыыы. Поменяйте цвет с синего на черный или на тёмно-красный пожалуйста. От синего аж слёзы навернулись. :D Пришлось скопировать в Word и там читать. А читаться лучше буде если на абзацы разобьете - это лучше синего цвета. Рассказ отличный.
Liliya_farhai аватар
Liliya_farhai (Пнд, 31.03.2008 - 13:58)
странно, синий наиболее благоприятный должен быть - попробую сменить возможно, желтоватый фон даёт пестроту
Liliya_farhai аватар
Liliya_farhai (Пнд, 31.03.2008 - 14:05)
заменила на зелёный, учитывая фон - для глаза должно быть приятно
Mnemon аватар
Mnemon (Пнд, 31.03.2008 - 16:53)
Вот только жаль, что лучше чёрного цвета нет :taunt:
Irma аватар
Irma (Пнд, 31.03.2008 - 21:41)
:D :D интересно..:) и хорошо написано! :D
Liliya_farhai аватар
Liliya_farhai (Чт, 03.04.2008 - 18:33)
спасибо большое эта рукопись готовится для книги :wink: "ещё немного, ещё чуть-чуть" - конкурс стимулирует однако :D
Liliya_farhai аватар
Liliya_farhai (Пт, 04.04.2008 - 11:08)
а кто-нибудь может подсказать, как лично отвечать, а то приходится просто безлично добавлять комментарий? :-|
Mnemon аватар
Mnemon (Пт, 04.04.2008 - 11:32)
Писать имя перед комментарием ;)
Liliya_farhai аватар
Liliya_farhai (Пт, 04.04.2008 - 12:55)
Mnemon, ага, спасибо! теперь с чёрным получше читается?
Mnemon аватар
Mnemon (Пт, 04.04.2008 - 13:38)
Намного. Ещё на абзацы разбить пробелами - будет вообще супер!
Liliya_farhai аватар
Liliya_farhai (Пт, 04.04.2008 - 14:47)
Хорошо, милый Mnemon, сделаю, возможно даже сейчас :idea: а Вы в жюри? :idea: :idea:
Liliya_farhai аватар
Liliya_farhai (Пт, 04.04.2008 - 14:50)
Ха, милый Mnemon, в тексте то есть абзацы, а вот после "сохранить" они куда-то того, исчезают и не хотят являться для читателей и жюри... :tommy:
Liliya_farhai аватар
Liliya_farhai (Пт, 04.04.2008 - 15:00)
и ещё, дорогой Mnemon, ответьте пжлста, отдельные части большого рассказа сойдут за несколько рассказов или за один если последнее, тогда не имеет смысла выкладывать продолжение, а что-то иное загружать, а? а то шлифую продолжение может зря - тогда уж лучше что-то иное разместить, а? :pilot: :!:
Mnemon аватар
Mnemon (Пт, 04.04.2008 - 16:43)
Нет, я не в жюри. Я в читателях :) Мне гораздо важнее разбиение на абзацы, чем жюри. Они это точно не оценивают. А я, как читатель - да :) А разбить на абзацы можно отбив их клавишей Enter. Если уж у меня спрашиваете :) ... Полагаю, что один длинный рассказ, разбитый на разные части будет более удобочитаемым чем одна длинная портянка :nyam:
Irma аватар
Irma (Сб, 05.04.2008 - 23:49)
:D :D :D +10 :hmm:
Liliya_farhai аватар
Liliya_farhai (Вс, 06.04.2008 - 00:16)
:P :P :P
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...