Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 1.

Соловки, разное
История участвует в конкурсе: Конкурс марта: Обитаемый остров

Предисловие

 

Как только прочитала название конкурса, возникло непреодолимое желание в нем поучаствовать. Но описывать какую-то одну сторону Соловецкой жизни не хотелось, как, впрочем, не хотелось и писать длинный рассказ, повествующий обо всех тонкостях десятилетнего опыта периодических поездок на этот остров. Дилемму разрешило посещение встречи с руководителем археологического раскопа В.А.Буровым, где он показал фотографии последнего года. Того, когда я туда не поехала. Хочется сказать огромное человеческое спасибо Екатерине Стрельниковой, любезно согласившейся прочитать текст: Именно ее мнение в отношении написанного сыграло главную роль в решении опубликовать историю. Поскольку некоторые из описанных событий относятся ко времени, когда фотоаппарат еще не был неотъемлемым спутником каждого и всегда, хочется поблагодарить авторов некоторых фотографий, использованных в качестве иллюстраций: Дмитрия Тор., Анну Абр., Григория Зауг., Диму Кар., Наташу Ман., и тех, чье авторство из-за прошедшего времени идентифицировать не удалось.

 

Часть 1.

 

- Ну и погодку ты выбрала для прогулок, - Татьяна поплотнее закуталась в теплый вязаный кардиган, изо всех сил стараясь загородить шею от пронизывающего ветра, налетающего на монастырский вал откуда-то снизу, из города, раскинувшегося неровной поверхностью у подножья холмов.

- А чем, собственно, тебя погода не устраивает?

- Да все прекрасно – холод собачий, ветер, дождь то и дело накрапывает. И это в середине лета.

- Типичная соловецкая погодка, кстати.

- Угу. Вот столько лет не могу понять – и что тебя туда каждый год носит? Ты не забыла, что мы сейчас - в Москве. – Татьяна на секунду задумалась и, мечтательно протянула, - обещали, что к субботе станет сухо и жарко, - после чего в ее голос вернулись прежние капризные интонации.- Не могла выходных дождаться. Вот тебе на! Полгода собираться на выставку Древнерусских икон и прийти сюда в единственный санитарный день. Да еще в такую погоду. Везет же нам!

- Может, хоть вокруг монастыря* (*Андронников монастырь) обойдем? Чтобы уж совсем обидно не было, что с работы сбежали.

- Идем … Странно, сколько раз здесь была, никогда не обращала внимания … Э?! Ты в порядке? Что случилось? Лель, ты что – привидение увидела чтоли?

Как сквозь пелену на какое-то мгновение я увидела Татьяну, стоящую напротив меня и кажущуюся не столько напуганной, сколь удивленной. Хотелось бы мне знать, как выглядело в тот момент мое лицо, раз человек, сталкивающийся на работе с таким, что и не каждый передать словами возьмется, выдал такую реакцию.

- Ты о чем? – я старалась говорить как можно более шутливо, попутно борясь с внезапно нахлынувшим сильным головокружением и резко подступившей тошнотой.

- Да вид у тебя вдруг стал … странный такой … как будто прозрачный…

- Тань, - на удивление для себя самой я ответила честно и вполне серьезно, - если бы я не знала про твое образование и место работы…. У меня только что было полное ощущение, что мы прогуливаемся вокруг Соловецкого Кремля со стороны бухты. Кажется, я сейчас могу даже описать людей, которых видела, и то, что там изменилось со времени моего последнего посещения Острова. И ветер... Ветер с моря … Соленый и свежий…. Слушай, как думаешь, может, мне в самом деле съездить на пару дней куда-нибудь отдохнуть? А то совсем крыша съедет от такой работы – без выходных и почти круглосуточно.

- Прогресс! Оказывается, и твою голову иногда посещают умные мысли.

 

***

 

Машина легко катилась по Егорьевкому шоссе. Три дня путешествия на колесах. В планах несколько городов и озеро. В коем-то веке я на правом сиденье. Наслаждаюсь солнышком, теплым ветром, ничего не деланием и приятным обществом.

- Первую остановку будем делать в Касимове?

- Большую – да. Хотя, может, и раньше. Как мне вести надоест. Или как Любка порулить захочет. Так что тебе пиво пока пить нельзя, – последние слова были направлены в мою сторону. Пока моя физиономия растягивалась в невольной улыбке, до сознания медленно дошел смысл, сказанного на заднем сиденье.

- Раньше-раньше. Магазин нужен … А наши, кстати, на Соловки уехали … - Именно последняя фраза застала меня врасплох, заставив напрячься и нервно вздрогнуть. Неужели же мне не показалось тогда, у монастыря? Бред какой-то … Точно пора лечить голову, а то и не такое мерещиться начнет. Однако, вслух сказала совершенно другое, приложив уйму усилий, чтобы придать голосу нейтральное безразличие.

- Знаю.

- Откуда? – вопрос был задан с нескрываемым удивлением.

- Видела, - также безучастно ответила я, упорно делая вид, что разглядываю пролетающий мимо однообразный пейзаж из деревьев. Все же в таких случаях у пассажиров на заднем сиденье есть явное преимущество – они могут видеть в зеркале лица говорящих впереди.

- Провожала? – удивления в голосе звучало еще больше.

- Нет. Просто видела, - к тому времени мне уже удалось взять себя в руки, а немного замедленная речь придала голосу те отстраненные нотки, в ответ на которые разговор обычно меняет тему или прекращается. Однако обернуться и прямо взглянуть на спрашивающего я так и не осмелилась.

- А … Ну да … Конечно …

 

***

 

Время нас травит бесстрастно...

Лекарь, палач - один ряд:

В маленьких дозах - лекарство,

Передозируешь - яд.

(ХРОНОС)

 

История эта началась десять лет назад – в июне 1999 года. Вообще-то нет, началась она двумя годами раньше, но то была только предыстория, та самая, что в итоге направила мой взор в сторону севера. В то время я, конечно, уже знала, что по миру можно путешествовать с туристическими фирмами, можно даже просто отдыхать, но вот позволить себе могла разве что поехать работать. И хотя с того времени многое изменилось, а количество посещенных стран давно перевалило за число пальцев, Соловки и по сей день считаю особенным местом. Тем, что помогает сохранить очень тоненькую и хрупкую душевную нить, связывающую способность восхищаться дикой нетронутой природой с особенностями жизни в реалиях огромного мегаполиса, пропитанного суетой и условностями. И вот – Остров! Как же я ждала его появления на горизонте, когда плыли от Кеми – сильно замерзшие, прячась от ветра за рюкзаками, сложенными на носу судна и укутываясь в вытащенные спальники и коврики.

 

 

 

Год 1999

 

Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 1.

 

Жили мы тогда в монастыре, в Новобратском келейном корпусе. Евроремонт?! Да что вы! Внешний вид и внутренне убранство здания на тот момент еще навевали мысли о некоторой степени самоотверженности его обитателей и, казалось, сами собой определяли подобие спартанского образа жизни. Стены внутри строения были сильно обшарпаны, с потолка местами сыпалась краска, особенно, если чуть посильнее хлопнуть дверью, а при проживании по шесть-десять человек в комнате, бросив коврики со спальниками на пол, избавиться от пыли было совершенно нереальной задачей. Туалет располагался в другой части монастыря, воду же приносили в канистрах из соседнего корпуса. Музыкой нам служило что-то тарахтящее, доносившееся из окна. В самом Кремле еще не было камер слежения, не было охраны, все двери были открыты, а кодовые замки можно было представить разве что в страшном сне. Экскурсоводы еще не научились напоминать, что за информацию надо платить, и реагировали совершенно спокойно, когда кто-нибудь, заинтересовавшись рассказом, останавливался около заезжей группы туристов, впитывая в себя новые знания.

Для меня то был первый и единственный год, когда мы поднимались на колокольню, лазили на башни, спускались в недра неработающей электростанции, пробирались по внутристеннной лестнице в подклет и на чердак Спасо-Преображенского Собора, протискивались всевозможными ходами и переходами, которые только могли обнаружить. Причем побыть ни в одном из этих мест в одиночестве так и не довелось – там всегда кто-то был: снимал или рисовал закаты, просто смотрел на море, наслаждаясь северным морским ветром, или так же, как и мы, исследовал сокровенные уголки поселка. На Острове царила та простота и доброта нравов, которая позволяла нам, приехавшим провести свой отпуск на нетрудных и не требующих большой квалификации работах, беспрепятственно заглядывать в любые дырки, не боясь быть неправильно понятыми или изгнанными. Фонарики были далеко не у всех, но это совершенно не смущало и не мешало осваивать хитрые лабиринты стенных ходов, кладовых, чуланов и узких каменных щелей. Во время экскурсии тогда официально водили на чердак Спасо-Преображенского Собора, где мы, как на нашестах рассевшись по деревянным балкам между арками сводов, слушали рассказы про историю острова, периодически подходя к окошкам и любуясь удивительным видом на центральный барабан и верхнюю часть храма.

 

Спасо-Преображенский Собор

 

Белые ночи постепенно становились черными, хотя до непроглядной тьмы еще было далеко. Ближе к полуночи наступал тот полумрак, когда по улице оставалось вполне комфортно передвигаться без фонаря, не боясь споткнуться, но вот в помещении уже уютнее было со светом; а если это пламя свечи, дополненное гитарой, пением и горячим чаем в «кают-компании», роль которой выполняла обычная комната с печкой, отведенная под кухню-столовую, то соловецкая ночь приобретала ту особую чарующую и мистическую привлекательность, когда с нетерпением ждешь наступление вечера. И хотя перед этим несколько суток мне, и еще нескольким особо неугомонным участникам поездки, также приехавшим на остров впервые, довелось поспать всего по паре часов, пытаясь в короткое отпускное время вместить то, что другие успели познать за несколько лет, - в эту ночь сон почему-то настойчиво обходил меня стороной. В комнате все спали. Стараясь никого не разбудить, тихонько оделась и вышла побродить. Но смогла пройти всего несколько метров, дойдя до Спасо-Преображенского Собора. Что заставило меня тогда остановиться около стен, сооруженных в середине XVI в. (1558-1566 гг.)? … Собор был освещен в 19 августа 1566 г. в день Преображения Господня. А 21 августа того же года в него были перенесены мощи преподобных Зосимы и Савватия. Единственный фрагмент росписи, который сохранился с тех времен - изображение Спаса Вседержителя в куполе светового барабана. Толщина стен здания достигает на уровне подклетов пяти метров. Монолитность сооружения подчеркивают широкие угловые лопатки. Массивные центральные лопатки разделяют фасады на прясла и проявляют внутреннюю структуру двустолпного храма. Центральный световой барабан, имеющий форму усеченной пирамиды, опирается на два столпа и алтарную часть, и потому расположен несимметрично по отношению к четырем главкам верхних пределов: сильно смещен к востоку. По углам кровли устроены четыре предела, каждый из которых завершается бочкообразной кровлей, над которой на глухом барабане высится луковичная главка с восьмиконечным крестом. … Но все это я узнаю потом. Пока же прошло всего несколько дней с моего первого прибытия на Соловки, а Собор, каким я его тогда увидела, еще не подвергся той реставрации, которая спустя несколько лет вызовет всевозможные споры и разногласия. И вот, не думая совершенно ни о чем, без цели и каких-то определенных мыслей, стояла я у входа, не решаясь войти, но и не уходя… Что это? Галлюцинация? Игра воображения? Откуда-то сверху на меня медленно опустилось негромкое пение. Голоса были мягкие и чарующие. Возникало ощущение, что они идут откуда-то из глубины. Сама не понимая, зачем я это делаю, что хочу найти и увидеть, очень тихонько, останавливаясь на каждой ступеньке, стала подниматься вверх по лестнице. Дверь оказалась чуть приоткрытой. По мере моего продвижения голоса усиливались. И вот я внутри: стены и своды были освещены каким-то красноватым светом, который, то усиливался, то ослабевал, создавая странные игры света и тени. Тени. Кто может их отбрасывать? Кто здесь в такое время? И – зачем? Пение, казалось, из ниоткуда врывалось в храм и разносились по пустоте, многократно отражаясь и усиливаясь о стены и своды, поднимаясь вверх под самый купол и уносясь еще выше, в небо. Звуки поражали в самое сердце, заставляя поминутно замирать и чувствовать пробегающие по спине мурашки. Возникший где-то животный страх говорил – беги отсюда, но чары голосов буквально пригвождали к месту. И вот так, раздираемая противоречивыми чувствами, словно зачарованная пением неизвестных исполнителей, я стояла и слушала, не находя в себе сил сдвинуться с места. Кто знает, сколько прошло времени прежде, чем я осмелилась сделать следующие несколько шагов? Реальность оказалась много проще, чем я ожидала: это была ночная репетиция приехавшего накануне хора. О том, что подобная практика – вполне обычная вещь того времени я опять же узнаю значительно позднее. И мы сами иногда будем туда заходить: послушать и попеть под сводами. В тот же момент эмоции и чувства многократно преобладали над логикой. Постояв еще несколько минут, тихонько развернулась и вышла на улицу. Желания идти куда-то дальше уже совершенно не было, и я зашагала назад, в комнату. Спать мне оставалось всего несколько часов.

 

Зайчики

 

Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 1.

 

Большой Заяцкий остров. Даже не знаю, что во время первого визита туда поразило больше – рисунки кого-то, кто проживал в амбаре, церковь Андрея Первозванного, источник с полуразрушенным срубом, облако, зацепившееся за церковь и повисшее над пристанью или же тундра, которую я до того ни разу не видела. Или все же лабиринты. А может быть способ, которым остров решил приобщить нас тогда к частицами своих тайн. Шла самая обыкновенная экскурсия, с той лишь разницей, что погода радовала солнышком, ветер был даже более теплый, чем тот, на который можно было рассчитывать в середине августа, и нагретый тундровый покров из шикши так и манил прилечь. Именно это мы и сделали, уютно утроившись на темно-зеленом покрывале, вместо подушки использовав поросшие невысокой растительностью валики лабиринта, убаюкиваемые спокойным голосом экскурсовода. В те же моменты, когда, собрав последние силы удавалось приоткрыть глаза, до слуха долетали слова, что …

 

… через Заяцкие острова пролегал путь поморов, переправляющихся с одного берега Онежской губы на другой. В гавани Заяцких островов нет подводных камней, что оценили жители обители в середине XVI века, выстроив здесь каменную пристань. Впоследствии на берегу была выстроена деревянная часовня и кельи со службами ….

… Петр I дважды посещал Соловки. И именно второй визит принес на Заяцкие острова наибольшие изменения. В 1702 году (5 августа) русская эскадра в составе 13 кораблей вышла из Архангельска на Соловки. В свите Петра вместе с царевичем Алексеем находились все виднейшие вельможи того времени: князья Голицыны, Прозоровский, Черкасский, Хованский, Долгорукий, Урусов, Троекуров, Трубецкой, генерал-адмирал Ф.А.Головин, А.Д.Меншиков, К.А.Нарышкин, дипломат П.П.Шафиров, военный инженер В.Д.Корчмин, резидент польского короля в Москве... На кораблях было около четырех тысяч солдат Преображенского и Семеновского гвардейских полков. 10 августа эскадра подошла к Заяцким островам и стала на якорь на рейде, где находилась почти неделю, до 16 августа. Именно в те дни был отдан приказ о срочной постройке на берегу здешней гавани деревянной церкви в честь Андрея Первозванного, считавшегося покровителем русского флота. Но только спустя значительное время, в XVIII и XIX веках рядом с церковью у пристани вырос небольшой монастырский поселок: несколько деревянных домов, сараев и амбаров.

… Что же до самих лабиринтов, выполненных из небольших камней-валунов, представляющих собой дорожки с сильно запутанным ходом, попав в центр которого очень трудно выбраться назад, то в полной мере оценить всю мощь и загадочность этих сооружений я смогла лишь после того, как находясь в другой стране, у меня была возможность потратить уйму времени на литературу, посвященную описаниям тех мест: «... Среди разных предположений кажется наиболее вероятно, что они относятся, по крайней мере в основном, к неолиту и ко временам примернo V — VI века до нашей эры; строили их, как думают, германцы, оттесненные кельтами, и затем лопари, заимствовавшие эти постройки от германцев. Думают, что устройство лабиринтов связано с культом умерших и назначено для воспрепятствования душе умершего, похороненного в центре, выйти наружу, — первоначально по крайней мере … Кромлехи, менгиры, кэрки и, наконец, древний Критский лабиринт — вероятно родственны между собою и с Лабиринтами Соловков и Мурмана, хотя различаются между собою размерами, начинающимися огромным дворцом-лабиринтом Кносса (на Крите) и кончая клумбами или постройками в несколько метров поперечником, а затем — узорами и вышивками на тканях. Мурманские лабиринты измеряются несколькими десятками метров. Соловецкие — меньше. (Флоренский П.А., Сочинения. Т.4 Письма с Дальнего Востока и Соловков).

 

***

 

Обмолвилась я во время той поездки, что поскольку я на острове впервые, мне бы очень хотелось побольше походить и посмотреть. И … не поверила своим ушам, когда меня пригласили в группу фотофиксации памятников культуры. Здесь надо заметить, что снимала я тогда - мыльницей. Выходов на объекты у нас было несколько, и самый первый – на Березовую тоню* (*Тоня – небольшое рыбацкое поселение на берегу). Вот именно во время того выхода стало понятно, что самые большие лабиринты на Соловках – это хитросплетения дорог и направлений. И пойдя в нужном направлении, можно легко поставить рекорд длительности и расстояния. Если верить, что лабиринт – это путь в параллельный мир, то в тот раз нам впервые удалось провалиться в иное измерение.

 

Вышли мы рано утром. Очень быстро достигли конца поселка, где какая-то женщина любезно рассказала нам дорогу, но … через какое-то время дорога раздваивалась, потом – опять развилка, и потом – снова выбор. Странно, нас же заверили, что дорога – одна. Только после нескольких часов исследования всех возможных поворотов и полян, блуждания по следу мотоцикла и разговоров с непонятно откуда бравшимися помощниками, та же самая женщина, что и утром, сжалившись над нами, уставшими и расстроенными, проводила нас на ту единственную дорогу, которая вела к тони. Но на том приключения долгого дня не закончились.

Дойдя до места, отсняв объект и закат и разбив палатку, занялись мы разведением костра. Выбрали камешек, чтобы не портить почву, принесли хвороста, и вот уже огоньки пламени весело потрескивали, как начался прилив. Вскорости стало понятно, что через некоторое время выбранное место окажется скрыто холодными водами Белого моря. Перебрались дальше вглубь острова. Разожгли новый костер и начали варить кашу. Ага! Поужинать захотели? Ветер явно был против, унося тепло костра в море. Промучились мы за этим занятием больше четырех часов прежде, чем придумали хитрый трюк: трое загораживают костер от ветра, а один подбрасывает хворост и машет седушкой, заставляя костер разгореться до максимально возможного.

 

Год 2000

 

Время нас готовит в жизни-супе,

Мозги в нем заполняют верхний слой...

Но лишь на дне лежит немного сути -

И то, если бульон Ваш не пустой...

(ХРОНОС)

 

Почти год прошел с того времени, как я впервые побывала на Соловках. Закрученная в круговороте работы над диссертацией, сдачей экзаменов, чтением лекций и репетиторством, я совершенно не находила времени на общение с людьми, с которыми провела на острове две замечательнейшие недели. Разве что пару раз удалось куда-то вырваться на час-другой. Но, чем ближе приближалось лето, тем отчетливее я понимала, что я опять хочу на Соловки. И опять с теми же людьми. Формальным поводом было желание посетить остров Анзер, куда я не поехала год назад. Но было что-то еще. Что-то, что не поддавалось осмыслению. По крайней мере на тот момент. Воспоминания поездки того года сохранились без целостного образа, разрозненными обрывками отдельных историй и ощущений, про которые даже не могу сказать точно, относятся ли они к местам, людям, действиям или тому, что поездка была в какой-то степени переломной, наметившей что-то новое, что пока еще не очень укладывалось в привычные рамки. И уж точно причина, по которой я поехала на Соловки год назад, уже не являлась к тому времени

первостепенной.

 

***

 

Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 1.

 

Большая Соловецкая Регата. Этап гонки, проходящей на Соловках обычно бывает в первые выходные августа, хотя яхты приходят в Сухой док на несколько дней раньше. За время пребывания на острове у яхтсменов предполагает небольшой отдых и посвящение в моряки. Для ритуала вблизи губы Долгой ребята из небольших камней, собранных в море, сложили холмик и увенчали его своеобразной головой-фигуркой какого-то идола или божества (Нептуна, наверное). Вообще-то про регату надо было бы начать рассказывать еще год назад. Именно тогда мы познакомились с экипажем судна «Странник». Уже подходили к концу две недели нашего пребывания на Острове, и мы, возвращаясь из кресторезной мастерской, где знакомились с технологией изготовления поклонных крестов, бродили по поселку с каким-то странным настроением – толи устали маленько, а толи просто взгрустнулось. Сухой док был заполнен яхтами, откуда доносились голоса и музыка, сильно контрастировавшие с нашим несколько подавленным состоянием. - А пошли с яхсменами знакомиться?! – в этой фразе проявился весь здоровый авантюризм нашей компании. Сказано – сделано. Идея была подхвачена на ура и мы тут же ринулись претворять ее в жизнь. Немного стесняясь и робея, постоянно подтрунивая друг над другом, кто же пойдет знакомиться первой, спустились в док. На одной из яхт слышалась не вполне цензурная речь, на другой подростки пытались откровенно с нами заигрывать, что-то не понравилось на еще паре судов и вдруг: на корме стоял молодой человек в ярко красных штанах и с абсолютно непроницаемым лицом. Казалось, ему нет дела ни до острова, ни до нас, ни вообще до чего бы то ни было. «Нам – туда!» - дружно и очень громко подумали мы и ... напросились посмотреть яхту. Слово за слово. Не успели опомниться, как на судно вернулись капитан, его помощник и остальные члены команды. Кто бы мог тогда даже предположить, что это знакомство растянется потом на много лет, что ребята несколько раз будут приезжать в Москву … Но это все будет потом, а пока… Пока, спустя год, в 2000 году, нас пригласили посмотреть регату с воды. Незабываемые впечатления. Закат. Ветер. Незначительное покачивание судна. Бесконечные байки яхтсменов. И, конечно, шокирующее по своей красоте зрелище, когда закатное солнце многократно отражается в парусах, когда суда, стартующие одновременно, расползаются по морю, выбирая наиболее удобный маршрут. К сожалению, ничего не понимала тогда (как не понимаю по сей день) в морском деле, так что оставалось только тихо восхищаться тем, как лихо гонщики управляли яхтами и любоваться освещенными вечерним солнцем парусами. И никогда больше, кроме как в тот вечер я не видела монастыря со стороны моря, окрашенного в оранжево-красные цвета, на фоне абсолютно синей воды.

 

***

 

Это были последние года, когда на Анзер можно было попасть достаточно просто, всего лишь договорившись с владельцем лодки и лесником. Однако, остров считался заповедником и там нельзя было ставить палатки и разводить костры. Самый близкий путь до о.Анзер – от Реболды: всего пять километров по морю. Но наиболее комфортный вариант - от лодочной станции на губе Долгой. Там-то нас и ждала дора, которая должна была отвезти нас на остров, а через неделю вернуть назад. Вещи погрузили в небольшую лодку, привязанную на веревочке сзади, и мы «паровозиком» с прицепом двинулись в путь. Три часа по морю, обдуваемые ветрами и поливаемые брызгами, пролетели очень быстро. И вот и мы в губе Капрской. Уверили лесников, что палатки поставим ближе к мысу Колгуев, и на день будем их снимать, так что нас нельзя будет обнаружить ни с моря, ни с суши. Но прежде, чем направиться к месту стоянки, решили посмотреть Голгофо-Распятский скит. Реставрационные работы там только-только начинались. Взобрались на полуразрушенную церковь. И хотя накрапывал дождь и был достаточно сильный ветер, страха упасть со скользких стен не было. Напротив, была какая-то уверенность, что ничего случиться просто не может. Возможно, это было безрассудство, а, возможно, и в самом деле такие места помогают и защищают. Петровский городок. Долго не могла понять, почему же такое название и за что его называют «большой анзерский пескожил». Только увидев воочию, сообразила, что холм как две капли воды похож на холмик гигантского пескожила. Правда это или нет, но существует история, что он сложен людьми Петра I, которым тот приказал собирать по берегу камни и относить их во время отлива как можно дальше в море и складывать там в кучу. Сделано это было исключительно ради того, чтобы люд служивый был занят делом и не распускался в праздности. В результате образовался холм, который сохранился и по сей день, а во время отлива к нему можно

добраться посуху.

 

Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 1.

 

На мысе Колгуев когда-то был (радоновый?) маяк и там достаточно высокий уровень радиации, отчего находиться в том месте долго не рекомендуется. Но тут как в анекдоте – «были мы там и никакой радиации не видели». Мы, конечно, про все это знали, но жили все равно достаточно близко от мыса, оконечность которого покрыта настоящим «садом камней» и заканчивается двумя небольшими крестами. Кресты на севере ставят повсюду и практически по любому поводу. Часто это просто благодарственные кресты – переплыли от острова к острову, и в знак благодарности поставили крест. По какому поводу и когда поставлены эти – неизвестно. Большую часть времени мы тратили на сбор ягод – брусники и черники – и, казалось бы, бессмысленных прогулок по острову. Фирменное блюдо Анзерской трапезы - черника со сгущенкой – присутствовало в меню на завтрак, обед, ужин, полдник и пятичасовой чай.

 

Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 1.

 

До недавнего времени на Анзере обитало внушительное стадо оленей, численность которого поддерживалась и охранялась. Только в определенное время весной на этих животных была разрешена охота, чтобы поголовье не превышало то, что может прокормиться. Если вести себя достаточно осторожно, к животным можно было приблизиться практически вплотную. И уж уезжать с острова, не привезя с собой настоящие оленьи рога … Они и сейчас украшают мою квартиру. В тихую погоду во время отлива в районе мыса Колгуев можно наблюдать тюленей, загорающих на камнях. Правда, в те времена телевик казался чем-то из области фантастики, так что фотографий тех лет не существует, но вот воспоминания о том, как прячась за камнями и играя в разведчиков, пытаясь не спугнуть тушку, развалившуюся на валуне, мы подбирались поближе, чтобы получше разглядеть этих удивительных морских животных, свежи в памяти и по сей день. В последнюю ночь перед возвращением на большой Остров мы с подругой напросились переночевать в доме у лесников. Уже ближе к утру, незадолго до подъема, почти сквозь сон услышали разговор:

- Вот, голландцы были - посуду помыли.

- Ага, а немцы – обед сготовили. - Ладно, поехали к телевизионщикам, у них спирт есть …

Пришлось и нам внести свою лепту в дружественные взаимоотношения с хранителями природы – подмести избу, приютившую нас, а вернувшиеся лесники угостили всю нашу группу картошкой и соловецкой селедкой.

Следующий мой визит на Анзер состоится только через 7 лет, но это уже будет совсем другой остров.

 

Год 2001

 

Время - ток. А по другому -

Свернется кровь в просвете жил...

Когда не больно - это кома,

А кто не грешен - тот не жил...

(ХРОНОС)

- А мне сказали, что ты в экспедиции! По югам загораешь! Защитилась и уехала.

- Правильно сказали. Вчера только вернулась. Не понравилось мне там. Жарко очень. И народ какой-то странный на раскопе. Все что-то копают, копают. Не иначе как хотят найти череп коня Александра Македонского. И пьют много. Отвыкла. Вот и сбежала при первой возможности, – после этой фразы я вдруг поняла, что больше общих тем для разговора у нас нет. А про экспедицию вообще рассказывать не хочется …

- И что теперь?

- Наши неделю назад на Соловки уехали … - задумчиво и как будто бы для самой себя процедила я куда-то в сторону.

- Вот объясни мне, пожалуйста, что вам так нравится на севере? Я там почти двадцать лет отслужил. И что? Вот чего тебе здесь не хватает? Уж лучше на теплое море, в дом отдыха какой-нибудь.

- А там что интересного? – сказала я не без иронии. – Кабак и дискотека?

- Да хоть бы и так. А еще теплое море и за все уплачено …

- Точно. А еще там можно по ночам спать и видеть цветные сны, - съерничала я, начинаясь заводиться. Объяснять и доказывать что-то было бессмысленно. Стало банально скучно. На столько скучно, что в тот момент твердо для себя решила, что если в ближайший часа два попаду на вокзал, то есть шанс купить билет до Кеми на ночной поезд, и к утру пятницы я уже буду на Соловках.

 

***

 

Первый же человек, которого я встретила на острове, на вопрос, где тут живет наша честная компания, отвел меня на кухню, где под тихую гитару готовился завтрак. Манная каша. С раннего детства ненавижу это блюдо, но в то утро мне показалось, что ничего вкуснее на свете просто не бывает, а все угрызения совести и глубокие сомнения, правильно ли я сделала, что вот так вот уехала, не сказав куда и на сколько, мгновенно рассеялись, уступив место долгожданному спокойствию.

 

Только приехала и сразу - на мыс Белуший. Когда-то очень давно белухи - ближайшие родственники дельфинов - выбрали это место под свой родильный дом. Сейчас Соловецкое стадо насчитывает около 80-ти особей, и основную его численность составляют самки с детенышами. Самцы же заплывают сюда в небольшом количестве, редко и ненадолго. Свидания у них происходят всего один раз в год, а через 11 месяцев у самок появляются детеныши, которые рождаются черными, и только спустя определенное время становятся белыми, такими, какими известны эти животные. Посещения мыса разрешены, но с некоторых пор туда все чаще стали подъезжать на лодках, шум моторов которых пугает обитателей моря, и без того не стремящихся к близкому знакомству с людьми. От поселка к белухам около восьми километров. В начале дорога идет в сторону горы Секирной, и не доходя до нее пару километров сворачивает в сторону, на тропинку, переходящую в деревянный настил через болота, и в конце пути выводит прямо к морю, туда, где разбили лагерь биологи, изучающие морских млекопитающих Соловецкого архипелага. Белух можно наблюдать очень близко, особенно в отлив, когда к вышке, оборудованной для наблюдения вдалеке от берега, есть возможность пройти по морскому дну. Наблюдательный пункт оборудован таким образом, что за внешней обычностью и незаметностью, в его недрах скрыты самые разнообразные приспособления: мониторы, провода от микрофонов, опущенных в воду, записывающие устройства …

У нас было два визита на этот мыс. Один в 2001 году по приглашению Владимира Баранова (сотрудника Института океанологии), и второй - спустя пять лет, в 2006. В первый раз нам повезло, пригласивший нас Баранов рассказал массу интересного и показал кино прямо на вышке. Да-да, стоя на вышке, в доброй паре сотен метров от берега – смотреть кино и слушать голоса моря через микрофоны, надеясь понять, о чем между собой разговаривают белухи. Трудно поверить, но, комментируя фильм, океанолог рассказывал, что многим белухам исследователи дали имена, и знают их привычки и особенности поведения. Во время второго визита в 2006 г. нам повезло меньше – мы попали на мыс во время шторма, когда белухи ушли в море, где более безопасно для них самих и их детенышей.

 

***

 

- А ты когда в Москву?

- Нас выгоняют и надо освобождать жилье?

- Нет пока …

- Ну, вот тогда и поеду, когда выгонят или когда пойму, что могу общаться с людьми. Да, а когда приезжают президент и митрополит?

- Да кто ж их знает…

Несколько обидно было наблюдать как булыжную мостовую, которую мы две недели мостили перед входом в Кремль, в одночасье засыпали смесью песка и цемента, а сверху проехались грейдером - сделали дорогу для президента. Но в то же время совершенно невозможно было сдержать улыбки, когда вокруг монастыря прогуливались «монахи» – по трое, в одинаковых ботинках, а около входа в Кремль поставили постового, снабженного палочкой для регулировки движения, и этот представитель власти, прибывший на остров всего на несколько дней, постоянно делал нам замечания, что мы ходим где придется, а не по правилам – на встречу отсутствующего в то время на острове движения.

 

***

 

Как я сказала в самом начале, описываемые здесь поездки – рабочие. Хотя в чистом виде называть их словом «работа» все же не очень правильно. Группа, с которой я выезжала, работала под началом музея. Именно музей давал работу - по 4 часа в день (с 9 до 13 часов) с понедельника по пятницу. В качестве оплаты участникам работ предоставлялось жилье и свобода передвижения по острову и организовывались экскурсии, включая поездки на Заяцкие острова, и выделялись лодки для прогулки по системе озерных каналов. За время поездок мне довелось укладывать камни при реставрации булыжной мостовой, участвовать в фотофиксации, рушить сарай, что-то копать, и последние несколько лет работать на археологическом раскопе.

 

(продолжение следует)

Медаль
Тэги: Россия ,
5 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Irma аватар
Irma (Пнд, 30.03.2009 - 17:38)
красиво, трогательно.. не знаю, у кого как, а у меня Соловки всегда вызывают грустные и печальные эмоции...щемящей красоты фото... Молодец просто! :hmm: вспомнился рассказ Анзера об истории его ника...именно про этот остров. :hmm:
finikova аватар
finikova (Пнд, 30.03.2009 - 15:21)
Вторая история о Соловках - и тоже очень хорошая. Видимо, место такое..
Ranton аватар
Ranton (Пнд, 30.03.2009 - 21:41)
:D давайте продолжение.
BUCH аватар
BUCH (Пнд, 30.03.2009 - 23:48)
А я тоже про Анзера вспомнила, ещё,прочитав историю Поппинс. Очень хороший рассказ. :D
tananta аватар
tananta (Пнд, 30.03.2009 - 22:49)

Рантон написал(а):

:D давайте продолжение.

уже :-) надеюсь, что и с окончанием итории справлюсь :-)

tananta аватар
tananta (Втр, 31.03.2009 - 00:52)

Irma написал(а):

красиво, трогательно.. не знаю, у кого как, а у меня Соловки всегда вызывают грустные и печальные эмоции...щемящей красоты фото... вспомнился рассказ Анзера об истории его ника...именно про этот остров. :hmm:

Спасибо огромное! :-) А Анзер стоит отдельной графой даже по отношению к другим островам Соловков. Даже сами соловчане так говорят ...

tananta аватар
tananta (Втр, 31.03.2009 - 00:53)

Малина Финикова написал(а):

Вторая история о Соловках - и тоже очень хорошая. Видимо, место такое..

Спасибо! Место там, действительно, совершенно удивительное!

tananta аватар
tananta (Втр, 31.03.2009 - 00:54)

Buch написал(а):

А я тоже про Анзера вспомнила, ещё,прочитав историю Поппинс. Очень хороший рассказ. :D

Спасибо!

Ольга Ли аватар
Ольга Ли (Втр, 31.03.2009 - 11:04)
Красиво и трогательно - согласна! :D :D :D
tananta аватар
tananta (Втр, 31.03.2009 - 21:45)
Ольга, спасибо большое! Рада, что вам понравилось :-)
Фил аватар
Фил (Пнд, 06.04.2009 - 00:41)
Вы замечательно пишете! Спа! "В начале дорога идет в сторону горы Секирной, и не доходя до нее пару километров сворачивает в сторону, на тропинку, переходящую в деревянный настил через болота, и в конце пути выводит прямо к морю, туда, где разбили лагерь биологи, изучающие морских млекопитающих Соловецкого архипелага" - это мое чуство называется "ностальгия": гати в две доски по сырым местам строили мы вдвоем с товарищем... Вы замечательно пишете! Спа!
tananta аватар
tananta (Пнд, 06.04.2009 - 13:01)
ой! Спасибо! :m1009: ... вдвойне приятно услышать такие слова от человека, имеющего к этому самое непосредственное отношение :-) спасибо вам! :-)
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...