Геобиография Питера Пэна среднего возраста. Часть 4.

весь мир, вся жизнь
13 декабря 1993 года, тот самый день, когда начался этот вояж в Грецию, я считаю началом моей профессиональной туристской деятельности.

Итак, самолет моей судьбы вырулил на взлетную полосу. Он был новенький, блестящий, с полными баками горючего и с полным набором штурманских карт. Я взял большой кредит у жизни, когда болезненным ребенком, плавающим в собственном мире грёз, несмотря ни на что готовил себя к будущим свершениям безо всякой надежды на то, что для их осуществления будет хоть малейшая возможность.

Многие люди боятся своей мечты. Считают, что мечтать не вредно, но что мечты – это только мечты. Нечто абстрактное, что может существовать само по себе бесконечно долгое количество времени. К их практической реализации предпочитают не приступать. Хлопотное это дело, затратное по времени, рискованное и дорогое. А тут еще, понимаете ли, нужно быт обустраивать, за существование бороться… Семья, дети, жена, тёща, начальство на работе требует… Потом уже и возраст сказывается, а там уж и помирать пора. Бросят родные и близкие по горсточке земли, коллеги скажут пару дежурных фраз на прощание, ну вот и всё… Мог бы стать звёздочкой, а стал «как все».

Недавно по телевизору видел сюжет про одного мужичка из глубинки. Он всю жизнь мечтал о корабле, и только выйдя на пенсию начал строить ладью. Без чертежей, без расчетов, на глазок. То есть ну совсем по старинке. К счастью, родные его понимают и не препятствуют причуде; прикидывают уже, как удобнее доставить корабль к воде. Но всё-таки нет особого смысла тянуть до пенсии. До неё ведь можно не дожить.

Во мне всегда сочетались два качества, которые многие считают взаимоисключающими: романтизм и практицизм. Или романтичность и практичность. Кому какой термин больше нравится. Я особых противоречий между ними не вижу. Если есть цель, то необходимо четкое видение путей её достижения. Иначе получается «маниловщина». Манилов был хорошим человеком; Обломов – еще лучше. Но Штольц – не мой герой тоже. Отдавать всего себя карьере неразумно. Самое лучшее, действовать по Евгению Евтушенко, который как-то сказал: «Я делаю карьеру, не делая её».

Несмотря на мою физическую отрешенность от мира в юношеские годы, увлечение далеким от реальности монархизмом, я совершенно ясно представлял те реалии, которые явил стране и обществу «новый демократический порядок». У меня не было иллюзий в отношении его сущности и направленности действий. Кто-то пребывал еще в состоянии розовой эйфории и одновременно осуждал меня за то, что я стал, по их мнению, «барыгой», торговал в свободное от учебы время китайским ширпотребом, и даже стал позволять себе ездить за границу. Но время бессребреников стремительно уходило; даже тургеневские девушки переставали увлекаться нищими художниками.

Иезуиты говорили, что цель оправдывает средства. Для достижения своей цели – свободного передвижения по миру – я должен был приспосабливаться к тем возможностям, которая давала сама жизнь. Профессиональное занятие туризмом давало возможности если не безграничные, то достаточно обширные. Люди стали массово выезжать за границу, они жаждали новых знаний и необычных впечатлений, и я мог им помочь в этом с пользой для себя.

Моей потенциальной аудиторией являлась интеллигенция, которая благодаря «МММ», сдачи квартир в аренду и взяток от студентов получила возможность путешествовать. Разумеется, этот «контингент» выбирал самые доступные по цене способы путешествия, прежде всего – автобусный туризм, когда за 300-500 долларов можно проехать пол-Европы. Экономили на всем: брали с собой копченую колбасу, китайскую заварную вермишель и каши. Пища духовная заменяла пищу мирскую.

Бывшие коллеги моего дяди Алексей Рыбалов и Анатолий Буробин создали небольшую турфирму «Интурфэмили», что в переводе могло означать «Международная туристическая семья» или «международный туризм для семей». Я туда пошел «студентом-практикантом» в январе 1994 года. Поскольку тогда еще не существовало лицензирования профессиональной туристской деятельности, то у «Интурфэмили» даже печати не было, только штампик. Поначалу «офис» фирмы располагался в частном медицинском центре. Рядом был кабинет с гинекологическим креслом, а дальше – кабинет психотерапевта; иногда клиенты «Интурфэмили» и медцентра путались дверьми. Потом коллектив фирмы переехал в торговый центр «Триумф», и мы сели в кресла, которые были предназначены на продажу в отделе мебели. Вот так и работали: без печати, на чужой мебели. И ничего: народ нам верил и в подготавливаемом мошенничестве не подозревал.

Я подвизался в «Интерфэмили» на автобусном туризме. Примерно за полгода фирма стала заметна на этом рынке. Прежде всего потому, что я создавал собственные маршруты, исходя из того, что действительно может быть интересно, и что я сам хотел бы увидеть. Историческое и «музейное» образование давало себя знать. Первый авторский маршрут был осуществлен в августе 1994 года. Мы проехали через Польшу, Германию, Нидерланды, Бельгию в Англию на пароме и дальше в Шотландию. Автобус я арендовал в той же польской фирме у Анжея Бочановского. Самое смешное, что после этого полки в своих проспектах стали рекламировать этот маршрут! Впервые в истории туризма не русские стали копировать у поляков автобусные туры, а поляки у русских!

В этом туре участвовало человек сорок. В «Интурфэмили» на мои программы народ валил валом. Говорю это не из хвастовства. Просто исторический факт. В следующий тур в Шотландию записалось аж 52 человека! Приходил один молодой человек, юрист по образованию. Договор с нами не понравился. Потребовал переделать несколько пунктов, иначе грозился не поехать. Я ему сказал прямо, что ничего переделывать не будем, а кто с нами едет, мы сами решаем. Он покраснел, потом побледнел, обмяк. По глазам видно, что о такой поездке он мечтал. Но нужно же пальцАми развести! Ученость свою показать. Доказать свою значимость… Короче говоря, ни слова более не говоря про договор, оплатил тур.

Конкуренты в автобусном туризме меня интересовали мало. Да, я следил за их деятельностью, но подражать им не было ни желания, ни необходимости. Некоторые вводимые мною новшества потихоньку перенимались ими, а я придумал простой способ борьбы с конкурентами: каждые два-три месяца представлять публике новый «хит» - захватывающее путешествие с крайне насыщенной программой, которое могло на протяжении какого-то времени быть нашим «эксклюзивом». И вообще, вот что я скажу: если кто-то начинает Вас в чем-то копировать, то это означает только, что Вы чего-то стоите. Чем больше копируют, больше воруют (заимствуют) идей и новшеств, тем больше Ваша рыночная стоимость. Как говорила Екатерина наша Вторая в ответ на сетования, что в России много воруют: «Воруют – это хорошо. Значит, есть что воровать!». Мудрая, очень мудрая была женщина.

Интернетом пользовались лишь избранные, и агитация среди туристов проводилась при помощи газеты «Экстра-М» и «Центр-Плюс». В 1990-е годы рубрики «Туризм» в этих рекламных изданиях были достаточно объемными. Это сейчас Интернет вытесняет печатное рекламное слово. Тогда еще восходила звезда «Туризма и Отдыха», впоследствии распухшего до безобразия и превратившегося в «братскую могилу рекламы турфирм». Но в середине 1990-х «печатное рекламное слово» было еще очень сильно. Понятно, что бабульки, дедульки и интеллигенция, составлявшие основу контингента автобусных туров, Интернетом не пользовались. Еще перспективным делом была отправка школьных групп. Учителя за бесплатное место в туре набирали группы из учеников. К сожалению, часто случалось, что в туре они не столько заботились о вверенных им детях, сколько бегали по магазинам.

Тем временем моя учеба в РГГУ подходила к концу. Я выбрал тему – «Античные памятники Сицилии в описании русских путешественников XIX века (Авраамий Норов и др.)». Понятно, что помимо меня эта тема мало кого интересовала, но я сделал хитрый ход: эта дипломная работа была объявлена частью «большого проекта» и под неё фактически был составлен маршрут «Италия + Сицилия», проведенный с переменным успехом в мае 1995 года, как раз перед дипломом. Заодно я снял видеофильм. Но на защите мне «влепили» четверку. Как выяснилось, сказалось то, что я не проявил должного внимания к своей научной руководительнице. Мало с нею консультировался. В тур надо было её взять, а я не сообразил. Однако старшее руководство наградило меня пророческой похвалой: «Это не только ценная научная работа, но и великолепное литературное эссе».

Моё освобождение от института совпало с освобождением от «Интурфэмили». В круге моего общения появилась одна дама, увлеченная Атлантидой и прочими идеями. Мы с нею много общались, в основном по телефону. Говорила она много и пафосно. Восхваляла мои достоинства, доказывала, что мне нужно большее, чем должность менеджера в «Интурфэмили» и т.п. Знаете, в жизни очень часто попадаются советчики, которые на что-то подбивают, но денег на это не дают. Очевидно, дама была из их числа. И еще у меня есть подозрения, не появилась ли она с подачи самой «Интурфэмили», с тем, чтобы еще больше подстегнуть амбиции и мягко «вывести» меня из фирмы. Тем более, что дамочка потом испарилась. Растаяла в воздухе. Улетела, как Мэри Поппинс. И даже не пообещала вернуться, как Карлсон.

Мой дядя решил заняться туризмом самолично. В сентябре 1995 года мы учредили фирму «Гиперборея», которая сразу заняла очень заметное место на Олимпе автобусного туризма. Клиентыми являлась та же самая интеллигенция, правда, в первый же тур в декабре 1995 года записалась такая шелупонь из преподавательского состава, что стыдно даже описывать. Впрочем, если в нашей средней школе была учительница, которая с коллегами иначе как матом не разговаривала, то почему высшая школа должна быть лучше? Но в основном люди были увлекающиеся до самозабвения. Иногда в туре даже конфликты происходили из-за того, что кто-то хочет побольше посмотреть, а кто-то устал, а кому-то надо в магазин. Один раз чуть до драки дело не дошло. Было это так…

Когда я сам провожу тур, то стараюсь как можно больше разнообразить программу, чтобы посмотреть новые для себя места. Дважды я пытался завезти группу в Урбино, в родной город Рафаэля, но каждый раз группа бунтовала против этого. «Потеря» двух часов на какую-то там «родину Рафаэля» отнимались от времени, которое было бы выделено на шопинг в Римини (там склады оптовые, где можно покупать и штучные товары. Один раз возил целый автобус работников Москомзема, разбавленных пожилым искусствоведом с супругой, парой их друзей и Борисом Валерьевичем Колобовым, удивительным энциклопедистом, человеком колоссальных знаний в совершенно разных областях – от истории морского флота до византийской мозаики. Подъезжаем к Урбино. Предлагаю свернуть с автострады к городу. Начинается бунт: «А у нас это есть в программе? Зачем нам Урбино? Долой Урбино!» та часть группы, которая имеет представление о Рафаэле, даже расплакалась из-за этого. Борис Валерьевич встал, растопырил пальцы, глазами сверкнул и рявкнул на «антирафаэлитов»: «Заткнитесь, суки!!!», но сук это не успокоило. Они продолжали бузить. Во второй раз была группа школьников во главе со своими учительницами. Тоже стали возмущаться, что их в Урбино везут. Чего-то пыхтели весь тур. Чем-то были недовольны. А на деле оказались простыми барахольщицами.

В самом конце, когда уже подъезжали к Варшаве, на какую-то обидную реплику в свой адрес я взял микрофон и послал всех на Herr, разумеется, не школьников, которые здесь ни при чем, а их «сопровождение». Я сказал всё, что я думаю о таких туристах как они, которые, путешествуя на деньги родителей их учеников, больше думают о рынках и барахле, чем о культурной программе.

Ведь в самом деле, вспомнить смешно, за какие деньги катали и продолжают катать «автобусных туристов»! 300, 400, 500, максимум 700 долларов! И на тебя еще смотрят как на врага, как на барыгу, который на них, бедных и несчастных тружениках, наживается! Я в одном туре по Швейцарии показал 8 (восемь) новых городов, которых не было в программе. Разумеется, совершенно безо всяких доплат, просто из интереса и хорошего отношения. Но когда у нас вечером на дороге сломался автобус, и мы потеряли всего двадцать минут в дороге, благодушное настроение публики поменялось на прямо противоположное, и в мой адрес и в адрес водителей полетели эпитеты «жулики», «мошенники» и т.п. Я ничего не ответил, но вторую половину тура дал понять, что ничего сверх формально заявленного от меня больше никто не дождется. Выводы обидчики сделали, но атмосфера в туре стала натянуто-официальной.

Вообще, многие работающие в туризме и вообще в сфере услуг (к коим относится туризм) просто боятся постоять за себя. Но я ведь не наемный работник! Я владелец собственного бизнеса. Надо мной начальство не стоит, жаловаться некому. Могу поставить зарвавшегося «умника» на место сразу и предельно жестко. А умников в начале эпохи русского зарубежного туризма было много. Заплатив три копейки, народ требовал «сервиса». Съездив разок в автобусе по Европе, уже мнили себя «бывалыми туристами». Эти «бывалые» доказывали мне, что завтраки в Италии «не соответствуют», поскольку не подают овсянки. Овсянка в Италии? Ну ладно макароны, но откуда здесь взяться Берримору с его «Овсянка, сэр!».

Короче, намучался я. Но сам виноват. Сейчас, по прошествии двенадцати лет я понимаю, что основной моей ошибкой было то, что я зациклился на Европе и автобусных турах. Но ведь моих знаний вполне могло бы хватить на разработку и осуществление «экзотических» экспедиционных и приключенческих маршрутов. По стране гуляли почти «халявные» деньги, и не все «новые русские» были настолько тупоголовы, как принято считать. То есть спрос на такие путешествия уже появлялся. А мой европоцентризм и приверженность малобюджетной и столь же мало благодарной публике заставил меня топтаться на одном месте.

Это с одной стороны. А с другой: знания – сила, но опыт – парадоксов друг. Для организации таких путешествий нужен собственный опыт. Что бы я предъявил в качестве козыря? То, что по картам путешествовал? Засмеяли бы. Ну хорошо. Можно было бы нафантазировать, собрать первую группу, свозить её и набраться опыта по ходу путешествия. Хорошо, если бы всё прошло хорошо. А если нет? Ведь сразу попасть в число «горе-путешественников» означает положить конец дальнейшей карьере.

Так что, верно я делал тогда, что за «экзотику» не брался. В конце концов, всю Европу объездил за три года так, что любой позавидовать может. А личный опыт для «профессионального путешественника» - краеугольный камень его деятельности. Еще одна важнейшая составляющая – реклама, точнее самореклама. Сидеть себе тихо и незаметно можно всю жизнь. А в «нашем» деле нужно побольше шума. Не тщеславия ради, а по производственной необходимости. Как и артисту, «путешественнику» нужен резонанс. В противном случае он просто турист.

«Гиперборея» проработала с 1995 по 1997 год, ровно два года. Решение о её закрытии я принял лично, несмотря на то, что друзья и родители, а также благодарные туристы-интеллигенты просили её оставить. Но ориентация на низкобюджетный туризм, неправильный принцип инвестирования бизнеса, личные амбиции сотрудников и участников завели мой первый бизнес-проект в тупик. Я споткнулся именно на личных отношениях; пошла коса на камень, а за этим потянулась в яму и вся фирма. Второй промах: инвестиции должны быть рассчитаны на большой срок и гарантированы в течение большого срока, а не так, «по мере необходимости». На раскрутку нового проекта должно отводиться минимум два года. И лучше привлекать к разработке опытного маркетолога, а не стараться справиться своими силами. А не так: прошло два месяца, и встает вопрос: «А где прибыль?» Или еще хуже: «Ой, а денег-то на проект уже нет, извини». На этом слишком многие спотыкаются.

ЧИТАЙТЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ

Тэги: Между странами ,
1 голос | Комментарии Оставить комментарий
BUCH аватар
BUCH (Вс, 16.08.2009 - 10:44)

Многие люди боятся своей мечты. Считают, что мечтать не вредно, но что мечты – это только мечты. Нечто абстрактное, что может существовать само по себе бесконечно долгое количество времени. К их практической реализации предпочитают не приступать. Хлопотное это дело, затратное по времени, рискованное и дорогое. А тут еще, понимаете ли, нужно быт обустраивать, за существование бороться… Семья, дети, жена, тёща, начальство на работе требует… Потом уже и возраст сказывается, а там уж и помирать пора. Бросят родные и близкие по горсточке земли, коллеги скажут пару дежурных фраз на прощание, ну вот и всё… Мог бы стать звёздочкой, а стал «как все».

 

Просто "не в бровь,а в глаз".  :idea:

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...