Путешествие по Франции. Нормандия, Бретань, Луара, Париж. (Часть 1 из 4)

Нормандия, Бретань, Луара, Париж., апрель-май 2008
Путешествовать нам удается не так часто, как хотелось бы. И надолго уезжать тоже не получается: в общем, две недели в году пролетают как волшебный сон в летнюю ночь. Поэтому, чтобы выбрать направление, нужно задать себе только один вопрос - куда ОЧЕНЬ хочется. И ответ на него не отличается, возможно, оригинальностью – во Францию. Весной мы там еще не были! И захотелось нам увидеть не только, как цветут в Париже каштаны (в конце концов, они цветут и в Киеве, и даже в Москве). А вот если взять и доехать до самого океана… И увидеть Бретань, загадочную страну кельтов. Расстояние по прямой между Парижем и городом Ванном в заливе Морбиан – меньше, чем между Москвой и ближайшим к ней очагом мировой культуры, Санкт-Петербургом. В студенческие годы для нас это было и не расстояние вовсе, а так, бутылка вина и пачка сигарет. Правда, ехать из Парижа в Бретань и обратно по банальной прямой показалось нам как-то кощунственно. Поэтому мы придумали небольшой круг: Париж - Руан – где-нибудь в сердце Нормандии – Ванн – Анжер – Тур – Париж. Мы, конечно, помнили высказывание великого Козьмы Пруткова о том, что нельзя, дескать, объять необъятное. Но с другой стороны – не каждый день ездишь во Францию. Никакой концепции в нашем маршруте не заложено – мы исходили единственно из того, сколько километров один человек может проехать в день, наслаждаясь пейзажем, архитектурой и вообще жизнью, притом чтобы вечером не упасть замертво на гостиничную койку. Оказалось, что двести – триста километров (в среднем) может легко. Более того – с удовольствием. Мы не ездили, естественно, по скоростным трассам. Что же до сельских дорог Франции (тех, что на карте обычно желтого цвета), бегущих среди желтых, зеленых и коричневых полей, напоенных всеми мыслимыми весенними ароматами, или в прозрачных тополиных рощах, или в сумрачных таинственных лесах, где все деревья увиты плющом, - они абсолютно пригодны для приятной скорости 100-110 км/ч (штрафов за превышение пока не присылали :-). За все путешествие нам ни разу не пришлось воспользоваться платной скоростной автодорогой. По-моему, автомобильным путешественникам они совершенно без надобности – только если уж они совсем запутались и потерялись. Но теперь, с навигатором, заблудиться уже не так просто. Судя по тем маршрутам, которые предлагал нам навигатор, при расстоянии, например, километров в 150, свернув на платную дорогу, можно выиграть максимум 5 – 7 км и минут десять. При этом не увидеть двух – трех красивейших замков или еще чего-нибудь крайне интересного. Небольшое техническое отступление. Маршрут мы планировали самостоятельно, гостиницы в основных пунктах бронировали через интернет (переписка по почте с хозяевами отеля, 2-3 письма и все готово, не все при этом даже требовали данные кредитки), некоторые ночи не бронировали по причине желания найти ночлег на месте … с приключениями. Отели выбирались, используя Google Maps и Trip Advizor, по принципу местоположения в историческом центре городов и хороших отзывов постояльцев. Автомобиль бронировали в компании SIXT, что для нас было уже невпервой: срок – 14 дней, тип – CDMR (Seat, VW, Peugeot 307), pick-up – аэропорт Шарля де Голля, Париж, return – Париж, вокзал Берси, включено 3500 км, стоимость 451 Евро. В пункте регистрации Sixt в аэропорту мне предложили Тойоту (я сказал, что не очень люблю японцев :), затем Сеат (я заявил, что предпочитаю Peugeot :), Peugeot 307 SW – дизель универсал со стеклянной крышей, на который я с нескрываемой радостью согласился. Машинка новая, 10 000 км пробега, со встроенной навигацией, кондиционером и MP3-магнитолой, управляемость потрясающая, габариты салона вроде бы впечатляющие, но на протяжении пути мы вписывались в такие узкие проемы гаражей и парковочных мест, что я зауважал Peugeot еще больше. Запоминающимся оказался момент сдачи машины в Париже. Система навигации как раз не имела понятия о местоположении прокатной конторы Sixt на вокзале Берси. Точнее говоря, там видимо что-то в последнее время перестроили, система навигации в принципе не знала такого дома на указанной улице, которая к тому же разветвляется несколько раз, не имеет табличек на домах и на каждом разветвлении демонстрирует необъяснимые односторонние участки движения и соответственно кирпичи. Мы долго плутали, пока не решили довериться собственной интуиции. Тут же нашли гараж, что нас крайне обрадовало, т.к. время работы этого пункта сдачи подходило к концу, и мы рисковали остаться с авто еще на одни сутки, а это нам было совершенно ни к чему. Первым ярким впечатлением нашего путешествия стал воздух. Мы вышли из машины в каком-то небольшом городке на пути в Руан, и влажная весенняя свежесть воздуха меня просто ошеломила. Он был круглый, как яблоко, и такой же вкусный. Его хотелось есть! Наша руанская гостиница, Hotel de la Cathedrale (12 rue saint-romain - ROUEN 76000), выбранная в Интернете практически наугад, оказалась во всех отношениях замечательной. Абсолютное доверие персонала к постояльцам. Мы приехали ночью, нашли в указанном месте ключ и поднялись в комнату, выходившую в уютнейший внутренний двор с самыми настоящими фахверковыми стенами. Первое утро во Франции было сереньким, дождливым и довольно прохладным. Тем невероятнее казались деревья, почти без листьев, усыпанные фантастическими розовыми цветами - которые к тому же пахли как самые вкусные на свете конфеты. Благодаря Клоду Моне, а вслед за ним Камиллу Писарро и другим, Руан вписан в историю импрессионизма. Что-то в его воздухе и в воде, а может, в близости моря вдохновляло многих – и в Музее изящных искусств Руана есть весьма достойные этому свидетельства. Пойдите туда непременно, если любите живопись. Вы скажете, что в музее Орсэ, например, импрессионистов более чем достаточно. Да, конечно. Но там мне, к сожалению, не удалось их разглядеть. Я чувствовала себя ракушкой, увлекаемой неведомо куда приливной волной. Переходя из зала в зал в толпе без устали фотографирующих туристов, я если и делала физическое усилие, чтобы остановиться перед картиной, то на душевное, чтобы “войти” в нее, была уже не способна. Меня преследовало ощущение, что я на вокзале, и не могу найти свой поезд (честное слово, я только потом узнала, что музей Орсэ и вправду был когда-то вокзалом). Интересно, если бы в знаменитых художественных музеях не разрешали фотографировать, там было бы столько же посетителей? И еще: ведь не водят же туристов организованными группами слушать Бетховена в Большой Зал Консерватории? Извините, отвлеклась… В Руане три готические доминанты: кафедральный собор, церковь св. Маклу и церковь аббатства св. Уана. Первая, кафедральный собор – Notre Dame de Rouen – считается одним из шедевров высокой готики, к тому же его портретировал Моне… (а в епископском дворце по соседству судили Жанну д’Арк). Мне показалось, что этому выдающемуся ансамблю не хватает целостности, соразмерности частей. В чем не откажешь таким соборам, как, например Notre Dame de Senlis (см. фото справа), которым можно бесконечно долго любоваться. Вторая, более “камерная” и гармоничная - eglise St. Maclou. Она маняще виднелась в проеме между двумя домами, серебристо-прозрачная в легком тумане. Третья - церковь бенедиктинского аббатства St. Ouen. Аббатство было основано еще в эпоху меровингов и просуществовало до Великой Французской революции. По приказу революционного народа монахи освободили помещение, и его заняли новые городские власти. Церковь же, к счастью, не снесли (а ведь могли, как во многих славных монастырях). Более того, в середине 19 века наконец достроили ее западный фасад. И хотя некоторым он кажется вульгарным, большинство считает, что и он не смог испортить церковь, которую начали строить в начале 14 века (третья постройка на этом месте), а закончили в середине 15. Почему так долго? Cтроительство было прервано Столетней войной – той самой, в которой прославилась Жанна д’Арк, казнью которой печально известен Руан. Именно на кладбище аббатства св. Уэна Жанна была приговорена к сожжению на костре - в случае если она будет упорствовать в своем еретичестве. Жанна испугалась и отреклась - сожжение заменили на пожизненное заключение, но через пару дней этот приговор, который мог бы спасти ее жизнь, отменили. Нынешний мост Буальдье (Boieldieu) через Сену стоит на месте того, с которого после сожжения прах бросили в Сену. Через 24 года после казни дело было пересмотрено, в 1456 году Жанна д’Арк была реабилитирована. Как-то само собой мы забрели в обрамленный деревянными постройками с четырех сторон прямоугольник огромного двора с растущими в середине деревьями и группками детишек в нем. Оказалось – бывшее приходское кладбище Aitre de St. Maclou. Скульптуры, высеченные на каменных столбах, поддерживающих деревянные галереи эпохи Ренессанса, изображают “пляску смерти”. Кладбище возникло во время чумы 1526 – 1533 гг., унесшей почти четвертую часть жителей прихода св. Маклу. Теперь здесь детская художественная школа. Черепа и скрещенные кости юных гениев не пугают. Руан, по-видимому, очень популярен у туристов из всех стран (из Парижа рукой подать). По-видимому - так как в понедельник, когда мы по нему гуляли, закрыты для посещения многие достопримечательности, и город тих и спокоен. В замечательном учреждении Office de Tourisme, которое можно найти в любом французском городке, где есть хотя бы одна церковь старше 18 века, нам даже дали карту города с пояснениями на русском, иногда чрезвычайно забавными, типа “Руан – колыбельная импрессионизма” или “в радиусе 50 км птичьего полета”. Так вот, на улицах и в кафе тихого Руана мы смогли разглядеть местных жителей. И у мужчин, и у женщин очень хороший цвет лица и аппетит. Мне показалось, что некоторая суровость черт и крепость телосложения выдают во многих бывших моряков или их потомков. Как-то чувствовалось во всем близкое присутствие моря, порта, кораблей. А может, все это игра моего воображения, разбушевавшегося над огромной миской рыбного салата, с которой я так и не смогла справиться за полтора часа. Так и остались на дне несколько кусочков великолепнейшей селедки, совсем еще недавно плававшей у берегов Нормандии… Из Руана наш путь лежал на юго-запад. Мы выехали не слишком рано и довольно скоро свернули с дороги, соблазнившись одним из тех щитов, во множестве установленных вдоль французских дорог, изображенные на которых бело-коричневые башни, мосты и шпили возвещают о том, что впереди путника ждет встреча с прекрасным. Аббатство Notre-Dame du Bec-Hellouin лежало в долине Рисль, в легкой дымке, тишине и покое. Полуразрушенная башня приковывала к себе взгляд, в то время как пропорции остальных построек радовали глаз величавым спокойствием. Свое имя аббатство получило по ручью Ле Бек, протекающему у его стен, и по имени одного из основателей – Эрлуэн, или Эллуэн. В очаровательном городке Ле Бек Эллуэн Le Bec-Hellouin почти никого не было видно – только повар выходил из дверей по-домашнему гостеприимного ресторанчика, да мсье средних лет тщательно мыл бордюр тротуара вдоль своего гаража. Меня всегда удивляло, что в маленьких городках почти не заметно, чтобы кто-нибудь что-нибудь делал в саду-огороде - тем не менее, деревья всюду подстрижены, цветы политы, трава скошена и т. д. – все свидетельствует о неустанных заботах. Бенедиктинское аббатство Нотр-Дам дю Бек-Эллуэн, основанное в 11 веке, было знаменито своими учеными мужами. Из него вышли, в частности, Ансельм, епископ Кентерберийский, папа Александр II. Революция нанесла нормандскому аббатству, как и десяткам других, непоправимый ущерб. Церковь была разрушена, и единственное, что от нее осталось, - это основания колонн, образовывавших центральный неф. Уцелела башня cв. Николая, построенная в 15 веке. Выгнав монахов, революционные кавалеристы устроили в аббатстве ремонтные мастерские и конюшни. Ну а когда революционный пыл угас, церковь превратили в каменоломню. Что-то напоминает из отечественной истории, не правда ли? Монахи вернулись сюда только в 1948 г. И хотя аббатство открыто для посещения, их частная жизнь защищена от любопытных глаз: зайти во внутренние помещения аббатства нельзя. Монастырские кельи были реконструированы в середине 18 века. Великолепный образец практически гражданской архитектуры эпохи регентства – очень просторно и светло. Нынешняя церковь устроена в помещении, служившем в середине 18 века трапезной. А вокруг аббатства паслись коровы и цвели яблони. И тут я вспомнила, что в Нормандии на каждом шагу (говорят) можно попробовать и купить на ферме домашний кальвадос, сидр, камамбер. Надо сказать, что за целый день мы увидели только две самодельных таблички-указателя “Сидр и кальвадос через 50 м”. Но об этом чуть позже. Переехав из Верхней Нормандии в Нижнюю, мы, можно сказать, наткнулись на Le Haras du Pin – старейший во Франции государственный конный завод. Ара дю Пэн был основан в начале 18 века по инициативе министра финансов Кольбера и по приказу Людовика XIV. Аллеи спроектированы знаменитым Ле Нотром, дворец и конюшни - самим Мансаром. Завод почти шутя называют "лошадиным Версалем". Поистине, страсть французов к лошадям не знает границ. Еще в Ара дю Пэн находится Национальная конная школа и ипподром, на котором проходят всякого рода выступления и соревнования лошадей. Вернемся к сидру и кальвадосу. Следуя первому дорожному указателю, мы приехали к сараю, заброшенному уж не знаю как давно. Зато второй не обманул наших ожиданий. На “типичной нормандской ферме 16 века” нас очень любезно встретила Madame Marie-Ange Rousseau. У нее был вкуснейший сидр и пуаре (то же, что и сидр, но из груш), потрясающий кальвадос и еще огромное количество всяких варений и даже фуа гра, о которой она отзывалась с благоговением (которое, видимо, передалось и нам, потому что мы ее купили, но до сих пор не открыли – ждем, что ли Рождества?). На ферме La Gortière было тихо и спокойно, и даже навоз, честное слово, благоухал. Мычали коровы, пел соловей, солнце садилось… А между тем, помимо кальвадоса – или в продолжение дегустации – на ферме были еще три chambres d’hotes. Комнаты со всеми удобствами, безупречные “две звезды”, были устроены в бывшем хлеву. То, что на этом месте жили коровы, никак, разумеется, не отразилось на их чистоте и опрятности. А ради сельской экзотики дубовые ясли переделали в ящики для чемоданов. Идея переночевать во французской деревне среди картофельных и свекольных полей оказалась стоящей. Кальвадос с хлебом и сыром на свежем воздухе, за широким деревянным столом! И сейчас даже потекли слюнки. Славно закусив, мы обошли владения семейства Руссо (хозяйки, ее сына, невестки и двух белоголовых внуков). В одной только Нормандии chambres d’hotes, подобных ферме La Gortiere, насчитывается больше тысячи. В большинстве из них стоимость ночлега и завтрака не выше, чем в сетевых отелях типа Premiere Classe. А при этом насколько приятней и интересней! Комитет по туризму поддерживает гостеприимных фермеров, а они, в свою очередь, способствуют развитию туризма. И все вместе делают общее дело, как говорилось в одном широко известном советском фильме. Мадам Руссо, в ответ на мои комплименты тому, как все замечательно устроено в ее доме к нашему полнейшему удовольствию, ответила в том духе, что она старается не только для нас, но и для процветания Франции. Сказано это было без всякого пафоса и совершенно искренне. Что ж, можно только порадоваться за милую Францию. Кроме того, именно мадам Руссо сподвигла нас на то, чтобы посетить легендарный Мон Сен-Мишель. Она накануне как раз спрашивала: ”Вы же отсюда в Сен-Мишель? Это ведь совсем рядом!” Мы вообще-то не собирались, как это ни кощунственно звучит, туда заезжать. Во-первых, потому, что Мон Сен-Мишель оказался несколько в стороне от нашего пути к океану. А во-вторых, мы обычно обходим стороной места массового паломничества туристов. Но утро в Нормандии было таким свежим и солнечным, а завтрак – тоже свежим и насыщающим (как потом оказалось, до позднего вечера), что мы почувствовали себя в состоянии горы свернуть, а не то что сделать крюк в какую-то сотню километров. Все знают, что такое Мон Сен-Мишель – и все равно, когда среди полей вдруг появляется волшебная гора, происходит самое настоящее чудо. Во время отлива моря здесь почти не видно, оно угадывается где-то на горизонте; о нем напоминают только ветер и запах. Ну что ж, зато вечером мы собирались посмотреть на океан. Нас ждал город Ванн в прекраснейшем заливе Морбиан, а в нем – вилла Катрин (Villa Catherine), где все номера (числом пять) носят оригинальные имена. Мы приближались к Бретани, и бело-коричневые щиты с усердием начали зазывать нас в “самую большую в Европе средневековую крепость”. Не иначе как в Фужер, смекнули начитанные мы. Крепость de Fougeres, которую строили и в 13, и в 14, и в 15 веках, входила в оборонительную систему бретонских герцогов, безуспешно, к сожалению, сопротивлявшихся вторжению французов. Она стоит на скалистом утесе в излучине речки Нансон, служившей когда-то естественной границей между Францией и Бретанью. Несмотря на мощные стены, высокие башни и два гектара площади, величественную, можно сказать, грандиозную крепость Фужера успешно брали – и не однажды. В 19 веке она перешла в собственность города; ее отреставрировали, но не стали восстанавливать Что касается самого городка, в нем царит дух мира и спокойствия, не смущаемый воинственным видом крепости. Это и не удивительно – в последний раз Фужер был ареной боевых действий во время восстания шуанов (контрреволюционных выступлений 1793 – 1800 гг. в Бретани, Нормандии и Мене, начавшихся после казни Людовика XVI). Повстанцами были разоренные революцией контрабандисты солью (соль из Бретани была нужна всей Франции) и крестьяне, а идеологами, естественно – люди благородные. Сам Фужер был родиной маркиза де ла Руэри, одного из идеологов восстания. В 1829 г, живя в Фужере, Оноре де Бальзак дописал свой роман “Шуаны, или Бретань в 1799 году”. Дорога до Ванна показалась нам слишком прямой. Вот так взять и проехать мимо всех заколдованных лесов и заброшенных замков Бретани? И хотя солнце клонилось к закату, мы свернули в Эльвен, чтобы разыскать там средневековую крепость Forteresse de Largoët Смотрительница только что выпустила последних посетителей и как раз закрывала ворота, когда мы подъехали… Я торопясь пробормотала что-то типа “приехали издалека” и “пожалуйста, на десять минут”. Нам тут же открыли калитку: “Пожалуйста, когда будете выходить, захлопните ее хорошенько. А сейчас идите все время прямо, потом налево – там увидите”. Звучало забавно, как будто мы были не посреди глухого леса, а искали троллейбусную остановку. Эта любезность меня очень тронула. Она прекрасно понимала, что мы не уложимся в десять минут (кажется, мы и в шестьдесят не уложились). Между тем, лес внутри ограды явно кому-то принадлежит, и на территории музея имеются вполне частные постройки. Людей, однако, было нигде не видно. И нам даже стало немного жутковато. Деревья все в плюще, кругом шорохи и шелесты, птички щебечут, солнце садится, а таблички вдоль дороги просят в лес не заходить. А почему? Там, что, дикий вепрь готовится к прыжку? Уж не знаю, что мне втемяшилось про дикого вепря, но этот образ меня не оставлял, пока мы не поднялись на верх донжона. Донжон – это главная и, в сущности, единственная достопримечательность крепости Ларгоэ. Вторая башня основательно реконструирована в начале 20 века, мост и въездные ворота лежат в руинах, а от всего остального – кухни, капеллы, галерей, конюшен и амбаров – и руин не осталось. Как написано в музейной листовке, историкам неизвестно, почему и с каких пор крепость пришла в такое запустение. Но донжон 15 века, самый высокий из средневековых во Франции (45 м), с вершины которого виден залив Морбиан, - это действительно замечательное сооружение. Зловещая трещина на фасаде появилась уже в 17 веке из-за того, что над окнами, слишком большими, были сделаны не арочные, а прямые перекрытия. Внутри, разумеется, все полы-потолки давно отсутствуют. Но 177 ступенек винтовой лестницы сохранились в целости, что мы можем лично засвидетельствовать. Рекомендую посетить очень интересный сайт министерства культуры Франции со старинными фотографиями Ларгоэ (в частности) Признаюсь, что я только что внимательно прочла выданную смотрительницей брошюру, и там ясно написано, что туристы могут подниматься на донжон на свой страх и риск. Хорошо, что я поленилась прочесть это там, на месте. А то бы мы еще дольше думали, стоит нам лезть наверх или нет. Хотя вообще говоря, если уж это было бы совсем опасно, вход бы, наверное, забили чем-нибудь. Или веревочку повесили… А вообще-то, подниматься на верх церкви св. Исаакия Далматского в селе Степановском (Раменский район Московской области) наверняка опасней. Замечу для ясности, что мы не любители и не искатели острых ощущений. Вообще не знаю, почему мне показалось, что подняться на донжон надо непременно. Правда, наверху я забыла про диких вепрей. Выбравшись из Ларгоэ, мы с легкой душой и насколько возможно быстро поехали в Ванн. Так как, во-первых, быстро темнело, а во-вторых, за этот день мы одичали в лесах и крепостях. Читайте продолжение статьи Путешествие по Франции. Нормандия, Бретань, Луара, Париж.
Тэги: Франция ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
irezine аватар
irezine (Пт, 10.10.2008 - 21:11)
Маршрут интересный и написано хорошо! :-)
Vnika аватар
Vnika (Пт, 10.10.2008 - 21:15)
Какое замечательное путешествие у вас получилось! А фото почему так мало? Натюрморт с вином и французской булкой очень хорош. Вкусный. 10!
bonzodog аватар
bonzodog (Пт, 10.10.2008 - 21:23)
Спасибо. Да я и не знал, что тут так много народу :) Я тут впервые. На самом деле мы описали все это с массой фото на своем сайте. Но раз интересно, сейчас кинем еще и фото и следующую часть.
Irma аватар
Irma (Пт, 10.10.2008 - 22:14)
очень красивые фото... :-)
миссис Борман аватар
миссис Борман (Пт, 10.10.2008 - 23:06)
Молодцы, отличный маршрут! Мы в Руане были в августе - очень красивый город.
Os-a аватар
Os-a (Вс, 12.10.2008 - 00:53)
Интересно, а почему до сих пор медальку не выдали? Респект автору, за две части - такой труд :arrow: такие фото :man_in_love:
Pretty аватар
Pretty (Пнд, 13.10.2008 - 10:30)
Да, мне тоже понравился натюрморт. Сразу представились старинные французские фильмы)) Описание заслуживает отдельного спасибо, особенно для собирающися в путешествие по Франции. :P
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...