Путешествие во Дворец

Москва, 1 августа

                                                                                Путешествие во Дворец

 

            Сцелованная паломниками до половины стопа мраморной статуи в старинном соборе, погасшие краски и кракелюры на знаменитой фреске западной стены Сикстинской капеллы, выжженная солдатским костром центральная часть художественной композиции из цветных паркетов в летней резиденции русских царей – ничто не вечно под луной. За проблемами реставрации стоят желание продлить в столетиях жизнь шедевров декоративно-прикладного искусства и архитектуры, стремление новых поколений художников, архитекторов и дизайнеров поработать на территории своих великих предшественников, сказав новое слово в границах старых стилистических и изобразительных решений.

 

           В отчете об этом неожиданном путешествии, боюсь, переложил я специальных подробностей, но льщу себя надеждой, что кто-нибудь услышит среди этого дыхание старины, биение неравнодушных сердец, а может и сам застучит в унисон. Приглашаю Вас пройтись со мной со товарищи за старинные стены, за башни, под высоченные лепные потолки, а то и под невысокие грановитые, пропутешествовать за стариной, мистикой, духами прошлого и хрониками настоящего. Только неделю тому назад я наслаждался "Новыми забавами и прогулками по Москве" от GNT, откуда с удовольствием цитирую: "... старенький краснокаменный Кремль, сооружение явно аварийное и ветхое до чрезвычайности".

 

            Мог ли я думать, читая драматическое повествование о Москве, что не далее, как 1 августа, в составе небольшого интересен гемайншафт из 5 человек, рассекая толпу туристов у Кутафьей башни, вступлю на территорию в том месте, откуда до Дворца рукой подать. Превратности паркетной судьбы привели меня в этот день туда, где рачительные хозяева изучают вопрос реставрации и обновления полов в палатах и залах, полов старинных, узорчатых, цветных, полов, изношенных к середине прошлого, еще советского века, и скопированных, как смогли тогда и чем смогли, и, наконец, полов, уложенных взамен старых, по-простому, в рамках отпущенных на это когда-то советских дензнаков. После половины дня, проведенной в немыслимой красоты помещениях дворца, пройденной по ковровым дорожкам и мимо них по старым паркетам, а то и по доскам старых палат и по резным каменным ступеням лестниц, ведущих к ним, посвященной тому, чтобы увидеть, услышать, осознать всю немалую сложность задачи, пытаюсь в метро наскоро сделать какие-то записи, чтобы не забыть, попытаться на слова, буквы и знаки разложить то, что увидел и прочувствовал.

 

            Прохаживаюсь по первым двум-трем помещениям, где была в середине прошлого века сделана попытка воссоздать старые полы, полностью их заменив. Впечатление очень грустное. Собирали модульные рисунки из нескольких пород с геометрическими, стилизоваными звездой узорами со сборными в два цвета лепестками из красного дерева на светлом фоне. Здесь орех, лимонное дерево, палисандр, мореный дуб, красное дерево. Материал взяли, какой был под руками: фриз пристенный из планок разной ширины, планки в узорах рассохлись, во многих местах треснули, дерево было невыдержанное, кое-как посушенное. Вынутый лючок позволяет оценить износ поверхностного слоя паркета, который оставил после нескольких десятков лет где 5, где 3 мм. И можно было бы заменить лак, но никуда при этом не денутся следы небрежной работы и мусорного материала. Похоже, у предшественников наших не было конкурентов, были проблемы с совестью (в таких-то стенах работать), а может, не было финансирования соответствующего. Как ни жаль, здесь, похоже, единственный путь - все снять, провести ревизию подосновы, что-то подремонтировать и делать замощение заново, если нужно тот же рисунок повторив. Полы эти застилались новоделом чуть позже середины прошлого века, а стариной считается то, что до 1945-ого.

 

            В нескольких соседних залах уложен такой же рисунок, но модуль изображения в полтора раза меньше. В этом масштабе дефекты состояния и подбора цветов не так видны и кажется, что можно было бы обойтись поверхностной реставрацией. Но если там все менять, то наверно и здесь. Глаза устремлены под ноги, время от времени эксперты опускаются на колени, разглядывают паркеты, гладят их, только что языком не трогают. И все же глаз ненароком соскакивает на старинную мебель особенной работы, около которой трудятся два питерских реставратора: фотографируют, прикладывая масштабную планку с делениями, пытаются на ощупь оценить потертости.

 

            Притягивают внимание распашные двери, в некоторых залах до 5 метров высотой. Двери мастерской работы со шпонированием срезами корня венге, а местами платаном, с металлическим кружевом каркаса, которое залито материалом, имитирующим черепаховый панцирь, а местами со вставленным большими пластинами перламутром и небольшими фрагментами цветных морских раковин. Ну, прям как Буль, да не Буль. В дверях равно представлены инкрустация и интарсия, всё красоты неземной и тщательности нечеловеческой. А фурнитура дверная, фурнитура! Вызолоченные рельефные ручки запоров, обвитые местами змеями с тончайшей выделкой в металле чешуек змеиной кожи. А кое-где венчают ручки цветные шары прозрачного стекла диаметром сантиметров 8, таинственно мерцающие, будто не стекло это, а изумруды, бериллы и яхонты.

 

            И снова глаза вниз, не отвлекаясь на кованые и золоченые люстры, на шандалы и вазы с королевским синим по старинному фарфору и росписями в резервах в сочетании с золоченым металлическим литьем. Ну, прямо Севр и Севр, хоть скорее ничем ему не уступающий Императорский фарфоровый завод из Санкт-Петербурга. А под ногами давно уже кончился на живую нитку сделанный слабосильным ХХ веком пол, и расстилается паркетное чудо, собранное предками лет 200 назад и стертое бесчисленными шагами до 1-2 мм, а то и до толщины бумажного листа. Тоже не планки на полу задираем, а судим по краям окантовки, обнажающейся при вынимании для этого лючков в полу.

 

            Это залы достаточно высокой проходимости в старые и новые времена, в них и балы бывали, и приемы и заседания. Лежат ковровые дорожки, но разве ж они удержат. Вспомнить хоть бредбериевский "И грянул гром" и бабочку, раздавленную неосторожным сапогом. Сколько здесь неосторожных сапог, ботфортов, туфель, ботинок и прочей обуви ступало. Углядели мы даже следы от шпилек, но не от современных совсем тоненьких, а от прошлого времени, когда Сальваторе Феррагамо уже придумал своего универсального врага паркетов, но не умели фабрики еще настолько приблизить его к шилу. Эти паркеты можно только заменить, чтобы воссоздать. Но разве дело это? Уйдет с ними история, уйдет время, уйдут шаги тех, кто легкой летящей походкой по вощеным паркетным фрескам или тяжелым сановным шагом по половицам палат прошел здесь до нас и останется здесь или в ноосфере, пока существуют старые полы.

 

            Кстати, о воске. Старые-то паркеты вощили, конечно, ну и натирали полотеры и временами мыли. Возни по уходу было много, но век у паркетов был при этом длиннее, дерево под воском "живет" совсем по-другому, чем под лаком. Но в середине прошлого века, когда лак стал доступен, мало кто об этом задумывался. Сегодня все паркеты во Дворце лаченые. И в этих двух залах для старинных паркетов, аутентичных, думается, самому зданию, все, что можно сделать, это слегка, бережно плоскошлифовальной машиной с самой мелкой шкуркой чуть-чуть пройтись, а затем залакировать в несколько слоев прозрачным лаком, потолще, но без перебора. Это позволит на какой-то период законсервировать время, которое увидят тысячи людей, а новодел сделать никогда не поздно. Как это было сделано в Александровском и Андреевском залах, где при Пал Палыче Бородине итальянская "Берти" воссоздала по близким к старому рисункам паркетные полы. Сделано добротно, хорошо отлакировано и неплохо лежит, мерцая лаком и похваляясь мудреными цветными рисунками. Итальянцы даже старые, "подкуренные" и травленные старыми мастерами в зеленый цвет фрагменты цветными прокрашенными склейками из шпона очень похоже заменили.

 

            Но новодел, он и есть новодел. Нет тех мурашек, что в старых залах появляются. И домовым кремлевским тоже, похоже, не нравится, есть на бертевских полах проклятое место. Совершенно без причин, как говорят люди из администрации, на ровном месте примерно 30 кв.м следы, как от протёка. Элементы художественного паркета деформированы, лак местами отскочил, и на дереве пятна загрязнения, щели и неровности. Может, вода снизу как-то просочилась, говорится же, "вода дырочку найдет". Но скорее верится в нечистую паркетную силу, которая на итальянцев обиделась, да и Пал Палычу досталось. Таскали его в Женеву, таскали по поводу "Мабитекса", чудом его Карла дель Понте не засудила, да видать кто-то отмолил у домовых (или дворцовых, имея в виду дворцы правосудия).

 

            А компания "Берти" все эти годы гордо хвастается в рекламе сделанным здесь. Ну что же, если понадобится, мы в Риме во дворце Монтечитторио не хуже уложим и стрелки часов в тамошнем парламенте тоже со старины на новодел переведем. В одном из залов со старым паркетом скромно у стены располагается небольшое мастерское клеймо. В овале четко: "1845. George Muller jun. Fabrique de parquets". Младший Георг Мюллер, известная в свое время питерская команда по производству паркета, так о себе с достоинством возвещает. Уж как я уговаривал клеймо проставлять на полах нашей работы, только на колени не вставал. Так, мол, и так, в году таком-то от Р.Х. полы эти сооружены во здравие и на счастье заказчика теми-то и теми-то. И лежать им век. Не уговорил, один раз только и сделали. А жаль, было бы с честью и достойно.

 

           И снова отвлекаюсь на дверь из резного золоченого дерева и с орденской розеткой "За любовь и отечество". И ниже с бантами, круглой раскладкой с большими стразами и снова надписью по бантам "За любовь и отечество". Умели предки изъясняться, ни разу ни у одного граффити с таким чувством не стоял, а здесь даже руки как-то по швам улеглись. Кое-где в старых полах старые же медные или латунные вентиляционные решетки. Это гранды - вентилируемые полы с подполами, соединенными часто с отверстиями по фасаду. Так, например, в грановитой палате. В некоторых палатах лежат сосновые доски, подобранные по распилу, тангенс с тангенсом, радиус с радиусом, пробитые по верху гвоздями. Лежат красиво, достойно и долго, с века аж XV-ого, если не путаю. Это самая старая часть дворца, при строительстве к нему присоединенная. С них не хочется уходить, хоть такой красоты, как на паркетах, здесь нет. И восстанавливать их просто, запаса по толщине, похоже, хватит.

 

            Ход в палаты по лестницам с каменными резными ступенями. Здесь везде по-простому не ступишь, не взглянешь, не вздохнешь. Кстати о дыхании. В некоторых помещениях современная с кондиционированием вентиляция, но кое-где воздух застойный, пахнет тленом, как в монастырских мастерских, где шьют облачения или ткут ковры, и в некоторых антикварных книжных. "Смотрите, какой паркет", - улыбается наш сопровождающий. В одном из помещений на полу плотно подогнанные литые чугунные плиты. То ли по тогдашней моде положили, то ли почему-то именно здесь это понадобилось. Расспрашивать недосуг.

 

            В одном из пройденных нами залов когда-то был на елке. Тогда впервые, насколько я помню, пустили сюда московских школьников. Разрешено было посмотреть и другие помещения. Помню Грановитую палату и анфиладу помещений, в каждом из которых установлены были часы, а время на них было со сдвигом. И бой переходил из одной части анфилады в другую. Выбрав темп движения, можно было идти вровень со временем, что в обычной жизни удается далеко не всегда. При выходе чуть задерживаемся, не хочется уходить, хоть и всем некогда. Предлог - высоченные напольные старинные часы, на вид добротной английской работы, с гирями и маятником за резной дверкой, с гравированным металлическим циферблатом. Часы идут и показывают точное время. Вглядываемся и видим сверху по огибающей циферблата "Иван Носов, Москва". А часы-то наши. Этот дворец - памятник, память о зодчих, резчиках и позолотчиках, кузнецах и паркетчиках, столярах-краснодеревщиках и живописцах, о богомазах и часовых дел мастерах. И о временах - старых и новых, счастливых для страны и народа и не очень.


Готов к критике!
Тэги: Россия ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
ace-alex аватар
ace-alex (Втр, 05.08.2008 - 11:26)
Хороший рассказ. И работа у вас интересная. Хочется по доброму позавидовать. Вот прочитал, теперь сижу и думаю о душе старинных вещей. Спасибо.
Lnphoto аватар
Lnphoto (Втр, 05.08.2008 - 11:31)
По таким узорам не ходить, а повесить на стенку и любоваться. Полотеры Малевича улыбнули) Жалко, что сейчас нет экскурсий во дворец.
Mikha аватар
Mikha (Втр, 05.08.2008 - 11:37)
Lnphoto, экскурсии есть, может только не во все помещения. Там же, где и мы входили, кассы. Довольно дорого. Вот только Ушастика наверное не пустят.
Lnphoto аватар
Lnphoto (Втр, 05.08.2008 - 11:53)
Мдя.. Экскурсия в Грановитую палату и Большой Кремлевский Дворец (БКД) - одна из интереснейших экскурсий в Кремле. Это индивидуальная экскурсия для иностранцев и представителей крупных российских компаний, которая организуется под заказ для клиентов VIP. отсюда http://www.kremlin.vptravel.ru/vip.html
ace-alex аватар
ace-alex (Втр, 05.08.2008 - 11:59)
Мдя... сходил по вашей ссылке, представителем крупной российской компании может быль любой, кто готов заплатить 32000 рублей за полуторочасовую экскурсию, так что я решил пока ограничится вышенаписанным рассказом. И кстати 32 для россиян, для иностранцев и к ним примкнувшим 50.
Lnphoto аватар
Lnphoto (Втр, 05.08.2008 - 12:37)
Малесенький, я поняла что это за группу. А там уж скока народу наберется.
irezine аватар
irezine (Втр, 05.08.2008 - 15:25)
В очередной раз возмущает: почему в вашингтонский Белый дом или британский Парламент можно всем? И даже вовсе бесплатно. А в Кремль родной, куда бы школьников водить, да младших классов, чтоб на красоту с детства смотрели, - так нет же, надо денех срубить, да побольше... :mad:
миссис Борман аватар
миссис Борман (Втр, 05.08.2008 - 16:45)
Очень интересно! У нас в Мариинский дворец (Киев) с экскурсиями проблемы, сейчас он вообще на реставрации до 2011 года! Я случайно там была в студенческие годы - у однокурсницы там тетя работала. Помню шикарный паркет по которому даже в музейных тапочках было страшно ходить (фотографии, правда пленочные никудышного качества остались). Ох мы там нафотографировались и в спальне на кровате, где Брус Тито останавливался и в ванной комнате размером с теннисный корт. :-)
Mikha аватар
Mikha (Втр, 05.08.2008 - 16:53)
Не возмущайтесь, вот отреставрируем, может и будет с этим проще. А сейчас хочется над этим летать, чтобы не повредить. Ну хорошо тем, кто на метлах умеет, а мужикам что делать? Чтоб уравнять всех в правах, такие ограничения. Кроме, конечно, VIP, так разве ж они могут "щадить нашу славу"? Хорошо хоть, что их немного.
Irma аватар
Irma (Втр, 05.08.2008 - 22:04)
:-) чудно Вы пишете, мне очень нравятся Ваши рассказы-экскурсы.. эх, и про шпильки тоже...грешна, ношу...и помню, как взмолилась седенькая тетушка-смотритель в Эрмитаже- попросила надеть войлочные тапочки на босу ногу, сняв шпильки.. :m1009: тогда я впервые УВИДЕЛА старинные плашки паркета :m1009:
olgalukosha аватар
olgalukosha (Ср, 06.08.2008 - 23:39)
Mikha, спасибо большое за этот рассказ! :-)
Максим Пашков аватар
Максим Пашков (Пнд, 08.09.2008 - 23:25)
Да, интересная работа... И, как всегда, узнал много нового...
Os-a аватар
Os-a (Чт, 01.01.2009 - 16:35)
А вот этот репортаж был выложен в то время, когда я путешествовала в город Львов. Читала Ваш другой репортаж про паркет, помнится. Эту историю сейчас читаю, со временем она не теряет своей актуальности!
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...