сколько стоит билет в космос

Хургада, отель Макади-Оазис, май 2008г.
Предисловие Зачем я пишу всю эту чушь ? Причин несколько… Во-первых, как выясняется, детали путешествий со временем затираются, мысли и ощущения прочесть и почувствовать по фотографиям невозможно, а без этих нюансов поездка потом вспоминается чисто схематично – был, видел, трогал… Во-вторых, мне приятно переживать еще раз теплые моменты, связанные с отдыхом, описывая их в подробностях – все-таки отдых – это почти всегда замечательно ! Ну и, наконец, если мое «словоблудие» по каким-то причинам будет интересно читать еще кому-нибудь, неважно, знакомым или нет, чем это не самостоятельная причина «взяться за перо» ? 1. Дорожно-новосельная часть Ну разве удивишь пресыщенную Москву такой банальностью как Египет ! Сейчас это уже некая разновидность дачного отдыха… Впрочем, когда в город пришла прижимистая на тепло московская весна и тем не менее мне страстно захотелось раздеться (не знаю, кто о чем подумал, но я имела ввиду всего лишь желание снять тяжелую зимнюю одежду), стремление поразить чье-либо воображение экзотичностью предполагаемого отдыха не стояло даже на последнем месте в списке преследуемых мною целей. Хотелось просто минимума одежды и мыслей, максимума солнышка, соленой воды и растительного ничегонеделания. Поэтому я, мужественно проигнорировав плохо скрываемые или откровенно высказываемые негативы друзей и знакомых по поводу всяческих «арабий» как места отдыха, практически без колебаний выбрала Египет: лететь относительно недалеко, масса солнца и уже теплое море. В качестве весьма неплохого морального бонуса еще и монументальная история – в то время как египтяне усовершенствовали свой алфавит и изощрялись в строительных фокусах при возведении своих построек, предки современного европейца еще висели на деревьях в неглиже. Это весомо !!! Короче, выбор сделан… Знакомые, не отягощенные отрицательными предрассудками касательно освоенных туристами арабских стран, советовали отель Макади-Оазис из немецкой линейки Иберотелей. Несмотря на 4*, виртуальные отзывы подтвердили надежную репутацию этого отеля среди наших холидейщиков. Туда мы и рванули. Кстати, при покупке тура выяснилась любопытная деталь – из огромного количества туркомпаний из Москвы в этот отель отдыхающих отправляет только один турмонополист – Мострэвел. Честно говоря, не знаю, с каким знаком (+ или --) оценивать этот факт. Наверное, все-таки с положительным, поскольку до конца отдыха ни к компании, ни к ее сотрудникам, ни к отелю у нас претензий не было. Мы вообще остались от отдыха в полном восторге. А каким путем мы оказались в этом восторге, я подробно расскажу, не утаивая ни одной детали. Доставка наших полусонных тел (рейс был ночным) к месту назначения прошла без проблем. Четыре с хвостиком часа дремотного состояния прошли спокойно. Места нам достались ближе к хвосту самолета, поэтому единственным нашим развлечением было апатичное созерцание пассажиров, дружной чередой с маниакальным постоянством шествующих в сторону туалета. Сонный аэропорт Хургады тоже не встретил нас красочными приветственными транспорантами и ликующими толпами … хоть кого-нибудь. Впрочем, жидкая кучка встречающих все же имела место быть. Неестественный в ночных условиях энтузиазм представителей туроператоров с табличками в руках и их неприлично чистые форменные рубашки резко контрастировали со скучными лицами местных таксистов в замурзанном одеянии, которые даже не предпринимали попыток пристать к прибывшим туристам, сосредоточенно везущим свой багаж в указанном улыбистыми мальчиками направлении. Стоящие поблизости огромные круизные автобусы не оставляли тоскующим бомбилам ни малейшего шанса на заработок, и они могли только бессильно наблюдать огромную толпу ходячих кошельков, суетливо растекающихся по автобусам. Нас, конечно, совсем не беспокоили меркантильные терзания арабских драйверов, поэтому мы быстренько нашли свой автобус, подождав немного, загрузились под завязку и двинулись в сторону отеля. Дорога пролегала по пустынной ночной местности. Слово «пустынный» в благословенном Египте нужно понимать не просто в буквальном смысле, а опускаться в понимании почти в философские глубины… Если я пишу про пустынную местность, то имею ввиду не полное отсутствие живых или мертвых душ – это означает, что нет вообще ничего – ни людей, ни животных, ни строений, ни травинки… В мультике «Тайна третьей планеты» космический корабль под названием «Медуза» с гуманитарными целями приземлялся на планету Шелезяка, и компьютер выдавал по этой планете информацию – «Планета Шелезяка… Полезных ископаемых нет… Воды нет…Растительности нет… Населена роботами». Примерно такую «планету», только даже без роботов, мы имели удовольствие обозревать в ночном окне мчащегося в ПОЛНОЙ темноте автобуса. Выгрузившись уже на арабской территории около отеля и туманно втекая в вестибюль, мы начали усиленную психологическую подготовку к эмоциональной битве со всем трудовым коллективом гостиницы за лучший из имеющихся номеров. Абсолютно уверенные в предстоящей попытке всучить нам самый завалящийся номеришко с удобствами под ближайшей пальмой, душем на пляже и видом на открытую раздевалку персонала, мы уже подготовили по несколько вариантов ответов на каждый потенциальный аргумент коварного сына египетского народа, вознамерившегося надуть доверчивых бледнолицых туристов. Кроме того, потаенный кармашек нашего багажа хранил скромную импортную банкноту, которая должна была стать последним нашим «ответом Чемберлену», после чего ему (египтянину, конечно, не Чемберлену), задавленному нашими глыбистыми контраргументами, оставалось только бессильно сникнуть и полностью отдаться нам, точнее, отдать нам чуть ли не президентский номер. Однако с неудовольствием мы заметили, что доставивший нас автобус, немного разгрузившись по пути от людей и их багажа, тем не менее привез в наш отель не только нас, но и еще довольно крупную кучу родных соотечественников, на лицах которых явно читались претензии на приличные номера и внутренняя готовность умереть на ресепшене, но не уступить ни пяди заветного номера и не поступиться ни одним своим правом российского туриста. Таким образом, нам предстояло как молодой России в 1918 году, отстоять право на отпускную жизнь не только у внешних врагов, но и сразиться с внутренним агрессором в лице любимых земляков. Однако все закончилось почти Брестским миром – отельный служка рассадил всю нашу компанию на стульях вестибюля, долго возился с оформлением бумажек (впрочем, даже 15 минут расценивались бы нами как «долго», т.к. наши хронометры показывали около 3-х часов ночи), а затем, безбожно коверкая чуждые его слуху фамилии, как в детском саду, выкликал каждого «ответственного номеросъемщика» и вручал ключи от номеров с такой торжественностью, будто поселял нас не во временное жилье, а дарил его нам безвозмездно, т.е. даром. По поводу полученного нами ключа наш тур-сопровождающий, доверительно склонившись к нам, дал обнадеживающий комментарий – мол, берите, берите, не пожалеете, номер с видом на бассейн, сплошной супер… Параллельно с перекличкой два хмурых служащих в форменной одежде обходили нашу компанию, надевая на каждого по пластиковому браслету жизнеутверждающе-розового цвета с наименованием отеля. Будто группа заключенных в конце этапно-пересылочного пути, мы уставшие и сонные, покорно позволили надеть на себя эти опознавательные наручники. Затем вся толпа обключенных и обраслеченных туристов была выведена на улицу и под предводительством ночного портье вяло повлеклась по территории спящего отеля, теряя по дороге «боевые единицы» - портье указывал кому-то на соответствующую табличку, согласно которой в данном направлении рано или поздно можно было отыскать нужный номер, и народ счастливо отваливал на ночные поиски. Надо заметить, что отель раскинулся на внушительной площади, и самостоятельно мы смогли бы найти свои номера, наверное, только к утру. И то не факт… К нашей радости, наша табличка была самой первой после начала нашей вынужденной ночной экскурсии, поэтому мы бодренько покинули группу соотечественников и под их завистливыми взглядами отправились по финишной прямой. Довольно быстро наш номер нашелся, мы вошли в него как к себе домой, однако на пороге нас встретил … муравей размером с мышонка (!!!). Упс !... В живой природе такого не встречала, зато что-то в этом роде видела среди экспонатов выставки в духе «Насекомые-людоеды Южной Америки». Мы вежливо поздоровались с гостеприимным аборигеном и на всякий случай деликатно раздавили его. Практически тут же можно было разворачиваться в сторону рецепции – не можем мы жить в уже заселенном номере, неважно кем – людьми, насекомыми… но номер обитаем. Однако решили осмотр закончить, может, претензия будет комплексной, тогда и аргументация наша станет весомей. «Черновой» осмотр оставил приятные впечатления, номер нам очень понравился, небольшой по размеру, но очень гармоничной архитектуры, ни малейших следов обшарпанности. Смежно с основной комнатой расположена совсем маленькая секция, ровно половину которой от стенки до стенки занимал низкий диванчик (мы предположили, что это детское место). Забегая вперед, сразу сообщу, что поскольку с нами не было никаких детей, этот топчанчик мы впоследствии использовали как гладильную доску. Сразу напротив диванчика открывалась дверь на «балкон» (т.к. номер находился на первом этаже, балкон представлял из себя просто уличную территорию, отгороженную довольно интимно). Мы уже собрались полюбоваться видом на обещанный ночной бассейн, как вдруг обнаружили, что никаким бассейном перед нашими окнами и не пахнет, зато мы получили прекрасную возможность любоваться великолепием каких-то хозяйственных построек. Наши души наполнились едким злорадством – ага ! ну, кто был прав ? Худшие опасения подтвердились… Подлый араб на рецепции опрометчиво надеялся, что мы сразу бросимся носами в подушки, а не начнем этими носами вынюхивать погрешности его работы – вот сейчас мы встанем перед ним как тень отца Гамлета, этаким живым укором в его вероломных происках… И тут нас, как озарение, поразила мысль о том, что обратную дорогу в административный корпус мы самостоятельно не сможем найти: от порога нашего номера в разные стороны разбегаются незнакомые тропинки, обсаженные безмолвными пальмами, кругом корпуса с темными окнами … и тишина… Для полноты картины не хватает только мертвых с косами… Понятно, что от рецепции к нашему гостевому домику всего пара шагов, но в какую сторону сделать эти шаги да еще в ночИ ? В конце концов, усталость сломила нашу решимость, подушки приветливо подмигивали с кроватей, и мы, по очереди оценив комфорт и чистоту сантехзоны, свалились замертво. Уже на краю сна с неудовольствием отметили, что в номере не одна супружеская кровать, а две целомудренные койки, на всякий случай разделенные прикроватным столиком. Еще один аргумент до кучи наших претензий – решили мы, готовясь к утренней разборке, и отправились в гости к Морфею. Так начались суровые будни заслуженного отдыха. 2.«Это что за отстановка ? Балагое иль Поповка ? А с платформы говорят: «Это город… Хургадинск…» Утреннее пробуждение было приятным, еще ночью застывшие пальмы, теперь приветливо помахивали в окошко лапками, в коридоре за дверью уборщики бодро перекрикивались по-арабски, обсуждая какие-то неведомые нам новости и абсолютно игнорируя спящих постояльцев. Впрочем, время завтрака было в разгаре, и такая побудка была оправданна. В конце концов, спать надо дома, а на отдыхе нужно отдыхать… Осмотр нашего номера при утренних обстоятельствах примирил нас с действительностью окончательно. Конечно, вид на бассейн вносит дополнительную прелесть в радужную картину отдыха, но, как выяснилось позже, имеет и свои минорные нотки – бассейн с утра и до ужина оккупирован отдыхающими, в основном немецкого происхождения с многочисленными детьми, поэтому шумовая декорация вокруг этого бассейна вполне прогнозируема. Ну, действительно, представить себе, что у бассейна масса людей и детей лежат, пьют, купаются, ругаются и т.д. в полном молчании можно только в условиях санатория для глухонемых. Кроме того, рядом с этим искусственным водоемом расположился лобби-бар со столиками и небольшая сцена для анимационных развлечений. И то, и другое не оставляло никаких шансов на заоконную тишину, ни днем, ни ночью. Принимая все это во внимание, мы возрадовались своему номеру как президентскому, стали смотреть на периодически появляющихся гигантов-муравьев как на домашних животных и отказались от разгрома рецепции. Правда, еще стояла постельная проблема. Решили, что нет ничего проще сдвинуть две койки, чтобы получить один вполне сносный сексодром. Но тут выяснилось, что кровати привинчены (!!!) к стене спинками… Наверное, имели место случаи краж этих «малогабаритных» вещей. А, может, таким образом туристам различных национальностей «мягко» намекали на специфические правила половых отношений в стране пребывания – по закону шариата в публичных местах не разрешается ни малейших проявлений сексуального интереса, как то – объятия, прикосновения, поцелуи (Боже, упаси….). Впрочем, каждый читатель может мобилизовать весь свой положенный природой потенциал воображения и попытаться выдвинуть свои объяснения тюремно-мебельных порядков нашего отеля. Зато потом, имея в арсенале «мужскую» и «женскую» кровать, в течение отдыха мы получили возможность ходить друг к другу «в гости». В целом от отеля мы остались в полном восторге – очень обширная территория, масса всевозможной зелени и цветов, очень тщательная уборка, очень доброжелательное отношение персонала… Что-то у меня перебор со словом «очень», но ощущения именно таковы. Процесс египского кормления не отличался затейливостью, что, думаю, для большинства читателей не является откровением. На территории отеля два ресторана, где питаются все постояльцы – один большой общий и недалеко поменьше, именуемый «семейным». Меню у обоих было абсолютно одинаковым, но плотность едящих на 1 кв. метр едальни имела такую же разницу, как плотность населения в столице Российской федерации и в российской же глубинке. Такой «глубинкой» оказался «семейный» ресторанчик, который мы и выбрали окончательно на весь период отдыха, помучившись пару вечеров в поисках свободного стула (хотя бы одного на двоих) в «основном» ресторане. Качество пищи в принципе неплохое; поскольку набор блюд периодически повторялся, любой привереда мог выбрать для себя наиболее понравившийся вариант собственного меню и удовлетворять свои не самые взыскательные гастрономические пристрастия. Ассортимент блюд у меня иногда вызывал легкое недоумение. Например, почему-то одни и те же макароны в своем естественном, т.е. просто отварном виде являлись гарниром, а уже в шинкованном исполнении и заправленном каким-то соусом наподобие майонеза предлагались как разновидность салата. Еще в аэропорту у меня возникло стойкое ощущение, будто я попала в некое экзотическое государство, населенное исключительно людьми мужеского пола. Этакая Амазония наоборот… Куда бы ни падал взгляд, местными персонажами жизненных сцен были одни мужики и, как физраствор, - вьюноши. Даже около женского клозета в аэропорту туалетный папир щедро отматывал улыбчивый арабский хлопчик, которого, очевидно, ничуть не смущало специфическое место его «офиса», и сама работа тоже не наносила ущерба его мужскому достоинству. Такая половая дисгармония в полной мере проявилась и в отеле. Даже отельные туалеты (и публичные, и индивидуальные) тоже «с удовольствием» драили исключительно мужуки (ну, может, без удовольствия, но драили). Из обслуживающих женщин мы в отеле видели только на ресепшене молоденькую блондинку, которая бойко чирикала на русском и английском, да крупногабаритную немку, давно уже утратившую не только первичные, но и вторичные половые признаки. А хотелось ведь взглянуть на местных красавиц ! В плане женской эмансипации какой-нибудь Тунис выглядит почти флагманом прогрессивности – там горничные были исключительно дамы. В наш египетский номер ежедневно приходил один и тот же уборщик, который много улыбался и сыпал бесконечными «как дела ?», по-моему, не очень хорошо понимая смысл этого вопроса. Похоже, его тоже вполне устраивала его жизнь. Несколько раз за время отдыха мы вознаграждали его оптимизм небольшими чаевыми, но мне показалось, что его удовлетворение жизнью (во всяком случае, внешнее) никак не связано с дополнительными финансовыми радостями. Кстати, местных красоток нам все же удалось посмотреть в городах, куда нас вывозили на экскурсии. Зрелище это не для слабонервных – представьте себе человека неопределенного пола и возраста, одетого, как капустный кочан, во множество одежей – рубашку до пят с длинными рукавами, из-под которой видны широкие штаны, сверху некая накидка, похожая на халат без пуговиц, на голове несколько платков, повязанных на разный манер от самых бровей до подбородка, сверху опять же некая накидка. Вся одежда либо черного, либо иного темного цвета… Отдельные представительницы не ограничивались этим «минимумом» одежды и надевали еще и черные перчатки на руки, а лица закрывались наглухо, только глаза смотрят через тряпочную амбразуру… Жуть ! От наших экскурсионных гидов мы несколько раз слышали на эту тему версию о том, что так плотно упаковываются преимущественно самые писаные красавицы. Насколько это утверждение соответствует действительности, проверить не могли не только мы, но, похоже, и местные мужы, которые, наверное, обладают сверхъестественным образным воображением, если под ворохом одежды могут представлять себе не просто женщину, но и еще и красавицу. Как разрешается ситуация, когда под красавицу таким вот нехитрым способом «косит» обиженная природными данными дама, мы не выяснили… Вообще тяжка доля египетского мачо – мало того, что в экстремально-климатических условиях нужно добыть на жизнь себе и своей семье (попробуйте убедить кучу упрямых иноверцев расстаться с их родными денежками в обмен на какую-нибудь сувенирную дребедень или вырастить хоть что-нибудь под совершенно убийственным солнцем !), так еще и в качестве отдохновения от трудов праведных (или не очень…) для души и тела предлагается немереное количество исключительно безалкогольной жидкости (типа чая…), ночные развлечения с кальяном и безнаказанное обозрение стройных обнаженных… крупов ослов и верблюдов. Предполагаем, что сексуальные чувства к животным, а также нежные чувства к однополым друзьям арабская культура не приветствует. Каким образом местные мужчины умудряются в таких нечеловеческих условиях не утратить сексуальный интерес к противоположному полу, непонятно… Наверное, не последнюю роль в этом играют туристические зоны, где им можно хоть немного порадовать глаз, а кому крупно повезет, то и плоть. Вопросами сохранения египетской репродуктивности мы, конечно, не загружались, а проявляли исключительно эгоистический интерес к собственному отдыху. Первым делом мы проверили наличие моря – многие наши туристы писали о своем крайне неудачном выборе хургадинского отеля, где в периоды отлива/прилива море мигрировало в диапазоне нескольких сотен метров, и во время отлива страждущим пловцам в полной экипировке, включая ласты, приходилось до воды добираться по живой грязи, кишащей мелкими морскими обитателями, вовремя не отследившими отлив и теперь пожинающими плоды своей опрометчивой, а зачастую и роковой невнимательности. Так и вспоминается анекдот про уроки плавания – когда научитесь нырять в бассейн, пустим воду... «Наше» море было на положенном месте, хотя заселенность его отдыхающими подходила к критической точке – по длинной береговой линии вплотную расположены гостиницы, каждая со своей пляжной «нарезкой», да еще впихиваются отели 2-й линии (включая, кстати, и наш отель) – все хотят пляжный кусочек… Поэтому чтобы добраться до воды, нужно было сначала разгрести многочисленных детей всех национальностей, густо усеявших песочную линию прибоя. Правда, несмотря на такую высокую плотность «народонаселения», лежаками мог обеспечиться каждый желающий. А насчет купания в условиях обилия чужих тел я остановлюсь позже. Первое знакомство с египетским морем оставило у нас очень позитивное впечатление, которое не подпортилось даже довольно бодрящей температурой воды – 22-24 С. Лично для меня прохладно… Даже если воздух греется до 34С... 3. «Что день грядущий нам готовит ?» Немного освоившись в новой для нас атмосфере, мы определились с экскурсионным планом. Решили подойти к нему без излишнего фанатизма – как не крути, а мы приехали отдыхать, а не участвовать в военных марш-бросках в условиях пустынной местности. Поэтому постарались перемежить выбранные экскурсии 2-3-мя днями пляжного отдыха. Притащиться в Египет и не увидеть пирамиды, которые знакомы каждому школьнику по картинкам из учебника по древней истории – это просто кощунство, которое мы никак не могли допустить – Каир и пирамиды должны были стать нашим первым набегом на египетские достопримечательности. Эта поездка считается одной из самых (если не самая) продолжительных и утомительных, поэтому с нее и решили начать – кто знает, останутся ли силы на новые впечатления под занавес отдыха. Второй выбрали экскурсию в Луксор – обилие громких наименований (типа Долина фараонов и фараонш) помогло нам преодолеть ленивые попытки променять активное ознакомление с египетской историей на растительно-овощное лежание на шезлонге со сладкой кучей еды в животе. Поскольку отдых мы только «распечатали», энтузиазм наш бил ключом, и никакие предстоящие многочасовые поездки и походы в неблагоприятных климатических условиях, даже сдобренные красочным описанием сопутствующих ужасов, которые рисовала нам наша собственная фантазия, не могли остановить этот энергетический поток любознательности. Вообще всевозможных экскурсов предлагалось традиционно огромное количество, но как туристы, имеющие практический опыт, мы скептически пропускали мимо своего внимания преувеличенно восторженные описания предлагаемых поездок – как правило, «роскошный обед в прекрасном отеле» в действительности оказывается скромным комплексным набором блюд в не менее скромной гостинице, а какая-нибудь «незабываемая прогулка на белоснежной яхте» - стандартным незатейливым плаванием на борту неплохо подреставрированного катера… Впрочем, это вовсе не повод игнорировать такие предложения, просто их нужно выслушивать в адаптированном к реалиям варианте – это верный способ сберечь собственные нервы и не подвергнуться жестокому разочарованию. Итак, проявив максимум придирчивости, к двум долгим экскурсиям мы присовокупили поездку на «райский остров» и под занавес – ознакомительную поездку в Хургаду (благо, до нее около получаса езды) – последнее, конечно, не для знакомства с «прекрасным» городом Хургада (поверьте, смотреть там не на что…), а с шоппинг-целями. Заплатили сразу за все, чтобы отрезать себе пути к малодушному отступлению. Несколько адаптационных дней пролетели незаметно, и мы начали готовиться к встрече с пирамидами, сфинксами и иными неотъемлемыми атрибутами египетской истории. «Прикрепленный» к нашему отелю представитель компании Мострэвел по имени Хуан (так и хотелось приделать ему еще и испанский «хвостик» - Дон Карлос), слащавый толстячок, проинструктировал нас перед самым выездом. Еще не заполучив нас в качестве экскурсантов и цветисто расписывая предлагаемые им поездки, он с гордостью заметил, что до недавнего времени он не очень активно советовал кататься в Каир, поскольку дорога только в один конец занимала 8 часов. Но теперь, чуть ли не впервые в этом сезоне Каир и пирамиды приблизились к нам на 3 часа, потому что правительство Египта вняло мольбам страждущих туристов со всего света и построило новую дорогу до Каира, короче старой по времени пути на 3 часа. Конечно, новость для нас была оптимистичной – все-таки 5 часов это не 8. Перед поездкой (имея печальный опыт) мы первым делом поинтересовались, насколько наш будущий гид хорошо владеет русским языком, пояснив при этом, что сложно слушать большой объем устной информации, если вещатель говорит с акцентом. На что наш Хуан дал вполне «удовлетворительный», с его точки зрения, ответ – мол, говорит, как я. Наверное, тут мы должны были вздохнуть с облегчением – говорил он действительно неплохо, но и только – прослушать краткий курс техники безопасности при посещении какой-нибудь достопримечательности или расписание работы «столовой» – это одно, но воспринимать на слух акцентированный монолог в течение целого (!) дня – губительно для нервной системы слушателя. К сожалению, Хуан не оставил нам никаких шансов на щадящий режим для наших нервов, потому что сообщил, что с недавнего времени официально вещать на тему египетской истории может только местный араб со специальным образованием и вроде даже лицензией – лица иных национальностей к этому священнодействию не допущены, поэтому найти историка с русскими корнями среди гидской братии нам не светит. Читая скептицизм и разочарование на наших лицах, Хуан решил добавить аргументов и безаппеляционно заявил, что нам крупно повезло с гидом, который не только прекрасно изъясняется на русском, но и обладает целинными залежами знаний по истории Египта и даже чуть ли не докторской ученой степенью. Нам ничего не оставалось, как смиренно ожидать неотвратимого. 4. Идем на ВЫ В положенный день к часу ночи на рецепции собрались обитатели нашего отеля-сотоварищи по каирской поездке, все под мышкой с собственными подушками (как того требовал инструктаж), в руках – мешочки с сухпайками – в таком виде наша компания больше напоминала не туристов, а беженцев… У маленького транзитного автобуса нас встретил долговязый мальчик лет 20-ти с хвостиком в очках ботаника и экипировке путешественника времен Индианы Джонса, в которую диссонанс вносили огромные наушники, болтающиеся на шее. Он сверил наши фамилии с имеющимся списком и засунул нас в чрево басёныша. Когда мы тронулись в путь, наш мальчик уселся на переднее сиденье, некоторое время боролся со своими ногами, которые никак не хотели складываться в небольшое пространство, выделенное для хранения нижних конечностей – ему явно не хватало дополнительного суставного сочленения. Наконец, наш гид уселся, нацепил наушники и погрузился в неслышимый нам мир звуков. Я со своего места долго пялилась на этого малолетнего «вундеркинда» - надо же, думаю, такой сопливый, а уже ученый, умный-преумный, в очках, видимо, много сил и времени угрохал на образование… Прямо зауважала… Но, как выяснилось позже, на вундеркинда этот хлопчик не дотянул, поскольку он лишь сопровождал нас до определенного пункта, сдал нас гуртом другому мальчику и был таков. Следующего «пионервожатого» я уже не стала так опрометчиво авансировать восторгами, а решила подождать… И не напрасно… Но пока мы загрузились в очередной автобус, только уже большой, и выехали в кромешную пустынную в буквальном смысле этого слова темноту. Далее последовал длинный ночной вояж, в течение которого наш автобус сначала прибыл на некий сборный пункт, куда в течение часа-полутора прибыла еще куча аналогичных автобусов, забитых туристами из других отелей – всего получилось около 30 басов, которые, в конце концов, выстроились караваном и под предводительством вооруженной охраны двинулись на Каир (как об этом нас извещали попадавшиеся в пути дорожные знаки). В аръергарде, кстати, тоже за нами двигался грузовичок с парой-тройкой солдат, одетых в непривычного для нас песочного цвета форму и снабженных родными нам АКМ-ми. Забавно было бы посмотреть, каким образом эта небольшая кучка вояк на хлипких авто, «надежно» крытых, наверное, пуленепробиваемым брезентовым пологом, могла бы защитить от неведомых пустынных террористов несколько десятков туристических автобусов, груженных гражданскими лицами. Если только защититься этими лицами, как живым щитом… Но не будем развлекаться черным юмором… За время движения наша колонна останавливалась на каких-то пунктах два раза по полчаса и один раз – на час. Понятное дело, все эти пункты были облеплены торговцами, как мухами, которые назойливостью в несколько раз превосходили этих насекомых. Впрочем, если относится к «лоточникам» так же как к надоедающим мухам, без сердца, то можно обойтись без травмирования нервной системы. Ну как можно обижаться или сердиться на досаждающую вам муху ? Ее надо просто убить… Щютка… Надо заметить, что такие остановки, кроме взрослых арабов, кишат еще и детьми, чумазостью больше смахивающие на бродяг, разных возрастов и обоих полов, которые попрошайничают в толпах туристов и одинаково охотно берут и мелкие деньги, и отельные пакеты с объедками сухпайков. Отдавая эти пакеты, я сразу прочувствовала ужасы классовой розни, присущие капиталистической формации, которыми грозились нам монстры марсизма-ленинизма. Конечно, ночь, проведенная в обнимку с собственной подушкой, в сидячем положении нельзя назвать безмятежной, но к жертвам мы были морально готовы. Приближающийся рассвет обнажил удручающую картину египетской пустынности. Кстати, большинство россиян, еще живя за железным занавесом, понятие «пустыня» наполняло образами из школьного курса географии, рассказов бессменного долгие годы единственного советского путешественника Сенкевича да из вечно живого блокбастера времен царя Гороха «Белое солнце пустыни», где родной нам тов. Сухов мерил шагами бесконечные как время барханы песка. Египетский ландшафт полностью ломает эти восточные стереотипы, представляя любознательному туристу на обозрение свой вариант такого географического явления, как пустыня – выбеленные ветрами и солнцем горячие горы, перемежающиеся редкими песочными прослойками, поднимаются по обочине дороги и дальше уходят до самого горизонта. Только петляющая среди этих гор автодорога напоминает о том, что мы живем не многие века назад, а в современности, и где-то там далеко есть и вода, и люди, и море зелени, и вообще культура – ностальгические воспоминания тов. Сухова о снежной родине становятся близки и понятны как никогда. 5. Каирский исторический музей На подъезде к Каиру мы подобрали гидшу по имени Мира (полный египетский вариант ее имени слишком громоздкий для моего уха, я его просто не помню), которая оказалась той самой «докторшей», и которая до самого вечера выливала на нас потоки сведений по египетской тематике. Кстати, по-русски она говорила действительно замечательно, почти без акцента (он начал явственно проявляться только к концу нашей экскурсии, видно, устал наш лектор) – объяснение было вполне логичным – она была замужем за русским по имени Дмитрий. Окончательно мы выгрузились из автобуса около Каирского исторического музея (было около 9 утра – это к вопросу о том, сколько времени занимает путь до Каира…), потолкавшись недолго в разнонациональной очереди на входе, мы попали на территорию музея. Здесь имело место уже привычное вавилонское столпотворение – огромная масса людей делилась на кучки четко по языковому критерию – французы, немцы, англо-говорящие, какие-то азиаты… каждый со своим арабским вожатым. Фотографировать в музее запрещено, поэтому мы покорно сдали свои фотики в камеру хранения и втекли в здание музея. Конечно, музей похож на город с многочисленными улицами и переулками, хранит более 120.000 экспонатов и рассчитывать обозреть с чувством все это богатство за 1 раз в течение часа – значит проявлять какую-то хронически-детскую наивность. Мы не стали париться по поводу степени тотальности нашего обзора музейных сокровищ, просто ходили гуськом за Мирой, рассматривая то, что она показывала, и слушая то, что она рассказывала. Вообще в таких местах запросто можно заработать косоглазие, потом что приходится одним глазом любоваться зрелищем, а вторым – не терять из виду своего гида, который так и норовит нырнуть в человеческие джунгли… И где его потом искать ? Внутри музея опять же виденная-слышанная много раз картинка – разноязыкие гиды, напрягая до последней возможности свои голосовые связки, стараются донести до «своих» подопечных инфу о том или ином историческом факте, больше мешая друг другу, чем информируя любознателей. В итоге музей больше похож не на хранилище национальных важностей, а на огромный крытый базар, где по какой-то иронии идет активная торговля древними статуями, 3-4-х тысячелетними папирусами и прочими пыльными ценностями… Когда обозреваешь прекраснейшие произведения искусства и с трудом осознаешь, что они созданы, когда не родился на свет не только Гомер, но даже герои Троянской войны – становится немного не по себе, будто выпал из времени и «загораешь» на берегу Леты. В «прихожей» музея туристов встречают величественные статуи фараонов от Хеопса и Микерина (начало XXVI в. до н.э.) до Птолемеев (IV в. до н.э.). Впрочем, в музее нам очень понравилось: гробница Тутанхамона с золотым саркофагом весом около 110 кг., погребальная маска, царские мумии, найденные при раскопках Долины царей, золотые украшения, статуи царям и царицам все на одно лицо и с многочисленными условностями- ноги вместе – мертвый, врозь – наоборот, царица с бородой – одно, царь с женскими бедрами – иное… Кстати, интересна и сама история возникновения Каирского исторического музея, которому не так много лет. Вплоть до 19 века в Египте процветал воровской беспредел, царивший на местах археологических раскопок. Зачастую археологическая экспедиция к какой-нибудь гробнице только планировалась, а местные жители уже вовсю продавали ценности из нее на антикварном рынке. Поэтому в 1835 году была создана т.н. Служба древностей Египта, которая должна была упорядочить как ход раскопок, так и хранение найденных предметов. Идейным вдохновителем и руководителем ее стал, как ни странно, не египтянин, не араб, а вовсе даже француз по имени Огюст Мариэтт, который молодым сотрудником Египетского департамента Лувра явился в Каир в 1850г., чтобы приобрести для своего музея несколько папирусов. Оказавшись в Египте, он стал свидетелем планомерного расхищения археологических находок. Все многочисленные приезжие - туристы, ученые, любители старины - стремились приобрести какие-либо древности; в лучшем случае - для музеев на своей родине, в худшем - для личных коллекций. Имеющаяся Служба не в силах была контролировать деятельность черных рынков, и многие бесценные сокровища Египта утрачивались навсегда как для самой страны, так и для широкой публики. Стараниями О. Мариэтта в 1958г. был основан Каирский исторический музей, но главное – юридически было закреплено государственное право собственности на все открытое, отрытое и найденное на территории Египта, и должно было отправляться в музей. Через год О. Мариэтт умер, его памятник стоит во дворе музея, а под ним в гранитном саркофаге хранится прах этого великого египтолога и бескорыстного исследователя. 6. Каир – сердце арабского Востока Поахав около часа возле стеклянных витрин и окончательно осознав тщетность попытки увидеть все экспонаты музея и запомнить все важности, связанные с ними, мы «вплавь» добрались до выхода, добыли свои фотики и начали ускоренную фотосъемку во дворе музея – памятника О. Мариэтту, незатейливого по художественному оформлению фонтанирующего бассейна, подлинным украшением которого в это время были распустившиеся цветы лотоса, покрывшие своими листьями и цветами гладь воды (а цветок лотоса – символ нижнего или верхнего Нила), мелкого сфинкса, возлежащего на постаменте в гордой позе, не обращая внимания на свой привычно отбитый нос. Времени на это было отпущено мало, поэтому искать интересные ракурсы и объекты съемок было некогда – мы поспешили забиться в автобус. Движемся по Каиру в сторону пирамид – все-таки хорошо, что мы в таком большом, таком железном автобусе, а не в какой-нибудь несерьезной легковушке ! Потому что одно дело Вавилонское столпотворение из человеков, и совсем иная картинка, если толпиться начинают автомобили. Первое, что поражает (особенно после зажравшейся Москвы !) это старинный автопарк. Иногда возникает ощущение, будто мы едем по советской Москве времен эдак 80-90х лет, потому что автопотоки состоят преимущественно из советских машин, только совсем «убитых»; иномарки мелькают редко и имеют такой вид, что узнать в них «иностранок» уже невозможно. Почти все машины имеют какой-нибудь кузовной изъян – у кого-то кусок бампера отломан, у кого-то помято крыло, или отдельные детали обшивки покрашены масляной краской контрастного колера, а у кого-то коррозия превратила бывший когда-то металлический корпус в ржавое кружево, сквозь которое можно частично рассмотреть внутренности автомобиля. Наше удивление на эту тему рассеяла Мира – оказывается, налог на автотранспорт составляет 100% стоимости этого транспорта. Вот народ и не грузится косметическими глупостями. Пока мы укладываем у себя в головах эти сведения о нелегкой судьбине египетского автолюбителя, плотность транспортного потока, в котором мы плывем, все увеличивается. В наши три ряда вливается столько же рядов справа, причем никто никому и не думает уступать. Все-таки южный темперамент дает о себе знать… Вот дама с головы до ног в черном одеянии за рулем «фиата», который у нас можно купить долларов за триста, лихо протискивается в полутораметровую щель между нашим автобусом и соседним Фордом. Справа впереди ржавая «копейка» сворачивает последнее зеркало у старенького «Рено»... А над всем этим стоит рёв гудков и шум моторов, воздух тихонько начинает закипать. А между всем этим, словно тараканы, бегают пешеходы. А вверху, над выхлопными газами плавится иссиня-голубое африканское небо. По дороге мы, конечно, рассматриваем Каир – столица все-таки, как не крути…Занятное зрелище. Ни тебе памятников, ни какой-нибудь иной рукотворной красоты – вообще с искусством, по-моему, арабская культура не дружит. Центр города, помпезно позиционированный как самый богатый и чистый, сравним только с неплохими спальными районами Москвы, не более того… Хотя Каир вмещает более 15 млн. жителей, является самым большим и оживленным мегаполисом Африки (оживленность мы остро ощутили в ритме дорожного движения), заносчиво именуется «вратами Востока» и «городом тысячи минаретов» (предложений самолично подсчитать городские минареты мы почему-то не получили). Один герой из сказок «1001 ночь» так описывает Каир: «Кто не видел Каира, тот не видел мира. Его Нил великолепен, а женщины подобны черноглазым девам рая, его дома – дворцы, а мягкий воздух благовонно пахнет деревом алоэ. Да и не может быть иначе, ведь Каир – колыбель цивилизации». С тех сказочных времен либо обстановка в Каире кардинально изменилась, либо современному цинику не хватает доисторической мощи воображения, с помощью которого волшебное описание можно «примерить» на сегодняшний город. Наверное, в сказках речь шла о каком-то другом Каире… Вообще, в том, что Каир является именно египетской столицей есть казуистическая ирония, потому что с момента зарождения и до современности этот город строил, кто угодно, только не египтяне. В доисторические времена, обозначить которые современными средствами даже невозможно, во времена строительства пирамид на месте Каира располагался царский скотный двор, помещенный в долине Нила, которая на тот момент лежала на 250 метров ниже уровня моря. Первые поселенцы на месте современного Каира появились в середине 2-го века н.э. и были, как несложно догадаться, римлянами (и где они только не отметились ?!), строившими крепость Вавилон. После римлян завоеваниями и, как следствие, строительством занимались арабы, которые вокруг римской крепости разбили поселение и в 969 году заложили Каир, который рос и благоденствовал в течение нескольких веков до тех пор, пока не стал культурным и научным центром Ближнего Востока. В 1517 году Каир постигло несчастье – город был захвачен и разграблен турками-османами, которые побили войско последнего султана мамлюков Кансух аль-Гаури. Кстати, это слово (мамлюки) из дурачливого лексикона означает правящую военно-феодальную касту средневекового Египта; мамлюки рекрутировались из юношей-рабов кавказского (грузинского и черкесского) происхождения, которые обращались в ислам, обучались арабскому языку и тренировались в закрытых лагерях-интернатах для несения военной службы (римские гладиаторы, например, тоже были подобными воинами-невольниками). В захолустном состоянии Каир прозябал до 19 века, когда египетским пашой стал Мухаммед Али, очень активно развлекавшийся реформаторством: как в целом в стране, так и в сердце страны – в столице. При нем были построены новые районы, учебные заведения и даже первая египетская типография, проложена «железка» до Александрии. Но история показала, что лучше бы паша больше денег тратил не на железную дорогу, а на армию, потому что в 1882 году на египетский Восток упал алчный взгляд английской монархии – и не успели вояки под смешным прозвищем мамелюки со своим пашой-реформатором и глазом моргнуть, как по улицам Каира уже победно шествовали британские солдаты, а посреди Египта торчала табличка с надписью «Британский протекторат». В 1918 году, наверное, нанюхавшись революционной заразы из Франции, а затем и из России в Египте создается Националистическая партия, некий аналог нашей РСДРПб, которая начала «баламутить воду» вокруг английских колонизаторов. Британцы цеплялись за песочные горы Египта до последнего – то обещали отпустить Египет «на волю», но при условии, что Англии будет разрешено чуть-чуть «пастись» на вольных хлебах Нила, то бессовестно держали в «прихожей» официальных египетский посланников, отказываясь принять… Но делать нечего, по всему земному шару некстати задули демократические сквозняки, Лига наций опять же нарисовалась – короче, пришлось в 1936 году подписывать англо-египетский договор о прекращении британской оккупации. Египет получил «вольную», правда, в обмен на право Британии в течение 20 лет размещать в зоне Суэцкого канала приличный военный контингент (10.000 голов) и военную технику. Потом над миром сгустились грозные тучи второй мировой войны, Англия решила, что погорячилась со своей «вольной» 36 года и под военный шумок, пока большинство стран Европы и Северной Африки увязали в про- или антифашистской возне, начала снова приставать к Египту с непристойными предложениями – типа, я тебя хочу !...отдайся… Хотела Англия, конечно, не столько Египет (95% территории Египта заняты пустыней, где единственные полезные ископаемые это песок и камень), сколько Суэцкий канал. Египет отбивался, как мог, а потом обиделся окончательно, взял и создал в 1945 году с сотоварищами свою лигу – Лигу арабских государств. А в 1947 году и вовсе расплевался с Англией, разорвав дип. отношения. «Помирились» они только в 1956 году – англичане вывели все свои войска с берегов злополучного канала, а Египет прихватизировал, пардон… национализировал Суэцкий канал. Конечно, такая неприличная «дуля» под нос Англии не могла ее порадовать, и она, как Карандышев в известном фильме «Жестокий романс», в сердцах воскликнув «Так не доставайся же ты никому !», собирает в Лондоне (ну не в Каире же !) международную конференцию, выдвигая «справедливое» предложение отдать спорный канал под управление Совета Безопасности ООН – чтоб все пользовались ! А Египет, вместо того, чтобы радостно поддержать эту «дружескую» идею, продолжает тихонько эксплуатировать Суэцкий канал, да еще обращается к той же Англии со «скромной» просьбой – я тут, мол, затеваю на Ниле Асуанскую плотину. А денег у меня хватает только на то, чтобы разшугать полчища крокодилов в районе будущей стройки – чтобы они меньшими темпами поедали строителей. Так вот… не хотите помочь ? Фунтами там или стерлингами ? Все-таки мы не чужие друг другу – столько лет бились за Суэцкий канал, сроднились вроде…». «Британский лев» от такой неслыханной наглости чуть себе хвост не откусил. Но сдержанный северный характер не позволил Англии по-базарному возмущаться арабским нахаленком, она просто в ответ взяла и в том же 1956 году отбомбила египетские аэродромы. Короче, в корректной форме объяснила, что у нее нет денег на такие глупости, как постройка загонов для нильских крокодилов. Египет британской сдержанностью не обладал, поэтому на весь мир развопился – Караул ! Убивают ! Этот вопль был услышан в ООН, и после долгих дебатов Генеральная Ассамблея погрозила англо-франко-израильскому альянсу пальцем – мол, прекращайте забижать Египет, все равно Суэцкого канала вам не видать, как своих ушей. Великобритания в ответ заупрямилась, высадила десант в Порт-Саиде, у северного входа в Суэцкий канал и заявила, что уберет свои войска только после прибытия вооруженных сил ООН – никак не оставляет мысль отобрать канал у Египта пусть даже в общую совместную собственность (пусть лучше канал будет ничьим, только не египетским !). ООН устало махнула рукой – и международный флот закачался на волнах Суэцкого канала. Конечно, во всей этой драматической истории нельзя не вспомнить, что в то время в мире существовало такое смешное государство как СССР, которое испытывало чисто материнские чувства ко всем сирым и угнетаемым проклятым империализмом – каждого обиженного в волшебной стране развивающегося коммунизма пригревали, вытирали сопливый нос, и щедро утешали – деньгами, специалистами, литературой по марксизму-ленинизму, техникой. Разве можно было пройти мимо плачущего Египта, которому не хватает немного денег на борьбу с крокодилами и Англией. Большой и добрый СССР «погладил» маленький Египет по стриженой головешке – не плачь, малыш, вот тебе денежка, городи, что хочешь на своем Ниле. В конце 70-х-начале 80-х годов все, наконец, более-менее успокоили свои амбиции, наступил, можно сказать, полный мир, который сейчас нарушают только какие-нибудь террористы с фундаменталистами, но эту «мелочь» вывести также сложно, как тараканов из квартиры – где-нибудь да появятся снова. Я сбилась с истории Каира на историю Египта, но эти истории неразрывно связаны, никуда не денешься… Честно говоря, Каир напоминает одну большую, очень большую строительную площадку, потому что и старая часть, и новостройки, состоят из недостроенных зданий, в которых тем не менее живут люди. Проще говоря, крышу имеют считанные дома, большинство домов венчают недостроенные этажи. Наверное, в Египте нет такого кошмара профессионального строителя как госкомиссия. На наш вопрос о причине такой тотальной недостроенности один гид-шутник с абсолютно серьезным выражением лица сообщил, что таким образом осуществляется лучшая вентиляция дома. Более правдоподобная версия была озвучена Мирой – пока на доме не появилась крыша, он не считается недвижимостью и нет обязанности платить соответствующий налог; как только построили крышу – пожалуйте денежку в бюджет. Вот народ и предпочитает жить в недострое… Все-таки климат диктует свои особенности возведения жилища – в Каире для постройки используют чуть ли не картон. А кому нужны многослойные стены, если летом жарко, а зимой тепло ? Грязь тоже является визитной особенностью столицы (правда, только по окраинам). Занятные правила имеются у горожан – мусор выбрасывается из окон прямо на улицу. Что из этого получается в итоге, несложно догадаться… Отдельного слова заслуживает старая часть Каира. Сегодня это окраинный район столицы, расположенный на восточном берегу Нила. Старые кварталы сохранились здесь почти неизменными с эпохи средневековья, с лабиринтами кривых улочек и ветхими жилыми домами, лишенными элементарных удобств. На границе Старого Каира находятся развалины римской крепости, возведенной в эпоху императора Траяна. Одной из особенностей египетской столицы является район, именуемый «городом мертвых». Это старое кладбище, где неимущие египтяне поселились в древних склепах, переделав их под жильё, а власти вяло пытаются их оттуда выжить. К сожалению (или к счастью ?), нас не высаживали в этом районе, а только показали издалека… Говорят, там же находится мавзолей мамлюков, где вместе с семьёй Мухаммеда Али (не боксёра, конечно, а того самого увлеченного реформатора 19 века), похоронены убитые по его приказу мамлюки. Этот Али, как оказалось, в свободное от реформ время занимался таким неприличным делом как геноцид, а гнобил как раз тех самых мамлюков. Так 1 марта 1811 года он пригласил на торжественный ужин 600 самых видных мамлюков и в промежутке между основным блюдом и десертом приказал убить их. Это послужило сигналом для убийства сотен мамлюков по всему Египту (погибло около 4000 человек), часть бежала в Судан. Конечно, сделал он это не из садистских удовольствий, а по политическим причинам – таким «простым» путем решался вопрос с оппозицией. Теперь они все вместе дружно лежат на одном погосте. Время все лечит… 7. "...С вершин старинных пирамид Струит свои лучи искристо-золотые Светило…" Окраина Каира незаметно переходит в Гизу. И вот… Пирамиды !!! Они открываются взгляду внезапно, хотя столько часов мы именно к ним и ехали, именно их и ожидали увидеть. Впечатляет ! Вспомнились слова Наполеона, с которыми он обращался к своей армии в 1798 году во время марша на Каир: «Солдаты, сорок веков взирают на вас». Постепенно пирамиды вырастают и по мере приближения переходят в живописный и знакомый каждому по картинкам ансамбль - три больших фараонских пирамиды (Хеопса, Хефрена и Микерина), три маленьких фараоновых жен и охраняющий их сфинкс. Сначала автобус подъезжает к небольшой открытой площадке в нескольких километрах от пирамид, с которой панорама всего пирамидного ансамбля видна особенно эффектно. Правда, мне показалось, что основная причина этого заезда заключалась вовсе не зрелищных эффектах, а в банальной шоппомании, которой одержимы все на Востоке, таком тонком для понимания… - вся площадка уставлена лотками с сувенирной продукцией. Наша Мира не была исключением из этого грустного факта, поэтому она начала активно «помогать» нашим сотоварищам выбрать самый настоящий, неподдельный сувенир. Вокруг площадки цыганским табором расположились фольклористы – в национальных одеждах, с лошадиными повозками, увешанными бубенчиками верблюдами… Они создавали определенные помехи для фотографирования, потому что усиленно лезли в объектив со своими идиотскими предложениями – предлагали или какие-нибудь сувениры, или верблюда, или себя в качестве объекта съемки. Только кретины могут предполагать, что народ тащится за тридевять земель от своей родины не затем, чтобы посмотреть на пирамиды, а чтобы сфоткать какого-то арабского дауна в замурзанном халате. Я охотнее запечатлела бы верблюда, на него хоть смотреть приятно. Поскольку площадка абсолютно открытая, немного на возвышенности, и по ней как хочет гуляет раскаленный ветер, о комфортном состоянии трудно говорить. «Жарко» - это не то слово, которым я могла бы обозначить тамошний температурный режим. Впрочем, это мелочь… После получаса, потраченного на обозрение, фотографирование и всяческие покупки, наш автобус снова загрузился и подъехал ближе к подножию пирамид. В тени стопядидесятиметровой пирамиды Хеопса совершенно иначе просматривается история человечества, именно просматривается и именно отсюда, с этого песка, на который сорок восемь веков падает тень от простой геометрической формы архитектурного творения предков. У самого подножия пирамиды выглядят по-иному: как лестница из прямоугольных глыб, уходящая в небо. Наверное, каждый, кто приходит к пирамидам, крутит в голове мысль о том, что эти огромные каменные горы созданы руками людей, без техники, на одной канатной тяге и ручном рычаге.... Сколько людей погибало под тяжестью сорвавшейся каменной глыбы, сколько было искалечено при укладке камней, сколько умирало от непосильного труда здесь же, у недостроенных ещё стен пирамиды – неизвестно, но двадцать долгих лет строительства – это памятник не только и не столько монарху... Большую пирамиду Хеопса иногда называют Библией в камне. Говорят, что на рассвете, когда ее вершина еще тонет в тумане, пирамида кажется розовато-персиковой, в те редкие минуты, когда горизонт затянут облаками, - серовато-черной, а при холодном свете луны она напоминает заснеженную горную вершину. Некоторые считают, что пирамида Хеопса - самое грандиозное сооружение на земле. Даже во времена наибольшей славы и величия любого из европейских монархов у него не было такого дворца, который сравнился бы размером с гробницей этого фараона. Описывать чудеса, загадки, ужасы и легенды, связанные с пирамидами, я не буду – кого это интересует, сам прочтет. Мы побродили вокруг пирамид (столпотворения здесь не было), пощелкались немного. Последний памятник, который мы посетили в Гизе… ОН ! Гигантская статуя с телом льва и головой человека смотрит из Египта на Восток вдоль тридцатой параллели. Она вырублена из известнякового монолита, образующего скальное основание плато Гизы, и имеет размеры 72 метра в длину и 20 метров в высоту. Она выветрена и истерта, избита, покрыта трещинами и осыпается. И все равно она великолепна. Это – Большой Сфинкс. Этот памятник датирован 26 веком до нашей эры, т.е. он был высечен еще при жизни фараона Хефрена и по некоторым исследованиям являлся воплощением самого фараона с телом льва - царя пустыни - и символами царской власти. Именование этого памятника Сфинксом идет, судя по всему, от греческого писателя Плиния, и уходит корнями в древнегреческие мифы, которые повествуют о Сфинксе - чудовище, порождённом Тифоном и Ехидной, с лицом и грудью женщины, телом льва и крыльями птицы. Сфинкс расположилась на горе близ города Фивы и задавала каждому проходившему загадку - «Кто из живых существ утром ходит на четырёх ногах, днём на двух, а вечером на трёх?». За несообразительность приходилось расплачиваться жизнью. Разгадал загадку Эдип - «Человек в детстве, зрелости и старости». После этого Сфинкс бросилась со скалы. Египетский Сфинкс безмолвствует, никуда не бросается и лишь чуть презрительно усмехается. Думаю, что ночью он выглядит довольно устрашающе… Несмотря ни на что, я почти счастлива от того, что увидела этого уникального сторожа некрополя в Гизе, поразившего мое воображение своей величественностью. Надо ли упоминать, что каждый наш шаг в окрестностях пирамид сопровождался назойливыми торговцами сувенирами ? Думаю, нет… 8.«…Я поведу тебя в музей - сказала мне сестра…» После пирамид нас повезли по магазинам, которые в туристическом Египте называются музеями: музей духов, музей папируса, музей золота. Довольно пошлое выдаивание денег обставляется по-театральному преувеличенной важностью, значительной медленностью и почти ритуальной торжественностью с использованием громких имен («Именно в нашем магазине знаменитая Коко Шанель закупала цистернами благовония для приготовления своих не менее знаменитых духов»). Нам пришлось последовательно выслушать лекцию о целебных и афродизиачных свойствах разных пахучестей (с вымазыванием этими пахучестями каждого туриста с ног до головы, и, конечно, с настойчивым предложением закупить мелкооптовую партию емкостей с разными вониями по неправдоподобно низкой цене), о сюжетном разнообразии папирусных картин (с наглядным постижением тонкостей изготовления папируса, и, конечно, с настойчивым предложением закупить мелкооптовую партию бессмертных полотен по неправдоподобно низкой цене), о волшебном превращении наших имен с банальной кириллицы в египетский набор забавных зверюшек, помещенных на золотом или серебряном овале, именуемом картушем (с возможностью сейчас и здесь заказать эту египетскую «диковинку» мелкооптовой партией всем друзьям, родственникам, сослуживцам и домашним питомцам с сумасшедшими скидками по неправдоподобно низкой цене). На «музеи» в общей сложности мы истратили столько же времени, сколько на Каир и все пирамиды вместе взятые. Наконец, «прикормленные» гидом места закончились, нас в очередной раз загрузили в автобус, и мы выдвинулись к окраине Каира, где распрощались с Мирой, на неком пятачке снова собрались в караван и уже без охраны (а чего теперь охранять обезденежных туристов ? Кому нужны их изнеженные организмы ? Они даже в качестве рабов не годятся…) отправились в обратный путь. В полуобморочном состоянии в глубокой ночи мы прибыли в родной отель, где нас ждал очень поздний ужин, официанты, устало выжимающие последние улыбки, и … прохладные постели. Ура ! Мы «дома»… 9. No comment После Каирского экскурса, несмотря на полный восторг души, первое, что мне хотелось сделать поутру, еще до посещения туалета и чистки зубов, так это найти в отеле враля Хуана и нанести ему легкие телесные повреждения, не связанные с расстройством здоровья, а также оскорбить его словесно – а чтоб неповадно было вводить клиента в заблуждение ! Но пока я занималась гигиеной, а потом завтракала, воинственный настрой прошел, было время идти на пляж, да и Хуан отсутствовал на своем обычном месте (видно, почувствовал своей толстой пятой точкой запах жареного !)… Короче, вопрос как-то самоисчерпался, но недовольство у меня в душе осталось. Через несколько дней предстояла поездка в Луксор, на добирание до которого мы должны были затратить 3 часа (этот пунктик со временем пути уже приобрел в моих ощущениях почти такую же важность, как и предстоящие для ознакомления исторические интересности). В положенный день в 6 утра небольшая кучка наших соседей по отелю уже традиционно собралась на рецепции в ожидании автобуса, который, традиционно немного опоздав, прибыл-таки. Обычная возня со сверкой списков, занятием лучших из свободных мест – и нам был дан отбой на ближайшие 3 часа, поскольку в окна уже нещадно светило солнышко, да и смотреть на однообразные песчаные заоконные сюжеты желающих в автобусе не нашлось. 10. "... Колоссы там стоят, рыдают, Заходы солнца провожают, Все тайны тех веков тая..." Первая остановка по дороге в Луксор была посвящена т.н. поющим Мнемонам (или поющим колоссам Мнемона), статуям одного из фараонов – Аменхотепа, единственному, что осталось от погребального храма в честь бога Амона, который построил этот Аменхотеп и который разрушился еще до нашей эры. Почему же они поют, эти двадцатиметровые сооружения ? Одни знатоки утверждают, что этот звук рождается ветром определенного направления, который «играет» на расщелинах исполинов. Другим больше нравится история о солнечном происхождении звуков – камень начинает звучать от тепла первых солнечных лучей, падающих на остывших за ночь колоссов. Лично меня устраивает любое объяснение, потому что в этот раз колоссы принимали нас в гости молча. Уже привычно отбившись от вездесущих торговцев, успеваем запечатлеть себя на историческом фоне. Далее наша дорога ведет нас в Долину царей, которая расположена в ущелье, известном как Бибан-Эль-Мулюк, что переводится, как «Врата царей», над которым высится остроконечная гора, прозванная Фиванской короной. Там находится некрополь великих египетских фараонов от восемнадцатой до двадцатой династий, которые, как выясняется, были более дальновидными, чем их тщеславные предки, потому что поняли, что одиноко, пусть даже и величественно, стоящие пирамиды являют собой прекрасную мишень для возможных расхищений. А кому хочется, погрузившись в вечный сон, испытывать на себе, точнее, на своих бренных останках преступное вмешательство ? Поэтому они постарались место для строительства обители своего вечного покоя запрятать подальше от посторонних глаз. Скорей всего, именно форма горы, ассоциирующаяся с пирамидами эпохи Древнего царства, побудила первых фараонов XVIII династии избрать долину местом своего захоронения – пионером здесь был Тутмос I. Он и его придворный архитектор Ирени надеялись, что гробница, вырубленная в скалах, да еще с рядом в общем-то незатейливых охранных ухищрений (типа падающих дверей, земляных холмов и насыпи перед главным входом), лучше защищена от проклятых расхитителей (… социалистической собственности). Наивный народ !.. 11. Луксор Автобус довез нас до входа на территорию этого музея под открытым небом, где мы перегрузились в маленький «паровозик» с парой «вагонов», который немного попетляв среди выбеленных гор, доставил нас непосредственно к гробницам, сгрудившимся вокруг маленького пятачка на небольшом отдалении друг от друга. Мне показалось, что эти гробницы похожи одна на другую – внешним и внутренним строением, росписью… В них спускаешься будто на станцию метрополитена среднего залегания – только эскалатор почему-то деревянный и не движется, освещение чисто символическое и внутренняя «облицовка» весьма оригинальной идейной направленности. Кстати, никаким молдавским и турецким строителям в 21 веке даже и не снились такие геометрически-правильные и ровные стены и потолки, высеченные в цельной горной породе 30 веков назад. Для туристов в Долине Царей открыты только Гробницы Тутанхамона, Рамзеса III и Аменхотепа II, хотя всего их здесь около 42-х. Конечно, самая известная принадлежит Тутанхамону, который, как это не парадоксально звучит, возбуждает любопытство современников в первую очередь историей своей гробницы, и лишь затем обстоятельствами, окружавшими его жизнь и смерть. Но если с гробницей все понятно – она осталась нетронутой грабителями благодаря тому, что сверху фараонового захоронения было помещено (случайно или умышленно ?) захоронение просто родовитого вельможи, которую и распотрошили вандалы, удовлетворившись найденным и не подозревая, что под этой «могилой» помещается во сто крат более богатая добыча, - то с личной жизнью у этого фараона сплошной туман. Жизнь у каждого человека, неважно, фараона или последнего раба, начинается с папы и мамы. Папа Тутанхамона, конечно, тоже был фараоном (в то время, насколько я знаю, самозванцев или варягов на троне не могло быть вообще, и вся самодержавная возня происходила исключительно внутри царственных семейств), но не просто фараоном, а фараоном-еретиком ! В то время правитель мог позволить себе практически все, кроме вольностей в вопросах вероисповедания… Реформы в этой сфере были просто опасны для жизни. Поэтому поступок Аменхотепа IV (отца Тутанхамона) сейчас можно расценить как последнюю песню камикадзе. Он отрекся от многобожия предков и законодательно ввел в стране единый культ Солнца-Атона, в честь которого взял себе новое имя - Эхнатон. Мало того, в стремлении полностью обновить и духовную, и официальную жизнь Египта, он покинул Фивы - древнюю египетскую столицу и основал новую, названную им Ахетатон. За двадцать лет своего правления он совершил небывалую по тем временам религиозную революцию, но всему миру он запомнился не как реформатор, а как муж прекраснейшей Нефертити. Эта самая Нефертити была хороша всем - и внешностью, и умом, только вот мальчиков она рожать не умела, за что и была в конечном итоге сослана в один из захолустных дворцов. Ее место заняла Кия, второстепенная жена Эхнатона, которая не имела проблем с рождением наследников и которая стала матерью Тутанхамона. Тот занял место отца в восьмилетнем возрасте и ничем особенным себя не проявил. В семнадцать лет он неожиданно умер и был тайно захоронен в Долине царей. Смерть его поначалу скрывалась, усыпальница, скромная по размерам, была тщательно укрыта, это и спасло ее от будущих разграблений. Одна из версий его смерти называет причиной предательское убийство, как считалось до сих пор, но последнее слово ученых опровергает эту версию - умер он своей смертью. Скорее всего, он сломал ногу, а то и обе, потом началось заражение или еще какое-то осложнение, связанное с травмой, которое и привело его к смерти. В общем-то бесславное окончание жизни… Однако, это вовсе не мешает до сих помнить его имя как тем, кто посещает Египет и его исторические сокровища, так и тем, кто за пределы своего микрорайона никогда не выезжал. 12. В гостях у царицы В целом, гуляя по Луксору, трудно представить, что три тысячи лет назад это была столица великого египетского царства. Фараоны планировали военные походы, ремесленники трудились над изготовлением папирусов, рабы вырубали из скал камень для обелисков и гробниц, купцы со всего света предлагали товары, а юные наложницы развлекали своих господ. Фивы – так назывался город во времена Среднего и Нового царств, а о его богатстве и могуществе слагались легенды. После царей логично пожаловать в гости к царицам, что мы и сделали. Хатшепсут – полное имя Мааткара Хатшепсут Хенеметамон… Первая в мире женщина-фараонША… Я рождена была царицей, А так хотелось быть царем. Мне Бог-Амон ночами снится, Касается меня челом. И утешает добрым словом, Произнося: «Ты – дочь моя! Повелевай могучим громом И укрощай безумство дня. Повелевай народом мудро Правь сильной, твердою рукой. Благословенно солнце утром, Благословен в душе покой. . И вера в праведного Бога Тебе послужит маяком. И приведет тебя дорога В конце пути в Мой светлый дом»! Эта стихотворная аннотация к роману Мак-Гроу «Хатшепсут» очень точно выражает честолюбивые страсти, терзавшие душу этой дамы – несмотря на царскую наследственность (она являлась дочерью третьего фараона XVIII династии Тутмоса I и царицы Яхмес), держать в руках скипетр ей не светило: во-первых, женщины в принципе не рассматривались как возможные наследники трона, а во-вторых, у нее были сводные братья, которые вполне годились на роль очередного фараона. Чтобы, тем не менее, приблизиться к желаемому, она вышла замуж за своего неродного брата Тутмоса II, но от брака с ним имела только двух дочерей. А ее муж, как и положено царю, кроме официальной царицы, имел еще и легальный гарем – одна из участниц этого коллектива по имени Исида родила будущего фараона Тутмоса III. После смерти Тутмоса II в 1490 году до н.э. двенадцатилетний Тутмос III был провозглашен единоличным фараоном, а Хатшепсут — регентом. Но, уже вкусив наркотического плода власти, гордая царица на могла удовлетвориться такой участью, и на следующий год после воцарения малолетний фараон был отстранен от трона легитимистской партией во главе с фиванским жречеством Амона – лидером этой партии была, как несложно догадаться, Хатшепсут, которая и уселась на престоле. В результате такого революционного переворота Тутмос III был отправлен на воспитание в храм, и тем самым планировалось отстранение его от египетского престола, по крайней мере, на время регентства Хатшепсут. Тем не менее, есть сведения,
Тэги: Египет ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Irma аватар
Irma (Пнд, 25.08.2008 - 15:49)
уфф...в три приема я все же одолела... надо бы разбить текст на абзацы-легче будет восприниматься ваш труд.. +10, хорошо написано... арабские лица я обычно запечатлеваю.. вспомнилось, как мы в Шарме случайно "отловили" парня из Асуана с лицом и глазами Тутанхамона, уж очень был красочен , и сказали ему о его сходстве...Он был доволен, а на следущий вечер мы увидели его же , позирующего кому-то из отдыхающих, уже в роли Правителя... понравилась, стало быть, ему наша идея :taunt:
irezine аватар
irezine (Пнд, 25.08.2008 - 16:45)
Согласна с Ирмой, рассказ интересный, но надо разбить на смысловые куски, "кирпич" тяжелее воспринимается. :-)
Сергей Василец аватар
Сергей Василец (Пнд, 25.08.2008 - 20:36)
Распечатал и читал с удовольствием. Легко и с юмором написано :P
Ulysses аватар
Ulysses (Втр, 26.08.2008 - 07:57)
Целая повесть получилась :-) И подробно, вдумчиво, и интересно, и с юмором! +10! :-)
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...