Виденья старины средь блеска новоделов

Стрельня под Санкт-Петербургом, декабрь

                                                       ВИДЕНЬЯ СТАРИНЫ СРЕДЬ БЛЕСКА НОВОДЕЛОВ

 

            Судьба привела меня в Стрельню под Санкт-Петербургом в холодные декабрьские дни, когда времени у реставраторов дворца, который был целью нашей поездки, чтобы успеть к юбилею города, почти не оставалось. Пока инстанции, включая самые верхние, вместе с генподрядчиком работ неспешно и придирчиво проводили тендеры исполнителей, время сгустилось так, что ни вздохнуть, ни успеть. И надо было определить хоть кого, с кем можно было бы поделить ответственность или на него ее возложить. Панорама стройки поражала. Я посчитал немного, а потом прикинул по площади. Получалось, что на обширном пространстве в окрестностях дворца работало более тысячи солдатиков в шинелях и бушлатах: копали, что-то делали с деревьями, планировали местность. Одновременно много чего делалось собственно во дворце, но этого видно не было, да и посмотреть было затруднительно, благо дворец был взят уже на охрану.

 

            Реставрация не только тем от обычной стройки отличается, что ход работ иногда не от фундамента начинается, а от готовых стен, которые, чтоб не рухнули, тросами стягивать между собой приходится. Что греха таить, часто про «национальное архитектурное достояние» тогда только вспоминают, когда это достояние в груде кирпича под обломками рухнувшей крыши мало чем от свалки строительного мусора отличается. Даст бог, чтобы до этого не дошло, чтобы нашлось старому зданию применение, чтобы появились деньги из не очень толстого государственного или не всегда щедрого частного кошелька, чтобы не пропали, не сгорели в огне революций и войн, просто не оказались выброшенными «за ненадобностью народу» бесценные старинные планы, чертежи и эскизы. Чтобы строгие учреждения по охране памятников культуры не начали войну на истребление под боевым девизом: «Пусть развалится, но народное достояние кому попало не отдадим». Чтобы собралась мастеровитая и грамотная команда единомышленников: проектантов и строителей, архитекторов, подрядчиков и субподрядчиков. Чтоб обустроили дороги, выровняли и облагородили ландшафт, вдохнули новую жизнь в старые стены. И вместе с тем, чтобы бережно возродили старые традиции, с толком использовали новые технологии и материалы, да так, чтобы они в глаза не били, в нос не шибали, да со старым укладом, образами экстерьера и интерьера сжились. И тогда не наглый новодел среди укрытых рулонным травяным газоном холмов и свежепосаженных деревьев вылезет, а встанет возрожденный архитектурный Памятник предкам, их мастерству и умениям, их трудолюбию, их любви к родной природе и стране. Он же явится свидетельством нашей памяти о них, нашей любви к ним и к родине, нашего мастерства и умения.

 

            Можно ли говорить о судьбе зданий так же, как о судьбе людей? Могут ли быть дома несчастливы, как люди? «Поехала крыша» – это только о crazy man или о расползающейся кровле тоже? Так ли сказывается нелюбовь на судьбах зданий, как на участи людей? По мнению многих, этот дворец был «мистически несчастлив». Он прошел испытание огнем: дворец горел в 30-х годах XVIII в., в 1803 г. снова сильнейший пожар, в ХХ в. во время Великой Отечественной в здание попало несколько снарядов, и от него осталась обожженная коробка с зияющими отверстиями. Горел он после частичной реставрации и в послевоенные времена. Дворец прошел через испытания водой. Из-за плачевного состояния дренажной системы, из-за засорения ее без регулярной чистки, из-за увлажнения и разрушения подпорной стены террасы и частичного обрушения погребов и гротов дворец был близок к тому, чтобы начать сползать к Нижнему парку и далее к морю. Согласно пословице, после огня и воды суждены ему были еще и медные трубы. Но до них еще было нужно дожить.

 

            Был в истории дворца человек, который любил его. Точнее, любил саму идею «Северного Версаля». В мае 1710 г., на переломном этапе русско-шведской войны Петр I «в Стрелиной изволил по плану рассматривать места палатному строению, садам и прудам». В период между 1715 и 1718 г.г. были заключены договора с приглашенными в Россию специалистами. Королевский архитектор из Франции Ж.-Б.Леблон, опытный скульптор и архитектор Б.К.Растрелли и видный римский архитектор Н.Микетти в разное время, которое им отмерила судьба, внесли значительный творческий вклад в создание Большого дворца и садово-паркового ансамбля в Стрельне. Только на первую посадку в 1716 г. привезли более 30 тысяч деревьев. Для снабжения проектировавшихся в Стрельнинском парке фонтанов был в 1721 г. проложен с Ропшинских высот двадцатикилометровый водовод (оттуда же по сю пору получают воду знаменитые каскады и фонтаны Петергофского парка).

 

            Грандиозным планам и завершению частично выполненных работ по созданию парка с трехступенчатой террасой и каналами, прорытыми к заливу, с широким касадом и гротом от террасы к саду и фонтанами помешали смерть Ж.-Б. Леблона в начале 1719 г., отъезд Н.Микетти на родину в 1723 г. и, наконец, смерть Петра I в 1725 г. А после пожара в 30-е годы XVIII в. восстановление дворца закончилось только к концу столетия, когда его владельцем стал сын Павла I Великий князь Константин Павлович, а сам дворец из Большого превратился в Константиновский. Все дальнейшие владельцы дворца не особенно его любили и денег на него жалели. Так было в старые времена, так было и при советской власти. После 1955 г., когда была проведена частичная реставрация с восстановлением фасадов и двух главных залов, в архитектурном ансамбле, переданном Морской академии, поселилось Ленинградское арктическое училище. Со временем дворец и окружавший его парк все более приходили в упадок и к концу века находились в бедственном положении.

 

            Перелом в несчастливой судьбе дворца наметился в связи с подготовкой к 300-летию Санкт-Петербурга, когда государство приняло на баланс Константиновский дворец. Это было связано с намерением создать здесь центр проведения международных встреч и конгрессов. Несмотря на то, что речь шла не столько о реставрации, сколько о воссоздании, все проектные и строительные работы велись по согласованию и с участием КГиОП (питерский комитет охраны памятников). Честь и хвала охраняющим, без них неизвестно на что была бы похожа сегодня питерская старина. Но мне пришлось встретиться с представителем этой организации при драматических обстоятельствах. Строгая невысокая женщина в присутствии большого числа строительных начальников потребовала, чтобы при воссоздании паркетов дворца по строгим канонам XVIII в. технология и материалы использовались соответствующие. При общем молчании я спросил: «Что, и рыбий клей тоже?». «И рыбий клей», - ответствовала она. Я напомнил, что в прежние времена, когда мастера знаменитой охтенской бригады из шкур осетровых рыб неделю варили рыбий клей, весь город при ветре с Охты задыхался и кашлял. «Если вы получите разрешение от городских властей, мы раздобудем шкуры, поставим на Охте котлы и сварим клей», - пообещал я. После минутного молчания строгая дама сказала: «Ладно, пусть будет синтетический». Так и не пришлось поработать здесь со старинным клеем, у которого, кстати, несмотря на очень короткое рабочее время после изготовления великолепные клеящие свойства. Что им было поклеено, до сих пор намертво держит на более чем двухсотлетних полах.

 

            Практически все интерьеры в здании новые, за исключением двух залов и нескольких помещений в Восточном флигеле, где открыли музейную экспозицию. В том числе воссоздана «Квартира К.Р.» – Великого князя Константина Романова, который был известным поэтом ХIХ - начала ХХ вв., печатавшимся под псевдонимом К.Р. Отделка этих интерьеров производилась по имеющимся архивным данным. Передача ряда экспонатов из фондов Государственного Эрмитажа позволила создать во дворце Музей геральдики и Музей наград. Музейная коллекция живописи пополнялась дарениями собирателей из числа русской эмиграции и благодаря возврату художественных ценностей, утраченных музеями России во время Второй Мировой войны. Так в музей попали работы А.Бенуа, Н.Милиотти, И. де Мушерона и Ф.Гуарди. Однако до поры до времени дворец не мог похвастаться более или менее сформированной музейной коллекцией.

 

            Новый этап в жизни музея Константиновского дворца ознаменован недавним поступлением коллекции предметов изобразительного и прикладного русского искусства XVIII-XX вв. Ранее она принадлежала замечательным российским и мировым музыкантам Мстиславу Леопольдовичу Ростроповичу и Галине Павловне Вишневской. В составе собрания живописные работы В.Боровиковского, К.Брюллова, А.Иванова, И.Репина, И.Левитана, В.Серова, Н.Рериха, Б.Григорьева, театральные эскизы Н.Гончаровой, М.Добужинского, С.Судейкина, собрание изделий Императорского фарфорового завода, финифть из Великого Устюга, русское императорское стекло. Возможно в знаменитых подвалах – гротах восстановленного Константиновского дворца появятся винные погреба с дегустационными залами и будет возрождена историческая традиция, согласно которой до революции в погребах Стрельнинской резиденции хранилась самая богатая в мире коллекция токайских вин. Парк и отдельные помещения дворца доступны для туристов и посетителей, как это имеет место в Московском Кремле.

 

            В мире, где взрывают изваяния Будды, храмы и небоскребы, где крадут из музеев, заливают краской и режут картины, где забвение прорастает стволами деревьев сквозь творения древних строителей храмов в Ангкор – Вате, в этом мире также десятилетиями воссоздают разрушенную временем и войной красоту дворцов Петергофа, Гатчины, Павловска, годами отмывают закопченные фрески Сикстинской капеллы и «черные доски» старинных икон, из праха и небытия поднимают Храм Христа Спасителя, спасают от наводнений и бедствий сокровища флорентийских и дрезденских музеев. Надеюсь, что у дворца, прошедшего огонь, воду и дожившего до медных труб, будет более счастливое будущее. Ведь реставрация и реконструкция – это не просто разновидности строительных работ. Это способ не дать порваться связи времен, это залог нетленности шедевров архитектуры и искусства. Воссоздание интерьеров и цветных паркетов в Константиновском дворце – вклад в традиции отечественной архитектуры и русского художественного паркета, рукопожатие Мастеров через столетия. И пусть, как писал К.Р., настанет «век художества чудес, любовью к вечному, к прекрасному согретый».

Медаль
Готов к критике!
Тэги: Россия ,
1 голос | Комментарии Оставить комментарий
Максим Пашков аватар
Максим Пашков (Ср, 25.06.2008 - 15:22)
Огромное спасибо. Это даже не просто история, а еще и затронута важная тема на конретном примере. Если бы не вы, не открыл бы для себя столько нового в нашей же стране. Думаю, многие другие ко мне присоединятся. Возник интерес перечитать остальные ваши истории. Если что подобное еще у вас будет, обязательно поделитесь этим с нами.
Dik Dik аватар
Dik Dik (Ср, 25.06.2008 - 15:59)
Не будучи большим поклонником "застывших" форм, любя больше биологические проявления нашего чУдного или чуднОго мира, прочел рассказ с большим удовольствием. Искренне подкупает интеллигентность повествования и отчетливо проглядывающая личная боль за происходящее в сфере сохранения культурного наследия. Вместе с автором хочется верить, что возрождение архитектурных памятников поможет не порваться той мистической связи времен, которая и составляет силу государства и народа, как осознанию себя единым целым. Фотографии великолепны. :-)
irezine аватар
irezine (Ср, 25.06.2008 - 16:16)
В следующий приезд в Питер обязательно съезжу в Стрельню! Спасибо за рассказ! :-)
Irma аватар
Irma (Ср, 25.06.2008 - 17:20)
:-) вдумчиво и ..трогательно..Спасибо Вам!
Elenalukosha аватар
Elenalukosha (Ср, 25.06.2008 - 17:22)
Спасибо, очень интересно и познавательно. Фотографии чудесны!!! Полностью согласна с Вами, обязательно должны выделяться средства на восстановление, это же наша история, а такая красота, еще и наша гордость. Я считаю, ничего страшного, что иногда досконально не соблюдаются технологии, отреставрированный памятник, это всегда лучше, чем свалка, а таких примеров, к сожалению достаточно.
Botanic аватар
Botanic (Ср, 25.06.2008 - 18:33)
Хорошо, что поднимаете такие вопросы! Спасибо.
Vnika аватар
Vnika (Ср, 25.06.2008 - 19:41)
У меня всегда при посещении Питера стоит мысленный вопрос, который некому задать. Ну почему так мало выделяется средств на реставрацию такой нашей гордости, красоты, нашего достояния? :!: Спасибо за рассказ. Великолепные фото. Как радостно от того, что в России есть настоящие мастера своего дела, способные продлить жизнь произведениям архитектуры и искусства.
Pretty аватар
Pretty (Чт, 26.06.2008 - 00:08)
Спасибо за рассказ. Стрельна меня очень потрясла. Красиво, "богато" и плюс ко всему "тонкая изюминка" в наличии. Насколько я знаю, окружают её дома, которые сдаются за очень приличные деньги (от нескольких сот до нескольких тысяч у.е.). Носят они названия русских городов. Надеюсь, что такая выручка не позволят дворцу даже приблизиться к состоянию заброшенности.
АлМиРа аватар
АлМиРа (Чт, 26.06.2008 - 10:14)
Mikha, Вы имеете возможность смотреть программу 100 на питерском телевидении? Эти дни шел прямой эфир - марафон. Сегодня - заседание градостроительного совета. Держу кулаки... Простите, что ни слова про историю - до меня все так хорошо уже сказали :-) Могу только добавить + 10.
Ирина аватар
Ирина (Чт, 26.06.2008 - 10:54)
Записала Стрельню в список мест, обязательных к посещению. Затронули вопрос, над которым давным-давно надо было не только задуматься, но и работать
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...