Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 2.

Соловки, разное

Начало истории http://www.tbg-brand.ru/node/12692

 

Часть 2.

 

Время долбит по виску -

И в ритмических сверканьях

Истину не заарканить:

Убегает по песку...

Я бросал в неё лассо,

Но она мне проревела:

"Tempus omnia revelat"-

Время выявляет всё!

(ХРОНОС)

 

- И что – опять на Соловки собираешься? – голос Трона вызывал какие-то странные чувства – смеси недоумения и легкой иронии. – Все не угомонишься? А как же конференция? Давно уже нигде не выступала в России. Пора бы и о себе напомнить.

- Наверное, - я неохотно согласилась. Однако поменяла тему и продолжила немного растерянно.

- И так два года не была там. – А потом, словно вспомнив о чем речь, добавила, - … для защиты надо семь публикаций в ВАКовских журналах. А у меня сколько? – как не старалась, я не могла сдержать улыбки. – Посчитай на досуге. Все же - соавтор в большинстве статей.

Это была та редкая встреча, когда, начав с текущих и неотложных дел, плавно перетекли в чаепитие с трепом про все на свете. И сделано это было так ловко и профессионально, что местами напоминало игру, в которой каждый пытался вывести разговор в нужное ему русло. Мы как будто бы соревновались в профессиональных навыках словоблудия и постоянного переигрывания друг друга.

- Кстати, заметил, что ты стала подписываться другим псевдонимом. С чего вдруг? Это имя не твое какое-то. Ты не такая … И понять не могу, что оно значит … – это был даже не вопрос, а комментарий, сказанный никому и в никуда. При этом Трон странно прищурился за очками, что сделало совершенно непонятным – был ли вопрос задан из праздного любопытства или же за ним стоял профессиональный интерес. – Прежний псевдоним тебе подходил больше. Кажется, это было твое настоящее имя, переведенное на какой-то диалект. Или устаревшее имя с тем же значением. – На это заявление я немного опешила. Вот уж не предполагала, что Трон знает эту маленькую тонкость. Предполагалось, что будучи консультантом диссертации, он должен был читать весь тот бред, который я писала в рефератах по философии, хотя странно, что он это делал - вроде бы дохристианский политеизм в славянской истории не числился в списке его прямых интересов.

- Ну, тебе виднее … – Сделала я слабую попытку свести разговор к некоторой шутке. – И потом, старый сохранился в почтовом адресе. Да и … - в очередной раз я попыталась подтрунить над собеседником - Доктор, кто из нас занимается душеведением? Вам и карты в руки! – Но вдруг совершенно серьезно добавила. – Соловки – это как болезнь. Можно в легкой форме переболеть и получить иммунитет на всю жизнь. Таких, кстати, из приезжающих туда с туристическими и паломническими турами, – большинство. А можно подцепить особо тяжелую форму, которая потом периодически дает обострения, и снимается только во время очередного визита. Да и то – на время. Лечить возьметесь? Или все же – «собеседник»? – вернулась я к привычному ехидному тону.

- Не надейся. Собеседник. По крайней мере до тех пор, пока не начнешь писать работу и не выйдешь на утверждение темы и защиту. Тогда опять стану консультантом. – И, не давая мне опомнится, продолжил. - Мне сказали, что ты после того звонка из Германии ни разу не объявилась … а в Москве потом несколько раз была. Да и после возвращения уже год прошел. Мне казалось… - наверное, это был чуть ли не первый и единственный случай, когда в голосе Трона проскользнуло что-то похожее на сомнение и непонимание.

- Знаешь, тебе бы уже пора признать, что твоя попытка заняться не своим делом давно и безнадежно провалилась с треском. А вот за то стихотворение – низкий поклон. Оно меня здорово подбодрило, если не сказать - придало сил. У меня тогда настроение было такое, что я серьезно подумывала воспользоваться своим правом прервать контракт, тем более, что долги в несколько тогдашних моих годовых зарплат я к тому времени уже за пару месяцев легко выплатила, да и успела понять, что причины по которым уехала, не имеют ни малейшего значения, - а после секундной паузы добавила, - и мне почему-то кажется, что именно «Античности» когда-нибудь будут звучать со сцены в исполнении автора, - последние слова заставили уже Трона сделать паузу в разговоре.

- Отдохнуть тебе там, конечно, не удастся, но ты все же постарайся … Осенью предстоит много работы …

 

Год 2004

 

Самая высокая точка Большого острова Соловецкого архипелага – гора Секирная. На ней находится церковь, в световом барабане купола которого сделан маяк, когда-то верно служивший ориентиром, проходившим по морю судам. А потом гора приобрела свою печальную славу в связи со страшными событиями СЛОНа. Подняться к церкви можно по крутой деревянной лестнице. Не смотря на весь ужас места, неприятных ощущений у меня оно никогда не вызывало, разве что однажды зимой, когда пришла туда в совершенном одиночестве. Лестница была заметена снегом, а следы людей заканчивались у ее подножья. Вероятнее всего паломническая группа, привезенная туда на экскурсию, не стала подниматься вверх, побоявшись идти по обледеневшим и заметенным снегом 250 ступенькам. И вот тогда единственный раз я ощутила холодок, пробегающий по спине, пока бродила вокруг церкви и потом долго стояла на смотровой площадке, рассматривая зимние пейзажи …

… Сохранившиеся в монастыре тексты донесли до нас историю о чудесном знамении, свидетелями которого стали преподобные Савватий и Герман. Это случилось в 1429 году на месте первого поселения подвижников, находившегося неподалеку от горы и позднее названного Савватиево. «Однажды преподобный Савватий вышел из кельи покадить крест, воздвигнутый по прибытии на остров, и услышал плач. Преподобный Герман, выйдя вслед за ним, нашел у подножия горы жену рыбака, которая рассказала о том, что "два светлые юноши" секли ее прутьями, говоря: "уходите с этого места, вам нельзя здесь жить. Устроится тут жилище иноческому чину и соберется множество монахов во имя Божие". Это заставило мирских людей отказаться от намерений поселиться на Соловецких островах.

Гора же получила имя – Секирная». Позднее, в XIX веке, на горе был основан Свято-Вознесенский скит … В годы СЛОНа на Секирной горе располагалось IV отделение Соловецкого лагеря - штрафной изолятор. В храме были устроены тюремные камеры, а лестница превращена в место казней узников.

 

Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 2.

 

Система каналов

 

Используя природу для своих целей, человек очень часто нарушает сложившееся веками экологическое равновесие, сдвигая его в удобную для него сторону. В результате места теряют свой первоначальный облик, утрачивая уникальность и красоту. Редко, когда удается этого избежать. На Соловках же вторжение человека в более чем хрупкий северный мир было не просто необычайно бережным, но и органично вписывалось в окружающий ландшафт. На острове более полутысячи озер и озерцов, часть из которых связана между собой. А часть полностью изолированы и скрыты от глаз.

Когда-то для удобства сообщения по водным артериям острова была сделана система каналов, связывающих большие озера в единую систему. Сейчас прогулка по системе из шести озер доступна для любого посетителя острова. Достаточно прийти на лодочную станцию, расположенную в нескольких километрах от поселка, взять лодку и – вперед.

… Время создания каналов относится ко времени игумена св. Филиппа (1548-1566 гг.). Большое строительство на территории монастыря привело к необходимости создания водяных мельниц. Для регулировки уровня воды было осуществлена идея постройки каналов. Перепады воды, особенно в моменты прилива и отлива, создавали возможность вращать водяные колеса мельниц. В то время каналами было соединено 52 озера, благодаря чему несколько поднялся уровень в Святом озере, и на острове возникло «местное» судоходство, связавшие между собой скиты, расположенные на севере острова, с его центральной частью.

 

***

 

Это был первый и единственный год, когда большая часть поездки составляла не работа, а – отдых.

 

Озеро Березовое. Расположено оно почти в 16 км от поселка по дороге на Березовую тоню, причем так, что если от него немного отойти в сторону, то видно море. Живя в палатках у озера, собрались мы как-то с подругой в поселок. Решено было выйти так, чтобы к ночи вернуться назад. Пошли по муксалминской дороге, до которой было несколько проще добраться. Не торопясь и разговаривая, вышли к просеке, прошли по ней какое-то время, и тут стало понятно, что мы - заблудились. Хмыкнули, что остров хорош тем, что рано или поздно можно выйти к морю, а там по берегу добраться до поселка. Но нас такой расклад нас не устраивал. Чуть-чуть попаниковав, решили двигаться по азимуту – компас у нас с собой был. Прошли пару болот, поснимали какие-то коряги, прошли еще болото, перебрались через какие-то кочки, и спустя несколько часов оказались на какой-то дороге. Ура! Если есть дорога, то она обязательно должна куда-то вывести. Но каковы же были наша радость и удивление, когда о нас буквально споткнулись еще двое лесных жителей, вышедших из лагеря на несколько часов позже нас и по абсолютно другой дороге – от Березовой тони.

 

***

 

Выйдя от оз.Березовое на муксалминскую дорогу, и пройдя по ней пару километров в противоположную от поселка сторону, попадаешь на дамбу, перейдя через которую и двигаясь по острову Муксалма, еще через восемь километров можно достигнуть горы Фавор, на вершине которой стоит маяк. Там мы были дважды – в 2004 и 2006 году. Если подняться на вышку маяка, то вдалеке, где заканчивается суша острова и начинается море, виден крест, во время отлива просвечивающийся через толщу воды. Природный ли он, или дел рук человеческих …?

 

Год 2006

 

Как ни лети в тепло из холода –

Не растопить Фортуны лед,

Вся жизнь идет по синусоиде:

Паденье-взлет-паденье-взлет...

(ХРОНОС)

 

Приезжая в дикие места, мы попадаем в ту часть мира, которая когда-то давным-давно была создана совершенно не для нас. В этих местах свои законы и свои правила. И там все подчинено этим правилам, а любое внедрение в тот мир, даже просто посмотреть, вызывает дисбаланс, мешает нормальному и размеренному течению тамошней жизни. И уж не потому ли каждый звук, каждое движение, каждое существо кажется там немного нереальным, чаруя своей непостижимой красотой и своеобразием?

Природа Соловков удивительна по своему составу и, кажется, обладает некой особой одухотворенностью. И причиной тому особый микроклимат, который обеспечивается длинным световым днем, теплыми течениями вокруг острова и укромными безветренными участками суши. Все это было по достоинству оценено монахами. Именно они создали на Соловках целый ботанический сад, в котором на протяжении нескольких веков выращивали растения, в обычных условиях произрастающие только на тысячу километров южнее. Попадая в этот сад, ощущаешь себя погруженной в сказки Андерсена, где на крохотном участке встречаются все «зеленые» времена года, и где можно одновременно застать цветущими сирень, розы и хризантемы.

Монахи в своем умении вести хозяйство проявляли чудеса инженерной мысли и изобретательства, направляя по трубам, проложенным под землей, тепло от печей воскобелильного завода для подогрева почвы теплиц и выращивания арбузов, дынь и персиков. И не случайно именно в этом подобии земного рая была построен летний дом Соловецких архимандритов (Макарьевская пустынь, или хутор Горка).

 

***

 

На архипелаге нет, и никогда не было змей и волков. Зато до недавнего времени были олени. Повсюду важно восседают, квохчут и пронзительно кричат огромные соловецкие чайки. В лесу встретить зайчика, лису или куропаток – обычное дело. Однако, на острове не живут пчелы. Существует история, которую мы как-то слышали от экскурсовода одной паломнической группы, как одни романтик-пасечник полюбил Соловецкие острова, да так, что собрался на них переехать жизнь. Единственное, что удерживало его от этого шага – его пасека. Но вот узнал он, что у Пришвина есть рассказ «Северный мед». Продал дом, переехал вместе с ульями на Соловки. Но каково же было его удивление, когда пчелы поднялись в воздух, и их ветром сдуло в море. И только после этого его жена нашла в библиотеке саму книгу, которая начинается словами: «Везде на севере живут пчелы, за исключением Соловков».

 

***

 

«Вы не встречали чайку?» «Если Вы встретите чайку, праздно шатающуюся по пристани или дороге или еще с каким неадекватным поведением, ни в коем случае не пытайтесь оказать ей помощь, взять на руки, и вообще лучше совсем не подходите близко. В этом случае настоятельно рекомендуется найти кого-то из представителей МЧС на острове и рассказать об увиденном» (Инструктаж, даваемый сотрудником музея вольнонаемным землекопам Соловецкого археологического раскопа. Июль, 2006 г.)

 

Вот если бы хоть немного разбираться в орнитологии, точно бы получился рассказ про несколько десятков видов птиц, устраивающих на берегах Соловецкого архипелага свои небольшие птичьи базары. Но… Как ни старались мы подобраться поближе к местам скопления тех же чаек, они всегда, только лишь почувствовав приближение любопытных и хитрых взглядов фотолюбителей и зевак-натуралистов, тут же срывались со своих мест и улетали. Но огорчение от так и не состоявшегося близкого знакомства с пернатыми представителями северной флоры длилось недолго, ведь вокруг оставалось еще так много интересного и неизведанного.

Отлив. Вода уходит вглубь моря на много десятков метров, обнажая пологий песчаный берег. Буквально на глазах, по мере отползания воды, на литорали образуются небольшие холмики. Если подойти поближе, то можно рассмотреть, что они состоят их тоненьких ниточек, как будто ехидный повар решил посмеяться и выдавил кремоподобную темную массу прямо под ноги. Где-то из подсознания всплывает, что под этими холмиками надо искать морского червя – пескожила. Если взять лопатку, очень аккуратненько подойти к такому холмику и капнуть чуть-чуть в стороне от него, то есть шанс поймать этого представителя класса многощетинковых. А как на него клюет треска и навага! Нет, в этот раз не ловили мы морскую рыбу. Не было среди нас таких любителей, но вот в памяти почему-то так упрямо вертится то самодельное устройство из гнутой и заточеной проволоки, которую в количестве четырех штук с интервалом сантиметров в двадцать привязали к толстой леске, с огромным трудом найденной в мусоре в сарае и впоследствии намотанной на обычную деревянную линейку, вырезав углубления по ее боковым частям, чтобы получилось подобие катушки. Что тогда использовали вместо грузила – не помню, но что-то тоже сделанное из подручного материала. И вот, снарядившись столь крутыми снастями, взяв обычную деревянную лодку и отплыв на несколько сотен метров от берега…. Иех! Можно ли передать то ощущение, что возникает в руках, когда две-четыре не очень маленькие рыбины практически одновременно хватаются за опущенные на глубину крючья! Но – это было давно. Сейчас же… Вот это прозрачность! Глубина - почти метр, а видна каждая песчинка и каждая ниточка водоросли! Ощущение полной нереальности картины добавляет вдруг показавшийся из самой гущи зарослей бурых водорослей моллюск голожаберник. Около самого берега можно было видеть огромное количество бурой водоросли – фукуса. А между ней, на камнях, собранные в небольшие колонии белые раковины – балянусы. Если долго за ними наблюдать, то можно увидеть, как створки раковин открываются и оттуда высовываются большая полупрозрачная «рука», загребающая к себе воду …

 

Как бы ни было хорошо здесь, но надо двигаться дальше - по камням, слегка поросшим мхом и служащим местом гордого восседания чаек. Чаек, со вполне адекватным поведением, не делающих никаких лишних или неосознанных движений, готовых при малейшем признаке опасности расправить крылья и отлететь на безопасное расстояние, где опять гордо пристроиться на выступающем из моря валуне. А немного вглубь острова, между водой и лесом расположились небольшие прибрежные луга, на которых вперемешку с низенькой травкой, сгибаясь под натиском ветра и отражаясь одновременно от моря и неба, наслаждаются нежарким летним северным солнцем колокольчики.

 

И снова на мыс Белужий ... прогулка по азимуту.

 

- Ну, про наши сборы надо романы писать …

- Не просто романы, а романы с продолжением и - в стихах.

 

Тем не менее, сборы в конце-концов все же оказались завершенными и те, кто выжил после этого мероприятия, пошли вперед, на встречу с белухами. Первые семь километров не предвещали никаких неожиданностей: ровная наезженная дорога, по прохладной погоде идти не тяжело и не жарко, легкий ветерок и периодически накрапывающий летний дождь, не давали расслабиться и замедлить ход.

 

- Когда поворот знает кто-то?

- Вот какой-то поворот, пойду посмотрю …

- А вот нас учили, что на развилке дорог сидеть нельзя, дорога тогда будет трудной и неудачной. Вот как заведет нас Леший в какую не ту сторону …

- Ага. В параллельный мир.

- Точно. Направо пойдешь – коня потеряешь, налево пойдешь – голову …

- Коней у нас нет, голова … А что сказал тот дядя в панаме, что он знает дорогу и поворот дальше? - Точно! Давайте вытаскивать из этой левой дороги Вперед-идущего и - пошли прямо.

- Эта тропинка?

- Так больше некуда. Вы посмотрите на карту: везде дальше - болота. Идем?

- Идем. У нас есть такие часы со стрелочками, которые направление частей света показывают, кто-то их еще компасом обозвал. Так что болото нам не страшно, и потом по карте напрямик здесь не более восьми километров. Предагается считать это небольшое приключение очень неплохим шансом посмотреть на красоту северной природы. Люди по этим местам если и ходят, то очень редко, так что природа совсем не тронутая. Здесь не ступала нога человека!

 

Северный лес.

 

Вот в тени деревьев притаились белые столбики на зеленых веточках – стробилы плауна, а у ног березок настоящие заросли устроили себе хвощи, будто решили своей по-весеннему яркой зеленью подразнить верхние ярусы леса. Дальше - самое настоящее морошковое болото. Ягоды только начали поспевать и встречаются вперемешку: красные - те, что зеленые, и желтые - те, что спелые. Дальше – черничники. Иногда кустики стоят вместе с кустиками багульника, распространяющего по окрестности свой дурманящий аромат. Время от времени встречаются настоящие зеленые кочки, от низа до верха заполненные зеленым мхом – кукушкиным льном. Если наклониться поближе, то на самых макушках можно разглядеть и темно-коричневые коробочки со спорами. Но, не прошло и восьми километров блужданий по азимуту, как лес и закончился. Море! Белое море! Шторм! Малая вода была несколько часов назад, так что увидеть белух было практически нереально, впрочем, нереальным выглядело и желание добраться до наблюдательной вышки по такому шторму.

 

Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 2.

 

Часть 3.

 

- А я спрашивал, кто ты такая?

- И что сказали?

- Чтоб сам смотрел …

- И что видишь?

Минутная пауза была прервана очередным вопросом:

- Водку пьешь? - От такого выпада я несколько опешила и стала упорно соображать, чтобы такое сказать, чтобы разрядить висевшее в воздухе сильное напряжение. А говоривший между тем продолжал, оценивающе переводя взгляд с моей головы на ноги и назад. – Ты не молчи давай … Я человек простой. Как есть, так и говори. Если пьешь – так и скажи да, пью; если не пьешь – говори нет, и не мудри. Так как?

- Да я вот думаю, как бы так ответить … - я медленно присела на краешек дивана, пробегая взглядом по бесконечным рядам книжных полок, так невязывшиеся с образом Соловецкого жилища, а в голове навязчиво вертелось, что я это уже где-то видела. Вот только где? Не приснилось же это мне в самом-то деле. Может, в кино когда ... и продолжила размышлять в слух. – Ну, если скажу, что «да» - будет нескромно, а если скажу «нет» - это будет совершенная неправда. Вот сижу и мучаюсь.

Человек посмотрел на меня с другой стороны комнаты как-то странно и очень долго, подняв очки на лоб и придерживая их одной рукой. Затем поднялся и, взяв чайник, подошел к столу.

- Иди чай пить …

 

***

 

Время жизни - часть божественного дара.

Пусть от нашего полёта - в поле дым,

Будем рваться мы в Дедалы, не в Икары -

И куда-нибудь, наверно, долетим!

(ХРОНОС)

 

Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 2.

 

В очередной раз, приехав на Соловки, оказалась совершенно зачарована природой, шокировавшей полным совпадением реальности и сформированным в сознании идеалом: буйство осенних красок, практически полное отсутствие людей и обилие грибов и ягод. Иной раз в природе выпадают дни, намного теплее тех, что характерны для текущего времени года. Вот так и в ту осень выдался денек, совсем летний. Температура воздуха перешагнула за двадцатиградусную отметку, что даже и летом не часто бывает, и в небе сияло солнце.

Уже под утро, одновременно с боем колоколов в монастыре, закончив процесс разборки грибов, набранных накануне, подумала, что ложиться спать совершенно не хочется, собралась и пошла на мыс Печак. Девять километров дороги радовали сменой ландшафта: высокий лес плавно уступил место более низкому и редкому, а затем и вовсе перешел в лесотундру, на побережье уступившей место узкой полоске тундры. Пока дошла до мыса, солнце уже поднялось высоко и вовсю пригревало осенним теплом, а его лучи многократно отражались от желтых листочков танцующих березок, красных рябин и окруженных тундровой растительностью камней. И, словно страж, на открытом пространстве стояла большая и одинокая сосна, выросшая на самом берегу. Ее иглы, играя солнечным светом, выделялись неестественной зеленью на фоне красно-желтых красок осени и безумно голубого неба. Как же ей удалось дорасти до таких размеров, обдуваемой прибрежными ветрами и отделенной от сородичей. Невольно подумалось, что на открытом месте дальше видны горизонты, но и сильнее ощущается воздействие непогод - до того момента, пока корни не будут столь сильны, что прибрежный ветер будет уже нипочем, а под кроной будут искать приют другие, более слабые.

А еще там была огромная птица, сидящая на какой-то коряге и безмолвно взиравшая на пустынный берег. Она позволила приблизиться к себе практически вплотную, и только тогда, когда мое любопытство начало перерастать в назойливость, мешавшую ее внутренней сосредоточенности, она расправила свои крылья, размах которых значительно превышал метр, презрительно посмотрела в мою сторону и гордо удалилась по воздуху.

<...>

Нам туда, где на мшистом покрове

Очарованный выхватит взгляд,

Как брусничины каплями крови

В полумраке сосновом сквозят;

Где зеленого смутного света

Полон мир под ветвями дерев,

И – смотри! – заплутавшее лето

На поляне стоит, замерев…!<...> ( стихи Mayra)

 

Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 2.

 

Мои размышления были прерваны … В ту осень я впервые увидела как летят гуси. Вживую. Стоя на каменной гряде, в незапамятные времена оставленной остановившемся в тех местах ледником, в одной стороне видя море, а с другой - озеро, вдруг услышала где-то у себя над головой гусиный крик. Только крик. Пока еще ничего нет, только чистое голубое небо и ветер с моря. И вот, в этот самый момент, откуда-то из-за деревьев показался ровный клин, выстроенный пернатыми. Он буквально пронесся над головой, настолько низко, что можно было различить каждую птицу, понять какая из них кричит.… Про Нильса и лягушку-путешественницу мысли приходят потом, когда клин скрывается где-то вдали и затихает крик птиц, как и потом приходит ощущение неотъемлемо надвигающейся глубокой осени, какие-то далекие мысли о тех теплых странах, куда устремлен полет. В те же мгновенья мыслей в голове нет, только состояние полного покоя и зачарованности, заставляющие стоять и смотреть, не давая сдвинуться с места. И это мистическое восторженное ощущение, что удалось прикоснуться к чему-то, что существовало до тебя, и будет существовать после, сохраняется потом еще достаточно долгое время.

 

И грибы. Настоящее грибное безумие! Такого просто не бывает! Только там начинаешь понимать, почему истинные грибы не должны превышать размера в несколько сантиметров. И, если первое время жадность и собирательский инстинкт еще берут вверх над здравым смыслом, и каждое возвращение с прогулки продолжается варкой, жарой и сушкой этих даров леса, то уже спустя какое-то время можно только смотреть на стройные ряды белых, подберезовиков и подосиновиков, прихватывая с собой ровно столько, сколько удастся съесть за одну готовку.

 

Рождество 2007

 

- Слушай, ты точно уверена, что хочешь вот сейчас туда поехать?

- От того, что я вот сейчас скажу «нет» или даже не поеду, есть гарантия, что хоть что-то изменится больше, чем на один час?

 

***

 

Комнату мне отвели на втором этаже. Кровать, над ней небольшая иконка, стол, кресло, стул. За окном завывает ветер. Выходя на улицу, так сильно его не ощущаешь, но находясь внутри дома, создается ощущение, что снаружи происходит что-то страшное. Зимой на острове практически нет туристов и паломников. Монастырь и поселок производят совершенно иное впечатление, нежели летом или осенью: всюду только знакомые лица.

 

Муксалма

 

Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 2.

 

Накануне узнала, что с неделю назад туда проезжали на буранах. Значит – пройти можно. А если можно – значит надо идти. Но утром на острове было объявлено штормовое предупреждение. Выходя из поселка несколько раз подумывала вернуться - такой был ветер, но войдя в лес, поняла, что идти можно. За несколько часов дошла до дамбы, возведенной в середине XIX в., хотя освоение острова началось на несколько веков раньше, когда, памятуя о завещании преподобного Зосимы «не заводить плодящихся животных близь монастыря на всем острове Соловецком», под место, где бы можно было содержать скот, отвели остров Муксалму, изолированный от основной территории монастыря и обладающий достаточной кормовой базой.

В то время сообщение между Муксалмой и монастырем проходило морем через пролив Железные Ворота, губу Долгая, вдающуюся на 10 км в восточный берег Соловецкого острова, а далее — по сухопутной дороге до монастыря. В период игумена св. Филиппа (1548-1566 гг.) в монастыре были воздвигнуты первые каменные храмы, увеличилось количество насельников монастыря, и в это же время на Муксалме был сооружен скотный двор, а к монастырскому столу стали доставляться масло, яйца и вылавливалась рыба. Чтобы обеспечить постоянное, не зависящее от погоды сообщение между двумя островами, было сооружено гигантское гидротехническое сооружение – дамба. Начало этой работы относится к 1827 году, современный вид дамба получила в 1865 году. Ее кладка, имеющая в основании 7—8 метров, состоит из огромных валунных блоков, засыпанных песком. Трасса дамбы имеет пять крутых изгибов, что обеспечивает прочность сооружения: углы выполняют роль ледорезов и волнорезов. Кроме того, ее центральная часть ограждена с обеих сторон далеко выступающими в море мощными нагромождениями камней, а один из участков представляет собою мост: сквозь кладку проделаны ворота, через которые происходит обмен вод разделенных частей морского пролива.

 

Не смотря на черное небо на горизонте, грозно надвигающееся на меня, сделала попытку выйти на открытое пространство и двинуться в сторону Муксалмы, но стоявшие перед этим достаточно теплые и солнечные дни вызвали подтаивание снега, а прихвативший в ночь мороз сделал свое дело - дорога превратилась в сплошной каток. При этом ураганный ветер сбивал с ног и заставлял катиться по льду, без возможности хоть как-то зацепиться ногами. Проскользив пару сотен метров, подумала, что, наверное, все же не стоит рисковать. Вернулась в поселок уже по полной темноте, за что получила хороший нагоняй от хозяйки дома.

 

***

 

Говорят, если увидеть падающую звезду и успеть загадать желание, пока она летит, желание бязательно исполнится...

 

Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 2.

 

- Сегодня в монастыре концерт. Дети выступают. Показывают Рождественскую сказку. Мы выходим около шести. – Вот так вот спокойно и без возможности противоречить меня поставили перед фактом культурного отдыха. Идти не хотелось совершенно. Попыталась было что-то сказать, что у меня нет подобающей одежды для визита в монастырь, про что-то еще, но все мои слабые попытки высказать свои пожелания были пресечены на корню. Пришлось смириться.

 

Вошли в какой-то задний дворик, где я за столько лет ни разу не была. Прошли внутренними переходами, в которых также оказались впервые, и попали в достаточно большую комнату, разделенную на две части: одна из них была приспособлена под импровизированную костюмерную, а вторая – под настоящий зрительный зал, где уже начинали собираться зрители. Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, что существует негласное разделение мест: левая половина зала предназначена для братии, а правая – для родителей и гостей, приехавших в монастырь на Рождественские праздники, некоторых их которых я видела еще в самолете, а кого-то встречала потом, во время прогулок по острову.

 

Стены помещения украшали детские рисунки и стихи на библейские темы. После первых же звуков, изданных детским хором, отрывавшим представление, настроение мое сильно изменилось. Приятной неожиданностью было услышать чистые и сильные голоса. Сюжет спектакля был очевиден – Рождественская сказка, показываемая в монастыре, не предполагала сильных вариаций. Тем не менее, это нисколько не помешало ввести в представление танцы, стихи, песни, какие-то маленькие сценки, наиболее полно показывающее то, чему научились на своих занятиях дети. Самой младшей участнице было не больше пяти лет. Старшим – около 14.

 

Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 2.

 

В конце вечера роль Деда Мороза исполнил настоятель, вынимая из недр мешка подарки детям – и участникам, и зрителям. Взрослых гостей угостили печеньем, накануне испеченным детьми и их родителями.

 

***

Воспользовавшись хорошей погодой, в один из дней прогулялась до Переговорного камня – месту, посещение которого считается традиционным для любой экскурсии на остров. История камня связана с Крымской войной 1854 года. В тот год у Большого Соловецкого острова встала на рейд английская эскадра. На шлюпке, подошедшей к берегу, прибыл с ультиматумом офицер-переводчик. Дождавшись архимандрита, он потребовал сдачи крепости и обеспечения провиантом команды эскадры. Настоятель ультиматум категорически отверг. Тогда англичане подвергли монастырь двухдневному артобстрелу из корабельных орудий. Однако мощные сооружения Соловецкого монастыря с честью его выдержали. На высадку же десанта англичане не решились и были вынуждены отойти от острова. Позже, на месте встречи архимандрита посланником была установлена плита, на которой высечена информация о

событиях того времени.

 

***

 

Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 2.

 

Рождественское богослужение проходило в Филипповской церкви, построенной в 1798-1799 годах, и представляющей собой прямоугольный объем, над которым располагается восьмерик, однако после пожара 1932 года восьмерик был разобран на 4\5 своего объема. В середине XIX в. в восьмерике был устроен предел в честь иконы Пресвятой Богородицы «Знамение» в память об отражении английских кораблей. «Прославляемая Царица Небесная прославила обитель Соловецкую во спасение всего отечества. Явила явное заступничество в страшную канонаду десятичасовую, во время которой благоволила усвоить в иконе «Знамение» уязвление двумя ядрами за живущими в обители: а потому в обители никто не был убит, никто не ранен, малые чайки, на монастырском дворе сидевшие стаями, между коими падали ядра, не ранены». Погода на Рождество была самой обычной для севера – немного морозной, падал снег, но вот ветер, он был не просто сильным, а таким, что стал причиной отмены Крестного хода. … Штатива у меня не было, так что пришлось использовать в качестве подставки любые подручные средства. Подошла к причалу. Странно … Вроде бы в такую погоду северного сияния быть не может. Или же оно такой силы, что пробивает через плотный слой облаков?

 

***

 

Параллельный мир (Фантастическая история). Часть 2.

 

Сколько раз была на Соловках, но времени спокойно и размеренно побродить по монастырю всегда не хватало. Зимой стоит поехать на остров хотя бы ради того, чтобы заставить себя никуда не бежать и не спешить. Некоторые места заслуживают того, чтобы в них просто постоять или посидеть, слушая тишину и отрешаясь от всех проблем и суеты. …

 

«В XV веке подвижники Зосима, Савватий и Герман избрали для молитвенного уединения и пустынножительства Соловецкие острова, расположенные в Белом море в 165 километрах от северного полярного круга. В 1429 году иноки Савватий и Герман после трехдневного морского путешествия на лодке достигают Большого Соловецкого острова. Недалеко от берега Сосновой губы, в удобном для жительства месте у озера они воздвигли крест и построили келью. Так было положено начало иноческой жизни на Соловках, где преподобные Савватий и Герман прожили шесть лет. … Текст жития повествует о чудесном видении преподобному Зосиме, которому явилась прекрасная церковь в небесном сиянии на востоке. На месте дивного видения был сооружен деревянный храм в честь Преображения Господня. Так был основан монастырь. …

В годы игуменства святителя Филиппа (1548 - 1566) в монастыре началось каменное строительство. В конце XVI века монастырь становится "великой государевой крепостью". При игумене Иакове в 1582 - 1594 годах были построены из природного камня мощные стены и башни. Очертания стен обители напоминают корабль. Вел строительство старец Трифон (Кологривов)».

… в 1923 году монастырь был превращен в Соловецкий лагерь особого назначения СЛОН, преобразованный с 1937 года в Соловецкую тюрьму особого назначения СТОН (расформирована в 1939 году)». Однако, было бы ошибочно думать, что использование монастырских стен в качестве тюрьмы началось с приходом советской власти. Первые узники на Соловках появились еще во времена Ивана Грозного, и потом неоднократно сюда ссылали особо вольнодумствующих противников царской власти. … Реставрация храмовых, хозяйственных и иных строений Соловецкого монастыря была начата в 1961 году.

 

Мраморный зал

 

Наверное, для тех, кто впервые попал на Соловки пару лет назад или позже, это название ни о чем не скажет. А, возможно, даст опору для всевозможных фантазий. Белый, из чистого мрамора, хорошо отшлифованный, с многочисленными колоннами… Ничего подобного! На самом деле речь идет о … Ну, догадались? Нет? - О монастырском туалете. Кто и когда дал ему такое название – совершенно неизвестно. Но под другим названием это место не воспринимается совершенно. Впрочем, это сейчас в нем новые белые (под мрамор) стены, датчики движения и слив воды. А в том далеком 99-м году, и потом еще пару лет, это был большой квадратный зал, в котором не было света, и были несколько рядов невысоких каменных постаментов с дырками в полу, по 4 дырке в каждом. Но при такой, казалось бы, ужасной картине, туалет всегда был очень чистым. И почему же все таки это заведение достойно отдельного упоминания? Дело в том, что время постройки первых каменных строений монастыря относится к середине XVI в. Если вспомнить Европу и большие города того времени, то в них еще не было канализации. А вот на Соловках она уже была. Кремль строился таким образом, что в нем уже при строительстве была заложена система отвода нечистот и отходов.

 

(продолжение следует)

Медаль
Тэги: Россия ,
3 голоса | Комментарии Оставить комментарий
BUCH аватар
BUCH (Пнд, 30.03.2009 - 23:01)
Здорово! :D Смело можно публиковать в каком-нить толстом и хорошем журнале! Только есть ли сейчас такие. Хотелось бы,чтобы победу отдали Соловкам! Всё же уникально это место и к тому же исконно наше.
tananta аватар
tananta (Втр, 31.03.2009 - 00:49)
Спасибо! :-) Журналы наверняка есть. Только, стоит ли ... А работы, присланные на конкурс, на мой взгляд все очень интересные и достойные :-) на земле вообще много красивых мест. И кому-то нравится юг, кому-то север, а кому-то восток или запад. И это же здорово. А ты бы нам все очень тесно было на одном маленьком острове :-)
BUCH аватар
BUCH (Втр, 31.03.2009 - 07:50)
tananta,Вы -дипломат.И это же здорово. :D :D
Ranton аватар
Ranton (Втр, 31.03.2009 - 19:58)
Пошел дальше :D
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...