ЖАРА НЕ КОНЧАЕТСЯ НИКОГДА.

остров Маэ, апрель 2008 г.
• Сейшелы, остров Маэ • Отель: Берджая Бувалон • Турфирма: Арт-тур Отправились 12.04.2008 из города Москвы на 8 дней Мы остановились в отеле Вerjaya Beau Vallon Bay Resort & Casino в отдельном двухэтажном домике именуемом бунгало. В самолете было холодно, зато в аэропорту я почувствовал, что оказался в настоящем парнике. Это ощущение, что постоянно находишься во важной жаркой теплице, проходило только в номере или в автомобиле при включенном кондиционере. Отель удачно расположен. От нашего домика до одного из самых обширных и красивых пляжей Сейшел – Вeau vallon - было пять минут медленным шагом. Но пляж никак не оборудован: на нем ни тентов от солнца, ни передевалок, ни душа, разве что пластиковый лежак успеешь занять. Зато по песчаному пляжу можно идти долго-долго, несколько километров, мимо других отелей и ресторанов, любуясь морем и пальмами. Гостиница больше порадовала, чем огорчила. Качество обслуживания соответствовало цене. В целом благоустроенный номер порадовал отсутствием излишеств. А персонал не напрягал свой не пунктуальностью и небрежностью уборки. Сразу же, лишь вселившись, проверил исправность сантехники, кондиционера, холодильника (напитков в баре не было) и телевизора. Все нормально функционировало, кроме сейфа. О чем сразу сообщил на ресепшен. В течение дня, что оперативно для такой страны как Сейшелы, сейф починили – вставили в электронный замок новые батарейки. По вечерам в ресторане выступала каждый раз новая вокально-инструментальная группа, которая развлекала туристов танцами и песнями на иностранных языках. Впрочем, можно было провести время и в казино. Вход бесплатный. Еще имеется тренажерный зал. И секция для любителей подводного плаванья. ( Цены высокие) Больше ничего. Разочаровала гостиница скудным меню завтраков. Более трех или четырех блюд не предлагалось. И практически полное отсутствие фруктов. Это в тропической стране! На подносе лежали светло-розовые несладкие ломти арбуза и недозревшей папайи, местные кислые фрукты под названием карамболь. Из съедобного были только привозные мелкие красные яблоки. Вернувшись в Москву, я увидел на обычном уличном развале такое изобилие, которому на Сейшелах, наверно, позавидовал бы ресторан самого дорого отеля. Поскольку Сейшельская республика социалистическая страна, при посещении местных магазинов, взирая на убогость ассортимента на прилавках, испытываешь некоторый шок, сравнимый, пожалуй, с тем, что мы испытывали приезжая в начале 90-х в Европу и наблюдая обычную для местных картину продовольственного изобилия. Тут я действительно почувствовал, как пишут в рекламных листках о Сейшелах, что здесь появляется «возможность забыть о существовании цивилизации». Как-то вечером зайдя поужинать в один из прибрежных ресторанов, мы были приятно обрадованы, что седовласый метрдотель обращался к нам на чистом английском языке. Когда я спросил: могу ли расплатиться рупиями, он принес распоряжение местного правительства, переведенное на русский и отпечатанное, гласящее о запрете ресторанам принимать от иностранцев рупии и требовать оплату только в свободно конвертируемой валюте. Поужинав, мы возвращались по пляжу домой. Лунный свет был настолько ярким, что кажется можно читать газету. Над головами пролетела ночная птица. Мы вздрогнули от ее тени бегущей по песку, словно непонятный зверек. Путешествие начинается за рулем автомобиля, а гостиницы и рестораны только приложение. Так что после двух дней пляжного отдыха я постарался поскорее заказать у нашего гида Наталии железного коня. И его подогнали, как было условлено, на следующее утро в 10 часов двое чернокожих туземцев. Маленькая японская машинка как нельзя лучше подходила для передвижения по острову с его извилистыми и узкими дорогами. Всего 15 минут нам потребовалось, чтобы преодолеть перевал и добраться до столицы государства Виктории. Это, наверно, одна из самых оживленных трасс, хотя она также плохо оборудована с точки зрения безопасности движения. На дорогах минимум разметки и нет боковых отбойников, так что можно, зазевавшись на полуголую туристку, улететь в пропасть. Серпантин изобилует крутыми поворотами, подъемами и спусками. Мало того, по краям дороге не предусмотрено тротуаров, поэтому местные жители хотят по проезжей части. Особенно трудно приходится объезжать таких пешеходов в ночное время, ведь дороги не освещены. Хорошо, что на Сейшелах социализм, благодаря которому уровень жизни населения настолько низкий, что в личной собственности нет не только легковых автомобилей, но и даже и простых мопедов с мотоциклами, поэтому на дорогах практически нет помех и шума. К левостороннему движению, поскольку бывшая Британская колония, привыкнуть все равно не успеешь, поэтому при вождении нужно строго держаться главной сплошной, иначе съедешь на узкую обочину. Как-то вечером я, ослепленный встречным автобусом, потерял эту линию из виду и сразу почувствовал, как машину сильно повело влево – от наезда на парапет я проколол колесо. Хорошо, что это было не в горах и рядом оказалась заправка, где ко мне сразу подоспели добровольные (по 5 $ каждому) чернокожие помощники и заменили колесо. В общем-то, все дороги острова Маэ можно исколесить за два дня, но мы, не ставя перед собой такую задачу, поехали вдоль побережья и замкнули круг через три с половиной часа, преодолев расстояние в 90 километров. Маэ - самый большой по площади остров архипелага, на нем проживает 95 процентов населения страны. Сначала мы очень часто останавливались, поскольку каждый открывшийся океанский вид - пробой, склонившиеся над волнами пальмы и огромные черные камнями - восхищал наше непривыкшее воображение, но потом, убедившись, что весь остров изобилует подобными пейзажами и любоваться им можно практические в любой его точке, уже ехали без остановок. Проезжая по одной из горных дорог мы заметили табличку «Арт галерея». Заинтересовавшись, свернули и после непродолжительных поисков и плутаний по поселку нашли домик художника. Обрадованный визитом туристов живописец, вышел на террасу, широко улыбаясь и приглашая в дом. Там находилась его творческая лаборатория и одновременно выставка. Мы тоже обрадовались европейскому человеку. Представился он Моцартом, говорил по-французски, но родом сказал, что из Италии. Его красочные пейзажи напоминали нечто среднее между картинами в стиле Кандинского и Сарояна, и еще, пожалуй, Гогена. Бесспорно выполненные творчески, а не только ради заработка. Хотя приобретение оригинальной живописи в наши планы не входило, мы купили два небольших пейзажа. И отправились на чайную фабрику. Звучит как-то индустриально, но на самом деле закрытый на замок огромный ангар, заставленный коробками и ящиками с чаем. Возле « Чайной фабрики» кафе или точнее чайная. Машину можно оставить рядом на стоянке с табличкой « администрация чайной фабрики не несет ответственности за оставленные и пропавшие в незакрытой машине вещи» Но вокруг ни души. Кто влезет в автомобиль? Разве что какая-нибудь мотобанда бомбил? Но такую представить на Сейшелах трудно. В центре острова самая высокая точка архипелага – гора Морн-Сейшеллуа («мрачный сейшелец», 905 м), Это вершина гранитного массива, своеобразного обломка некогда, миллионы лет назад существовавшего единого континента Гондвана. С неё открывается красивый вид на порт и столицу «Виктория». На горе находится разрушенная миссия Лондонской церкви для детей британских моряков. История архипелага насчитывает немногим более 250 лет. В 1736 году на необитаемых Сейшельских островах высадились французы, создавшие здесь первые колонии. Французы привезли из Африки первых 500 рабов для работы на плантациях. Так и развивалась эта заморская территория пока в 1811 году не перешла во владение Британской королевы. Англичане не собирались менять уклад жизни, они сохранили французские названия, и колонистов, и язык. По сей день на островах преобладает французское влияние. Что проявляется, прежде всего, в языке. Так называемый креольский диалект состоят из французских и английских слов разбавленных словами африканскими – языком привезенных на острова рабов. Через несколько лет англичане захватили несколько арабских работорговых судов с живым товаром и решили не возвращать их на историческую родину, а пополнить африканцами скудное население Сейшельских островов. Так население увеличилось до нескольких тысяч. Сейчас на островах проживает 95 тысяч граждан. Подавляющее большинство которых чернокожие выходцы из Африки, но есть и китайцы, и индусы, и белые люди. Африканцы передвигаются по острову на китайских автобусах, которые напоминают наши ПАЗики, обычно используемые в качестве катафалк. Социалистическое правительство Сейшельской республики проявило заботу о передвижении своего народа – скотовозики курсируют по всем дорогам в изрядном количестве, создавая своими угловатыми габаритами на узких пространствах и аборигенской манерой вождения опасность для легковых туристических машинок. Устав уворачиваться от лихих скотовозиков, я свернул с дороги к отелю Ла Меридиен Барбаронс.( La Meridian Barbarons). Спокойное благополучие. И безмолвие. На кого такая обстановка не действует умиротворяющее? Бармен меланхолично готовил коктейль, напротив входа в ресторан возвышалась огромная гора экзотических фруктов, официант нес напитки, в бассейне плавали реласкирующие тела отдыхающих. Пройдя через открытое фойе отеля, я сразу оказался на берегу океана, прямо в полосе прибоя. Пляж протянулся по всему полукругу бухты, обрывающейся по сторонам огромными камнями и высокими заросшими лесом берегами. Пальмы живописно склонялись над водой. И можно устроиться в кресле, заказав в баре бокал вина или пива, и смотреть, смотреть на накатывающиеся на песчаный берег волны. Так, собственно, и нужно отдыхать на Сейшелах, не беспокоя себя мыслями о познании мира. Лишь внимая шуму прибоя и вдыхая теплый соленый бриз. Никаких тревог и порывов. Стремительных движений и желаний что-то узнать. К сожалению, а может к счастью, я далек от такого созерцательного пассивного отдыха. Поэтому мы быстро покинули территорию отеля и направились на самую южную оконечность острова. И там, в ресторане Редит ( La Rediut) завершили день ужином. Он находится рядом с самым красивым по мнению аборигенов пляжем Интенданс (Intendance) нужно только свернуть с дороги возле указателя (restaurant La Reliut) и ехать по узкой дорожке похожей на российский проселок метров 200 – 300 . Мы ужинали в просторном зале совершенно пустого ресторана с окнами на тропический лес, за которым синел океан. Для Сейшел безлюдные рестораны обычное явление. Но сначала меня это удивило, поскольку было ощущение, что ты приехал на курорт, когда сезон уже закончился и все уехали. Пустынные пляжи, пустые рестораны, редкие автомобили на дорогах, одинокие унылые туристы возле редких достопримечательностей. Кажется, жизнь временно отступила, чтобы нахлынуть бурным приливом с началом следующего сезона. Однако на Сейшелах все не так. Сезон там не кончается никогда. Солнце в тропиках круглый год яркое и жаркое, растительность всегда бурная и зеленая. Гнуться ветви вечнозеленых пальм от порывов теплого ветра, и волны накатываются на белый песок бесконечных пляжей. И так круглый год, десятками лет, столетиями, тысячелетиями. Думаю, если бы перенестись в машине времени на пять тысяч лет назад, на Сейшелах был бы тот же самый пейзаж, что я увидел в этой поездке. Быть может туристов становится больше, когда в Европе наступает очередной период отпусков. Но правительство страны постоянно повышает цены и регулирует количество отдыхающих на островах, не допуская превращения курорта в массовый. А позиционируя его как элитный. Ежегодно со всего мира приезжает всего 140 тысяч туристов. Для сравнения на Мальдивах ежегодно отдыхает более 675 тысяч туристов. На следующий день мы добрались до этого чудеснейшего пляжа Интенданс ( Intendance). Он находится не доезжая трех километров до самой южной оконечности острова. Дальше дорога упирается в железные ворота, из-за которых вышел улыбающийся охранник, похожий на наших доморощенных секюрити из придорожных сельпо, и сказал, что « здесь запретная военная зона». Наличие в Сейшельской республике секретного оборонного объекта нас немного позабавило, мы развернулись и возвратились к повороту на пляж. Что тут скажешь? Потрясающе красиво. Огромные океанские волны. Настоящий прибой, океанский. Ветер раскачивает пальмовые ветви. Нещадно палящее солнце. Весь день мы купались и валялись в песке. Безлюдно. На самом красивом пляже страны длинной боле полутора километров всего 5 – 6 человек. А в глубине густых зарослей построены вилы отеля Banyan Tree Resort. С пляжа за кустами их не видно, но отдыхающим до воды всего два десятка метров. Роскошно. Купание в волнах на безлюдном пляже оставило, пожалуй, одно из самых ярких впечатлений отдыха. Но с другой стороны кажущаяся дикость, затерянность и скрытость пляжа от надзирающего ока вовсе таковой не является. Стоило углубиться в тропические заросли, там установлена мемориальная доска, повествующая, что окружающий парк был разбит при участии министра культуры республики и мисс Мировая красавица в 1998 году, как откуда-то появился секюрити, вежливый и улыбчивый богатырского роста чернокожий в белой рубашке и фирменных брюках, который попросил передвигаться только по специальным дорожкам, поскольку это заповедная зона. К вечеру последнего дня у нас осталось 125 местных рупий. Деньги на Сейшелах меняют только в одну сторону. И по курсу ниже рыночного, т.е. реального. Так у таксистов или менял на пляже, или у гидов можно поменять 1 доллар на 10 рупий, а в официальном обменнике только 1 к 7 . В обратную сторону вам поменяют только при наличии справки и по еще более грабительскому курсу. Такое положение знакомо россиянам по временам Союза, когда официально доллар стоил 65 копеек, а на рынке – до 3-х рублей. Потратить удалось в местном сельпо, накупив печенья, минералки и чая. Во всех подобных магазинчиках работают исключительно индусы. Что еще раз подтвердило мнение об этой нации как особо преуспевшей в торгашеско-спекулятивных наклонностях. Символом Сейшельских островов может считаться изображение обнаженных женских бёдер. Именно такое изображение шлепнули нам в паспорта в аэропорту, при выезде из республики серьезные погранцы (почти такие же, как в Шереметьево). Оригинальность печати в том, что именно так выглядит уникальный Морской орех – плод диковинной пальмы произрастающей только на острове Праслин (Praslin) и больше нигде не Земле не встречающейся. Ширина ее листьев около 3 м, а орехи (коко-де-мер – «морской кокос») весом до 20 кг являются самым крупным семенем во флоре Земли. Эти пальмы живут до 800 лет. Без экскурсии на остров Праслин, наверно, не обходится ни один сейшельский турист. Основная достопримечательность острова – заповедник, где и растут эти уникальные пальмы. Этот национальный парк называется Майская долина (Vallee de Mai). Тропический лес насчитывает около 4000 деревьев. Под ними проложена экскурсионная тропа, вдоль которой установлены таблички c описаниями растений. Прогулка по тропическому лесу, оставшемуся по уверениям гида в том, неизменном виде, что и сотни лет назад, заняла около часа. Кроны деревьев закрывали свет, создавая полумрак, и фотографировать приходилось со вспышкой. Было жарко и душно. Тропа поднималась по крутым склонам, затем спускалась вниз, так что многие туристы взмокли и умывались в протекающем под ногами ручье. Из-за пальмовых ветвей за туристами зорко наблюдал пожилой добродушный охранник в поношенном камуфляже. Затем нас посадили в автобус-скотовозик и доставили к пристани. Откуда переправили на другой остров – Ла Диг (La Digue). Пляжи впечатляют белым мелким песком и огромными камнями, о которые разбивается прибой. Обед предложили в открытом, так сказать, ресторане с местной кухней. Белозубые черные туземцы щедро накладывали нам полные тарелки разнообразной простой и не очень вкусной еды. За напитки нужно было платить. Трапеза происходила под навесом из пальмовых ветвей, за дощатыми столами и чурбаками вместо стульев. Большинство разделись почти до гола. И с удовольствием пили холодное пиво. Конечно, для человека привыкшего обедать в традиционных европейских ресторанах такое пиршество было очень экзотичным. Потом мы пошли на пляж. Этот пляж видел, наверное, каждый, поскольку реклама «Баунти – райское наслаждение» снималась именно там. От восторга что мы, наконец, добрались до этих знойных мест, виды которых так завораживали воображение, мелькая по ТВ долгими морозными вечерами , что мы стразу бросились в бушующий океан. Потом барахтались в накатывающихся волнах и песке, потом фотографировались на фоне пальм и камней…. Чудесная сказка наяву, приправленная ненавязчивой экзотикой, продолжалась. Почему-то мне казалось, что в таком замечательном месте пляж должен быть как-то оборудован. Но кроме туалета, типа сортир, склоченного из досок на манер привокзальной уборной и душевой кабины рядом ничего для культурного отдыха не было. Да и сама душевая из плетеной покосившейся изгороди и металлической трубки без распылителя тоже напоминала славные совковые времена. Стоя по щиколотку в воде, поскольку сток был засорен, я с тревогой вертел кран « А есть ли вода?» Очень хотелось ополоснуться после океана. Ура! Из трубки потела теплая неприятная жидкость, которая через пять минут стала заметно прохладнее, а потом и вовсе закончилась. Но возле душевой кабины уже выстроилась очередь, поскольку она использовалась еще и как переодевальная комната. Конечно, все эти бытовые неудобства, точнее полное отсутствие удобств, нисколько не повлияли на наше нестроение. Мы продолжили экскурсию по острову, прячась под листьями от беспощадно жгущего солнца, погрузились в скотовозик и поехали на ферму по производству кокосового масла. Грустный изможденный от жары и назойливых туристов вол ходил по кругу и крутил жернова. Снизу по желобку стекало тонкой струйкой, почти капало масло. Процесс производства масла оставался неизменен уже 150 лет, о чем нам с гордостью поведала гид. В общем-то и все остальные эпизоды экскурсии могли бы стать прекрасный иллюстрацией натурального хозяйства в деревне позапрошлого века. Вскоре мы вернулись на наш катамаран. Это был большой корабль, вмещающий около 500 человек, довольно быстроходный и комфортабельный. Предназначенный специально для морских прогулок. С него можно было любоваться живописными берегами проплывающих островов, а когда надоест, пойти в буфет и освежиться охоложенными спиртными напитками, посетить чистый туалет и провести время в общем зале за просмотром разных фильмов по трем телевизорам. Вечером, вернувшись в отель, мы решили пойти в казино. Сразу выяснилось, что подарок в виде купона в 20 долларов, который мы получили при заселении, можно использовать для игры только заплатив еще 20 долларов. Ничего не оставалось как раскошелиться. Ловкое казино! Быстро проиграв полученные фишки, мы стали, попивая кофе с пирожными, наблюдать за игроками. Один из них, по-видимому, китаец делал очень смелые ставки. Вообще нужно отметить, что публика в казино была сродни местным новым русским времен начала 90-х и ничего общего с отдыхающими не имела. Китаец купил за 1000 рупий, эквивалентных 200 долларам, два с половиной столбика фишек и поставил их на число 28. И проиграл. Затем он вновь купил на 1000 рупий и вновь поставил на 28. И опять проиграл, естественно. Такая манера резко отличалась от действий остальных, поскольку игроки расставляли свои фишки по многим клеткам, надеясь, что какая-то обязательно выиграет. Но очкастый китаец в цветастой рубашке действовал по своему плану. Еще семь или восемь раз он покупал фишки и ставил их на одно поле. Возле его стола собралась уже небольшая толпа игроков и просто зевак. Некоторые даже стали ставить на «его поле» под номером 28. Но китаец неизменно проигрывал. Когда в девятый рад он протянул крупье тысячную купюру, я подумал, что бедный азиат или спятил и бесится с жиру ( что впрочем, почти одно и то же). Но вдруг шарик выпал именно на 28. Китаец получил выигрыш 1 к 36,т.е. он отыграл все потери и получил очень существенную прибыль. Публика, а людей прибавилось вдове, восторженно закричала. Но китаец оставался невозмутим и не изменил своей тактики и после этого. Он не стал забирать выигрыш, а оставил его на той же клетке 28. Кажется, что уже все казино собралось возле рулетки. Напряжение возрастало…. Шарик бешено заметался на колесе. И остановился опять на 28! Публика возбужденно зашумела, но китаец по-прежнему оставался невозмутим. По моим скромным подсчетам, поскольку я так и не выяснил условий игры и максимального размера ставок на том столе, китаец выиграл несколько десятков тысяч долларов. Хотя, когда мы покидали казино, он продолжал делать ставки. Одним словом, на Сейшелах отдохнуть можно даже очень хорошо и весело. Каждый вечер красивые закаты и весь день палящее солнце. На всем протяжении береговой линии безлюдные пляжи и плавно накатывающиеся волны теплого Индийского океана. А по вечерам – казино или танцы под музыку всех стран и народов, пиво, вино и яркое звездное небо.
Тэги: Сейшельские о-ва ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
finikova аватар
finikova (Втр, 29.07.2008 - 08:24)
Интересная и подробная история. И автор молодец, выложил все одним текстом. +10 Сейшелы правда теперь мне представляются довольно безрадостным и безлюдным местом.
Ranton аватар
Ranton (Втр, 29.07.2008 - 08:29)
"Мы разделись почти до гола и сразу бросились в бушующий океан.." Впечатлен..
finikova аватар
finikova (Втр, 29.07.2008 - 08:36)
До гола разделись, тут наверное имеется в виду, что на пляже еще и в футбол играли. И еще до гола все успели раздеться догола
Ranton аватар
Ranton (Втр, 29.07.2008 - 08:50)
Играл я как-то там в футбол.. Кокосами "де мер".. Снимал штаны. Отвлекся - гол.. Почти чуть не помер.. )) Пора на работу))) С вами хорошо, но деньги важнее)))
миссис Борман аватар
миссис Борман (Втр, 29.07.2008 - 13:11)
Очень интересный рассказ! А упорство китайца восхищает! :-)
Кристи аватар
Кристи (Втр, 29.07.2008 - 17:51)
А может китаец был подставной? Чтобы подогревать публику?
Dik Dik аватар
Dik Dik (Втр, 29.07.2008 - 23:10)
отдыхом в отеле Берджая Бувалон можно испортить все пребывание на Сейшелах, я предупреждал об этом, когда писал про Сейшелы! Но автор сдюжил, молодец! :taunt:
E-Lena аватар
E-Lena (Ср, 30.07.2008 - 12:50)
Dik Dik, а чем Вам так не угодил Берджайя? Нас всё в нем устроило! Victorio, мы по острову ходили пешком, и впечатления у нас диаметрально противоположные. Малина, Сейшелы никак нельзя назвать безрадостным местом. Просто надо правильно организовать маршрут :wink:
Dik Dik аватар
Dik Dik (Ср, 30.07.2008 - 18:40)
Алексей& Елена : Мы отсматривали отели на Пралине и Ла Диге, и отель Берджайя на Пралине меня просто убил затхлостью номеров и запахом дешевого дезодоранта. Да и расположен он на Пралине не очень..(я об этом писал в своем отчете) Про Берджайю на Маэ ничего не знаю. Кстати у меня от Сейшел остались очень хорошие воспоминания! :nyam:
E-Lena аватар
E-Lena (Пнд, 04.08.2008 - 22:47)
Понятно... :( На Маэ "Берджайя" на наш взгляд самый лучший отель из всех, что мы видели. И выход на наикрасивейший пляж Бо-Валлон :man_in_love:
victorio аватар
victorio (Пт, 08.08.2008 - 23:08)
Спасибо всем, кто прочитал мои заметки и оставил комментарии.
victorio аватар
victorio (Сб, 27.12.2008 - 17:27)

victorio написал(а):

• Сейшелы, остров Маэ • Отель: Берджая Бувалон • Турфирма: Арт-тур Отправились 12.04.2008 из города Москвы на 8 дней Мы остановились в отеле Вerjaya Beau Vallon Bay Resort & Casino в отдельном двухэтажном домике именуемом бунгало. В самолете было холодно, зато в аэропорту я почувствовал, что оказался в настоящем парнике. Это ощущение, что постоянно находишься во важной жаркой теплице, проходило только в номере или в автомобиле при включенном кондиционере. Отель удачно расположен. От нашего домика до одного из самых обширных и красивых пляжей Сейшел – Вeau vallon - было пять минут медленным шагом. Но пляж никак не оборудован: на нем ни тентов от солнца, ни передевалок, ни душа, разве что пластиковый лежак успеешь занять. Зато по песчаному пляжу можно идти долго-долго, несколько километров, мимо других отелей и ресторанов, любуясь морем и пальмами. Гостиница больше порадовала, чем огорчила. Качество обслуживания соответствовало цене. В целом благоустроенный номер порадовал отсутствием излишеств. А персонал не напрягал свой не пунктуальностью и небрежностью уборки. Сразу же, лишь вселившись, проверил исправность сантехники, кондиционера, холодильника (напитков в баре не было) и телевизора. Все нормально функционировало, кроме сейфа. О чем сразу сообщил на ресепшен. В течение дня, что оперативно для такой страны как Сейшелы, сейф починили – вставили в электронный замок новые батарейки. По вечерам в ресторане выступала каждый раз новая вокально-инструментальная группа, которая развлекала туристов танцами и песнями на иностранных языках. Впрочем, можно было провести время и в казино. Вход бесплатный. Еще имеется тренажерный зал. И секция для любителей подводного плаванья. ( Цены высокие) Больше ничего. Разочаровала гостиница скудным меню завтраков. Более трех или четырех блюд не предлагалось. И практически полное отсутствие фруктов. Это в тропической стране! На подносе лежали светло-розовые несладкие ломти арбуза и недозревшей папайи, местные кислые фрукты под названием карамболь. Из съедобного были только привозные мелкие красные яблоки. Вернувшись в Москву, я увидел на обычном уличном развале такое изобилие, которому на Сейшелах, наверно, позавидовал бы ресторан самого дорого отеля. Поскольку Сейшельская республика социалистическая страна, при посещении местных магазинов, взирая на убогость ассортимента на прилавках, испытываешь некоторый шок, сравнимый, пожалуй, с тем, что мы испытывали приезжая в начале 90-х в Европу и наблюдая обычную для местных картину продовольственного изобилия. Тут я действительно почувствовал, как пишут в рекламных листках о Сейшелах, что здесь появляется «возможность забыть о существовании цивилизации». Как-то вечером зайдя поужинать в один из прибрежных ресторанов, мы были приятно обрадованы, что седовласый метрдотель обращался к нам на чистом английском языке. Когда я спросил: могу ли расплатиться рупиями, он принес распоряжение местного правительства, переведенное на русский и отпечатанное, гласящее о запрете ресторанам принимать от иностранцев рупии и требовать оплату только в свободно конвертируемой валюте. Поужинав, мы возвращались по пляжу домой. Лунный свет был настолько ярким, что кажется можно читать газету. Над головами пролетела ночная птица. Мы вздрогнули от ее тени бегущей по песку, словно непонятный зверек. Путешествие начинается за рулем автомобиля, а гостиницы и рестораны только приложение. Так что после двух дней пляжного отдыха я постарался поскорее заказать у нашего гида Наталии железного коня. И его подогнали, как было условлено, на следующее утро в 10 часов двое чернокожих туземцев. Маленькая японская машинка как нельзя лучше подходила для передвижения по острову с его извилистыми и узкими дорогами. Всего 15 минут нам потребовалось, чтобы преодолеть перевал и добраться до столицы государства Виктории. Это, наверно, одна из самых оживленных трасс, хотя она также плохо оборудована с точки зрения безопасности движения. На дорогах минимум разметки и нет боковых отбойников, так что можно, зазевавшись на полуголую туристку, улететь в пропасть. Серпантин изобилует крутыми поворотами, подъемами и спусками. Мало того, по краям дороге не предусмотрено тротуаров, поэтому местные жители хотят по проезжей части. Особенно трудно приходится объезжать таких пешеходов в ночное время, ведь дороги не освещены. Хорошо, что на Сейшелах социализм, благодаря которому уровень жизни населения настолько низкий, что в личной собственности нет не только легковых автомобилей, но и даже и простых мопедов с мотоциклами, поэтому на дорогах практически нет помех и шума. К левостороннему движению, поскольку бывшая Британская колония, привыкнуть все равно не успеешь, поэтому при вождении нужно строго держаться главной сплошной, иначе съедешь на узкую обочину. Как-то вечером я, ослепленный встречным автобусом, потерял эту линию из виду и сразу почувствовал, как машину сильно повело влево – от наезда на парапет я проколол колесо. Хорошо, что это было не в горах и рядом оказалась заправка, где ко мне сразу подоспели добровольные (по 5 $ каждому) чернокожие помощники и заменили колесо. В общем-то, все дороги острова Маэ можно исколесить за два дня, но мы, не ставя перед собой такую задачу, поехали вдоль побережья и замкнули круг через три с половиной часа, преодолев расстояние в 90 километров. Маэ - самый большой по площади остров архипелага, на нем проживает 95 процентов населения страны. Сначала мы очень часто останавливались, поскольку каждый открывшийся океанский вид - пробой, склонившиеся над волнами пальмы и огромные черные камнями - восхищал наше непривыкшее воображение, но потом, убедившись, что весь остров изобилует подобными пейзажами и любоваться им можно практические в любой его точке, уже ехали без остановок. Проезжая по одной из горных дорог мы заметили табличку «Арт галерея». Заинтересовавшись, свернули и после непродолжительных поисков и плутаний по поселку нашли домик художника. Обрадованный визитом туристов живописец, вышел на террасу, широко улыбаясь и приглашая в дом. Там находилась его творческая лаборатория и одновременно выставка. Мы тоже обрадовались европейскому человеку. Представился он Моцартом, говорил по-французски, но родом сказал, что из Италии. Его красочные пейзажи напоминали нечто среднее между картинами в стиле Кандинского и Сарояна, и еще, пожалуй, Гогена. Бесспорно выполненные творчески, а не только ради заработка. Хотя приобретение оригинальной живописи в наши планы не входило, мы купили два небольших пейзажа. И отправились на чайную фабрику. Звучит как-то индустриально, но на самом деле закрытый на замок огромный ангар, заставленный коробками и ящиками с чаем. Возле « Чайной фабрики» кафе или точнее чайная. Машину можно оставить рядом на стоянке с табличкой « администрация чайной фабрики не несет ответственности за оставленные и пропавшие в незакрытой машине вещи» Но вокруг ни души. Кто влезет в автомобиль? Разве что какая-нибудь мотобанда бомбил? Но такую представить на Сейшелах трудно. В центре острова самая высокая точка архипелага – гора Морн-Сейшеллуа («мрачный сейшелец», 905 м), Это вершина гранитного массива, своеобразного обломка некогда, миллионы лет назад существовавшего единого континента Гондвана. С неё открывается красивый вид на порт и столицу «Виктория». На горе находится разрушенная миссия Лондонской церкви для детей британских моряков. История архипелага насчитывает немногим более 250 лет. В 1736 году на необитаемых Сейшельских островах высадились французы, создавшие здесь первые колонии. Французы привезли из Африки первых 500 рабов для работы на плантациях. Так и развивалась эта заморская территория пока в 1811 году не перешла во владение Британской королевы. Англичане не собирались менять уклад жизни, они сохранили французские названия, и колонистов, и язык. По сей день на островах преобладает французское влияние. Что проявляется, прежде всего, в языке. Так называемый креольский диалект состоят из французских и английских слов разбавленных словами африканскими – языком привезенных на острова рабов. Через несколько лет англичане захватили несколько арабских работорговых судов с живым товаром и решили не возвращать их на историческую родину, а пополнить африканцами скудное население Сейшельских островов. Так население увеличилось до нескольких тысяч. Сейчас на островах проживает 95 тысяч граждан. Подавляющее большинство которых чернокожие выходцы из Африки, но есть и китайцы, и индусы, и белые люди. Африканцы передвигаются по острову на китайских автобусах, которые напоминают наши ПАЗики, обычно используемые в качестве катафалк. Социалистическое правительство Сейшельской республики проявило заботу о передвижении своего народа – скотовозики курсируют по всем дорогам в изрядном количестве, создавая своими угловатыми габаритами на узких пространствах и аборигенской манерой вождения опасность для легковых туристических машинок. Устав уворачиваться от лихих скотовозиков, я свернул с дороги к отелю Ла Меридиен Барбаронс.( La Meridian Barbarons). Спокойное благополучие. И безмолвие. На кого такая обстановка не действует умиротворяющее? Бармен меланхолично готовил коктейль, напротив входа в ресторан возвышалась огромная гора экзотических фруктов, официант нес напитки, в бассейне плавали реласкирующие тела отдыхающих. Пройдя через открытое фойе отеля, я сразу оказался на берегу океана, прямо в полосе прибоя. Пляж протянулся по всему полукругу бухты, обрывающейся по сторонам огромными камнями и высокими заросшими лесом берегами. Пальмы живописно склонялись над водой. И можно устроиться в кресле, заказав в баре бокал вина или пива, и смотреть, смотреть на накатывающиеся на песчаный берег волны. Так, собственно, и нужно отдыхать на Сейшелах, не беспокоя себя мыслями о познании мира. Лишь внимая шуму прибоя и вдыхая теплый соленый бриз. Никаких тревог и порывов. Стремительных движений и желаний что-то узнать. К сожалению, а может к счастью, я далек от такого созерцательного пассивного отдыха. Поэтому мы быстро покинули территорию отеля и направились на самую южную оконечность острова. И там, в ресторане Редит ( La Rediut) завершили день ужином. Он находится рядом с самым красивым по мнению аборигенов пляжем Интенданс (Intendance) нужно только свернуть с дороги возле указателя (restaurant La Reliut) и ехать по узкой дорожке похожей на российский проселок метров 200 – 300 . Мы ужинали в просторном зале совершенно пустого ресторана с окнами на тропический лес, за которым синел океан. Для Сейшел безлюдные рестораны обычное явление. Но сначала меня это удивило, поскольку было ощущение, что ты приехал на курорт, когда сезон уже закончился и все уехали. Пустынные пляжи, пустые рестораны, редкие автомобили на дорогах, одинокие унылые туристы возле редких достопримечательностей. Кажется, жизнь временно отступила, чтобы нахлынуть бурным приливом с началом следующего сезона. Однако на Сейшелах все не так. Сезон там не кончается никогда. Солнце в тропиках круглый год яркое и жаркое, растительность всегда бурная и зеленая. Гнуться ветви вечнозеленых пальм от порывов теплого ветра, и волны накатываются на белый песок бесконечных пляжей. И так круглый год, десятками лет, столетиями, тысячелетиями. Думаю, если бы перенестись в машине времени на пять тысяч лет назад, на Сейшелах был бы тот же самый пейзаж, что я увидел в этой поездке. Быть может туристов становится больше, когда в Европе наступает очередной период отпусков. Но правительство страны постоянно повышает цены и регулирует количество отдыхающих на островах, не допуская превращения курорта в массовый. А позиционируя его как элитный. Ежегодно со всего мира приезжает всего 140 тысяч туристов. Для сравнения на Мальдивах ежегодно отдыхает более 675 тысяч туристов. На следующий день мы добрались до этого чудеснейшего пляжа Интенданс ( Intendance). Он находится не доезжая трех километров до самой южной оконечности острова. Дальше дорога упирается в железные ворота, из-за которых вышел улыбающийся охранник, похожий на наших доморощенных секюрити из придорожных сельпо, и сказал, что « здесь запретная военная зона». Наличие в Сейшельской республике секретного оборонного объекта нас немного позабавило, мы развернулись и возвратились к повороту на пляж. Что тут скажешь? Потрясающе красиво. Огромные океанские волны. Настоящий прибой, океанский. Ветер раскачивает пальмовые ветви. Нещадно палящее солнце. Весь день мы купались и валялись в песке. Безлюдно. На самом красивом пляже страны длинной боле полутора километров всего 5 – 6 человек. А в глубине густых зарослей построены вилы отеля Banyan Tree Resort. С пляжа за кустами их не видно, но отдыхающим до воды всего два десятка метров. Роскошно. Купание в волнах на безлюдном пляже оставило, пожалуй, одно из самых ярких впечатлений отдыха. Но с другой стороны кажущаяся дикость, затерянность и скрытость пляжа от надзирающего ока вовсе таковой не является. Стоило углубиться в тропические заросли, там установлена мемориальная доска, повествующая, что окружающий парк был разбит при участии министра культуры республики и мисс Мировая красавица в 1998 году, как откуда-то появился секюрити, вежливый и улыбчивый богатырского роста чернокожий в белой рубашке и фирменных брюках, который попросил передвигаться только по специальным дорожкам, поскольку это заповедная зона. К вечеру последнего дня у нас осталось 125 местных рупий. Деньги на Сейшелах меняют только в одну сторону. И по курсу ниже рыночного, т.е. реального. Так у таксистов или менял на пляже, или у гидов можно поменять 1 доллар на 10 рупий, а в официальном обменнике только 1 к 7 . В обратную сторону вам поменяют только при наличии справки и по еще более грабительскому курсу. Такое положение знакомо россиянам по временам Союза, когда официально доллар стоил 65 копеек, а на рынке – до 3-х рублей. Потратить удалось в местном сельпо, накупив печенья, минералки и чая. Во всех подобных магазинчиках работают исключительно индусы. Что еще раз подтвердило мнение об этой нации как особо преуспевшей в торгашеско-спекулятивных наклонностях. Символом Сейшельских островов может считаться изображение обнаженных женских бёдер. Именно такое изображение шлепнули нам в паспорта в аэропорту, при выезде из республики серьезные погранцы (почти такие же, как в Шереметьево). Оригинальность печати в том, что именно так выглядит уникальный Морской орех – плод диковинной пальмы произрастающей только на острове Праслин (Praslin) и больше нигде не Земле не встречающейся. Ширина ее листьев около 3 м, а орехи (коко-де-мер – «морской кокос») весом до 20 кг являются самым крупным семенем во флоре Земли. Эти пальмы живут до 800 лет. Без экскурсии на остров Праслин, наверно, не обходится ни один сейшельский турист. Основная достопримечательность острова – заповедник, где и растут эти уникальные пальмы. Этот национальный парк называется Майская долина (Vallee de Mai). Тропический лес насчитывает около 4000 деревьев. Под ними проложена экскурсионная тропа, вдоль которой установлены таблички c описаниями растений. Прогулка по тропическому лесу, оставшемуся по уверениям гида в том, неизменном виде, что и сотни лет назад, заняла около часа. Кроны деревьев закрывали свет, создавая полумрак, и фотографировать приходилось со вспышкой. Было жарко и душно. Тропа поднималась по крутым склонам, затем спускалась вниз, так что многие туристы взмокли и умывались в протекающем под ногами ручье. Из-за пальмовых ветвей за туристами зорко наблюдал пожилой добродушный охранник в поношенном камуфляже. Затем нас посадили в автобус-скотовозик и доставили к пристани. Откуда переправили на другой остров – Ла Диг (La Digue). Пляжи впечатляют белым мелким песком и огромными камнями, о которые разбивается прибой. Обед предложили в открытом, так сказать, ресторане с местной кухней. Белозубые черные туземцы щедро накладывали нам полные тарелки разнообразной простой и не очень вкусной еды. За напитки нужно было платить. Трапеза происходила под навесом из пальмовых ветвей, за дощатыми столами и чурбаками вместо стульев. Большинство разделись почти до гола. И с удовольствием пили холодное пиво. Конечно, для человека привыкшего обедать в традиционных европейских ресторанах такое пиршество было очень экзотичным. Потом мы пошли на пляж. Этот пляж видел, наверное, каждый, поскольку реклама «Баунти – райское наслаждение» снималась именно там. От восторга что мы, наконец, добрались до этих знойных мест, виды которых так завораживали воображение, мелькая по ТВ долгими морозными вечерами , что мы стразу бросились в бушующий океан. Потом барахтались в накатывающихся волнах и песке, потом фотографировались на фоне пальм и камней…. Чудесная сказка наяву, приправленная ненавязчивой экзотикой, продолжалась. Почему-то мне казалось, что в таком замечательном месте пляж должен быть как-то оборудован. Но кроме туалета, типа сортир, склоченного из досок на манер привокзальной уборной и душевой кабины рядом ничего для культурного отдыха не было. Да и сама душевая из плетеной покосившейся изгороди и металлической трубки без распылителя тоже напоминала славные совковые времена. Стоя по щиколотку в воде, поскольку сток был засорен, я с тревогой вертел кран « А есть ли вода?» Очень хотелось ополоснуться после океана. Ура! Из трубки потела теплая неприятная жидкость, которая через пять минут стала заметно прохладнее, а потом и вовсе закончилась. Но возле душевой кабины уже выстроилась очередь, поскольку она использовалась еще и как переодевальная комната. Конечно, все эти бытовые неудобства, точнее полное отсутствие удобств, нисколько не повлияли на наше нестроение. Мы продолжили экскурсию по острову, прячась под листьями от беспощадно жгущего солнца, погрузились в скотовозик и поехали на ферму по производству кокосового масла. Грустный изможденный от жары и назойливых туристов вол ходил по кругу и крутил жернова. Снизу по желобку стекало тонкой струйкой, почти капало масло. Процесс производства масла оставался неизменен уже 150 лет, о чем нам с гордостью поведала гид. В общем-то и все остальные эпизоды экскурсии могли бы стать прекрасный иллюстрацией натурального хозяйства в деревне позапрошлого века. Вскоре мы вернулись на наш катамаран. Это был большой корабль, вмещающий около 500 человек, довольно быстроходный и комфортабельный. Предназначенный специально для морских прогулок. С него можно было любоваться живописными берегами проплывающих островов, а когда надоест, пойти в буфет и освежиться охоложенными спиртными напитками, посетить чистый туалет и провести время в общем зале за просмотром разных фильмов по трем телевизорам. Вечером, вернувшись в отель, мы решили пойти в казино. Сразу выяснилось, что подарок в виде купона в 20 долларов, который мы получили при заселении, можно использовать для игры только заплатив еще 20 долларов. Ничего не оставалось как раскошелиться. Ловкое казино! Быстро проиграв полученные фишки, мы стали, попивая кофе с пирожными, наблюдать за игроками. Один из них, по-видимому, китаец делал очень смелые ставки. Вообще нужно отметить, что публика в казино была сродни местным новым русским времен начала 90-х и ничего общего с отдыхающими не имела. Китаец купил за 1000 рупий, эквивалентных 200 долларам, два с половиной столбика фишек и поставил их на число 28. И проиграл. Затем он вновь купил на 1000 рупий и вновь поставил на 28. И опять проиграл, естественно. Такая манера резко отличалась от действий остальных, поскольку игроки расставляли свои фишки по многим клеткам, надеясь, что какая-то обязательно выиграет. Но очкастый китаец в цветастой рубашке действовал по своему плану. Еще семь или восемь раз он покупал фишки и ставил их на одно поле. Возле его стола собралась уже небольшая толпа игроков и просто зевак. Некоторые даже стали ставить на «его поле» под номером 28. Но китаец неизменно проигрывал. Когда в девятый рад он протянул крупье тысячную купюру, я подумал, что бедный азиат или спятил и бесится с жиру ( что впрочем, почти одно и то же). Но вдруг шарик выпал именно на 28. Китаец получил выигрыш 1 к 36,т.е. он отыграл все потери и получил очень существенную прибыль. Публика, а людей прибавилось вдове, восторженно закричала. Но китаец оставался невозмутим и не изменил своей тактики и после этого. Он не стал забирать выигрыш, а оставил его на той же клетке 28. Кажется, что уже все казино собралось возле рулетки. Напряжение возрастало…. Шарик бешено заметался на колесе. И остановился опять на 28! Публика возбужденно зашумела, но китаец по-прежнему оставался невозмутим. По моим скромным подсчетам, поскольку я так и не выяснил условий игры и максимального размера ставок на том столе, китаец выиграл несколько десятков тысяч долларов. Хотя, когда мы покидали казино, он продолжал делать ставки. Одним словом, на Сейшелах отдохнуть можно даже очень хорошо и весело. Каждый вечер красивые закаты и весь день палящее солнце. На всем протяжении береговой линии безлюдные пляжи и плавно накатывающиеся волны теплого Индийского океана. А по вечерам – казино или танцы под музыку всех стран и народов, пиво, вино и яркое звездное небо.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...