"Как аргонавты в старину" или осенний вечер в Гаграх с Mikha

Гагры, вторая половина ХХ в.

                                                  «Как аргонавты в старину» или осенний вечер в Гаграх

 

            С сомнениями и смущением берусь я в этот раз за перо. Это опять путешествие во времени, по местам былых сражений, не так часто сегодня удается перемещаться в пространстве в реальном времени. Но, с богом. Всегда меня привлекала категория «пьянка» в подборке тем для блоггеров. И не то, чтобы я стремился поделиться своими впечатлениями и ощущениями от психоделических экскурсий в загруженное алкоголем подсознание. Просто существовал комплекс человека, туповатого к алкоголю (диагноз – высокая толерантность к спиртному) и потому без радости перепивавшего своих собутыльников, которые уже в кайфе, а ты так и не врубился. И если ни веселия, ни грусти, ни драчливости, то зачем?

 

            Было это во второй половине прошлого века, я снова был свободен и путешествовал налегке. В тот раз я предпринял второе уже путешествие в Гагру, в те края, куда когда-то отправилась шумная разбойная ватага, предводимая Ясоном. «Как аргонавты в старину, покинув отчий дом…». Абхазия – это и есть древняя Колхида, хранившая ревностно до этого случая Золотое руно. В первый раз я приехал туда поездом и после недолгих поисков нашел пристанище на улице имени вождя, по номеру, насколько помнится, 62, неподалеку от писательского пансионата, славного своим кафе и кофе (о них речь впереди), да еще глухими балконами, как прямоугольные соты расчерчивавшими фасад 3-х или 4-х этажной обители литераторов. Злые языки поговаривали, что глухая конструкция балконов – средство от плагиата для отдыхающих гениев пера, которые «ни дня без строчки».

 

            Домом, где я остановился, владела грузинская семья во главе с Шотой Левановичем и Любовью Ивановной, милыми радушными людьми. Глава дома работал в одном из санаториев города. Жена его вела хозяйство и обихаживала постояльцев, коих, знакомых и незнакомых, набиралось одномоментно 2-3 десятка человек. Прибрать за этой оравой, перестелить и постирать (ненавязчивый частный сервис тех времен) было достаточно непростой задачей. Зато заработок за 6 летних месяцев обеспечивал существование семьи и позволял учить детей. Их было двое: сын, назовем его Том, и дочка, пусть она будет Там. Том учился в это время в Тбилиси, по-моему, в Политехе. Уже в первый приезд я сдружился с этой семьей.

 

            Мы ездили с Томом охотиться куда-то неподалеку от Гагр и очень важно вышагивали сквозь утренний туман по табачному полю, поводя ружьями в ожидании куропаток, которые должны были прилетать кормиться неподалеку. Куропатки об этом не знали или делали это не каждый день, и нам не повезло. Мы не только не снискали трофеев, но даже ни разу не встретились с объектом охоты. Ездили мы также помогать в сборе фруктов в хозяйстве родственников, главными из которых были три весьма пожилые вдовы в черном, потерявшие мужей–военных в годы террора, который не щадил никого, грузин в том числе.

 

            Во второй приезд были у меня рыбацкие приключения. В компании, которая кучковалась около писательского кафе, оказался бывалый человек, чуть ли даже не герой одного из романов Джеймса Олдриджа, который увлек нас на рыбалку на одной из быстрых горных речек по дороге на Рицу. С удочками трое из нас прохаживались у неглубокой, но бешено быстрой воды, где над камнями у дна непонятно как на такой стремнине неподвижно висели небольшие форели. Серые недлинные рыбки были практически не видны на фоне камней. И если бы не темные пятнышки на спине, едва различимые в воде, было бы ощущение, что охотишься на невидимок. Наживкой была красная икра, икринки которой тут же на берегу несколько подвяливались в банке на костре, чтобы они не лопались при насадке на крючок. Двое из нас так ничего и не поймали, зато рыбак-заводила был так удачлив, что когда улов по нашей просьбе пожарили в кафе, его хватило распробовать компании из 10-12 человек. Несмотря на неудачи, ощущения от таких чисто мужских забав, как перепелиная охота и горная рыбалка, были ни с чем не сравнимы, помню их и сегодня также остро, как воспринимал тогда.

 

            Однако я отвлекся от заявленной темы рассказа. Дело в том, что приближалось 30 сентября – день, когда все Веры, Надежды и Любови отмечают свой праздник. В этот год по разным причинам праздник намеревались отметить особенно пышно, были приглашены разные именитые и не очень, близкие и далекие, убеленные сединами и молодые гости. Попал в число приглашенных и я. День накануне праздника прошел для хозяев в хлопотах. Помню, как глава семьи нес в полотенце специально зажаренного по этому случаю в санатории молочного поросенка и как, не удержав, уронил его. Поросенок сделал несколько прыжков по дорожке и затих в пыли. С криками и причитаниями, под смех очевидцев его унесли мыть, что не помешало ему быть украшением стола и усладой гурманов на именинах. Увидел я впервые, как жареную курицу очень острым ножом разделяли на 30 с лишним частей, не ломая главных костей, а потом складывали так, что она смотрелась как абсолютно целая и бесконечно соблазнительная в своей обнаженности под золотистой корочкой. Кушаний самых разнообразных заготовлена была прорва, а уж зелени, зелени. Тут тебе и цицма (кресс-салат), и кинза (куда ж без нее), укроп, пряности, аджика.

 

            В середине дня привезли большую, в метр высотой бутыль чуть зеленоватого стекла, в которой, по моим оценкам, было не меньше чем литров 180 домашнего вина, разными видами которого славилась Абхазия. Бутыль, кряхтя и поругиваясь, втащили на второй этаж по лестнице аж четверо мужиков, которым сочувствием и советами помогали еще с десяток человек обоего пола, бросившие для этого все свои дела.

 

            Устав от этой суеты, я отправился погулять и добрёл до писательского кафе, в котором был у меня хороший знакомый – бармен, полуармянин – полугрек. Возможно эти и другие крови смешаны были в нем в других пропорциях, но сам он представлялся именно так. От него я за два приезда перенял искусство приготовления нескольких видов кофе, главным из которых являлся кофе по-турецки. Кофе этот готовится из заливаемого холодной водой порошка очень мелкого помола, которого удалось мне добиться дома с помощью цилиндрической мельницы, сделанной в Армении и купленной через несколько лет по случаю в Дубулты при других обстоятельствах и в другом путешествии. Тогда же в Москве продавали цилиндрические картонные коробки с жестяными дном и крышкой и с надписью «Кофе для приготовления кофе по-турецки» над изображением изящной фарфоровой чашечки. Небольшая доля такого помола в обычных электрических кофемолках оседает на прозрачных крышках, откуда эту кофейную пыль можно долго и нудно собирать. Другое дело правильно устроенная механическая мельничка.

 

            Бармен поражал пансионатских дам, лихо разогревая в песке сразу с десяток небольших жестяных джезв с деревянными ручками и одновременно добиваясь над джезвами одинаковых шапочек густой пенки, вовремя задвигая их по горлышко в раскаленный песок. Все это требовало умения и координации и напоминало искусство жонглёра. После кофейной церемонии и дегустации вин в баре (а как пленительно звучат и сегодня эти полузабытые имена: Букет Абхазии, Псоу, Апсны, Твиши, Тетра, Оджалеши, Киндзмараули, Усахелаури, Напареули, Саперави, Цинандали, Тибаани, Мукузани, Вазисубани, Хванчкара, далее везде) группой полуприятелей-полузнакомых мы отправились к ласковому морю позагорать и посмотреть на вальяжных пансионатских постояльцев.

 

            Среди них был очень мрачный и знаменитый сатирик, увековечивший в свое время наделавший шума приезд Ива Монтана в Москву едкой поэмой. До сих пор помню из нее строки: «А на квартире Образцова всё убирают образцово, чего не делали сто лет, и домработница на кошку кричит: «Не писать на паркет». День закончился в уже сгущающихся южных сумерках еще в одном приморском кафе, откуда я, покинув веселую компанию, отправился восвояси. Не без труда, но с достоинством, почти в полной темноте я шел пустынной улицей. Немолодой встречный, видя мои мужественные потуги сохранять прямолинейность движения и осанку, сказал мне с участием и желая подбодрить: «Батоно».

 

            Я добрался таки и перед тем, как отправиться в комнату, где нас жило четверо парней из разных городов Союза, за что обитель наша получила название «Клуб четырех коней», присел на скамейку в саду передохнуть. И тут я услышал негромкий голос Тома: «Mikha, это ты?». Том, похоже, совсем другим путем и с другими спутниками добрался примерно до той же точки подъема, на которой находился я. Поэтому мы практически без обсуждения решили, что надо бы продолжить банкет, а то до завтрашнего праздника ждать долго. Вот только что бы еще выпить и, главное, где это взять? И тут Том произнес историческую фразу: «Для нас преград нет. Для нас проблема – трубка». И на мое недоумение пояснил: «Бутыль с вином на втором этаже видел? Там сейчас все спят, но если я попробую бутыль наклонить, мне ее не удержать. Я всех разбужу, а, может, и погибну под ней. А трубка помогла бы откачать из нее немного вина. Только где ж ее взять?».

 

            Я уже жаловался, что выпитое не делало меня ни более веселым, ни более грустным. Но и разума не лишало, иногда наоборот обостряя воображение. И я вспомнил, что на одной из стен внутри сарайчика в саду, где стояла у хозяйки стиральная машина, висела без употребления кружка Эсмарха, попросту говоря, резиновая клизма. Мы на ощупь нашли величайшее изобретение немецкого хирурга, отсоединили трубку, сняли наконечник и долго мыли трубку в проточной воде. Затем Том, прихватив две вазы, приготовленные для завтрашних цветов, в полной темноте потихоньку поднялся по поскрипывавшим ступенькам, долго возился, чем-то громыхнул (уронил вазу, как позже выяснилось), но никто не проснулся. Наконец он вернулся с двумя полными вазами вина и трубкой на шее. Мы гуляли еще часа два, содержательно беседовали о мужской дружбе и коварстве прекрасной половины человечества.

 

            На следующий день к вечеру начался праздник с грузинским застольем, тамадой, сосудами с вином, переходившими от гостя к гостю и торжественно выставлявшимися после последнего тоста этой серии на отдельный стол, с тем, что было со вкусом выпито и съедено за пиршественным столом, с горячим вареным мясом, тонкие пласты которого под утро вернули подорванные силы присутствовавшим и позволили продолжить праздник.

 

            Всё остальное: платаны, кипарисы, магнолии, пальмы и олеандры, реликтовые пицундские сосны, море – зеленоватое в Гаграх и прозрачное, как водопроводная вода, в Пицунде, такое чудо, как щедро усыпанные плодами мандариновые деревья, горные ущелья и озера с ледяной водой, подземная многозальная сталактитово-сталагмитовая феерия Новоафонских пещер, прелесть гудаутских санаториев, с которыми я познакомился позже, хачапури с глазуньей по-сухумски и многое другое, составляющее для меня своеобразие, красоту и пряную чарующую память об этом крае, а также трудолюбивые жители, с раннего-раннего утра и до захода солнца ковыряющие и поливающие свою плодородную землю, всё это за пределами выбранной мной темы.

 

            Многое оживало в моей памяти, когда я с ужасом смотрел на кадры войны в Абхазии, пробитые снарядами стены знакомых санаториев, узнавал о судьбе грузинских беженцев и бесчинствах басаевцев на этой земле. Тогда еще Шамиль Басаев был наш человек, мы не задумывались, чего нам будет стоить его боевой опыт, приобретенный на абхазской земле. В Гаграх, говорят, жили 30 тысяч грузин, осталось 40-50 человек. Я не знаю судьбы своих гагрских знакомых, надеюсь, что родители уехали или успели прожить отпущенные им годы. А что до молодых, не знаю, удалось ли им попасть в число тысяч беженцев или они погибли на родной земле. Таков невеселый эпилог этой истории, для которой я вроде бы выбрал одну из самых веселых тем. P.S. Фото за давностию лет к сожалению нет, но их достаточно в 20 отчетах по Абхазии на сайте tbg.

Медаль
Готов к критике!
Тэги: Абхазия ,
8 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Vnika аватар
Vnika (Пт, 06.02.2009 - 12:22)
Впервые познакомилась с винами Абхазии в 2005 году. Отдыхая в Сочи, выехала в Новый Афон, путь куда, естественно лежал через Гагры. Все классические марки вин Абхазии продавались в малюсеньком магазинчике на границе. Стоимость бутылки вина была просто смехотворная - 70-80 рублей. В это же самое время эти же вина в Сочи можно было найти только в самых дорогих ресторанах за баснословную цену. А уж в центре России - не сыскать вовсе. Но, о чудо! В сентябре минувшего года я увидела вина Абхазии в одном из винных магазинов Москвы, а чуть позже и у нас в Уфе. Пока только в сети магазинов "МЕТRО". Ну а хорошая дегустация - это не пьянка, поэтому впечатления только положительные :D Дегустация с помощью кружки Эсмарха - запоминающаяся история :taunt:
Os-a аватар
Os-a (Пт, 06.02.2009 - 13:59)
У нас продаются вина под названиями "Лыхны" и "Букет Абхазии" - сладкие, вкусные, ароматные. Но не всем они по карману, бутылка от 270 рублей, народ мало берет. А я иногда балуюсь вкусненьким))) А рассказ сейчас буду читать :m0170:
Irma аватар
Irma (Пт, 06.02.2009 - 14:21)
:D с бесконечным удовольствием читаю Ваши истории... :P спасибо и за сегодняшнюю... :D грустная радость, если так можно выразиться, остается от прочтения... :D Абхазия и Грузия..и там, и там дорогие сердцу люди... :hmm: :m1005:
Os-a аватар
Os-a (Пт, 06.02.2009 - 18:43)
А я взяла с собой распечатку в банк. Пока стояла в очереди, с огромным интересом занялась чтением. Да, вы времени в молодости то даром не теряли :taunt: Клизма и вазы - для винопития приспособить :rofl: Чувствую себя просто салагой, со своим жизненным опытом. Моя довоенная Абхазия помнится санаторием в Гудауте, экскурсиями в Гагру, Новый Афон (пещеры), поездкой на катере в Сочи... и ежедневным шоколадным мороженым из автоматов на территории санатория. Нам с сестрой было лет по 10-12, и вино мы ест-но не пили в те годы... Ах, да еще была поездка в Сухуми, смотрели обезьянник. Кроме вопроса "что стало с родными и знакомыми", проживающими в Абхазии до начала 1990-ых гг. задаюсь и вопросом: " За что расстреляли обезьянок?"...
voyageur аватар
voyageur (Пт, 06.02.2009 - 19:16)
Я присоединяюсь к Ирме - тоже люблю Ваши истории...есть такой грех... Всех чувств не передать...я ведь помню этот рай до войны! Так жалко все это, бог покарает тех, кто поднял руку на эдакую красоту! У нас с Вами это еще связано с воспинаниями о родителях и семейном отдыхе.. давным - давно...это было! Спасибо! :rofl:
Vnika аватар
Vnika (Пт, 06.02.2009 - 23:12)
Os-a, обезьянник в Россию перевезли. Где-то около Адлера.
Os-a аватар
Os-a (Пт, 06.02.2009 - 23:22)
Хорошо, если так. А я знаю только версию об уничтожении животных.
Mikha аватар
Mikha (Сб, 07.02.2009 - 00:43)
Сухумский обезьянник был основан где-то в 1927 для реализации идей проф. Иванова по гибридизации антропоидов (вариант Франкенштейниады - брррр). Потом он развивался как научное учреждение и использовался в том числе для отработки лекарств и прочей вивисекции. Функционировал и как разновидность зоопарка. Помню, как году в 78 кормили с сыном яблоками обезьянок, и, когда осталось последнее яблоко, парень жалобно сказал:"А мне?". Во время войны была жуть, небольшую часть питомцев перевели в Адлер, много погибло, говорят, что из 7500 осталось 280, не ручаюсь за эти цифры. Но если были случаи развлечений, когда играли в футбол головами убитых людей, то что могло спасти обезьян. Проклятая война, прОклятые люди.
DaShik аватар
DaShik (Сб, 07.02.2009 - 14:02)
Вдохнула-прочла-выдохнула :)
Ольга Ли аватар
Ольга Ли (Сб, 07.02.2009 - 15:40)
Mikha, какое наслаждение Вас читать, несмотря на грусть финала! Такой лирично-гармоничный эпос...
Mikha аватар
Mikha (Сб, 07.02.2009 - 18:05)
Спасибо всем за добрые слова и награду. Но парадокс, написал про пьянку - ни одного мужского слова, не знаю, правда, кто наградил. Вот и говори после этого, что у пьянства в России мужское лицо.
Os-a аватар
Os-a (Сб, 07.02.2009 - 17:41)
:m0170: да, для мужчин надо писать про Сибирь, водку и... э... ну эскимоских женщин :|
Фил аватар
Фил (Чт, 04.06.2009 - 22:22)
 Мужское слово воспоследовало (глянул на дату последнего комментария Ого!!!) не сразу. 

Похоже, я как тот русский мужик, что долго запрягает... Скопировал для неспешного чтения.
Anatabi аватар
Anatabi (Втр, 02.03.2010 - 13:45)
Очень понравился язык изложения, точная передача настроения, пейзажа и запахов(я их слышал!) есть хороший абхазский писатель, но я не буду сравнивать - у вас по-своему хорошо, как вечера на том берегу
BUCH аватар
BUCH (Чт, 22.04.2010 - 21:06)

Случайно открыла для себя эту историю! Читала с наслаждением! Грузия, Абхазия - это моя настоящая любовь. Здорово передана атмосфера лета, моря, винопития и счастья отдыха в этих местах. Спасибо!

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...