Брюссель офиицальный

Брюссель, сентябрь 2008
До личного знакомства с Европейским Союзом я и не задумывалась, есть ли у Европы столица. Любила Париж, планировала как-нибудь вернуться в Амстердам, мечтала попасть в Лондон... Но теперь я точно знаю, что столице безамбициозной Бельгии как нельзя лучше подходит роль общеевропейского дома. Казалось бы, несерьезный по мегаполисным меркам город. Но нет в Европе другого места, упоминающегося в телерепортажах и газетах чаще, чем Брюссель. Мы, четырнадцать журналистов из разных регионов России, за пять сентябрьских дней успели разобраться в сложной структуре ЕС, обсудить с европейскими политиками важные и актуальные вопросы, а иногда и поспорить, задать на пресс-конференции вопрос министру иностранных дел Франции господину Кушнеру, войти, а через два часа благополучно выйти из НАТО. А еще на ежевечерних прогулках породнились с очаровательной Гранд Плас, объелись бельгийского шоколада, напились вишневого пива “крик”, попробовали мулей (по-нашему, мидий), осмотрели окрестные Брюгге и Антверпен, а некоторые, воспользовавшись открытыми границами, на несколько часов сбежали в Париж и Амстердам. О Брюсселе чаще всего пишут как о “буржуазном, приличном” городе, на самом деле он пестрый: официальный, королевский (положение обязывает!), космополитичный, веселый, вкусный, а главное — живой. И правда, сердце Европы. Говорят, он и построен на семи холмах в форме сердца. Где вершатся судьбы Европы Внешне официальный Брюссель — это ультрасовременные здания из стекла и металла, парковки для автомобилей и велосипедов и веселые, особенно на ветру, флаги — 27 штук, по числу стран — членов Европейского Союза (ЕС). Здесь работают Европейский парламент, Европейская комиссия, штаб-квартира НАТО, проходят различные европейские совещания, конференции и определяется направление всей европейской политики. В прошлом году Европейский Союз отпраздновал свой 50-летний юбилей. Как нам объяснили, по сути дела полвека назад шесть стран (Франция, Германия, Италия, Нидерланды, Люксембург и Бельгия) частично отказались от своей независимости и передали ее наднациональной организации — ЕС. Видимо, не так плохо жить без таможенных пошлин, с открытыми границами, а теперь уже и с единой валютой, если сегодня европространство охватывает 27 государств. Последними, в 2007 году, вступили Болгария и Румыния, на очереди Хорватия, Македония, возможно, Турция. По мнению экспертов-политологов, вопрос с Балканскими странами решится скоро, а прогноз по Турции — 5—10 лет. Есть и еще желающие. Заметили, что Михаил Саакашвили все свои заявления во время военных действий делал на фоне флага Евросоюза? Буквально все официальные лица объяснили это как личную инициативу президента Грузии и не более того. Правда, есть в истории и случай добровольного выхода из ЕС, пока единственный. В 1985 году из-за введения квот на вылов рыбы сообщество покинула Гренландия. А если попытаться обобщить результаты интеграции, то получится, что сотни миллионов людей установили для себя главенство “четырех свобод” — свободы перемещения людей, товаров, капиталов и услуг, объединившись под синим общеевропейским флагом. И как следствие родился сложный управленческий аппарат, состоящий аж из пяти руководящих органов: Европейский парламент (785 человек), Совет Европейского Союза, Европейская комиссия (председатель и 26 комиссаров), Европейский суд и Сообщество аудиторов. В Совете действует система ротации, в соответствии с которой представитель каждой из стран — членов ЕС поочередно занимает пост председателя в течение шести месяцев. До конца года обязанности “европрезидента” исполняет Франция, затем ее сменит Чехия. Но это никак не повлияет на количество чиновников и служащих, работающих на эту бюрократическую махину, где документ может переходить из одного органа в другой годами. И хотя эксперты утверждают, что в муниципалитете Парижа работает гораздо больше служащих, чем во всех органах ЕС, но в то же время признают: самое слабое звено ЕС — бюрократия и очень медленное принятие решений. В Брюсселе находится самый большой дипломатический корпус в мире, он крупнее, чем в Вашингтоне, Нью-Йорке или Женеве, — сейчас он больше трех тысяч дипломатов, не считая членов их семей. В Брюсселе аккредитовано самое большое количество иностранных корреспондентов — 1500 человек. Брюссель — это также город, где 180 европейских регионов имеют свои представительства, и в том числе есть представительство Москвы. Кстати, расположено оно в красивейшем особняке — бывшем доме бургомистра. Постпред России в ЕС Владимир Чижов принял нашу журналистскую “делегацию” и высказал российскую точку зрения на отношения с ЕС. До этого мы общались исключительно с европейцами. Ближайший сосед Во время встреч с официальными лицами разных уровней и экспертами мы услышали разные определения отношений между Россией и Европой: “холодная война”, “мы обречены на стратегическое партнерство”, “ближайший сосед, отношения с которым более важны, чем с США” и т. д. Мы были первой группой журналистов из России, которая приехала в ЕС и НАТО после военных действий 8 августа, и, естественно, все обсуждения так или иначе касались российско-грузинского конфликта. В своих комментариях все политики придерживались принятой 1 сентября резолюции, в которой Европарламент осудил всех, кто прибег к насилию и назвал действия России в ходе конфликта неприемлемыми и непропорциональными. То есть мы знакомились с ЕС в момент принципиальных разногласий по вопросу целостности Грузии. Но и в такой непростой ситуации все говорили о партнерстве с Россией и нашей взаимозависимости. Мы нужны друг другу для решения международных вопросов, для энергетического сотрудничества (Европа — самый крупный рынок для российского газа и нефти), для развития потребительского рынка (в этом заинтересованы и европейские, и наши инвесторы) и для укрепления личных связей, которые существуют вне зависимости от границ. Да и саммиты с Россией проводятся два раза, в то время как с США и Китаем один раз в год. Европейские политики озвучили такие вызовы, как аутсорсинг, глобализация, иммиграция, старение населения. А разве перед Россией не стоят те же самые проблемы? Кстати, во время нашего визита обрушился фондовый рынок, и теперь мы всем миром ищем пути выхода из финансового кризиса. О соседстве, причем все более близком в связи с расширением Евросоюза, говорил и Владимир Чижов: — 52 процента нашей внешней торговли — это страны ЕС. Но мы не только партнеры, но и конкуренты на рынках третьих стран и на собственных. И конкуренция будет обостряться в связи с укреплением России и расширением Евросоюза. Его развитие пока идет больше вширь, хотя евро — несомненное достижение, и у нас достаточно много общих проблем и тем для сотрудничества. В частности, одно из продвинутых направлений — иммиграция, где у России более позитивный опыт, чем у Евросоюза. А по мнению руководителя делегации Европарламента в комитете межпарламентского сотрудничества между ЕС и Россией г-жи Риа Оомен-Райтен, сегодня наша страна чувствует себя гораздо увереннее, чем в 90-е годы, но Евросоюз просмотрел это. Политический цвет сезона — серый Наши рабочие встречи длились с утра до вечера, мы переходили из одного небоскреба в другой, стикерами “визитер” были обклеены наши сумки, блокноты, а то и паспорта. Как тут “не нарисовать” собирательный портрет европолитика. В своем большинстве это мужчины около 50—60 лет, свободные в общение и весьма словоохотливые. Как и положено политикам, излагая свою точку зрения час-полтора, они затем виртуозно уходят от ответов на прямые вопросы. Большинство из них встречали нас в серых костюмах, белых сорочках и лишь в цвете галстука допускались вариации. Так и Бернар Кушнер, министр иностранных дел Франции, на пресс-конференции был одет в серо-белую гамму, включая темно-серый галстук с серебристым отливом. Главным вопросом дня стояла грузинская ситуация. В президиуме — четыре политика, зал заполнен журналистами, перевод идет на шести языках. Нам сообщают о выделении 500 млн евро на восстановление Грузии, о вводе 200 наблюдателей, также делаются заявления по Сербии, Белоруссии и о деле Караджича. Сорок минут официальных речей, затем четыре вопроса от трех французских (!) и одного балканского корреспондента и, согласно протоколу, пресс-конференция закрывается. Но наш корреспондент ИТАР-ТАСС из Екатеринбурга Анна Матюхина все же обхитрила секьюрити и спросила у Кушнера, в чем разница между признанием независимости Косово и Абхазии и Южной Осетии. “Как вы здесь работаете?” — пытали мы позже журналиста из Португалии Даниила. И тогда он нам честно признался, что многие корреспонденты в оценках России полагаются больше на свои ощущения, чем на факты, которыми просто не располагают. А отношение к России очень осторожное. Это заметно. Зато женское политическое лицо мне показалось более ярким — никакой серости. В стиле, естественно, господствует классика, но какая! Вот лишь два подсмотренных образа: черная блузка, яркая цветная юбка, крупные бусы, красный маникюр или серо-бирюзовый блестящий пиджак с принтами в комплекте со строгой юбкой и броским макияжем. Первая дама — голландка, вторая — испанка. Многонациональность сразу бросается в глаза в официальных зданиях ЕС: мы общались с венграми, англичанами, немцами, литовцем, португальцами, финном... Но если мужчины привели себя к некому средневропейскому типу, то женщины даже и не пытаются, сохраняя свою индивидуальность. Мои аплодисменты! Кстати, в Европарламенте 31% из 785 человек — женщины. А в Еврокомиссии — 8 министров-женщин, и это тоже треть состава. Космополитичный Таким же космополитичным запомнился мне и прогулочный Брюссель. За сто национальностей, обещанных путеводителем, не поручусь, но народу тьма и самого разного. Гуляли мы поздними вечерами и почти всегда одним маршрутом — на главную площадь Гранд Плас и обратно в гостиницу, правда, некоторые отклонения случались. Наш первый день, воскресенье, начался с обзорной автобусно-пешеходной экскурсии, которую вел украинец. В Брюссель он приехал несколько лет тому назад по программе студенческого обмена и возвращаться в Харьков не захотел: выучился, женился, устроился на работу, подрабатывает гидом. “Обзорка” получилась какая-то сумбурная, но главные галочки поставлены. Вот он символ современного Брюсселя — Атомиум, увеличенная в 160 млрд раз модель атома железа высотой 102 м, которая символизирует атомный век. Рядом гордость Евросоюза — парк Мини-Европа из 400 макетов — символов европейских стран в пропорции 1 к 25. Но мы едем мимо, к Триумфальной арке в честь независимости Бельгии, проезжаем летний королевский дворец, на пять минут тормозим у китайского павильона и наверх, на холмы — сначала к главному собору Св. Михаила и Св. Гудулы, где венчаются королевские особы, затем на Дворцовую площадь с “офисом” короля Бельгии. С Королевской площади открывается вид на нижний город, но туда мы пойдем пешком. В первый день сопровождать нас будет харьковский гид, чтобы помочь отыскать самый любимый символ Брюсселя — Манекен Пис, писающий мальчик-фонтанчик ростом 51 см, в гардеробе которого более 700 костюмов, а по пути зайти к колоннаде “Дома Лебедя” погладить на счастье отполированную бронзовую фигуру лежащего человека — Эверарда Серклеса. По легенде он совершил подвиг ради брюссельцев, и теперь каждый может рассчитывать на его помощь. А на Гран-Пляс мы будем возвращаться ежевечерне и каждый раз попадать на праздник: то на парад оркестров, то на светомузыкальное шоу, то на разворачивающуюся ярмарку. Здесь всегда шумно, нарядно и сытно. Рестораны и пивные, разместившиеся в бывших домах гильдии торговцев с обильно украшенными фасадами в стиле барокко, в теплое время выставляют столики прямо на брусчатую мостовую. — Вы будете единственной компанией, которая ужинает сегодня на улице! — смеется официант. А нам тепло. Мы заказываем легкий ужин с пивом (его здесь то ли 300, то ли 400 сортов!) и оставляем место для десерта. Нам еще нужно отметиться в шоколадных лавках под предлогом покупки сувениров. Очень быстро я их стала сравнивать с парижской “Sephora”, именно там я научилась освежать макияж и экспериментировать с парфюмом. Так и в брюссельских шоколадных магазинах: радушно встретят, пошутят и обязательно угостят. Ну как устоять перед шоколадным клубничным фондю, когда тебе его чуть ли не в рот кладут! До закрытия магазина 15 минут, мы последние гости — вот и становимся жертвами шоколадного обжорства. И так каждый день. Правда, один раз в такой милой обстановке нас лишили кошелька с немалыми деньгами, это я тоже о космополитичности. Но заканчивается вечер в турецком кафе, где официант подает нам не только отменный кофе, но и охотно поддерживает разговор о “родном” писателе Орхане Памуке. И о плохом вспоминать не хочется. Очарованные Брюсселем мы спрашиваем европейских политиков о дальнейшем ослаблении визового режима, естественно, подразумевая безвизовый. Нам дипломатично отвечают, что процесс идет. И наш полпред Владимир Чижов добавляет: “Я надеюсь, что в конечном итоге виз не будет ни для кого, что мы достигнем этого светлого будущего”. Хочется вернуться в Брюссель без визовой волокиты. Фото автора и Ирины ЛАСТОВИЧМедаль
Тэги: Бельгия ,
0 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Ulysses аватар
Ulysses (Пт, 24.10.2008 - 13:17)
Спасибо за подробный рассказ. До сих пор мне Брюссель представлялся скучноватым, похоже, я глубоко заблуждался. Надо будет найти повод съездить :pilot: +10
Irma аватар
Irma (Пт, 24.10.2008 - 13:44)
впечатлилась :) хорошо написано! :hmm: +10
MMS аватар
MMS (Сб, 25.10.2008 - 10:57)
Мой любимый бельгийский шоколад! :nyam: И рассказ вкусный!
Ларка аватар
Ларка (Втр, 28.10.2008 - 14:07)
Всем спасибо за отклики! :P Мне тоже Брюссель казался скучным, но он у меня все время какой-то недосмотренный: первый раз был день под проливным дождем, сейчас фактически только поздними вечерами... Я бы еще там погуляла по хорошей погоде плюс Брюгге, Антверпен.
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...