Геобиография Питера Пэна среднего возраста. Часть 5.

весь мир, вся жизнь
Я решил сделать передышку. Нужно было собраться силами и направить их на что-то другое или идти другим путем, как Ленин. В своих способностях как руководителя я разочаровался; то, чем я занимался, переставало меня занимать, туристы мне откровенно опротивели. Наверное, где-то были другие туристы, нормальные, уравновешенные, и помимо всех этих достоинств еще и готовые платить нормальные деньги, а не шарить по турфирмам, у кого тур на десять долларов дешевле.

Автобусный туризм превращался в малоперспективное направление. За прошедшие несколько лет в туризм пришло слишком много людей, соблазнившись его эфемерной «прибыльностью». Фирмы росли как на дрожжах. Предложений автобусных туров стало много, началась «игра на понижение». В ущерб содержательной части упор делался на дешевизну. Туристов это откровенно развращало. Помню, пришла ко мне завуч одной из школ. Загорелась туром во Францию и Германию, который у нас стоил 600 долларов. Сказала, что им нужен этот тур за 400 долларов. А я знаю, чувствую, что она у себя в школе повесит для родителей объявление, в котором будет стоять цифра «600». Так уже было. Вообще, ужасное заблуждение, что для школьников туры должны быть дешевле. Но ведь дети не сами за себя платят, а их родители! И требования к школьному туру должны быть иные, и ответственность строже, и содержание особое. Но тем не менее с настойчивостью умалишенных родители под влиянием добродетельных преподавателей (которые и так за тур ничего не платят), продолжают поиски самых дешевых вариантов… Так вот, я указал этой даме на то, что у меня в туре 18 исторических городов и замков, и 400 долларов этот тур стоить не может. Если нужно сэкономить по жизни, то у Павелецкого вокзала каждое утро из полевой кухни кормят бомжей. Она встала и туда пошла.

Ну почему у нас никто не хочет ценить чужой труд? Это что, пережиток социализма? Почему я, человек с двумя (на тот момент) высшими образованиями должен продаваться задешево? При этом выслушивать оскорбления по любому поводу от подозревающих тебя в получении огромных барышей с дешевых туров людей, несостоятельных настолько, что не могут наскрести денег на нормальное полноценное путешествие? К этому я стремился? И неужели именно так должна выглядеть моя мечта в своем конечном воплощении? Ну хорошо, я молодой. Другим, тем, кто постарше, завидно: совсем «зеленый еще, а по заграницам мотается». Но когда заслуженный человек, доктор наук, профессор, возвращается после поездки «гидом» в слезах и недоумении (« за что?»), этого я не понимаю. Это что, месть маленького человека тому, кто умнее, способнее, удачливее? Плебейское барство, вот что это такое.

Однако, «Гиперборея» оставила после себя доброе наследие. Очень часто я встречаю на улицах людей, с которыми вместе путешествовал в те годы. Если они меня узнают, то благодарят, и от их слов становится тепло. Поскольку со мною часто ездила мама, то она приобрела верных подруг, ставшими близкими нашей семье людьми. И разумеется, «Гиперборея» стала школой туризма для многих успешных ныне менеджеров и гидов. Прославленная ныне гид по европейским автобусным турам Татьяна Смокутнович начала свою карьеру именно в «Гиперборее» с моей подачи, и Маша Петрова, её не менее талантливая дочь, тоже. Многие популярные ныне, обкатанные автобусные туры были впервые опробованы в «Гиперборее». Я впервые сделал упор на собственный авторский туризм, когда ключевой фигурой в туре является наш гид, который едет из Москвы с группой. Да, было много ошибок, накладок, нелепых приключений. Но мы были первыми, и это «почетное звание» у нас не отнять.

…В конце концов, надумал я найти себе работу с регулярной выплатой заработной платы и без лишней головной боли. Летом 1997 года такая возможность появилась. На последней странице газеты «Туринфо» нашел объявление голландской фирмы, имевшей представительство в Москве, о том, что им нужен гид-сопровождающий для групп на маршрутах по странам Бенилюкса и Франции. Быстро набросал резюме; через пару дней получил приглашение. Явился, прихватив с собой загранпаспорт, в котором оставалась одна свободная страничка и фотоальбом. Подействовало.

А через две недели уже сидел в кресле самолета, летевшего в Амстердам. Группа – 20 человек, народ приличный. Заплатили за тур Амстердам-Брюссель-Париж почти по 1200 гринов. В мои обязанности входит не только сопровождение группы, но и проведение всех экскурсий на маршруте. Водитель автобуса – голландец, общаемся с ним по-английски. Базовый отель в Амстердаме – “Park Hotel”, навевающий ностальгические чувства, со скрипучими деревянными лестницами и картинами модернистов на стенах. Из окна видны башни Рейксмузеума. Рядом – Фогельпарк и стоянка прогулочных катеров. Хорошее место. До площади Дам – минут 15 пешком. Я то привык все по окраинам ошиваться, а тут – почти в самом центре города, да еще какого!
В первую ночь мне сниться удивительный сон. Будто я в какой-то оранжерее, а сверху к ней подлетают феи с такими сказочно-очаровательными личиками, и так благостно на душе, что просыпаться не хочется. Может, это знак свыше? Знак того, что все трудности уже позади, и впереди ждёт что-то совершенно чудесное и необыкновенное?

Собственно, я и оказался в сказке. Раньше был в Голландии наездом, дня на два, на три. А здесь возможность пробыть здесь неопределенный срок, все изучить и все прощупать. К тому же, мне за это деньги платят. На дополнительных экскурсиях можно заработать прилично (что и вышло потом). К тому же, по программе половина дней в туре – свободные. Хочешь – выезд организуй, хочешь – распускай народ и гуляй. Одним словом, полная лафа. К тому же, к середине своего пребывания здесь я понял, что Голландия – маленькое доброе королевство из детских сказок, с маленькими домиками, коровками, цветущими лугами, цаплями, сидящими в осоке у каналов, бородатыми моряками, дымящими трубками и парусниками, отплывающими к землям антиподов.
Туристов я водил по традиционному маршруту: площадь Дам, дом Рембрандта, прогулка на катере по каналам, фабрика по огранке алмазов (она же и прогулку организует, чтобы катер причалил у ее порога; авось туристы и бриллиантов прикупят). Вечером – квартал красных фонарей. Там я водил группу гуськом по полуулице – полукоредору, где были такие кабинки, светящиеся розовым светом, в которых симпатичные девушки предлагали себя. Были и не очень симпатичные, и те, кого девушкой назвать было нельзя (хотя там вообще девушек не было в строгом смысле слова), но это – на любителя. А еще я с упоением рассказывал про галлюциногенные грибы и как лягушку надо лизать, чтобы кайф получить, хотя, конечно, я в душе против этого, и не то что марихуаны, но даже просто табаку ни разу в жизни не курил, но положение обязывало об этом рассказывать, поскольку публике это интересно. Я в этот квартал даже школьные группы водил, и ничего, детям нравилось.
Здесь я встретил Его. Он проезжал мимо, иногда медленно, иногда проносясь, иногда двигался рядом со мной, иногда пересекал мне дорогу и я вынужден был уступать. Все дни я думал о Нем и ждал только того момента, когда смогу с Ним встретиться и провести весь день с утра и до вечера. Я даже нашел его обиталище и узнал, где он ночует.
Это случилось замечательным амстердамским утром, когда я шел вдоль канала в белых штанах и белой рубашке, трепеща в предвкушении встречи. Вот и звездочка “Texaco”, вот и заветный дворик. Плачу залог 200 гульденов и арендную плату 8 гульденов - и Он мой на целый день! Сажусь на седло, нажимаю на педаль. Впервые за десять лет!
Я в детстве по дачному поселку на «Каме» круги наяривал. Меня даже побить хотели, чтобы перестал ездить. Перегораживали дорогу, устраивали засады, но я всегда уходил целым и невредимым.
Вот теперь-то я отведу душу! В Амстердаме, как и во всех голландских городах, по улицам проложены велосипедные дорожки, да еще ко всему прочему, ближе к окраинам появляются указатели на другие города, так что не съезжая с выложенной кирпичиками бурой линии можно выехать на асфальтированную дорогу до любого пункта. Красота!
Первое мое «межгородское» велосипедное путешествие – Амстердам-Харлем. Тот самый Харлем, который ньюйоркскому району имя дал. Велодорожка идет вдоль шоссе, но вдоль леса, так что можно свежим воздухом подышать. Расстояние до Харлема преодолеваю за час. В общем, все голландские города немного похожи один на другой. В центре – готический собор (протестанты святых не чтят, а посему у них церкви называются, например, Старая Церковь или Новая Церковь); в Харлеме – старый Собор. Посещаю музей живописца Франса Хальса. Надо сказать, что живопись протестантских Нидерландов мне нравится меньше, чем католической Бельгии, поскольку ничего особенно захватывающего в групповых портретах бородатых мужиков в черных камзолах и круглых шляпах я не нахожу.
Второй велопоход состоялся по провинции Северная Голландия по маршруту Монникендам-Эдам-Хорн. Монникендам – уютный рыбацкий городишко. Я здесь жил года два назад в отеле при яхт-клубе. Больше всего поразило, что жители окна не занавешивают. Так сказать, шоу «За стеклом» в общеголландском варианте. Эдам – такой же маленький и хорошенький, как все в Голландии. Вообще, едешь себе по дорожке среди лугов, на котором пасутся тучные стада, дышишь свежим ароматно-травяным воздухом и вдруг понимаешь, что велосипед – это божество…Божество, которое на своих крыльях несет тебя туда, куда пожелаешь, даже туда, куда эти странные люди в железных гробах, изрыгающих дым и зловоние, на своих четырех колесах и не доберутся. Божество дает тебе свободу, свободу передвижения в пространстве. Ты сливаешься с природой, ибо открыт всем ветрам, солнцу и дождю. Ты и сам становишься немного божеством, ибо с земным миром ты не связан, так как земли не касаешься…Правда, может грузовик нечаянно переехать, ну это уже из другой оперы.
Маршрут, которым я заведовал, пролегал по городам Гаага, Дельфт, Брюссель. Я немного его разнообразил. Действительно, если едешь из Голландии в Брюссель, то в Антверпен в Рубенсу не заехать – грех и святотатство. А уж Брюгге не посмотреть –лучше себе мельничный жернов на шею повесить и броситься с ним в море (только не в Северное). В Брюгге турист доходит до полного экстаза. В Генте – полностью капитулирует и навсегда влюбляется в Бельгию. Поэтому не показать другим людям эту красоту для меня означало пасть в собственных глазах.
При этом хочу отметить, что люди, которые платили за тур 1200 долларов вместо 400, заметно отличались по воспитанию и уровню культуры. Чувство достоинства у них другое, наверное. У них нет комплекса «бюджетного туриста», который хочет хапнуть всё, сразу, задешево, и еще гонор свой показать. А чуть что – вопить погромче: «Жулики, воры, обобрали трудового человека! Я же деньги не так как вы зарабатываю!».
Из Брюгге мы отправлялись в Париж, доезжая из него за три часа. После четвертой такой поездки я решил отдаться велосипедизму по-крупному и поехать из Парижа встречать следующую группу в Брюссель на велосипеде…
Как поступить? Взять велосипед напрокат? Тогда надо его «арендовать» в Париже, ехать до Брюсселя, а потом, вместе с туром, вернуться в Париж и сдать его обратно. Но а если следующая группа не прилетит в назначенный срок? Добираться из Парижа до Москвы или опять ехать в Брюссель встречать следующую группу? Всё очень неопределенно. Поэтому решаюсь на радикальный шаг: покупку велосипеда. В Амстердаме нахожу мастерскую, которая реставрирует бывшие в употреблении велосипеды и продает. Там и купил себе коня долларов за 200. Когда выезжали из Амстердама, положил его в багажное отделение автобуса. Когда добрались до Парижа, поставил его в холле отеля, в котором нужно было прожить еще 4 ночи. Стоял себе, стоял мой конь, да как-то за завтраком, поедая мюсли, решил я на него взглянуть. Нету коня!
Какой был конь, какой был конь! В последний день увели, гады! Из четырехзвездочного отеля в центре Парижа! Пришлось новый покупать в близлежащем спортивном магазине. На нём я отправился из Парижа в Брюссель. Доехал за четыре дня.

Звоню в Москву в офис фирмы, чтобы узнать, когда прилетает группа. Однако, внятного ответа не получаю. Не тусоваться же мне в Брюсселе до следующего заезда, который неизвестно когда будет. К тому же срок визы истекает. Решаю ехать в Москву на поезде, благо, что он отходит через три часа. Велосипед сдаю на вокзале для того, чтобы его отправили в багажном вагоне. Билет обходится в 300 долларов, зато один в купе…
Когда приезжаю в Москву, попадаю в осень. Велосипед «приезжает» через неделю и мне его с трудом удается отвоевать у таможенников. Поставил его на балкон и покрыл попоной.
А фирма тем временем разорилась. Никакого заезда группы не будет. По слухам, пострадало 16 турагентств, чьи туристы должны были лететь со мной, и им поэтому вдвойне не повезло, так я уже вошел в раж и нахожусь на вершине своего «гидовского» успеха. Теперь придется заработанное проедать и работу искать.
Лафа закончилась.
Началась рассылка резюме. Предложения стали поступать быстро и так же быстро определился мой собственный выбор – крупный амбициозный туроператор, чей офис расположился недалеко от памятника Пушкину. Оклад предложили солидный, сопоставимый с теми доходами, которое приносило мне гидование в Голландии. Прошел два собеседования, в том числе с ясновидящей, которой моя аура пришлась по душе. С первым позднеосенним снегом заступил на место недавно уволенного менеджера, который в принудительном порядке покинул компанию в ряду других сотрудников.
В качестве переходящего знамени получил в ведение Арабские Эмираты, которых в глаза не видел, и Италию, которую нужно было «раскручивать». Оказалось, однако, что я не единственный менеджер по Италии в данной компании. Вместе со мной направлением заведовала бывший реализатор итальянской мебели и еще один странный субъект, чей клетчатый пиджак еще в течении пары недель мелькал в разных закоулках офиса. Он называл себя «менеджером по Италии», но всерьез это никто не воспринимал, а потому его вежливо «попросили», также, как и даму –товароведа.
Выжив, таким образом, двоих конкурентов, я начал раскручивать Неаполь как новую туристскую Мекку, съездив, между делом, на переговоры в Италию, заодно посетив Сардинию, где мне устроили персональный инфотур. После же провального инфотура для наших турагентов (который попросту не состоялся), моя деятельность на этом направлении была благополучно свернута, к моему глубокому удовлетворению.
Но главным событием в моей «туроператорской» жизни была выставка MITT-1998, и не потому, что я обожаю эту выставку. Наоборот, я считаю ее лично для себя малоинтересной и «отстойной», поскольку что-то новое найти на ней крайне сложно. Одни и те же фирмы, одни и те же лица. Междусобойчик такой. Но всё дело в том, что для участия в выставке приехала сотрудница нашего иногороднего филиала, с которой очень любил общаться по телефону, но никогда до этого не видел.
А тут, как она подняла на меня голову, посмотрела – и я обомлел… Надо же, до чего хорошенькая!
На стенде стояли, так один из «партнеров» из Италии, с которым вместе в Римини тусовался и которого чуть из пиццерии не выставили за то, что заплатить забыл, спросил, нравится ли она мне. Я соврал, что «нет». А он прищурился и процитировал Эзопа, «Лисицу и виноград». Умный старикашка.
Но настоящие плоды эта встреча принесла потом, два месяца спустя, после моего недельного отпуска в Турции на майские праздники. Я путешествовал тоже на велосипеде, и хотя этот велопробег был чуть более ста километров, он проходил по горной местности. Я совершил велоэкскурсию по античным городам – Эфесу, Милету, Приену, Бодруму. По возвращении в Москву отпечатал фотографии, принес показать в офис. Тут неожиданно Вера, подходит, которая как раз в Москве была на каком-то мероприятии. Спросила, правда ли, что я ездил по Турции на велосипеде? Она как раз мечтала поехать в велопутешествие, но никто не мог ей помочь ни теоретически, ни практически. А тут вдруг чопорный менеджер головной фирмы, на хорошем счет у руководства, и вдруг ездит по миру на велосипеде, да еще и охотно делится опытом простым и понятным языком. Одним словом, наметили совместную поездку на осень 1998 года.
Что было в августе все, надеюсь, помнят. Телефоны турфирм замолчали. Народ бросился спасать сбережения. Я пристрастился к компьютерным играм, и большую часть времени на работе проводил, гоняясь за монстрами по подземельям. Однако от планов с велотуром по Франции мы не хотели отказываться. Группу единомышленников собрать не удалось. Поехала только Вера с подругой и я.
Путешествовали мы три недели, от Дижона до Тулузы. Наращивали темп постепенно: вчера 30 км проехали, сегодня – 60 км, завтра – 90 км. Втроем мы доехали до Монпелье. Там Верина подруга потребовала прервать путешествие и ехать обратно домой. Вера не захотела, и мы отвези подругу на вокзал, чтобы она доехала до Парижа, а оттуда с оказией вернулась домой в Россию. У нас с Верой появились другие интересы. Мы на поезде доехали до Орлеана, и там еще поездили по долине Луары. Вернувшись в Москву, Вера не пересела на поезд до Перми, а поехала ко мне домой. Её поезд ушел 11 лет тому назад, но догонять его она не собирается.
В туризме настали тяжелые времена. Но кое-что получалось. Моим коллегой был Георгий Леонтьев, ставший немного опосля заметной фигурой в «экзотическом туризме. Он работал одно время военным переводчиком в Йемене, и по старой памяти решил собрать туда группу. Как ни странно, но собрал. И рекомендовал меня руководству в качестве её руководителя. Это путешествие состоялось в самом начале января 1999 года. В ней я понял главное. А именно то, что я зашел немного не туда по жизни. Мне стало слишком удобно работать в офисе, кушать обеды, которые туда привозят, получать регулярно зарплату. Я вступил в конфликт со своею мечтой. Я возобновил свои «автобусные туры», которые продавались в новой фирме достаточно успешно. Но я топтался на месте.
В группе участвовал «корреспондент» от журнала «Вояж». Участвовал по бартеру: он едет бесплатно, и пишет статью с рекламой фирмы. Я «Вояжу» сразу предлагал: давайте я сам статью напишу. Они отказались: нет, у нас свои принципы и технология. В результате в журнале по итогам интереснейшей поездки в колоритную и малознакомую страну появилась заметка на две страницы. Я был раздосадован, и взялся за перо сам. Познакомился с редакцией «Вокруг света», написал им статью о Сане. В газете «Турист-клуб» опубликовал статьи о велосипедном туризме, о Йемене и еще о чем-то. Начал таким вот образом свою нехитрую журналистскую карьеру. Подружившись с редактором «Вокруг света» Александром Полещуком, предложил своё содействие в организации поездок для журналистов. Ведь компания могла поставить это дело на поток, получая по бартеру приличный объем рекламы. А так как деньги-то «неживые», на рекламе можно было бы реально сэкономить. Я организовал тур в Иран, в который полетели мы вдвоем с А.Лебедевым из «Вокруг света». Прилетел – меня уволили. Формальным поводом послужило то, что Вера устроилась на работу в другую фирму, которую моё руководство подозревало в намерении конкурировать, хотя та шарашка не шла ни в какое сравнение с той фирмой, где я работал. Реальным поводом служило то, что я отбился от рук. Мои путешествия стали вредно влиять на коллектив, как заявило руководство.
Таким образом, в тот день, когда НАТО начало бомбить Югославию, бывший менеджер Баландинский пошел к посольству Югославии на митинг. Времени было вдоволь.
Вера продолжала работу в той конторе, но я на работу не спешил. У нас было намечено путешествие в Китай осенью. Лето я провел, читая Конан Дойла и уча китайский по самоучителю. Наше путешествие «в память о великом деде» осуществилось успешно и имело широкий резонанс. Я написал первое эпохальное произведение «Китайский дневник или Дикарем по Китаю» и вошел в число уважаемых бэкпекеров.
Верина подруга в той конторе задумала свой бизнес. Он развалился быстро за неимением у неё достаточных средств, но она привлекла меня для продвижения моих идей по экзотическим турам. Название я придумал: «Медиатуризм». То есть во главу угла ставилось сотрудничество с прессой. Под конец физического существования «Медиатуризма» дело пошло. Даже Игоря Стомахина удалось в Китай отправить. И спрос появился на Китай, Мьянму, Иран. Даже митрополита Кирилла (ныне Патриарха) чуть было в Тибет не отправил (была у него такая идея). То есть учения прошли успешно.
30 сентября у нас родилась доченька Вероника. Нужно было думать о прокорме семьи, причем прокорме упорядоченном. Я продолжал публиковать заметки и статьи. К тому времени старая редакция журнала «Вокруг света» была разогнана новыми хозяевами холдинга «Вокруг света». Еще когда я «окормлялся» в редакции журнала в 1999 году, шла тяжба между рекламным агентством, купившим за три копейки торговую марку «Вокруг света», и холдингом «Видео интернешнл», который намеревался возродить журнал в прежнем величии. В конце концов горе-рекламисты, не выделявшие денег на выпуск журнала, с треском проиграли борьбу, и теперь у нас есть журнал, которым можно гордиться. И я наладил сотрудничество с «новой властью». Если мне удавалось организовывать журналистские поездки для умирающего журнала «старого созыва», то теперь мог с еще большим успехом развивать идею «Медиатуризма» в паре с «новым». Связи у меня по миру были огромные. Было знание рынка, его потребностей, особенностей, сильных и слабых игроков. Я был единственным человеком в «медийных кругах», который имел четко представление о турбизнесе вообще, знал, к кому обращаться, кого о чем просить. Эффект был ошеломляющим: зарубежные туроператоры нуждались в русском рынке, хотели на него выйти и себя продвигать. Я же знал, как это организовать так, чтобы было выгодно обеим сторонам, и мне заодно.
Главное в жизни – решительность. Только увидев первый выпуск телепередачи «Планета земля» (впоследствии «Вокруг света»), я нашел их телефон и позвонил. Они пригласили меня к себе на встречу, и первые съемочные поездки для этого телевизионного проекта были на Сардинию и в Ливан. Вместе со съемочной группой «Вокруг света» я вместе с двумя сотоварищами отправился в ЮАР в апреле 2001 года.
Попутно я продолжал обычную турдеятельность. В 2001 году были собраны и отправлены две группы в Китай, во главе с китаистом, то есть это было авторское путешествие в чистом виде с использованием практического опыта, полученного в ходе самостоятельного путешествия в эту страну.
Моя официальная трудовая деятельность в 2001-2002 года складывалась спонтанно. Я понимал, что этот период для меня всего лишь переходный. Готовилось нечто «великое и большое». Я сменил несколько контор, задерживаясь в каждой не более чем на полгода. В одной я мог задержаться надолго, но не захотел. Это была «Ланта-тур», тяжеловес российского туризма, возглавляемый Людмилой Пучковой. В ту пору в фирме соперничали две политические группы – «погосовцы и отпучковавшиеся от них каргинисты» (Елена Погосова и Алексей Каргин со своими тайными и явными единомышленниками. Они спорили о концепции развития фирмы, по техническим вопросам и т.д. Я занимался Францией и ценовыми приложениями к каталогам, которые надо было постоянно исправлять. В это время как раз Сергей Винский (AWD.ru) как раз вернулся из Бразилии и Аргентины. Я сижу, читаю его отчет в Интернете, и вслух сетую, что вон, люди как путешествуют, а я сижу и до боли в глазах составляю таблицы. Тут Каргин произнес роковую фразу: «Ничего, тебе этим всю жизнь заниматься…» Я так и подпрыгнул! Неужели и вправду? Ладно, у меня маленькая дочка, я здесь из-за неё и для неё. Но не всю же жизнь!
Одновременно я заявило себе как один из теоретиков бэкпекерства, то есть самостоятельного туризма. Работая в турфирме пропагандировать самостоятельный туризм? Но массовый туризм и настоящие путешествия суть разные вещи. Меня и сейчас иногда приписывают к бэкпекерам, даже не талеинтервью недавно приглашали, но я честно и не тщеславно отказываюсь: зачем врать? Был теоретиком и практиком, но сейчас у меня иные приоритеты – на основе собственного опыта организую групповые путешествия на коммерческой основе. Я предал прежние идеалы? Нет, не предал. Ибо идеал был один и тот же всё время – путешествовать, а на основе чего, уже не так важно. Более того, мой нынешний успешный проект сознательно дистанцируется от бэкпекерства, поскольку целевая аудитория у него принципиально иная: это люди, которые готовы платить деньги за интересные продолжительные путешествия, и которые знают, что это слишком дешево стоить не может, да и не должно. Одно время, моя деятельность не носила явно коммерческого характера, я кинул объявление о путешествии со съемочной группой на одном из форумов «вольных путешественников». Что там началось! Такой истерии по отношению ко мне со стороны людей, которые меня в глаза никогда не видели, трудно даже представить. Постепенно они захлебнулись в собственной ядовитой слюне, но посещаемость моего сайта выросла в два раза, и с тех пор больше не опускалась.

Вообще, многие из тех, кто причисляет себя к «самостоятельным» путешественникам», отличаются заметным снобизмом по отношению к тем, кого они считают «лохами-туристами». При этом сами «самостоятельные» или «вольные» путешественниками таковыми вовсе не являются, ибо зачастую их самостоятельность заключается лишь в том, что они не прибегая к услугам российских турфирм обращаются напрямую в фирмы зарубежные. И в чём тогда заключается самостоятельность? Я понимаю, когда человек на своей машине путешествует по свету, на мотоцикле из Новосибирская едет в Африку. Это действительно заслуживает уважения. А так – смех один. На самом деле, это тоже проявление плебейского барства, когда человек не допускает мысли, что кто-то на нём может что-то заработать. А сам он ни на ком не зарабатывает? У нас ведь капитализм, как никак.

…С Сергеем Винским и со съемочной группой «Вокруг света» мы ездили в Гану в марте 2002 года. 31 августа 2002 года я получил уведомление об увольнении. Но составление резюме меня более не занимало. К этому времени у меня уже было достигнуто соглашение с министерством туризма Папуа-Новой Гвинеи о приеме делегации российских СМИ. Визит был намечен на октябрь 2002 года, то есть через полтора-два месяца. Дергаться было бессмысленно, да и не нужно.
30 октября 2002 года я считаю началом новой эры в моей жизни, которая продолжается до сих пор. Группа в Папуа собралась «звездная»: в ней участвовали съемочные группы «Вокруг света» и «Путешествий натуралиста» с Павлом Любимцевым. Детали этого путешествия запротоколированы в моем рассказе «Острова кучерявых», равно как и детали других путешествий. После ухода Дмитрия Захарова и Дмитрия Воздвиженского из команды «Вокруг света» родился новый телепроект «Их нравы» на НТВ. Меня пригласили организовывать съемочные экспедиции в качестве «полевого директора» за сдельную оплату. Наше сотрудничество продолжалось три года, после чего молча разминулись, как в море корабли, ибо стали самодостаточными.
В качестве дипломной работы в ИЖЛТ я написал монографию «Географические проекты Российского ТВ». Это был актуальный на 2004 год обзор страноведческих программ на нашем телевидении. Потом мне предлагали написать продолжение, но я не стал, поскольку к данной теме потерял интерес. Да многие программы почили уже: «В поисках приключений», «Вокруг света». Те, что остались, пахнут нафталином: одни и те же места и страны показывают по десятому кругу. Сплошное deja vu получается. Одним словом, мой роман с Телевидением не перерос в законный брак, о чем я нисколько не жалею. Жалеть надо наше Телевидение с его убогими travel-программами.
Я работал одно время в одной фирме с Михаилом Блиновым, военным историком и коллекционером, чрезвычайно увлеченным человеком. Можно сказать, что он фонтанирует креативом. Он предложил вместо моего сайта на «Народе» создать полноценный сайт. Я выбрал доменное имя Geografia, и стал таким образом «главным географом» в стране. Михаил создал шаблон для сайта, который был запущен в феврале 2003 года. Но нужна была какая-то организация. Блинов предложил создать неформальное «географическое общество». С названием можно, по его словам, особо не церемониться: Российское Императорское Географическое Общество. Монархист Блинов даже пообещал раздобыть «официальный документ» у потомков Императорского рода по этому поводу. Впрочем, потом я сменил название на менее амбициозное – Географическое Елисеевское Общество, в честь путешественника и писателя XIX века Александра Елисеева, автора популярного сборника «По белу свету». Если заметили, то аббревиатура получается занятная – Г.Е.О.
Сайт «География.Ру» начал набирать обороты. Занимался его оформлением теперь Алексей Микрюков. Я уделял первейшее внимание материалам по истории русских географических открытий, путевым и историческим очеркам, публикации редких книг. Так, впервые исследователь Эфиопии А.К.Булатович появился в Интернете именно на страницах «Географии.Ру». Потом я плюнул на аббревиатуры, и назвал проект просто «География». Также назвали ООО, открытое в 2006 году. Среди основных достижений считаю «освоение» Эфиопии, куда «География» отправляет группы регулярно, в отличие ото всех остальных туроператоров. Кстати, отличие от них «География» является крайне жизнеспособным и устойчивым проектом, потому что «География» малозатратна. Я использую outsourcing, иначе говоря, вовлекаю в «производственный» процесс уже готовые структуры и организации, осуществляя лишь «продюсирование» самого процесса. Можно сказать, что «География» - это управляющая компания в лице Баландинского Н.В., который всем рулит, не сходя с кресла или с дивана. Или из сада. Или из леса. Или с песчаного пляжа…
В 2004 году, получив диплом о журналистском образовании ИЖЛТ (Институт Журналистики и Литературного Творчества), я эмигрировал. Не в Канаду, не в Австралию. В Тарусу на Оке. Там, где жили Пустовский, Заболоцкий, где снимали «Участок» и «Верных друзей». «Верные друзья» дали в детстве друг другу клятву совершить путешествие на плотах. И клятву исполнили. Я тоже дал себе клятву добиться своего. И тоже её исполнил.
Я всё преодолел. Я живу в красивом месте. За меня физически работает Интернет. Я свободен. У меня дочь Вероника и сын Христофор, которые родились в один и тот же день с промежутком в три года. Вера со мной. Она превратила наш участок в цветущий райский сад, а сама поёт в церковном хоре. Я путешествую по миру, ограничивая себя, ибо уже не могу и не хочу возглавлять каждую группу, отправляемую в дальние страны. Я привлекаю к проекту всё новых и новых людей, и они видят пользу для себя в нем. В общем, я доволен жизнью. Я создал вокруг себя удивительный мир на Острове Мечты… На Острове Мечты Осуществленной. На этом острове сошлись мир грёз и настоящие приключения. На этом острове живут автор «Географии» Эратосфен и Жюль Верн. И даже маленький светловолосый мальчик с миндалевидными глазами, названный Христофором в честь Колумба, который провожает взглядом летящие в Домодедово самолеты, из которых так часто смотрит на родную землю его папа.
Но остается вопрос, закончена ли «Большая Игра»? Ведь «виртуальное» путешествующее лицо из таких далеких уже восьмидесятых воссоединилось со своим оригиналом?
Нет, не закончена. Ибо, как сказал Р.Киплинг
«Только когда все умрут, закончится Большая Игра».



НИКОЛАЙ БАЛАНДИНСКИЙ. 2002-2009
(использованы отрывки рассказов "И вперед идёт счастье странника" 2002 г. и "Раздолбай в стране пиндосов" 2004 г.)


Тэги: Между странами ,
6 голосов | Комментарии Оставить комментарий
Vnika аватар
Vnika (Сб, 15.08.2009 - 21:14)
Николай, Вы  молодец! И мир посмотрели, и себя показали. Думаю, что ваша энергия еще не исчерпала себя, еще не время посвятить всего себя своему чудесному "райскому саду".  В своей повседневной жизни я почти не встречала таких увлеченных, целеустремленных,  и до конца преданных своему делу людей. Спасибо за интересный рассказ. Мы с вами почти ровесники. Интересно, чтобы получилось лично у меня, возьмись я за написание подобного биографического опуса. Не претендую на такой интересный и легкочитаемый слог. Просто для себя  :-? А начать, хотя бы с того, что мой родитель родом из Саратова  :wink:
АнарИна аватар
АнарИна (Сб, 15.08.2009 - 21:25)
 Смесь романтизма и прагматизма даёт, оказывается, великолепные  результаты!  Интересно настолько, что не заметила, как повествование закончилась, хотя обычно с трудом читаю на компьютере большие обьёмы. Как хорошо, когда есть осуществлённый Остров мечты, с которого можно совершать возвратные путешествия и который этим путешествиям  добавляет свою особую прелесть... Спасибо за рассказ!
BUCH аватар
BUCH (Вс, 16.08.2009 - 11:04)

Здорово!!!!! :D :D :D

finikova аватар
finikova (Пнд, 17.08.2009 - 09:16)
"Если нужно сэкономить по жизни, то у Павелецкого вокзала каждое утро из полевой кухни кормят бомжей. Она встала и туда пошла." -
надеюсь, завуч нашла более вменяемого менеджера, а не хама, каким предстает автор после этой цитаты. Люди хотят сэкономить, надо ответить  им вежливо, а не посылать к бомжам, работа ведь такая.
И тут автор уже "чувствует", что завуч продаст втридрога тур своим ученикам. Короче,  все впечатление от текста такими пассажами испорчено. Чувствует он.
Balandinski аватар
Balandinski (Пнд, 17.08.2009 - 09:25)

Несомненно, она нашла себе другого МЕНЕДЖЕРА.
Но я не менеджер, и сам выбираю, с кем работать, а  с кем нет. И если кто-то хочет заработать (а не сэкономить), то пусть у себя открывает ООО в школе, институте, на предприятии, и торгует путевками по любой цене - втридорога или в два раза ниже себестоимости (для завоевания рынка методом демпинга).

Mikha аватар
Mikha (Втр, 18.08.2009 - 17:03)
 Вполне внятная история selfmademan/а, которая плавно и с нарастающим интересом переместилась из психоаналитического в географическое. Заслуживающее уважения жизнеописание человека, строившего свою жизнь под себя, да при этом еще и с пользой для многих.  По-моему, не стоит зацикливаться на некоторой браваде и резкостях, вполне вменяемый инотарусянин, честь и хвала.
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
X
Укажите Ваше имя на сайте TourBlogger.ru
Укажите пароль, соответствующий вашему имени пользователя.
Загрузка...