Запад Сицилии: греческие храмы и солончаки (1)

Сицилия, май, 2009
Сначала были маки: всю дорогу от Палермо до Мадзара дель Валло они ослепляли нас своим триумфальным майским сиянием, алыми волнами накатывали на затерянный в сельскохозяйственной глуши отель, пробивались из под каждой греческой руины. А потом оказалось, что на Сицилии есть и еще кое-что, о чем мы узнавали очень лениво, как-то сразу одичав на своем уединенном юго-западе острова.

Я уже и не помню, когда и почему мы решили все-таки полететь на майские именно на Сицилию. Вроде бы, особенного интереса к островной Италии у нас не наблюдалось. Греческую культуру мы любим смотреть в Греции, барокко – в Риме, вулканы – на Тенерифе. Вот только причудливая – и абсолютно самобытная – норманнско-арабская культура, которой нет нигде больше, казалась очень притягательной. Чем, кстати, был обусловлен выбор места дислокации – юго-запад острова. Место самое не туристическое из всех.

Основная отельно-туристическая деятельность разворачивается на востоке, у подножия Этны. Говорят, на восточном побережье самые красивые виды на море. Ничего не могу сказать, так как туда мы не доехали. Второй объект туристического интереса – это север: Палермо и восхитительный маленький Чефалу. И третье место дислокации, больше популярное среди европейцев – южный Агридженто. Ну а мы, с немалым трудом разыскав одинокий отель, поехали все-таки на юго-запад, в Мадзара дель Валло, крохотный городишка, откуда в 9 веке происходило арабское завоевание Сицилии.

Мы как-то подозрительно муторно летели: долго и скучно. Сначала Москва-Рим. Яркой вспышкой промелькнул Wine Bar с устрицами и белым вином в римском аэропорту. Умеют же итальянцы радоваться жизни! Даже на ходу. Затем новое испытание: невыносимо узкие кресла алиталиевского самолетика, призванного доставить нас в Палермо. Лететь-то всего ничего, но какой-то умелец сдал свой багаж, а сам дезертировал. И мы понуро провели в тисках кресел лишние сорок минут, пока служители рьяно рылись в наших чемоданах.

Очень красивые виды открываются, когда подлетаешь к Палермо: громадная скала, обрывающаяся на равнину. Равнина же, застроенная городом и окрестностями, плавно стекает в море. Мы прильнули к окнам. Такие пейзажи нам раньше не встречались.

Следующий стресс произошел в аэропорту, когда мы подозрительно (памятуя о стыковке в Риме и перетряске багажа при вылете в Палермо) ожидали вместе со всеми. Все дождались, кроме нас. Было еще несколько несчастного вида путешественников, которые потом исчезли в неизвестном направлении. Когда мы уже собрались к стойке Lost and Found, к нам подошел вдруг любезный английский молодой человек и объяснил бестолковым русским туристам, что когда летишь международным рейсом, то багаж нужно получать в соседнем зале, где есть таможня. Рассыпавшись в благодарностях, мы умчались в соседний зал и сняли с транспортера два наших одиноких чемодана. Слава богу! Теперь можно ехать.

На арендованной машине мы двигались на юг, разглядывая окружающие пейзажи: очень сельские и какие-то пустоватые. Если на Крите буквально на каждом шагу красуются деревушки и церквушки, то здесь мы ехали и ехали, и лишь одинокие средневековые развалины скрашивали сельский пейзаж. Ээээээ…. Ладно, посмотрим, что будет дальше. А дальше была Мадзара дель Валло, куда мы лихо въехали, не посмотрев на карту на сайте отеля. Ужасающее провинциальное захолустье без лишних признаков культуры и истории, с большим количеством иммигрантов из Северной Африки. Ничего не имею против Северной Африки, но жители Мадзары смотрели на нас мрачно, пока мы путались на улицах в попытках найти отель. Какому идиоту могла прийти в голову светлая мысль построить отель в этом городе, интересно.

В отчаянии мы полезли на сайт отеля. Тут все и прояснилось: кроме улицы Салеми, по которой мы рассекали туда-обратно, в окрестностях Мадзары обнаружилось еще что-то вроде дороги Салеми, и именно там, в 7 км от города, нужно было искать наш Giardino di Constanza. Дорожка приобретала проселочный вид, а вокруг расстилались виноградники, фруктовые деревья и, почему-то, маковые поля. Уже лучше. Совсем хорошо нам стало, когда мы въехали на территорию отеля. Непонятно, кому могла прийти в голову идея построить отель в этой сельской глуши, в пятнадцати минутах езды от ближайшего пляжа (зато частного, отельного, с шаттл-басом), но оазис они создали фантастический. Плавильный котел арабского и итальянского колорита бросался в глаза. Отель понравился нам сразу и бесповоротно.

Нам повезло с погодой. Повезло, что она не была все восемь дней идеальной, как в последние три дня нашего путешествия. Иначе мы рисковали так и просидеть все три дня в отеле, перемещаясь от бассейна в беседки, окруженные цветущими садами, из беседок – в рестораны на открытом воздухе, из ресторанов – в залитые солнцем внутренние дворики в арабском стиле. Но поскольку утро было облачным, мы решили все-таки начать культурную программу. Начать без излишнего напряжения усилий: с близлежащего древнегреческого храма в Селинунте. А потом посетить соседний городок Трапани, главной достопримечательностью которого являются солончаки со средневековыми традициями добычи и обработки соли.

Мы двигались так расслаблено, что буквально сходу ошиблись дорогой и вместо 15 минут ехали все 40, зато начали потихоньку знакомиться с непривычными сельскими пейзажами. Ничего общего с другими большими островами Средиземноморья, которые мы видели и, пожалуй, не так уж похоже на южную Италию. Первое впечатление, кстати, нас не обмануло: за 7 дней мы прошерстили всю западную половину острова, и нас поразили необычность и разнообразие сицилийских. Отъезжаешь на десять километров – и перед тобой другая местность, другие краски и другие формы.

Итак, Селинунт. Греки умели подыскивать идеальные места для своих храмов и гармонично вписывать их в окружающий пейзаж. Храмы почти всегда стоят на холмах, с которых и на которые открываются восхитительные виды. Здесь, на Сицилии, оказавшейся объектом интереса древних коринфян в эпоху Великой греческой колонизации, греческие памятники – это не руины отдельных храмов, а целые храмовые комплексы разной степени сохранности и разрушенности.

Вот и Селинунт оказался целым городом, раскинутым по холмам, с интенсивно синим морем в качестве фона. Точнее, обломками города, некоторые из которых неплохо сохранились. Честно говоря, ни один древнегреческий храм в Италии не сравнится с теми, что строились в Афинах и окрестностях. Афинские храмы из мрамора цвета кожи, а итальянские – из какого-то местного камня, где серого, где желто-коричневого цвета. Да и пропорции у них другие, значительно более коренастые. И сохранность храмов не имеет никакого значения: осколок храма Посейдона в Сунионе поражает воображение и эстетическое чувство намного больше, чем целенький и крепенький Храм Согласия в сицилийском Агридженто. Но кое-что в этих храмах все-таки есть: по ним можно побродить и даже полазить. Чем мы с удовольствием и занялись.

Причем особое удовольствие нам доставил даже не сохранившийся храм, а громадные обломки соседнего храма Зевса. Мы обнаружили там колонны даже не громадных, а просто неимоверных размеров, и долго таращили на них глаза, пытаясь понять, как греки-колонисты управлялись с этими мегалитами.

Немалое удовольствие доставило нам и еще одно зрелище: свадебная фотосессия среди античных колонн. Что и говорить, итальянцы не чужды позы. Эту же свадебную компанию мы обнаружили потом в своих «Садах Констанцы».
Насладившись руинами, весенним желтым цветением и апельсинами на старой вилле, мы отправились к следующему пункту культурной программы: городку Трапани с его солончаками. Привычно заблудившись, вновь выбрали самый длинный путь из двух возможных, а потому к моменту торжественного въезда на набережную Трапани уже успели оголодать. Набережная оказалась так себе: Трапани, в первую очередь, рыбацко-соледобывающий городок, к туристам прямого отношения не имеющий, поэтому никаких синих гаваней с белыми яхтами, заливчиков с ресторанами у воды мы там не обнаружили. Да и те рестораны, которые мы обнаружили, были закрыты. Вот стреляй меня не понимаю, как можно в Италии и Франции успевать к обеду в краткие часы работы ресторанов!

И все-таки мы нашли, с подсказки любезного сицилийца, полукафе – полуресторан полусамообслуживания (заказываешь у стойки, а тебе приносят потом за столик) под названием «Анджелика». И познакомились здесь с южно-сицилийским кулинарным эндемиком – кускусом alla Trapanese. Это восторг и наслаждение, которым мы наслаждались потом чуть ли не каждый день: сплав арабского кускуса с сицилийскими морепродуктами. И в роскошном ресторане нашего отеля, и в полукафе на набережной Трапани это блюдо было неизменно великолепным. Заслуга набранных за отпуск полутора килограммов на каждого, как мы считаем, принадлежит именно кускусу. В этом же ресторанчике мы купили чудесные баночки с местной солью, сдобренной приправами – лимоном и несколькими видами перца. На баночках, впрочем, в ингредиентах были указаны только mare, sole, vento (море, солнце, ветер).

Одну банку мы уже успешно разбили, вторая цела.

Неприлично сытые, очень спокойные, мы, наконец, отправились на поиски солончаков, которые обнаружились за пределами города, на полпути ко другому городишке, Марсале. Но еще до солончаков мы успели насладиться совершенно необычным действием: наковыряли себе крупной морской соли из больших соляных гор, тянущихся прямо вдоль дороги. Вот что любопытно: во-первых, мы там были не одни. Прямо перед нами оттуда отъехала пара машин. А во-вторых, возле белоснежных гигантских соляных сугробов кто-то услужливо положил кочергу, чтобы удобнее было работать. И Мишук с Андреем с большим энтузиазмом принялись крушить белую гору, часть которой в виде обломка украшает теперь полку Мишкиного шкафа.

А потом мы долго бродили вдоль мелких каналов, перегороженных валами, вдоль которых стоят живописные мельницы. На берегах этих каналов оседает соль, а на мельницах ее измельчают до нужного состояния. Окончательная переработка производится уже в других местах. Оказалось, что отсюда можно сплавать на ближайший островок – Моцию, где расположен музей солончаков. Однако мы к тому времени уже обленились окончательно и решительно отправились в отель, подбадривая друг друга взаимными уверениями, что еще сюда приедем.

Следующий день ознаменовался очередной порцией облаков на высоком южном небе. Это означало, что нам предстояли новые путешествия по острову. Посовещавшись на завтраке, мы решили, что для разнообразия нужно приобщиться к арабско-норманнской культуре Палермо и Монреале, а по пути, раз уж он по пути, посмотреть еще один греческий храм, Седжесту. Нам казалось, что такой маршрут вполне уложится в рамки одного дня.

На этот раз мы не промахнулись с дорогой и весело зарысили по единственной автостраде на западе острова, ведущей из Мадзары в Палермо. И где-то через 40 минут добрались до Седжесты. Храм Седжесты был очень романтично расположен: на холме в окружении высоких гор. Далеко под ним, в ущелье, журчала живописная, но маловодная речушка. Любоваться храмом можно отовсюду – с соседних дорог и окрестных холмов. Но в самом храме ничего особенного мы не обнаружили. Красиво, конечно, как любая греческая архитектура, но не Парфенон. И туристов оказалось очень много, намного больше, чем на просторах Селинунта.

И тем не менее мы вполне насладились роскошными – и совершенно не похожими на те, что окружали наш отель, - горными пейзажами северо-запада Сицилии. А затем двинули в Палермо, навстречу, как мы считали, уникальной и фантастически красивой арабско-норманнской культуре.

Въехав в пригороды Палермо, мы начали понимать, что это громадный, особенно для юга Италии, город с развитой промышленностью. Через эти промышленные районы и вела нас трасса. Однако съехать в нее прямо в норманнскую часть города оказалось очень просто: указатели безупречно привели нас прямо к Норманнскому дворцу, слегка напомнившему Папский дворец в Авиньоне. Мы сделали круг по площади перед дворцов, пытаясь безуспешно пытаясь запарковаться, и свернули в прилегающую улочку, на которой, между прочим, стоял шедевр арабской архитектуры – церковь Сан Джованни дельи Эремити (название, понятно, было прилеплено к этой изящнейшей мечети 9 века несколько позже).

Едва выбравшись из машины, мы стали понимать, что что-то здесь было не так. Не так должен выглядеть исторический центр древнего города, объект пылкого туристического интереса. К роскошной мечети были так плотно притиснуты какие-то старые потрепанные домики, что к ней никак нельзя было подобраться. Когда мы попытались обойти ее с другой стороны, то сначала уперлись в совершенно не прогулочную проезжую часть, а потом оказались на улочке, уже сильно смахивающую на бедняцкий район. Обойдя квартал по широкому кругу, мы так и не смогли подступиться к мечети. Наконец мы сообразили, что войти в нее можно через соседнюю христианскую церковь, соединенную с ней переходом. Однако церковь была закрыта. Табличка на воротах обещала, что откроется она в половине четвертого. Ладно, придем попозже. Тогда в Норманнский дворец.

Однако Норманнский дворец, высоченное здание, вырастающее из скалы, тоже был закрыт. Оказывается, войти в него можно было только до 12 часов дня и еще во второй половине дня, но не в воскресенье. А было воскресенье. Норманнское наследие как-то подозрительно не хотело открываться перед нами. Коротко посовещавшись, мы решили прогуляться по городу, чтобы посмотреть барочные красоты города.

Петляя около мечети, мы углядели изящный барочный купол, отделанный зеленой керамической плиткой, и решили начать с него. А потому, недолго думая, свернули в узкую улочку, ведущую вниз, в сторону барочного центра и моря. И угодили в такие трущобы, каких не видели, пожалуй, нигде. Сначала это было еще терпимо: разваливающиеся фасады, собаки с лишаями и взъерошенные итальянские мальчишки. Народ в этих местах смотрел на нас совсем иначе, чем смотрят римляне или венецианцы. Стоило мне поднять объектив, как народ начинал отворачиваться и закрывать лица руками.

Однако чем ближе был барочный купол, тем кошмарнее становились улицы. С них постепенно исчезали европейские лица, а окрестности все больше напоминали черную Африку. Количество грязи на улицах росло в геометрической прогрессии, а лица прохожих приняли такое выражение, что мне уже больше и в голову не приходило попытаться что-нибудь сфотографировать. Напротив, главной мыслью стало: куда спрятать камеру и как побыстрее отсюда выбраться. И все-таки в одном месте я не удержалась. Улица, на которую мы вышли, выглядела апофеозом иммигрантского уныния.

Когда мы дошли, наконец, до собора, он уже не казался нам таким интересным. Бесполезно взирать на барочные красоты, если в нос тебе бьет запах помойки. И мельком взглянув на собор, мы зарысили дальше, пока, наконец, не выбрались на широкую улицу, где появилась европейская жизнь, включая туристов, барочный собор, фонтан и очередную изящную арабскую мечеть. Однако после прогулки по трущобам мы никак не могли настроиться на созерцательный лад, а потому без интереса прошагали через площадь Quattro Canti (она мне, кстати, и не понравилась: чрезмерно украшенные витиеватые барочные здания коричневого цвета) и по проспекту Витторио Эммануэле потопали вниз, по направлению к морю, где надеялись найти подходящий ресторанчик. Но море, похоже, было дальше, чем нам казалось, а ничего особо интересного на улицах так и не появлялось. Ситуация усугублялась тем, что было воскресенье и время сиесты. Мы почти в одиночестве брели по улицам закрытых магазинов, чувствуя себя героями сказки «Палле один на свете». И когда нам попался какой-то ресторанчик, решительно свернули туда, просто для того, чтобы ощутить дыхание жизни вокруг.

Ресторанчик оказался очень даже приятным. И обращались к нам с большой сердечностью. И съели мы немало, и на сытый желудок Андрею пришла в голову благая идея: заказываем такси, доезжаем до своей машины, а дальше осматриваем город уже из окон машины, останавливаясь, где хотим. Стоило нам очутиться в своей машине, как тут же оказалось, что в Палермо есть далеко не одни трущобы. Мы отыскали восхитительный норманнский собор 12 (кажется) века. Впрочем, внутренности его намного моложе – чистейшее барокко. Исключение составили средневековые гробницы норманнских герцогов, включая знаменитого Руджеро 2, построившего изумительной красоты капеллу в Норманнском дворце. Буквально в двух шагах от трущоб нашлись и барочные площади, и красивые парки.

- Почему, - рассуждал Андрей, - иммигранты сюда не приходят? Это же два шага от их жилищ. Почему они не отдыхают здесь на скамеечках?

Ответа на этот вопрос мы так и не нашли для себя. Похоже, европейский и иммигрантский Палермо – это два непересекающихся мира.

Сверившись, на всякий случай, с путеводителем, мы убедились, что собор в Монреале открыт до шести вечера, а потому возможность насладиться норманнской архитектурой у нас еще будет. И мы отправились на поиски выезда в Монреале. Но так и не нашли. В тот день норманнская культура решительно не хотела нам открываться. Поплутав по широки и узким улицам, мы выехали, наконец, на автостраду и отправились к себе, в Мадзару дель Валло.

На следующий день облака на небе вновь подогрели наш готовый вот-вот увянуть исследовательский пыл. К новой попытке покорить норманнские шедевры мы еще не были готовы, а потому решили отправиться привычным культурным путем: изучать древнегреческие храмы, на этот раз в Агридженто.

До Агридженто оказалось не близко, но живописность дороги компенсировала длительность пути. Как мы это видели только в Сицилии, через полчаса езды пейзаж вновь претерпел значительные изменения. Маково-виноградные долины сменились эвкалиптовыми рощами. К нашему изумлению, майские пейзажи приняли подозрительно осенний вид. Видимо, молодые эвкалиптовые листочки имеют лимонную окраску, поэтому мы ехали по сицилийским долинам, чувствуя себя в среднеевропейской золотой осени.

Через какое-то время закончились и золотоосенние виды, и пейзаж вновь принял свое южное обличие. Наконец, впереди показались очертания меловых гор, на которые нам очень хотелось посмотреть. Ради этих гор мы собирались чуть отклониться от маршрута и заехать в Гераклея Миноа, еще один древнегреческий городок, от которого мало что осталось, но который был расположен именно на такой горе. Покрутившись по каким-то развилкам, мы увязались за двумя трейлерами немецкого происхождения: скорее всего, люди они опытные и знают, куда едут. И действительно, через несколько минут немцы запарковались на пятачке перед роскошной эвкалиптовой рощей, выбрались из своих трейлеров и поспешили в маленькое кафе по соседству. А мы отправились в оливковую рощу, через которую явственно проглядывало интенсивно сапфировое море.

Такого пляжа мы в Европе еще не видели: длиннющая и широкая полоса нежно-желтого песка, обрамленная меловыми скалами. Летом, наверное, это популярнейшее место выглядит по-другому, но поскольку был март, и было прохладно, то пляж блистал восхитительной пустотой. Мишук тут же рванул к воде: бросать камешки и сражаться с морем. Когда пришло время двигаться дальше, он оторвался от своих занятий с чрезвычайной неохотой. Но нам все-таки хотелось посмотреть Гераклею, поэтому мы увели ребенка бестрепетной рукой.

Смотреть в Гераклее было практически нечего, если не считать видов, еще более восхитительных, чем снизу, с пляжа. Да и Мишук нашел себе новый объект интереса в виде доступных для лазания меловых скал, который он со вкусом и осваивал, пока мы пытались найти что-то любопытное в руинах второстепенного древнегреческого городишки. Насмотревшись пейзажей и умяв по мороженному, мы двинули дальше.

Через какое-то время пейзаж опять поменялся, приобретя триумфальную южную живописность. Агридженто оказался большим и красивым городом. Теперь нам стало понятно, почему сайты по Сицилии предлагают так много отелей именно в этом месте: здесь есть все – и городские развлечения, и море рядом, и роскошная Долина храмов для эстетического наслаждения.

Долина храмов оказалась просто колоссальных размеров. Чтобы обойти все достопримечательности, нам понадобилось часа два с лишним. Только название у нее неадекватное. Это место, скорее, не долина, а несколько холмов, связанных друг с другом естественными перешейками. На каждом холме – по храму разной степени сохранности. Жемчужина в коллекции, разумеется, - на редкость хорошо сохранившийся храм Согласия, видимый издалека. Сохранность его объясняется просто: ранние христиане приспособили его для своих религиозных нужд. Однако прежде, чем добраться до Конкордии, нужно пройти мимо значительно более разрушенного, но все же вполне сохранившего дорический силуэт храма Геры. Честно говоря, он мне понравился даже больше. Руины на высоком холме, поросшем цветами, выглядят интереснее, чем целый храм на лысеватом пригорке.

Вдоль широкой естественной аллеи, по которой мы топали от храма Геры к храму Согласия, тянулась грубая стена из необработанных мегалитов – защитное сооружение живших здесь греков. Некрасиво, но, видимо, эффективно: этот город долгое время прекрасно себя чувствовал в античные времена. Храм Согласия нам понравился, жаль только, что, в отличие от Селинунта, внутрь туристов не пускали. Следующий пункт программы – практически совсем развалившийся храм то ли Деметры, то ли какого-то другого хтонического божества. Вот здесь Мишке было раздолье, потому что по руинам разрешалось безнаказанно полазить.

После тщательного прочесывания обширных площадей археологического участка очень хотелось есть. Учитывая позднее для обедов (после трех часов дня) время, мы даже и не целились в рестораны и прямиком отправились в расположенное у подножия храма Согласия кафе. К этому времени в кафе уже почти закончилась еда, однако кое-что интересное здесь, все-таки, было: кошачье семейство с целым выводков миниатюрных и бойких котят. Пока малыши вдохновенно играли, старшая часть семьи чинно расселась под нашим столом (до этого они сидели под другим столиком, но посетители там уже доели свой обед) и с деликатной готовностью разделила с нами лаконичный обед. Распрощавшись с котами, через миндальные рощи мы добрались до парковки и отчалили в Мадзару дель Валло.
Медаль
Тэги: Италия ,
6 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Irma аватар
Irma (Чт, 02.07.2009 - 14:23)
 На солончаки и маки реагирую, как бык- в смысле, положительно- сразу рвусь на них  :taunt:
красивые кадры какие!!!! :P М-м-м-м.... :nyam:

Спасибо. :D
kintosha аватар
kintosha (Чт, 02.07.2009 - 16:24)
Дааа, маки для быков - самое то! Ох, а соль там какая!  ))) фотографировать весной не сложно: все так красиво цветет :)
Фифи аватар
Фифи (Чт, 02.07.2009 - 18:06)

Мы были на Сицилии в мае прошлого года, но недели хватило лишь на восток острова и экскурсию  в Палермо. С удовольствием закрашиваю с Вашей помощью белые пятна. :D

kintosha аватар
kintosha (Пт, 03.07.2009 - 00:34)

Фифи написал(а):

Мы были на Сицилии в мае прошлого года, но недели хватило лишь на восток острова и экскурсию  в Палермо. С удовольствием закрашиваю с Вашей помощью белые пятна. :D



Ой, как хорошо! А я с таким же удовольствием возмусь за ликвидацию нашей безграмотности на сицилийском восточном фронте :))

ace-alex аватар
ace-alex (Вс, 05.07.2009 - 16:45)
Интересно. Мы были на Сицилии лет пять назд. И остаось воспоминание от этого визита. Помнится, что это Европа с неким налетом экзотики. А с вашего рассказа так это местами просто Африка. забавно.
kintosha аватар
kintosha (Пнд, 06.07.2009 - 11:04)

Малесенький написал(а):

Интересно. Мы были на Сицилии лет пять назд. И остаось воспоминание от этого визита. Помнится, что это Европа с неким налетом экзотики. А с вашего рассказа так это местами просто Африка. забавно.



Ну, Африка там только в одном единственном месте: в центре Палермо. :) А экзотика да, экзотика присутствует. Что и хорошо, так как очень самобытная культура у них получилась.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...